Последние сто граммов

 (Начало http://www.proza.ru/2011/08/01/115 )

Впервые за много месяцев Вере приснился сон, да какой! Цветной, с запахами леса и травы. Они с Алексеем бегают по огромному цветущему лугу и целуются. Солнце играет в его светлых волосах, искрится в глазах...
Ах, это сон! Наяву всё давно по-другому. Наяву бесконечная работа по дому, забота о детишках, тревожные ночи.
 
Позавчера муж снова пришёл домой за полночь, пьяный. Когда-то Вера злилась по этому поводу, махала кулачками, изображала истерику. Алексей оправдывался, просил прощения, заверял, что выпивал в последний раз. Конечно же, прощала. Неделю продолжались совет да любовь, и потом всё повторялось. Иногда мир в семье был подольше. Полтора года назад, например. Они тогда решили, что им нужен второй ребенок.
 
Сынок родился! Алексей, казалось, радовался больше всех. Объявил для себя сухой закон на месяц, но едва дотерпел до срока.
Вера вся поглощена детьми. Муж ей порой кажется в тягость. Она уже не ругается по поводу его поздних возвращений, сил не хватает. Просто они разлюбили друг друга, успокоила она сама себя, и свободны! Пусть приходит, когда захочет.
А дети подрастут, тогда, возможно, будет и на её улице праздник.
 
Утренний сон не выходит из головы. Надо же, приснилось то, о чём она уже и не мечтает.
Да с чего она взяла, что у них с Алексеем всё кончено? У них же всё общее: молодость, дом, дети. А любовь? Вера вспомнила прежнее счастье и во всём, что случилось, стала винить себя:
— Алёшенька, милый, у нас не всё потеряно. Это я виновата. Я не дала тебе возможности почувствовать себя мужчиной. За всё хваталась сама, всё решала единолично.

Весь день работа спорится в руках и приносит радость, потому что впереди ждёт счастье. Обед уже сварен, проведена влажная уборка. Дочь гуляет под окном, на солнышке, мальчик спит после обеда в своей кроватке.
Сколько месяцев не смотрелась в зеркало!? Ой, постарела, подурнела, лохматая голова.
Полчаса, и чистые волосы уложены волнами, ещё пять минут, и аккуратно подкрашены глаза. Нет, ещё далеко не старуха.

Алексей мечтает о лодке. Надо её непременно купить. И они вместе уплывут куда-нибудь с ночлегом, будут на берегу реки провожать закат, утром встречать рассвет. Наварят ухи, напекут картошки. Дети станут плескаться в воде, строить из песка домики... Сколько радости в жизни! Как она обо всём этом забыла? Погрязла в стирке, уборке и тиранит всех своей усталостью.

Однако времени уже много, а мужа всё нет.
— Что-то случилось,— старается убедить себя Вера,— его задержали на работе. Алексей рвётся к ней, но вынужден опоздать. Мужчина всегда чувствует, когда его ждёт женщина. На этом держится жизнь.
Вера придумывает всякие причины, которых нет и быть не может.

Стемнело. Накормила, умыла, уложила детей.
— Ну почему же его нет? — с болью думает Вера. Ей уже не по себе оттого, что сидит разукрашенная, в новом шёлковом халате.

Вздрогнула от звонка, бросилась к двери. Алексей качнулся на пороге, и спиртной запах ударил в лицо.
Вера застыла перед мужем с ужасом в глазах. Сколько раз она встречала его пьяного, но ни разу ей не было так противно. Сегодня, именно сегодня, он должен был вернуться вовремя.
Сжавшись от боли в сердце, она упала на диван. Пульс в висках задолбил строчку из песни: «Отшумело, отзвенело бабье лето…».

Алексей шумно раздевается, пытается острить, возмутился, что жена молчит: лучше бы ругалась. Запустил в неё подушкой:
— Ну, выпили с друзьями. Нельзя, что ли? Витька в отпуск ушёл!
Ещё побурчал и, наконец, улёгся, захрапел.

Вера, конечно же, не спит. Расплакался малыш, она его носит, качает и думает, думает, что же ей делать дальше.
Ближе к утру уложила ребёнка и подошла к спящему супругу. В комнате чувствуется душный запах перегара. Вера поставила будильник рядом с мужем, сама закрылась в детской комнатке и прилегла к дочке.
Слышала, как зазвенел будильник, как тяжело поднялся Алексей, пил чай, затем приоткрыл к ним дверь, постоял, пошмыгал носом и ушёл на работу.

Вера стала быстро собираться. Скорее, чтобы не передумать. Чемодан, самое необходимое, скорее.

На работе Алексей мучится: и от головной боли, и от угрызений совести. С какой стати вчера напился? Не очень-то и хотелось, наоборот, тянуло домой, к жене. Так некстати подкатили мужики с Витькиным отпуском…
В сотый раз дал себе слово «завязать» с вином.

По дороге домой купил букетик для жены. Но никто не ответил на привычный звонок. На столе лежит записка: «Мы уехали, разведёмся позднее. Будь счастлив».
Хороши шуточки! Перечитал газеты, включил телевизор. Однако никто не пришёл, ужинать не пригласил. В комнате непривычно тихо. Дочурка не щебечет, сыновнего голоса не слышно. Как-то неожиданно и впервые он остался один. Пойти по знакомым, что ли? У кого это она спряталась? Вспомнил, что вчера Вера была не такая, как всегда: красивая, нарядная, а глаза так и сверкали ненавистью. Затревожился:
— Такая женщина кому угодно понравится! Разведёмся позднее! Может, к другому ушла? И детей к нему увела? Хороша! Конечно, нужно сейчас же вернуть их домой. Только где они?
Захотелось напиться, но сдержался, понимая: мириться с женой нужно на трезвую голову.

Вагон мерно покачивается, увозя Веру с детьми подальше от постылого мужа. Заснул на руках маленький, притихла, прижалась к ней дочь. И показалось Вере, будто проваливается она в бесконечно мягкую перину.
«Мама, я возвращаюсь в нашу деревню. Завари мне брусничного чая. Прости! Дай мне силы всё начать сначала…»
 
В полусне Вера минуту-две погостила в своём детстве. На самом деле мамы уже нет, и едет она к родственникам. Как давно она у них не была! И писем не писала. Изредка открытку к празднику пошлёт: «Поздравляем… У нас всё хорошо». Там её Алексей долго не найдёт. А дяде   Коле она так и скажет: «Уехала от мужа. Поживём немного у вас, а там видно будет».
 
Родственники, увидев гостей, обрадовались и испугались, захлопотали.
Не успели раздеться и умыться, как на столе ужин готов.
— Так Алексей Петрович и не знает, куда вы подевались? — уточнил дядя Коля.
— Я же специально подальше уехала,— заверила Вера, ничуть не сомневаясь в том, что родня полностью поддерживает её намерения.
— Ничего, ничего, всё образуется. Поживёте, отдохнёте… — приговаривает тётя Вера, раскладывая и застилая для гостей большой диван.

Поздно вечером Алексею принесли телеграмму: «Вера у нас. Все живы, здоровы», и адрес.
Прочитав, Алексей долго стоит у двери, глубоко дыша. Наконец-то! Завтра после работы он поедет туда, и они вместе вернутся домой.

Работалось легко. В буфете он купил шоколадки для гостинцев. Уточнил по телефону расписание поездов.
Перед окончанием смены к нему зашли его лучшие приятели с радостной вестью: у Сашки Борисова дочка родилась! Нужно отметить!
Алексей растерялся: в его планы выпивка не входила. Но отказаться, значит, обидеть ребят, и в первую очередь Сашку.
 
Александр, самый молодой в их компании, работает с Алексеем второй год. Ему пришёлся по вкусу установленный неизвестно кем обычай отмечать всякие события выпивкой. За стаканом вина приятно поговорить, старшего по возрасту и по должности Алексея Петровича можно называть просто Лёшей…

Что же делать? Алексей тормозит. А впрочем, зачем ему ехать к чёрту на кулички, на ночь глядя? Завтра выходной, вот и двинется в путь с утра пораньше. А сегодня выпьет свои последние сто граммов с друзьями.
Чтобы не остаться перед ребятами в долгу, захватил с собой бутылку водки.

Отмечать рождение нового человека решили на природе. Приятели отправились на Ореховое озеро. В реке вода ещё холодная, а в неглубоком, спокойном, без течения, водоёме она прогрелась. День клонится к вечеру, загорающих мало. Завтра, в выходной, здесь будет много народу.
Друзья расположились на траве, и трапеза началась. Стакан у них оказался один, поэтому наливать стали по полному и пить до дна, чтобы жизнь новорождённой была полной.
После первого стакана купаться полезли, затем сели согреваться. Пьют за здравие молодого отца, его супруги, бабушек и дедушек.
Над водой качаются, сверкая разноцветными головками, стрекозы. Возле берега раскидали тёмно-зелёные листья кувшинки…

Вот уже пятый день Вера старательно вычёркивает Алексея из своей жизни. Раз он не хочет, раз он выбрал свой путь, пусть живёт по-своему. Она одна вырастит детей, сейчас это не редкость. А потом, может быть, она ещё встретит человека. Пусть не такого остроумного, не такого статного, не такого широкого в плечах… Главное, чтобы не пил. Но как ни гонит она из головы мысли о муже, представить себя с другим человеком тоже не может. Да и как представишь, если дети похожи на отца: русые, голубоглазые.

Алексей приехал через неделю тем же транспортом.
Вера каждый день караулит автобус, несмотря ни на какие свои самовнушения. Она издалека увидела мужа и пошагала ему навстречу. Подошла и... не узнает: такое у него серьёзное, постаревшее, кислое лицо.
— Вера, Сашка Борисов утонул, в Ореховом. Мы собрались домой, а Сашки нет. Не сразу заметили. Долго не могли найти. Всё озеро переныряли, а он возле берега, в кувшинках запутался. У него сердце остановилось,— Алексей опустил голову.
 
Вера заплакала. Она знает этого добродушного парня, его беременную жену, родителей.
 
Вечернее солнце опустилось над лесом и наполовину ушло за верхушки деревьев. Закат пылает малиновыми, оранжевыми и багровыми облаками. Длинные тени от домов, заборов и двух фигур протянулись поперёк улицы. Ещё несколько минут, и всё погаснет.
 
Мысли в голове перемешались. Своя обида на мужа показалась Вере такой ничтожной, ссоры — мелкими и гадкими, зато беда, мчавшаяся на них со скоростью экспресса, предстала во весь рост.
От клокотавших в ней чувств негодования, жалости и своей беспомощности Вера вовсе обессилела и прислонилась к забору.

Закат пока ещё полыхал.


Рецензии
Как ни больно, но такую связь нужно рвать, потому что не будет ни нормальной семьи, ни жизни. Не совсем понял фразу: "Родственники обрадовались и испугались.

Геннадий Ищенко   11.12.2017 06:36     Заявить о нарушении
Конечно, Геннадий, вряд ли родственники обрадовались тому,
что племянница заявилась к ним с малыми детьми.
Так что ваше замечание учту. Спасибо!

Елена Микитенко   11.12.2017 23:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.