Глаз Перуна исторический детектив гл. 15

               

              Утром Злата разбудило мягкое прикосновение. С трудом разлепив глаза, он обнаружил рыжего Бермяту, сладострастно уминавшего овчину возле хозяйской головы. Лапки мохнатого плута складно  двигались в ритме замешивания теста. Казалось, кот танцует на месте, свой кошачий, только одному ему понятный танец под музыку собственного урчания.
              Кузнец почесал кота за ухом, хотел как обычно рывком вскочить с постели, но резкая головная боль враз вернула его  в события вчерашнего дня. Глаза припухли, язык не поворачивался в высохшем рту, в общем состояние живо напомнило ему пребывание в гостях на соседской свадьбе, когда он уговорил несколько ковшиков меда и Свят долго приводил его в чувство баней и квасом. Злат потрогал шишку  - она возвышалась княжеским курганом.
               По горнице потянуло вкусным запахом и Свят поставил на стол горшок молочной каши.  Кузнец потянул носом, хорошо, что больше не тошнит, можно спокойно поесть. Он осторожно встал и тут заметил, что другая лавка пуста:
                - А где постоялец-то наш?  -
                - так за ним Джохар пришел еще на заре, видать боится опять потерять. Важный такой приехал с четырьмя воинами, коня привел . одежду привез, такую же , как у них всех. А этот Омар молодец, отоспался и стал, огурчик. Джохар его к себе в отряд берет, он правда хлипковат, ну да с братом все равно сподручнее,  -  Говоря все это, Свят продожал летать по дому, затем сел за стол.
                - А что Асмунд? – Злат с наслаждением проглотил горячее варево.
                - А что Асмунд?  Сотник вернул ему серебро честь по чести, так что теперь Омар свободен.  –
                - Чудны дела богов,  - кузнец уставился в ложку, как будто там были ответы на все вопросы,  - прав был варяг, такое только в сказках бывает, а вот поди ж ты…  -
 Злат вздохнул и более энергично стал черпать кашу. Некоторое время было слышно только дружное шлепание ложек, затем Свят поднялся и стал убирать со стола Злат хотел к нему присоединиться, но Свят махнул рукой:
                - Сиди, сиди, а лучше полежи, а то на голову глядеть страшно.
Злат присел у окошка и стал наблюдать за Бермятой, который принялся за свое любимое занятие  -  стал гонять петуха. Утро было тихое, прохладное, нежаркое солнышко освещало внутренности избы, бревенчатый сруб, глиняный пол, стол, лавки. Кузнецы старались поддерживать чистоту в своем жилище и при солнце в нем было особенно светло и уютно. Злат расслабился, блаженно вытянув ноги, он зажмурился, подставив лицо теплу. Сквозь дремоту он слышал шаги Свята, беготню  и клекот петуха, затем топот и шаги в дверях:
                - Утро доброе, кузнец, смотрю . тебе полегчало. 
Всевед направился к Злату, уже заранее протягивая руки к его голове.  Злат подобрал ноги и открыл глаза:
                - Спасибо, Всевед, кабы не твоя волшба, запросто голова бы отвалилась.
                - Отвалится обязательно, если дуром ее подставлять будешь, так никакого волхования на тебя не хватит,  - волхв осторожно обследовал голову кузнеца, шишка на которой стала вроде поаккуратнее, во всяком случае по сравнению со вчерашней не такая устрашающая. Заварив целебные травы, Всевед поинтересовался, как спал больной, не тошнит ли его , не двоится ли в глазах.  Злат заверил его, что пока к пращурам не собирается, хоть они недавно и открыли ему калиточку.
                - Ага, и коврик подстелили, - буркнул Свят.
                - Это точно , - Всевед посерьезнел, - еще немного и махал бы ты ручкой с той стороны. Вот что друже, что-то надо делать : или бросай свой сыск, или один не смей ходить!
                - Ну и как я брошу? – кузнец пожал плечами, поморщившись  - даже это легкое движение вызвало приступ боли,  - что ж мне посреди Чернигова встать и кричать:» Люди добрые! Кто посла кокнул, не бойтесь, я больше никого не ищу.! «  Так что ли? И потом ты забыл , Всевед, что на кону стоит.  Сколько еще дружина Джохара ждать будет? А ну как другие понаедут , им мы что скажем? Подождите, подождите, щас виновного из-под печки вытащим?! И Светлана под топором считай стоит, ничего ведь не отменили. Джохар простой сотник, не он в Итиле колеса власти вертит, небось ихние эльтеберы  черниговщину уже как пирог  заранее нарезали.  И остановить их только одним можно: головой виновного с такими доказательствами, что никакой тысячник или темник  не усомнится. –
          Всевед сидел и качал головой, Свят замер с ложками в руках и полотенцем через плечо, потом вдруг затянул  с  зловещими завываниями:
                - Безумству храбрых поем мы песню, безумство храбрых  -  вот мудрость жизни .  –
                -  Во , во. – волхв энергично закивал, - это самое безумство и есть. Свят у нас прав как всегда. Итак, что мы имеем на сегодня? Ответ  - ничего. Да еще пробитую башку Злата, которая ни на шаг не подвела нас к лиходею. Зато лиходей без ошибок чистит себе дорогу, двух бедолаг он уже убрал, да так , что травинка не хрустнула, теперь к Злату подбирается, того и гляди доберется, тот ему сам усиленно помогает, Что мы князю предъявим, твою шишку ?  -
                - Нет, мы ему торка предъявим. – Злат только что вспомнил про убийцу – неудачника,  - торка – гуртовщика в городе многие знали, надо бы поспрашивать, с кем он тут часто виделся. –
                - Это мысль, - одобрил Всевед, - ты бы соображал почаще, Злат, глядишь, здоровье сохраннее будет. –
Злат молча проглотил очередную шпильку, а Свят пошел ставить посуду на полку, задевая по пути все углы. Всевед пристально посмотрел ему вслед, потом осторожно спросил:
                - Свят, а ты хорошо себя чувствуешь? –
Хазарин энергично закивал:
                -  Да как же я могу позволить себе болеть, когда за хозяином – Златом лиходеи охотятся. Я, Всевед, пожалуй , сам пойду про торка дознаваться, а то Злат всем уже глаза намозолил. –
                - Еще чего!  - Злат вскинулся с места и тут же, сморщившись, схватился за голову, - о-ей, будь им не ладно! Не хватало, чтоб и тебя, Свят, где-нибудь тюкнули! –
                - Да, Злат прав, - вохв. заложив руки за спину, прошелся по горнице, - негоже вам ребята по городу шастать и не возражайте мне, спрячте вашу гордость в подпол поглубже. А про торка я разузнаю, меня часто в городе видят, никого не удивит, что вохв по домам ходит, да если и удивит, то побояться лишний раз любопытствовать.  –
                - На святилище-то напасть не побоялись, подал реплику Свят, - здесь видать нигде покоя не будет.
                - То дурни были, спокойно ответил Всевед, - Никифор их сбаламутил, вот и сглупили.  Удивляюсь я этому греку , неглупый ведь человек, знает много, а к людям подпускать его нельзя  - обязательно напортачит, сидел бы уж  в своем монастыре, право. Ладно, я пойду, нечего рассиживаться. Смотрите у меня здесь, не высовывайтесь лишний раз.
Всевед быстро вышел, оставив кузнецов каждого со своими думами. Злат пытался сосредоточится сквозь ноющую голову, что было не просто.  Торк-гуртовщик был ценной зацепкой, гуртовщики – торговцы скотом были народом заметным, каждую осень они перегоняли откормленный на жирных степных травах скот на продажу.
         Златого погубителя в Чернигове видели не раз, расчеты он вел при помощи ольховых палочек, за что получил прозвище « Ольховая чурка». Был «Ольховая чурка» аккуратен в расчетах , прижимист, негодный товар не подсовывал и Злат недоумевал, зачем он согласился на лихое дело. Насколько кузнец знал падежа скота не было, засухи не случилось и травы встали дружно, значит гуртовщиков ждал верный барыш.
         Конечно, ребята они крутые, от крови в обморок не падают да и особо добродетельными их не назовешь, но чтобы на такое пойти?!  Может его заставили?  - мелькнула мысль, но Злат сразу ее отбросил. Ну предположим есть что-то такое в прошлом «Ольховой Чурки», за что его не погладят. Эка важность! Так прищучить можно боярина или купца, а гуртовщик сегодня здесь, а завтра там и плевать ему на все пересуды. Да и не бывает гуртовщиков без пары-тройки кровавых  историй, тем более у торков, где отомстить за косо брошенный взгляд  святое дело.
        Злат почувствовал, что голова окончательно  онемела и тут он спохватился, что давно не слышит Свята. Кузнец привстал и тревожно осмотрелся, затем позвал друга:» Свят! Эй. Свят! « - и не получив ответ, встал и осторожно пошел к двери. Выйдя наружу, Злат опьянел от свежего воздуха и остановился в дверях, держась за притолоку.В это время послышалось отчаянное кудахтанье. кошачий вопль и из-за угла возник Свят, держа в руках петуха. Ветеран дворовых сражений выглядел плачевно -  хвост ободран, крыло помято, но глаз из-под свесившегося на бок гребня воинственно сверкал и клюв угрожающе приоткрылся.
             - Добрался-таки Бермята стервец, - Свят погладил петуха, едва отдернув руку от клюва, -  расслабился наш куриный воевода, ну вот как ты, хозяин Злат. –
Злат грустно улыбнулся:
            - Неси его в дом, Свят, надо крыло перевязать. Эх ты бедолага, товарищ по несчастью. –
           - Ха, никак в этом доме открыли лечебницу для пострадавших петухов и дураков! – раздался знакомый голос и ярл Асмунд ступил во двор, раскрывая объятия. Злат раскрыл рот, чтобы остановить варяга, но тот уже охлопывал кузнеца по плечам и радостно тряс:
          - Жив, молоток закопченный, жив, нос любопытный ! –
Свят осторожно положил петуха на лавку и тронул Асмунда за плечо:
          -  Охолонь, ярл. Хозяин Злат едва на ногах стоит. –
Асмунд сочувственно посмотрел на Злата, осмотрел шишку, поцокал языком, развел руками:
        - Ну что сказать дружище! В Вальгалле воины уже подвинулись за столом, освобождая тебе место, но ты был так невежлив, что лишил их своего общества. Рассказывай живее, как тебя угораздило?
Злат, молча слушавший варяга, посмотрел ему в лицо. Ярл говорил, но постепенно замолкал, недоуменно глядя на кузнеца:
             - Что случилось дружище? Т плохо себя чувствуешь? У тебя какое-то лицо…
          - Асмунд, - перебил его Злат, куда ты пошел после того, как мы привели Омара? Прости за этот вопрос, но я должен знать, где вы все находились. –
           - Ты думаешь, я  не знаю, о чем ты думал эти дни? – варяг помрачнел, из его лица словно выпустили воздух, - ты думаешь я не видел, как ты прикидывал виновен я или нет? Нет, не возражай, береги свою дурную голову. Нет, что я говорю… Я ничего не буду тебе доказывать кузнец Злат.Ты думаешь ты самый хитрый, а на самом деле тебя видно насквозь как море в ясный день. Ход твоих мыслей мне так же ясен, как ход моего драккара: Асмунд потерял семью, он оторван от своих корней и ему все равно кому служить. Нет, погоди, не вскакивай!  Да, Асмунд теперь перекати –поле, пепел его дома давно развеяло над морем, а уж сколько человек пало от его руки  -  счет им ведет только Один . Но если Асмунд хоть кого-то предал, хоть кого-то обрек на кровную месть?!   Да пусть норны сразу же оборвут нить моей бестолковой жизни.  Эх Злат, и ты видящий суть вещей и людей, ты смог…  -
      К концу своей несвязной речи варяг бегал по двору, руки его то лохматили голову, то сжимались в кулаки, глаза подозрительно блестели. Злат, безуспешно пытавшийся вставить слово, теперь подошел к Асмунду, молча развернул его лицом к себе и слегка потряс:
                - Не буду просить прощения, ярл, ибо все здесь в одинаковом положении. Посуди сам: посла убил тот, кто умел хорошо обращаться с оружием и при этом человек не слабый, решительный. Асмунд, я уже сам запутался и всех запутал, но тебя я другом считаю, сердце мне говорит, что тебе можно спину подставить.
Злат схватил своими могучими руками руки варяга и потряс их. Асмунд некоторое время приходил в себя, потом невесело рассмеялся:
- А и верно, почему я собственно лучше всех быть должен? Мир, медведь закопченный.
Свят подошел ближе с петухом на перевес, счастливо улыбаясь, он нараспев продекламировал:
- Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки великая Русь!
Друзья оторвались друг от друга и воззрились на петуха. Свят перевязал ему лыком крыло и теперь птица норовила клюнуть все, что движется:
- Вот пример для подражания, - варяг указал Злату на петуха, - эта птичка так просто в горшок не попадет, не то что некоторые. Кстати, я дождусь рассказ о твоих подвигах!
Злат вздохнул, позвал варяга в дом и, удобно устроившись на лавке, поведал о своем последнем приключении. Асмунд выслушал, хмуро кивая, разом согнав с лица усмешку. По окончании рассказа он похлопал себя ладонями по коленям, затем встал и прошелся по горнице.
- Эти дураки сами себя заклеймили, - ярл сосредоточенно строил фразы, вслушиваясь в свою речь, - сидели бы тихо, глядишь, мы бы с носом остались, а теперь и слепому ясно, что им хвост прищемил. Мысль об Ольховой Чурки не плохая. Понимаешь, гуртовщики начинают перегонять скот в разгар осени, так что его появление в городе теперь необычно, может, кто и обратил внимание. С другой стороны он мог просто придти за покупками или в гости, да мало ли как можно отболтаться. Знакомых то у него поди пол-Чернигова?
- Да кабы не весь Чернигов, - вздохнул Злат, незаметно потрогав шишку. Шишка тут же подло стрельнула болью и Злат поморщился.
- Больно?! – сочувственно спросил Асмунд, - можешь не отвечать, я знаю, как это больно, ты теперь Джохару кровь должен.
- Знаю, - ответил Злат, горя желанием оторвать ноющую голову и зашвырнуть ее как можно дальше.  Он ясно представил себе эту упоительную картину: вот источник его мучений слетает с плеч, вот он размахивается и запускает комок боли, как камень из пращи, которая летит через улицу прямо во двор к Беляне и стукает там по лбу великовозрастного балбеса Кудряша. Вынырнув из приятных грез, злат с удивлением обнаружил, что голова почти не болит. «Ишь ты, я волховать научился», - восхитился кузнец и тут же увидел Кудряша во всей красе, шагающего в сторону их двора. Кузнец на миг подумал, что соседкин сынок идет требовать возмещения за травму, причиненную чужой головой, но вполне здоровый Кудряш развеял наваждение.
- Дядька Злат, здоров ли!! – заорал Кудряш на всю улицу и не подумав, что возле больного надо сбавить голос, - а мы с мамкой так напужались, ужасть просто. Я так мамке и говорил: «А ну как дядьку Злата бы да убили, кто бы нам по хозяйству помогал!» А ты смотрю и вовсе уже ходишь, вот и ладно и слава богам, а то я уже прикидывал, что на тризну нести!
Злат после нескольких бесполезных попыток вставить слово бросил это занятие и тихо отключился. Он попробовал вернуться к предыдущим видениям, к тому моменту, когда его голова врезается в лоб Кудряша, только теперь она влетала в его болтливый рот и накрепко запечатывала его. Сквозь грезы до него донесся тревожный голос Асмунда:
- Злат, эй, очнись, послушай, что этот дурень говорит! 
Злат вздрогнул, от чего шишка тут же напомнила о своем существовании и уставился на Кудряша, который без передышки продолжал:
- Ну да, Ольховая Чурка, и чего он в городе делает, для скота еще рано, а он прямо на княжий двор попер.
- Куда?! – взревел Злат, вскакивая с лавки и плюнув на многострадальную голову.
- Так я же говорю – на княжий двор. Я мимо шел, а ту Ольховая Чурка в ворота шасть, а я и думаю, что ему там понадобилось, неужто с ним кто-то дружбу водит?
Асмунд восхищенно облапил Кудряша и потряс:
- С этого и надо было начинать, помело несчастное! – поставив полузадушенного парня на пол, варяг обернулся к кузнецу:
- Теперь нам есть с чем к князю идти. Или тебя понести?!   


Рецензии
Гелена!
Рад, что Злату полегчало, Всевед молодец…, да, и чего это «Ольховая чурка» прямо на княжий двор попер???...
С искренним теплом,

Андрей Воин   21.10.2012 13:01     Заявить о нарушении
Да не отработана еще шпионская связь, понимашь...Вот и светятся где ни попадя.

Гелена Труфанова   21.10.2012 14:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.