Наотмашь по сердцу

Удар. Не по лицу даже, прямо по сердцу.
Брошенные, злые, отзвучавшие. Меняющие. Разве просто слова?
И можно придумать тысячу оправданий. И сотню отговорок. И усталость, и страхи, и даже неуверенность в себе.
Но на самом деле у злости нет оправданий.

Один человек другому делает зло. И боль. И теребит-теребит, выбивая из равновесия, и думает окаянный, что таким образом наладит свое. Но нет, не тут-то было. Теперь у нас два расшатанных, всклочных человека, наполненных грубостью и злостью.
И вот они отправляются в мир. Первый слегка поостывший, но вовсе не исцеленный. Второй раздосадованный несправедливостью, кипящий обидой за то, что его раздраконили и обидели просто так, не за что. Оба политые грустью.
И вот уже армия грубиянов. Чертовски обозленных друг на друга, а еще больше не мир вокруг, на государство, счастливых олигархов, «лживых влюбленных». За этим ядом полно разочарования в себе. Вера в то, что все еще будет и есть-то немало, а понимание что ничегошеньки нет и получить будет сложно.
Говорят, что человек чувствует себя богачом если на 200 баксов получает больше соседа.
И мы бежим искать убогих. Чтобы на их фоне быть богачами. А если убогих рядом нет то идем напролом, делая из тех, кто рядом убогих.
Это подло. И от осознания этого еще омерзительнее.
И сладко отпустить и катится в тартарары, и никогда не начать бороться.  Лучше убежать, укрыться в самодостаточность и запутаться в дорогу. Попутчики легки. Они никогда не укажут на наши недостатки.  Они их еще не знают, а когда узнают - снова в путь…

Немного посидеть в метро. Зачихлиться в проходящих прохожих, вглядываться и растворятся. И отворачиваться от сфокусированных глаз, и улыбаться погруженным в себя.
Чувствовать как плохо, и как одиночество нахлынет, и просто молча отвернутся в ответ подсевшему парнишке. И встать, и шатаясь бежать. И снова брести. Натыкаться, подталкивать, чувствовать что ты есть, тогда когда тебя уже нет.
От ударов сердце расплющено, стекается по спине, скатывается шариками в рюкзак за твоей спиной. И хочется собрать его в ладошке и как в детстве : «колечко-колечко, выйди на крылечко», открыть самое ценное и потаенное кому-нибудь. Просто кому-нибудь на кого упал взгляд. Но тебя уже били и потому спрятав осколки в запазуху, молча бредешь. Со злостью, почти с оскалом поглядывая на мелькающих..
Мучительно хочется курить. Задымит мысли и эту стучащую боль.
Понимания нет и желания нет.
А хотелось...    К черту!
Сейчас уже ничего не хочется. Только к Богу. И свернутся калачиком или просто посидеть в темноте. Но чтоб ни один взгляд, ни один кулак…
Брести. Шаркать и спотыкаться. Вывалится на землю и покинуть метро. И словно ты все еще там, под землей.
Мыслей больше нет. Кажется, что куски сердца растаяли и скатываются ледяной струйкой по позвоночнику и по рукам.
И вроде понимаешь, что легко можешь подняться и выпрямить сутулую спину, и взгляд не опускать. Но так сладостно не охота.
А сердце течет. Каплями слез.
А говорят, что плачут, чтобы жалели.
Тот никогда не плакал, по настоящему.
Плачут, чтобы вытравить желчь, чтобы снова научится дышать. Потихонечку боль вытекает.
И уже не так страшно идти. И уже понимание есть. Что все ровно дома найдется клей. Он сделает все как надо. И будет оно, девятиграмное, как новенькое. И будет верить, что никто никогда больше не станет хлестать его на отмашь.
Но есть и страх, что никогда уже не вытащишь его из пяток.
Вода. Потоки воды из крана.
Это слезы водопровода. Уж он-то смог поддержать. Трубы скрипнули, вентиль вздохнул.
И ты понимаешь, что все.
Вряд ли все будет как прежде. И есть желание уйти в монастырь.
Но тайная надежда. Почти просто скачек. А вдруг снова в жизни появится новы луч.
И улыбки понимания. И бесконечные строчки и танцы жизни. И желание вместе, легко и свободно.
Эта слабая надежа. Почти шорох. Тонкое дуновение веры и мечты.

Москва, июль, 2011.


Рецензии
Как жаль,что тебя давно уже нет и не поговорить не спросить не узнать...

Ирина Столбова   16.10.2019 07:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.