Замки

                Замки.

ЗамкИ. 30 метров.
 Рекламный щит  каждый раз бил по глазам форматом и яркой желтизной фона, рождал видения каких-то громоздящихся друг на друга башен, прорезанных стрелами окон.

Она все еще жила в воздушных замках, не подверженных разрушительным силам повседневных торнадо и цунами. Эти  замки, тщательно и упорно возводимые среди пустых пространств неосуществленных желаний души, были очень хрупки на вид.

Но прозрачные башенки изворачивались и уклонялись каждый раз, как были замечены через бойницы вражеские лазутчики. Они просто таяли, эти перламутровые миражи, зыб-ко  качались в душном мареве. Так облака под рассеянным взглядом распускают редею-щие волокна. Миг – и влажный сгусток энергии растворился, распался на атомы.

Сколько было тех, кто пытался объяснить ей, что в этих замках невозможно жить, они не спасают от перемены погоды и экономических потрясений. И, вероятно, в них слишком пустынно и одиноко.

Но нет, ее замки были уютны, полны ароматами цветов. Ветерок свободно порхал среди изящных колонн. Переливы цветных витражей расцвечивали тонкие занавески, где качались иногда, отдыхая, такие же ярко-слюдяные бабочки.

Да, и, конечно, здесь царило мерное и спокойное дыхание моря. С южной стороны оно особенно голубело и заполняло собой взор, не оставляя места больше ничему. Как же без моря? Эта красивая независимая стихия с рождения была с ней, была ее вторым «я». Они понимали друг друга, и объятья их были осторожными вначале, будто прислушивались, на ощупь пытаясь определить схожесть состава. Но желание раствориться росло, и росла страстная потребность погрузиться и воспарить на упругих и сильных руках волн. Каждый раз при встрече они будто заново узнавали себя друг в друге и находили после долгих поисков.

Иногда в замки забредали путники. Гостили недолго. Воздушные замки  были прихотливы к своим обитателям, не терпели лжи, принижающей и жалкой. Ажурно-кружевные ставни часто не позволяли распознать очевидную чуждость другого мира. Но захлопывались прочно и навсегда от взглядов любопытных посторонних. Нет, замки никогда не пустовали, и, даже встретившись неожиданно с эхом, она могла расслышать голоса тех, ушедших, они оставались жить в переходах и галереях. Правда, становились со временем глуше, растекаясь по впадинам и трещинам, но никогда не терялись окончательно, только выцветал.

Время проходило сквозь зыбкие стены, не оставляя следа, осенняя сырость не пугала пле-сенью, и паутина не затягивала углы. Замки умело сопротивлялись разрушающей пене дней и даже становились прочнее, не теряя при этом изящной легкости.

А самое главное – эти замки всегда были рядом. И скрыться в тени прохладных двориков было так же легко и естественно, как положить голову Ему на плечо. Тому, кто запер себя ключом повседневности. Ну, что же, его эхо тоже станет бродить неприкаянным пленником, которого никто не удерживает. Ей не нужна была его философия, ей нужна была его любовь. Когда начинается философия, любовь умирает.

А в воздушных замках всегда было место для любви. Собственно, и стены, и сам воздух были наполнены ее частицами, как вода в аквариуме наполняется воздушными пузырьками компрессора. И оттого было легко дышать. И сама любовь дышала здесь  и жила во всем, прочнее цемента скрепляя серые камни с подпалинами серебристого мха.

Достаточно было разойтись по швам от переполнявшей  любви чешуйкам весенней почки, и вот уже чистый свет цветения буйствовал повсюду. Любовь гнездилась вместе с птицами в самых неожиданных местах.  Прорастала  исподволь, незаметно, цепляясь тонкими пальчиками вьюнка за любую опору. И вот уже пестрые любопытные головки  покачивались и шептались друг с другом.
 
О чем? Они никогда не говорили. Но можно было догадаться. Все тайны похожи. День не вечен, и нужно жить и радоваться первому лучу, и вбирать росу, пока лепестки не высохли и не съежились.

День выпивал росу, набирал силу, торопил решать и действовать. Бумажные лепестки пестрели, трепетали на ветру, как живые, лезли и цеплялись изо всех сил за ствол фонарного столба. Крупно выведенные слова объявлений пытались заморочить, вцепиться и не отпустить, отнять силы души, данные на другое, нужное и важное. Обрывки бумаги бились белыми птицами, не в силах покинуть надоевшие гнезда.

Со дна сознания всплывали пузырьки мыслей, тянули в реальность. Неотложные дела. Комнату надо закрыть на случай отъезда. Врезать замок. Что там у них есть? …

ЗамкИ были в 30 метрах.
               

          
               


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.