Белые волки в изгнании. Генерал Сидорин

         
            Сидорин Владимир Ильич
                генерал-лейтенант,
                Георгиевский кавалер,
               
 
    Сложная судьба его поколения, прошедшего через
российские катаклизмы, отразилась на военной жизни
Сидорина.

Владимир Сидорин родился зимой 1882 года в ста-
нице Есауловской Области Войска Донского, происхо-
дил из дворян. Окончил блестяще Донской кадетский
корпус, Николаевское инженерное училище, акаде-
мию Генштаба и Офицерскую воздухоплавательную
школу. Полковник.

Сидорин участвует в русско-японской и Первой
мировой войне в должности начальника штаба 102-й
пехотной дивизии.
   До революции 1917 года он служит начальником
штаба 3-го Кавказского армейского корпуса, затем в
штабе Западного фронта. В Союзе офицеров армии и
флота являлся заместителем председателя.

    Сидорин принимает деятельное участие в борь-
бе с властью большевиков. В ноябре 1917 года со-
стоит членом вербовочных организаций в Москве
и Петрограде, затем выезжает на Дон. Участвует во
взятии Ростова. Состоит начальником полевого штаба атамана
Каледина, до трагической смерти последнего. Затем
начальник штаба в боевых частях Белого Движения.

Из публикации тех лет года автора В.Севского
«Степные генералы» о Сидорине:
«Владимир Ильич был в штабе всем. В худощавом
молодом полковнике залежи спокойствия. Казаки по-
теряли Дон, Сидорин, казак Есауловской станицы, не
потерял головы. Заметала вьюга пути и тропинки
маленькой степной армии. Сидорин фонариком воен-
ного разума освещал ее путь».

Сидорин участвует в драматическом «Степном по-
ходе» по Сальским степям как начальник штаба по-
ходного атамана Войска Донского П.Х. Попова.
 Он
близко знал и служил вместе с видными военачаль-
никами Белого сопротивления,  основателем
Добровольческой армии генералом М.А.Алексеевым.
Из их совместного приказа о победе белой Усть-
Медведицкой конной дивизии над 39-ой советской
дивизией в районе станицы Трехостровской нашего
края.

«Считаю своим долгом подчеркнуть ещё и ту до-
блесть частей 14-ой конной бригады, которая была
проявлена ими при переправе красных в районе Трех-
Островянской 26 августа, и в особенности 9-го сентя-
бря у станицы Кременской.
Следя за действиями 14-ой конной бригады с са-
мого начала ее формирования, все более убеждаюсь
в том, что полки славной бригады в будущих боях с
красными будут выходить только победителями. От
лица Донской армии приношу всем чинам бригады
мою глубокую благодарность.
№04481, х. Манойлин.
Ген.- лейтенант Сидорин, Ген.- майор Алексеев».

С мая 1918 года, Сидорин, вследствие разногласий,
был отправлен в отставку.

В декабре этого года Главнокомандующим
Вооруженными силами Юга России, по соглаше-
нию с Атаманами Всевеликого Войска Донского и
Кубанского, стал генерал-лейтенант А.И. Деникин.

В феврале 1919 года при молчаливом со-
гласии Деникина был уволен с поста атамана
Всевеликого Войска Донского П.Н. Краснов и его
верный сподвижник генерал С.В. Денисов.
 Деникин назначает Сидорина командующим Донской ар-
мией. Вот мнение опального П.Н Краснова.

«Первым действием генерала Сидорина было раз-
решение генералу Семилетову формировать из моло-
дежи партизанские отряды. Потянулись пятнадцати-
летние мальчики, кадеты, гимназисты…
Генерал Сидорин стал употреблять партизан
Семилетова, 10-ю Донскую казачью дивизию генера-
ла Абрамова, и вообще постоянную армию, состоя-
щую из низовых казаков, цвет Донского войска, на
самые опасные дела.
Погибли дети в боях на Маныче, отстаивая
Новочеркасск, а те которые остались живыми, вышли
из этих боев с навеки искалеченной молодой жизнью.
Они повидали насилия, грабежи, неистовство над жи-
телями, они узнали убийство и ужас войны».

4 июля 1919 года в Царицыне генерал Деникин
объявляет войскам знаменитую, но неперспективную
«Московскую директиву», направленную на захват
Москвы. Сидорин должен был выходить на фронт
Камышин-Балашов.

Однако затеянный Деникиным поход на Москву
провалился. Белые отступали, в тылу нарастал развал
и паника. «…Высшие военные и гражданские чины
стали сомневаться в способности Деникина осу-
ществлять верховное командование».

Командующий Донской казачьей армией Сидорин и  начальник
 штаба Кельчевский открыто возлагали во многом
вину на Деникина.
Врангель стремится занять пост главкома
Деникина, к чему старался склонить Сидорина.

 Дляотстранения Деникина предложил провести совеща-
ние командующих, но Сидорин отказался.
Белые полки после сдачи Харькова откатывались к
югу…
Генерал Сидорин возглавлял общее командова-
ние на Новороссийской и Ростовской позициях.
 И его при формировании войск, эва-
куированных из Новороссийска, ставят командиром
Донского корпуса.

В апреле 1920 года генерал П. Н. Врангель внезап-
но смещает Сидорина с этого поста. Вместе с началь-
ником штаба корпуса генералом А. К. Кельчевским,
бывшим начальником Царицынского фронта, отдает
под суд, подозревая в тяжкой измене Белому делу.
 За что?

Ответ находим в издании «Вестник Донской ар-
мии», несогласного с подчинением донцов Врангелю.

« Какое нам дело до России? Хочет она себе комму-
ну – пусть себе живет, хочет царя – пусть себе наслаж-
дается, мы хотим жить так, как нам разум, совесть и
дедовский обычай велят. Истекли мы, казаки, кровью
до последней степени… Мы еще можем драться с вра-
гом по пути нашего движения в родные опустевшие
станицы, но нет у нас сил для борьбы с врагом по пути
к сердцу русского народа – Москве». Далее.

«Суд под председательством генерала Драгомирова
приговорил обоих генералов к каторжным работам,
каковое наказание я заменил им, во внимание к преж-
ним боевым заслугам Донской армии, исключением
со службы с лишением мундира», - констатирует в
мемуарах Врангель, ставший вместо Деникина глав-
комом ВСЮР.
  Нашумевший процесс по делу генералов Сидорина и
Кельчевского, состоявшийся в Севастополе в мае
 1920 года подробно описан в воспоминаниях
 полковника И.М. Калинина «Под знаме-
нем Врангеля», изданных в 1925 году в Ленинграде.

Сидорин после помилования(!) его П. Н. Врангелем,
взявшем на себя полноту военной и гражданской вла-
сти, выехал за пределы России.

Унес с собой  он в изгнание   полученные
на фронтах раны, орден святого Георгия 4-ой степени,
Георгиевское оружие и  награды.
 С мая 1920 года  находится в эмиграции в
Болгарии и Югославии.

Затем в Чехословакии служил в Генеральном шта-
бе на должности чертежника. Сидорин публиковал в
Зарубежье статьи по истории Гражданской войны.
Во время Второй мировой войны он выехал в фа-
шистскую Германию. Почему?
Что привлекло его а ней? Что делал и занимался  он
при гитлеровском режиме?.. У меня пока нет ответа...

Седоволосый Сидорин, развернув  сборник 
 эмигранта Н. Туроверова, рядом чашка кофе
и рюмка рома, перечитывал с грустью:
     Эти дни не могут повториться –
     Юность не вернется никогда.
     И туманнее и реже сняться
     Нам чудесные, жестокие года.
     С каждым годом меньше очевидцев
     Этих страшных, легендарных дней
     Наше сердце приучилось биться
     И спокойнее, и глуше, и ровней.

Скончался Владимир Ильич Сидорин в те годы в Берлине.
  Прах его придавлен надгробным камнем.

Об удачах и трагедии   генерала
Сидорина упоминают в зарубежных изданиях видные
деятели Белого дела.


Рецензии