Война Грачёва И. С. Без ретуши

Судьба подарила мне всего  около трёх лет знакомства  с этим замечательным человеком . Он  очень любил свою малую Родину , оставил к сожалению  немного дневниковых записей , а в личных беседах никогда не соглашался рассказать о войне , я сомневаюсь , что  он опасался  несовпадения своего видения войны  и принятой в то время  официальной оценки событий. Скорее всего  воспоминания о том периоде жизни , в который его  втянул  ужасный  водоворот событий , ему был  малоприятен. Оказавшись в 16 лет в самом пекле кромешного ада ,  с достоинством прошёл  все тяготы  и лишения  этого времени , остался  очень добрым человеком. Никогда не гордился боевыми наградами . А однажды сказал , - Я отдал бы всё , награды , имущество и жизнь , что бы такое никогда не повторилось. К сожалению  со временем  острота восприятия тех событий  притупляется , и  боль ушедших  ветеранов мы не чувствуем. А жаль.
 
С декабря 1942 по ноябрь 1943 года.
Киселёвка  –Красное  -Белгород……

В Белгороде один месяц стоянка. В конце февраля 1943 года, не доезжая Полтавы –побег с обоза.  Скрывался в селе В.Рубливка   Котелевского района  ,укрывала колхозница Меняйло Мария Ивановна ,мать троих детей. Бежало нас трое, Василий Михайлович, Михаил Потапович и я. В марте решили пробираться к своим через линию фронта. Дошли до Харьковской области , были пойманы полицаями и препровождены  в Красный Кут в тюрьму. С Красного Кута этапом , под усиленным  конвоем были доставлены в Богодухов ,оттуда  в Харьков на Холодную Гору ,про которую шли недобрые слухи.

 При этапе , приотставших , ослабевших  конвоиры добивали в пути .Мы с Михаилом ,истощённые ещё в Красном Куте, трое суток во рту не было крошки и капли воды. На четвёртые сутки, перед  Богодуховым нам преградили путь женщины. Конвой из полицаев открыл огонь поверх их голов. Не одна не уступила дорог у ,сев на колени ,заявляя ,что не встанут с дороги пока не накормят арестованных. Все 30 человек  были связаны попарно выше локтя. Женщинам  разрешили по двое подносить еду. Мы не уподобились животным, не торопясь  каждый ожидал свою очередь. Ели каждый свободной рукой, остатки рассовывая по карманам в запас .
При подходе к Богодухову немецкий офицер остановил колонну, подозвал старшего конвоира, у которого были сопроводительные документы, прочитав их, надавал холую-полицаю пощёчин , приказал немедленно всех развязать .

 Прибывши в Богодухов, где уже находились под охраной около 500 человек, военнопленных  , гражданских ,партийных работников , которые продвигались вслед за линией фронта, для установления советской власти . Для них это обернулось трагически. При просчёте командования , увлёкшись манией преследования , не подтянув тылы , подкрепление и не обеспечив надёжной обороны. Немец перебросил с других участков дополнительные соединения и таранным ударом восточнее по Донцу вышел к Белгороду, окружив значительные наши силы. Лишь не большим группировкам удалось пробиться назад к своим. Очень тревожное сложилось обстоятельство, об этом пришлось услышать от воен-нопленных.

 Среди них были офицеры всех  рангов и сведущие товарищи в военном деле ,сильно возмущавшиеся о непродуманной операции , бесславно погубившей тысячи жизней солдат, много техники .Находясь в Богодухове, среди разнородной массы людей, не имея жизненного опыта в шестнадцать лет, пришлось постигать азы столь сложной жизни, прислушиваясь к разговорам , разным суждениям. А разговор занимает тот , который касается тебя лично. Из каких-то источников поступило известие , что через три дня погонят этапом в Харьков , на Холодную Гору, которая не пользовалась хорошей репутацией. В дороге ослабевших и обессиленных будут добивать в пути.

 Сделано было заявление: раненые должны записаться. Посоветовшись  с Михаилом Потаповичем, как быть, что предпринять. Убежать – этот вариант отпадает ,потому что негде найти хотя бы временное убежище .Кругом свирепствовали полицаи ,которые добросовестно выполняли все указы и распоряжения новых хозяев .Они были обозлённые до крайних пределов ,приход наших войск, освобождение территории от оккупантов застал их врасплох .Попав в руки правосудия пришлось отвечать за свои действия в период оккупации .Многих особо ретивых пустили в расход ,других  поместили  в тюрьмы, до выяснения обстоятельств .И вдруг неожиданный поворот опять возврат прежнего режима .Вот тут –то и пошёл гулять такой желанный их сердцу произвол, мало кем ограниченный.Везде подстерегала смерть .Застали тебя в поле ,в лесу ,запозднился и встреча с блюстителем нового порядка кончается трагично -смертью  .Кто и приютит ,поделится куском хлеба, тому смерть всей семье.

    Хорошо ,если доставят в концлагерь, там хоть какая-то надежда будет, каким-то образом выжить .И всплыла на поверхность классовая распря -кулаки, середняки. А оккупантам того и нужно было, пусть плебеи уничтожают друг друга -легче управлять  будет .И их зловещий план в уничтожении славян успешно осуществляется и крепче привязывает  к ним прислужников и наймитов .В данной ситуации и данной местности ,нельзя было и думать о побеге .Решили мы с братом записаться в число раненых ,ибо при этапе до Харькова ,мы ослабевшие могли не дойти, нас всё равно в пути прикончат. К несчастью у обоих были потёрты ноги ,раны при ходьбе вызывали нестерпимую боль .Будь что будет ,запишемся  в число раненых ,возможен расстрел, но один конец ,никакой  надежды.

    Настал тот день, когда выстроив колонну до тысячи человек ,и отобрав по списку раненых ,человек пятьдесят ,в том числе и нас ,окружив нас усиленным конвоем из тех же полицаев, повели в сторону вокзала. Мы  шли, помогая друг другу .Добравшись до вокзала ,дождались товарного поезда , шедшего в Харьков .Нас разместили на двух платформах ,гружённых прессованным сеном. Приехали в Харьков –утром ,высадили и повели на пресловутую Холодную Гору ,где был расположен центральный концлагерь. Управляли в нём большинство немцы ,да и полицаев там было полно. Не видавши не представляешь ,что такое концлагерь ,окунувшись в эту среду кромешного ада за высоким забором ,на котором построены сторожевые вышки  с пулемётами  , сразу  осознаёшь  свою незначительность в этом мире .  Площадь большого двора ,разгорожена на более малые дворы, всё это набито людьми , если можно нас так назвать. Обездоленные существа, оборванные, грязные измождённые , доведённые до крайности  другими двуногими существами,  в зелёных и чёрных мундирах.

      В отдельном помещении была оборудована кухня ,куда нескончаемым потоком устремлялись отверженные люди, в надежде заполучить  что либо из съедобного ,притупить голодные спазмы желудка , отзывающиеся нестерпимой болью. Продвигаясь к заветным котлам , где орудовали черпаками  счастливчики, каким то образом попавшие в повара. И от их настроения зависела жизнь человека ,дошедшего до крайности, стремящегося порой рукой зачерпнуть из котла вонючей бурды , смеси жмыха и горелого проса. Ему сразу попадает  черпаком по голове ,он падает на пол , за ноги вытаскивают вон ,где он отдаёт Богу душу . Подставляя для получения этой бурды, кто консервную банку ,кто каску , пилотки, шапки, обувь, кто прямо в подол, или оторвав рукав.

 Более сильные вытесняют слабых ,которым приходит конец .А какие взгляды вокруг- угасающие взоры ,звериная тоска , отчаяние. Хорошо если повар зачерпнёт со средины , так хоть какие-то ядрышки попадут ,продлят существование ,а если раздатчик зачерпнёт поверху , одну шелуху подсолнечную и просяную, и человек поглощая её не думает о последствиях, а через час  мучительный конец. Везде валятся , корчась  в мучениях и испускают дух заключённые. Уборщики стаскивают их в кучи, складывая в штабеля , которые рано утром погружают на десятки грузовиков  и отправляют в неизвестном направлении.  В довершение свалившейся на нас беды, ещё одна пришла –непоправимая. Заболел мой брат Михаил, высокая температура  и совсем занемог. Утащили его в барак для больных .Но чем помочь ?Каким образом ,я и сам был не в лучшем состоянии .Не имея опыта, не имея связей ,душу мою разрывало на части от своего бессилия ,зная ,что брат обречён и помочь я ему ничем не могу. Смирившись с тем ,что и мой конец не далёк ,и  в скором времени повстречаемся в потустороннем мире.

   В скором времени ,выстраивая нас на плацу ,переводчик выкрикивал фамилии ,названные выходили из строя. В этом числе и моя фамилия ,имя и отчество были названы.Почему бы глупому не взять другую фамилию, имя и отчество ,ведь сколько безвестных отправлено было трупов .Так нет же ,не пришло в голову. Из вызванных одних отделили и повели в одну сторону ,других в другую ,а меня к  моему удивлению удостоили особым вниманием под конвоем с собакой привели в специальное помещение. Когда вели меня ,я видел удивлённо-сочувствующие взоры товарищей обращённые на меня. И начались пытки ,истязания, допросы о том ,чего я и сам не знаю. Каким самолётом я был доставлен ?С какой целью ?Где спрятал парашют ,рацию и тому подобное? О таких вещах ,о которых я вообще не слышал и не в курсе дела .С кем меня перепутали я и сам не знаю. Оказывается ,где меня поймали полицаи в Котелевском районе, стараясь выслужиться или просто ради какой-то прихоти , записали что я диверсант, а  рацию и парашют не удалось найти .А было это так. По пути из Полтавщины в Харьковскую область повстречали в лесу разбитую немецкую машину. Поискав съестное ничего не нашли. Лежала шкатулка тёмно-красного цвета ,я её взял открыл ,а там туалетные принадлежности крем ,бритвенные приборы ,мыло ,лезвия ,салфеточки и прочая ерунда .

Почему я прельстился ею ,хотя брат мне и говорил: брось её на что она нужна ,нам и брить-то ещё не чего ,но тут заиграл хозяйственный расчёт ,может пригодится в обмен на продукты .И так тащил я её километров двадцать ,до той деревни за которой нас поймали в сосновом лесу .В деревне я предложил её одной женщине в обмен на продукты ,она от шкатулки отказалась. Накормила нас  борщем  ,дала сала ,хлеба и выпроводила указав дорогу ,через лесок в направлении Красного Кута ,а сама сообщила в полицейское отделение  :какие-то москали заходили и у одного ящичек ,наверное рация, не иначе как шпионы от Советов .Зная наш путь полицаи устроили засаду, а я выйдя из села ,в лесу за не надобностью выбросил этот ящичек в кусты. Выйдя на поляну наткнулись на засаду , человек двенадцать полицаев, вооружённых карабинами и автоматами нацелились на нас. При окрике- руки вверх, что оставалось делать ? Подчиниться силе приказа , малейшее неповиновение , и мы были бы изрешечены пулями.

 Приведя нас в своё правление стали чинить допрос. А где спрятали рацию? И тому подобное. Непосредственно обращаясь ко мне: она была у тебя в полушубке. Привели женщину у которой мы обедали, она подтвердила ,что видела у меня рацию. А я даже слова этого не понимал. Какая рация, там были бритвенные принадлежности и прочее для бритья. Они посмотрели на меня и подняли жеребиный гогот. Что же ты собирался брить ? Голову, так ты же не турок. И давай меня охаживать ,кто во что горазд, приговаривая: веди на то место где ты спрятал свои бритвы. Пошли той дорогой ,по которой мы уходили от той бабы предательницы. Если не укажешь где, повесим на сосне. Благо нашлась шкатулка , открыв её они посмотрели и опять подняли гогот: видать хозяйственный мужик, в хозяйстве всё пригодится, но хозяйничать не придётся , хозяевами будем мы. И шутки ради написали в  сопроводительных талмудах, всякую несуразицу , которая сыграла  для меня печальную роль.
 
    Избитого до полусмерти притащили меня в какое-то помещение, и бросили окровавленного на пол. Когда очнулся ,то почувствовал ,что нахожусь не один в комнате а  на лбу тряпочка мокрая. Оказывается здесь находились: лётчик со сбитого самолёта ,прилетавшего бомбить Харьков. Выбросившись на парашюте ,после приземления отстреливался с пистолета , пока его не сразила пуля. Пуля попала под левый сосок и вышла подмышку. Сидел он на соломе с перевязанной грудью. И был седой старик с длинными седыми, всколоченными волосами, с  таким  орлиным взором ,подвижный  гордый , красивый старик.  Даже в таком положении он был красив , своей несгибаемой волей и достоинством,  тем самым  и  нам передавал бодрость духа и  какой –то надежды.  Он был крупным учёным в области медицины (онкологические заболевания) . На предложения немцев  сотрудничать с ними он ответил: с поработителями моей Родины у меня нет и не может быть  никаких контактов , ни в коем разе . В конечном итоге старик помер,  не преклонясь  перед врагами . Лётчика увели и больше я его не видел.

  Мне пришлось оказаться в каком-то подвале , в окружении крыс, чудом как они меня не съели. При очередном допросе ,,диверсанта,, надоело им отбивать об меня кулаки ,смутно припоминаю, тычками великовозрастный громила подтолкнул к какой-то двери, приказал  спускаться в подвал. Я начал спускаться по ступенькам  и в этот момент блеснуло пламя, и я в беспамятстве провалился . Опять его величество случай или просто везение. Один из полицаев, служивший у немцев наткнулся на меня ,или ему велели убрать мой труп, но я был жив . Удар намеченный громилой , в тёмном подвале получился вскользь правой стороны затылка, содрав часть кожи. Оказывается ещё не все озверели в данной ситуации , остались люди которые не сломились , и продолжали тайно бороться и оказывать посильную помощь. Стал он меня навещать , подкармливать , перевязывать рану , и каким –то чудом возвратил меня к жизни . Когда я мало-мальски окреп препроводил меня в общий лагерь. К этому времени режим и условия сменились к лучшему, если можно так сказать. Что этому способствовало  тогда приходилось только гадать, да и осталось нас не более пяти тысяч.

 Многие не выдержали испытаний и лишений , перед ними стояла дилемма, либо соглашаться в армию РОА , либо голодная смерть. Многие думали так: каким бы не было путём , только вырваться из этого ада , а там при возможности  перейти до своих и продолжить борьбу за Отчизну, за матушку Россию. Но не так-то просто было это осуществить . Оправившись , набравшись сил при хорошем питании , обмундировав и выдав оружие , не сразу направляли на Советский фронт, а постепенно  натаскивали , как гончих к охоте.  Отбирают с большой охотой тех , которые сами рвались в бой с Советами , у которых были к ним счёты за репрессии родных, за потерянное имущество , за лишение гражданских прав, за искусственный голод на Украине в 1933 году, во время которого погибли многие тысячи людей, и многие другие ошибки власти. К тому же внедряют в подразделения идеологов из эмигрантского сословия ранее имущих классов. Мне это объяснил бывший политрук, чем и сдержал меня от опрометчивых моих решений. Возможно и я был бы в РОА, очень уж было соблазнительно избавиться от голода вшей и грязи. Я даже не знал расшифровку РОА , и спросил об этом у дяди Кости ( так звали политрука), а он мне очень доходчиво и спокойно объяснил, что я и в мыслях уже не стал держать эту идею.  Он спросил у меня : а где твой отец?  Да где же там где и многие, на фронте артиллеристом . Но так вот слушай, что это такое РОА . Возьмут тебя отсюда, обмоют, обчистят, оденут в новую форму ,хорошо обучат владеть оружием и направят к фронту на встречу к твоему отцу, которого ты обязан убить. И заявил я :- Этому никогда не бывать, лучше я сам погибну но на отца никогда руку не подниму.

    Неизвестно каким образом дядя Костя узнал , что будут отправлять на работы в немецкий тыловой обоз, по уходу за лошадьми. И у ворот  сгруппировалась кучка людей сплочённых дядей Костей . Отобрали нас 32 человека, посадили в крытый грузовик , из трёх человек конвой с автоматами . Долго ехали по городу , потом выехали в поле, поехали просёлочной дорогой. А вокруг такая красота, невольно складывалась мысль – неужели мне ещё суждено увидеть зеленеющую озимь, яркие цветы у дороги, и синее  синие  небо с ласково улыбающимся солнышком. И почему-то раньше , как-то не замечалась вся эта красота, созданная природой для человека.
 
 Доставили нас в село Липцы , поместили в школу, окружённую колючей проволокой в два ряда, меж которых  прохаживался часовой. Находясь под надёжной охраной , мы оглядывали жадными взорами  окружающую нас природу. Всюду зелень, цветенье садов, проходящих мимо нас мужчин и женщин. Охрана из одних только немцев , старшего возраста, в пределах пятидесяти и более лет. Они как-то пассивно относились к своим  обязанностям.  Население перекидывало нам , кто лепёшку, кто краюху хлеба, картошку. Мы всё собирали в одну кучку , а потом делили всем поровну на 32 человека. Пусть по маленькому кусочку , но зато достанется каждому. Утром ячменное кофе, в обед уже что-то похожее на суп из перловой крупы , даже попадалась картошка, на ужин мутноватый чай. На день дают  одну булку хлеба ,эрзац, стандарт  1200 грамм, на 6 человек по 200 грамм на человека. Этот хлеб должны разделить, утром по 100 грамм с кофе , вечером столько же с чаем, а обед без хлеба.

 Продержав нас семь дней за проволокой, все дни не прекращалась агитация в РОА. Двое не выдержали и подали заявление, их немедленно забрали и через пять дней привели яко бы попрощаться с нами, одетых с иголочки с рюкзаками , фляжками и прочими атрибутами, в расчёте что мы проявим к ним зависть и последуем их примеру. Но мы не кто не проявили желания , и видели в них совершенно иное, как нелепо на них висит мундир , на иссохшем теле, а глаза наполнены без исходной тоской , точно безвинные перед закланием телята. Нас в скором времени погрузили в грузовик и под усиленной охраной доставили в село Борщевое   Харьковской области ,  высадили возле какого-то кирпичного здания , заставили всех присесть. Здесь опять проявилась тревога, по видимому готовят расправу. У меня на правой ноге сильно болела ранка, и я снявши сапог начал разматывать тряпку. Слышу немцы между собой переговариваются, упоминая слово  krank , я понял речь идёт о моей ране. Смотрим подходит до меня санитар ,открывает чемоданчик , достаёт пинцет ножницы и начинает обрабатывать рану, затем смочив какай-то во-нючей жидкостью забинтовал чистым стерильным бинтом.

 У нас сразу поднялось настроение, сделав вывод – если с нами хотят покончить , то зачем было перевязывать, тратить на меня бинт.  Немцы народ расчётливый , хозяйственный. За зря и пуговицу не выбросят.  Значит мы им на что- то нужны. Затем приводят нас в подвальное помещение разрушенного здания, где приказали снять всю одежду, наполненную вшами, вилами закидали в сушильные печи, что бы выжарить всех паразитов. В следующем помещении находились парикмахеры, которые удалили весь волосяной покров, где были насажены гниды. Произвели смазывание тела , каким-то раствором с неприятным запахом, по видимому для дезинфекции. В следующем поме-щении находился душ с горячей водой, выдали по кусочку мыла. Настал долгожданный момент снять с себя нуду и смыть накопившуюся грязь. После душа нам выдали всё необходимое, хотя не новую , но чистую одежду, рюкзак, фляжку , два одеяла, котелок с крышкой, нижнее бельё  из вискозного шёлка, свитер , брюки , китель, две пары носок , пилотку и сумку для продуктов. Одевши на себя эту форму мы уже мало отличались от фрицев, только без погон и сильно исхудавшие.
 
 Но и это в скором времени сравнялось , аппетит был отменный , молодой организм при хорошем питании быстро восстанавливался. Какой-то унтер офицер повёл нас строем до кухни  , выдали по булке хлеба , 100 грамм масла , 100 грамм мармелада и предупредили , что это на два дня. Также выдали по 12 сигарет, по 6 на день, очень паршивых - сильно слабых. Подходим до походной кухни , по очереди в котелок вливают густой наваристый суп с мясом, чуть ли не по полному котелку, на второе в крышку котелка что-то вроде картофельного пюре с подливой. Нам это показалось  райской пищей. Нас предупредили , что бы сильно не наедались, ибо можно заболеть . Какое там думаешь ,если бы допустили до котла ,который рассчитан человек на двести , чай выскреб бы до дна  и над ним Богу душу отдал. Настолько оголодавшие мы были. После ужина этот же унтер привёл нас в какой -то сарай набитый прессованным сеном, предупредив нас ,  что бы не курили во избежание пожара , и ушёл пожелав спокойной ночи. Посреди ночи потребовалось нам по естественным надобностям , а выйти боязно. Вдруг часовой подстрелит . Посылают меня спросить разрешения , таккак  я по их немного шпрехал , ввиду того , что в 5-6 классе изучали немецкий язык, и вот стою под дверью и начинаю бубнить: камрад их виль абортен , повторяя несколько раз. Никакого ответа , тут я потихоньку высунул голову , повторяя опять эту же фразу, нет никого . Вышел наружу - никого. Справил себя по малой нужде, возвращаюсь и сообщаю остальным, что нас никто не охраняет. Все по очереди высовывают головы, что бы убедиться в достоверности моих слов. Вылезли все как букашки наружу, справили свою нужду в сторонке под деревьями у забора. Сгрудились присев у сарая. Так неожиданно на нас свалилась это перемена , что не верилось, больше похоже на сон.

 Эх как хороша украинская майская ночь при свете месяца. Все звуки при-глушенные, и слышится какой-то волшебный шёпот. Ничего , ничего всё будет хорошо. Появилось такое ощущение, будто очутился в каком-то волшебном царстве, полным таинства и сам как бы слился с этой замечательной природой, её загадочной тишиной . Какой-то резкий контраст преображения. Подготовив свой организм до самого тончайшего нерва , что ты отправишься в небытиё, сознавая , что это неотвратимо, и неизбежно должно произойти, никаких шансов на пребывание в этом мире. И вдруг , неожиданно , ошеломляюще, у тебя появляется шанс жить. Сразу возникают море вопросов , сомнений и предположений : почему это мы им так понадобились. Нам было всё неясно и непонятно. Относясь к нам с таким презрением и вдруг такая перемена. Ответ пришёл гораздо позже. Фашисты готовились к летней компании на Курско- Орловской дуге, для этого требовались большие резервы, повыскребали пополнение откуда только можно , с обозов, тыловых служб. А им –то нужна замена , вот и оказались мы здесь. Выбирать было не из чего: голодная смерть в лагере, расстрел за отказ или смириться и делать что тебе велят.

 Утром пришёл фельдфебель Дишнабль, повёл нас до кухни, получили кофе, попили . Затем стали нас разводить по дворам, прикрепляя к немцу на цукан, то есть по взводам. Я попал к немцу Эмидолю. Он  по русски  усвоил одно единственное слово «прысто». Прикрепили меня к нему и к лошадям , один по кличке Улан , другой Титус. Вручили весь необходимый инвентарь и упряжь , объяснили как им следует пользоваться . Бричка крытая вида цыганская, добротная с винтовым тормозом, с любой горы можно при помощи винта тормозить , необременяя лошадей накатом. Невольно удивляешся , какая хозяйская предусмотрительность. Сбруя из добротной кожи , постромки из тросов , обшитых кожей , чтобы избежать травм при соприкосновении к лошади. И сколько  на наш взгляд мелочей , лишних. Мазница для смазывания брички, добротная с крышкой , куда в мазь не попадает  грязь и песок, фонарик, наподобие нашей летучей мыши –только в маленьком размере и очень эффективный, лопата грабарка, лопата штыковая , вилы коса, брезентовая сумка  в виде ведра  для кормления лошади, щётки , скребки, подковы ,щипы летние и зимние, ключ с метчиком для щипов . Приспособление , для соединения нескольких пар цугом  и любой груз , в любую гору можно вытянуть . Всё рассчитано и предусмотрено до мелочей.

  Старшее поколение немцев ,не так враждебно относилось к нам , нежели молодёжь, особенно из гитлерюгенда, которым напичкали в голову , что они сверхчеловеки, и людьми кроме их никто не может быть . Но к тому времени , очень поредели , а в некоторых подразделениях вообще опустели ряды фанатиков. В Германии проведена тотальная мобилизация, в громадном агрегате войны , для каждого есть применение. Немощные и слабосильные в охрану, скотоводы и прочее .И этому контингенту ни к чему бредовые идеи о их сверхчеловечности . Их мечты- всё это военное побоку, и жить спокойненько со своей фрау, копаясь в своём хозяйстве. Они к нам нормально относились , и войдя в доверие , порой оглянувшись по сторонам , твердили : Гитлер капут , и печалились о своих сыновьях , братьях , зятьях, которые остались лежать в России, да и дома их фрау стало небезопасно , участились налёты американской и английской авиации . Но и в таких случаях надо держать ухо востро, не болтая лишнего. Глаз и ушей ещё достаточно у гестапо расставлено, а это такой орган , который и во сне лучше не видеть . Нас эти человечные фрицы , заранее упреждали кого опасаться. Лишнего вплоть до продуктов  не должен держать. При поездке в отсутствии тебя могут проверить и тут же допрос: где взял , кто дал? Возили всевозможные продукты -  картофель, масло, консервы, вино , водку, коньяк, колбаса, всё это можно  было стащить умеючи. Подъезжаешь к складу  и кладовщик указывает откуда брать . Грузили 25-30 ящиков коньяка ,можешь захватить 32,33 –не имеет значения ,по 12 бутылок в картонном ящике. При разгрузке смотрят целостность упаковки ,не нужно брать 1 -2 бутылки ,а сразу 12,уложив их в свой рундук впереди фары, а коробку смяв, положишь в рюкзак, при удобном моменте, в ночное время, можно выбросить.

   Не прошло и месяца ,как наши физиономии стали лосниться. Когда голоден – хотя бы  хлебушка вдоволь, насытился хлеба – эх если бы к нему сала, появилось и сало – нужна  к этому выпивка, а после уже потребность и  к женщинам появляется .Такая уж натура  человека , особенно русского , ему говорят: это нельзя, это во вред тебе, но всё равно он протянет руку к недозволенному, за что придётся тяжело расплачиваться. Но когда упреждён , кого нужно опасаться, то уже легче обойти лихо стороной .  Порой подбивают на провокацию,  иной фриц просит добыть коньяку , ввиду того ,что страдает желудком. Тут уже держи ухо остро. А мне его где взять? Всё закрыто , и зачем мне , если я его не потребляю. За любой проступок отправляли в концлагерь с более суровым режимом, и удастся ли от туда выбраться. На авось у них ничего не делается.
 
  Под Курском и Белгородом немцы не взяли реванш, началось отступление. При отступлении с Харькова к  Днепру  со мной ехал ещё молодой немец Пауль , который на фронте получил ранение, и был определён в обоз до выздоровления. Я думал , что он точно  закоренелый гитлерюгендовец, и держаться с ним нужно подальше. Он сам как –то затеял разговор о Гитлере, и сказал , что он великий мракобес и фанатик , и что мрак фанатизма для многих уже рассеялся и мы видим другое, это гибель немецкого народа  и крах Германии. Я невольно  проникся к нему доверием,  особенно после одного случая. Проезжая мимо полей,  где вырастили хороший урожай ,копны стояли одна к одной  ,увидели как закоренелый фашист  штабвахмайстер Яуман стал поджигать копны с хлебом. В это время началась бомбёжка , поднялась стрельба, смотрю Пауль целится с карабина не в воздух, а по направлению копен. Прогремел выстрел и  Яуман клюнул в землю носом, а Пауль говорит : ферфмохтер жечь хлеб. Подбежали немцы подхватили Яумана , но помощь ему уже не нужна была. А мне он пригрозил , достав пистолет , если пикнешь пристрелю как собаку. Тут я и рассказал ему о своих мытарствах, и мы вместе стали разрабатывать план , как мне попасть к своим.

  Переправились через Днепр , в город Крюков, потом расположились в селе В.Сколева . За мной закрепили около двадцати коров и волов , которых я пас в поле по очереди с напарником Михаилом. Через некоторое время за мной снова закрепили пару лошадей с упряжью , встречаюсь с Паулем , который советует переход к партизанам, познакомил меня с Киселёвым Михаилом, который был связан с днепровскими партизанами , они базировались на выселках прибрежного села Табурище. Нам дано задание в приобретении оружия . Вместе с Михаилом , посоветавшись с Паулем , который сообщил нам в каком дворе находились фургоны с автоматами , винтовками , патронами  и двумя пулемётами. Мы рассчитали всё до мелочей, и в одну из тёмных ночей  угнали три повозки , две с оружием и одну с медикаментами. Доставили благополучно в отряд , за что получили благодарность. Участвовал в рейдах и операциях до соединения с нашими войсками в ноябре 1943 года.

  Отобрали  26-27 год ,пополнили мобилизованными в Н. Георгиевском районе, пешим строем перешли Днепр в Кременчуге, посадили в вагон и повезли через Харьков, Курск ,Орёл, Москву и дальше в Казань. В Казани высадили и походным строем отправились за 40 километров в учебные лагеря. Переодели в поношенную летнюю форму, закрепили в учебную пулемётную роту. Началась учёба, строевая , теория с практикой. Стояли сильные морозы , а одежда рыбьим мехом подшитая. Что бы совсем не окоченеть всё делали бегом, многие обморозились, питание было очень слабое, только хлеб и поддерживал, давали по 700 грамм в день. В учебном полку командование собралось сплочённое родственными узами, сватья , кумовья и так далее. Они обзавелись семьями, завели любовниц , а их кормить надо.  Какой положен паёк солдату и половины не доставалось ему. Кто из новых офицеров попадёт его старались скомпрометировать и на фронт.

 На жалобу о плохом кормлении и ветхой одежде отвечают: Всё для фронта- всё для победы ,а здесь мол пули не свищут. Но у самих-то морды лоснятся, выпирают животики, на плечах полушубки, на ногах валенки, над ними тоже пули не свищут. Всё походило на концлагерь , только плётка не ходила по плечам, и так же превратили наподобие животных, не имеющих никаких прав .Насадили в подразделении тайных осведомителей, которые сообщают в политотдел о сказанных неугодных словах. Всё это фиксировали в личном деле, определяя по сказанному благонадёжность. И вот нас , как недовольных созданным режимом, собрали в маршевую роту и отправили на фронт под Старую Русу , Калининское направление Прибалтийского фронта, в должности станкового пулемётчика.

 Но , а кто сведущий , то поймёт , что на эту должность всегда есть свободные места, ибо за ними охотников много , в первую очередь нащупывает артиллерия и миномёты, да и снайперы с удовольствием прихлопнут. Стрелку с винтовкой, ему бедолаге что, несёт свою винтовку в походе налегке  и нет возможности согреться, а у нас пулемёт 64 килограмма .Да и окопаться нам надо несколько ячеек, тут уж не до холода, нагреешься порядком. Выпустил ленту скорее торопись к запасной ячейке ,только разместишься , а над прежней уже рвутся мины или снаряды. Итак начинается игра в прятки, кто раньше, либо мы сменим позицию ,либо они накроют нас минами. А если снайпер возьмёт на мушку ,то наверняка отправишься к праотцам. Каким –то образом удаётся узнать о наступлении противника -для этого и существует разведка. Тогда нас ставят по флангам ,окапываешься добротно, в такой момент некогда менять позицию. Весь в ожидании, начинается артподготовка, идёт вал разрывов- метр за метром.

 Не попал снаряд в твоё гнёздышко , значит пока повезло. Вслед за огневым валом идут танки, пикируют штурмовики, поливая огнём. За танками идёт пехота , в полный рост. Начинается ар-тиллерийская дуэль. Вот уже горят танки, но они ещё всё приближаются, некоторые перемахнули нас , а которые в досягаемости, того сзади бутылкой и он запылает. Наступил и наш черёд-пехота в досягаемости твоих пуль, тут уже жмёшь на гашетку , выпуская ленту за лентой , не обращая внимания на разрывы, и с другого фланга тоже помогают, глядишь  и перед оживился. И валятся как снопики в хорошую жатву, остатки пехоты залегают , а там наши миномёты их накрывают, и дело пошло веселей , стараешься сменить позицию ибо знаешь ,что тебя засекли. Здесь счёт идёт на секунды. Только сменил огневой рубеж, твоя прежняя ячейка  уже окутана дымом.  И так раза три  и более за день.

  Смотришь зацепило тебя или осколком или шальной пулей, перевязав рану отползаешь в тыл. Там уже в медсанбате отсыпаешься за все дни . Подлечат тебя там , а заживало всё как на собаке , и опять на передок , не было такого случая, что бы был отказ пулемётчику в его профессии. Не раз и мы ходили в атаку ,порой от роты оставалось очень мало людей, и они должны работать за роту, пока придёт подкрепление. А на сердце боль утраты товарищей, таких молодых,  которым еще жить да жить . Обидней всего , просто не в силах сдержать гнев, когда попадаешь под огонь своих миномётов и орудий.

 Однажды ворвались мы в первые траншеи , выбили немцев  и на их плечах накинулись на вторую линию, кто уцелел  из фрицев дальше наутёк- за пригорок. Захватили их миномёты ,и давай по ним палить, именно  в этот момент я оказался в блиндаже, и пошла молотьба с миномётов , орудий, ещё и катюши сыграли. Кругом был кромешный ад, и все эти гостинцы получили от своих. И что же нас осталась горстка, немцы опамятовались и пошли на приступ, благо в блиндаже был пулемёт с лентами, установили и давай по немцам , залегли , поползли назад. Тут врываются наши в траншею, с таким боевым задором , благо , что не стали бросать гранаты, а то  и ос-тальных прикончили бы. И смотрят на нас с выпученными глазами: Да это же свои . Подползает комбат : Мы же  знали из достоверных  источников , что вас осталась горстка в первых траншеях,  и рассказал ваш же командир роты. Его задел осколок  и он приврал о полной гибели роты. А мы и вторую линию заняли , но как вы нам помогли, благо пулемёт нашёлся , а то бы они вас здесь встретили Мы все плакали , так было обидно.

 Отвели нас в тыл накормили , вымыли в походной бане, переодели. и стали ожидать пополнение. Укомплектовали , получили новый пулемёт Максим  , и опять на передовую. Очень часто  приходилось переживать горечь утраты товарищей, на войне это закономерно , на то она и война , но если это происходит из-за неумелого , устаревшего шаблона руководства , то тогда это вдвойне горестней.

 Грудью вперёд на пулемёты , на хорошо продуманную , укреплённую оборону немцев , любым количеством солдат , будь то рота , полк или дивизия.  Фашисты успешно справятся с этой массой, при оснащении автоматическим оружием , миномётами , дотами , дзотами, при отличной связи.  В нужный момент ,могут по рации вызвать подкрепление для отражения контратаки. В этом нужно отдать должное противнику.

 
  Бывало так, проработает наша артиллерия  передовую немцев, и вперёд за Родину , за Сталина-Ура! Подпустят на близкое расстояние и в упор  откроют такой ураганный огонь, после которого мало кому удаётся остаться в живых. Куда уж там продолжать продвижение, и на месте прицельным огнём  продолжают избиение тех , кому удалось залечь.


  Думающие талантливые командиры, сразу меняют тактику, заранее засекут огневые точки, проведут артогонь  не  по  первой  линии обороны, а по второй куда они отводят силы с передовой, а уж тогда переходят по первым траншеям, подавляя тем самым огневые точки. И сразу за огневым валом  танки и пехота врываются в их траншеи , и пошли в ход гранаты и автоматы. После таких мероприятий хвалёные , организованные вояки стараются побыстрей унести ноги .После таких операций и настроение бодрей и уверенность в победе появляется. Апрель 1986.


Рецензии
Очень ценные воспоминания.

Вячеслав Бикташев   13.10.2012 16:08     Заявить о нарушении
...через несколько лет , к сожалению , из первых уст мы такое не услышим..

Виктор Лицуков   16.10.2012 07:59   Заявить о нарушении