8 глава

Глава 8 
   Был канун 8 Марта. Алексей и Кристина шли рука об руку, забыв о всякой осторожности. Был обеденный перерыв, они гуляли по городу, настроение было прекрасное. Завтра после работы они договорились пойти в ресторан, отмечать Международный женский день. Конечно, время у них будет ограничено, но с этим они уже, как-то научились мириться. Главное, это то, что они будут вместе, будут наслаждаться обществом друг друга, которого им, всё время так не хватает.
- Кристинка, а вас будут официально поздравлять?
- Конечно, по громкой связи. – А уж дальше все по своим отделениям, кто, как может. – Мы вот своим подвалом отметим. -  Ну, может, кто из мужчин придёт, поздравит, а так мы всегда сами друг друга поздравляем.
- Понятно. – Вы уж там сильно не напивайтесь, нам с тобой ещё в «кабак» идти.
- А это уж, как получится, - поддержала Кристина, шутливый тон Алексея. И тут же спросила. – А вы, своих женщин поздравлять будите?
- Будем, правда, у нас их всего три. – Две приёмщицы и уборщица.
- А мужчин сколько?
- Человек десять.
- Везёт вашим женщинам, сколько им будет внимания, не то, что у нас.
- Ну, ты то, вниманием обделена не будешь, не переживай. – Я ведь буду с тобой.
- Вот только это и радует, - улыбнувшись, сказала Кристина, глядя в лукавые, глаза Алексея. 
  Незаметно для себя они подошли к воротам больницы.  Пришло время расставаться. 
  Взяв руки Кристины в свои, Алексей поднёс их к своим губам, поцеловав, сказал.
- Милая! - А что если я приду сегодня к тебе после работы?
  Голос его звучал так сладко, что с губ Кристины уже готовы были слететь слова согласия, но вовремя опомнившись, она сказала.
- Нет, сегодня не получится. – Приходить два дня подряд домой поздно, это будет уже слишком, мой дорогой!
  Почесав затылок, Алексей сказал.
- Может ты и права, но очень хочется.
- Знаешь, на кого ты сейчас похож? – засмеялась Кристина.
- На кого?
- На кота, который учуял миску со сметаной, а достать не может.
- Да, я тигр, а не кот! – И готов тебя «сожрать», прямо сейчас.
- Неужели я такая аппетитная?
- У, ещё какая!
- Ой, ой, пожалуй, я пойду, вижу по глазам, не врёшь, - она отступила на шаг назад, подыгрывая Алексею.      
- Не уйдёшь! – забил он, ногами об асфальт, как конь, протягивая к ней руки.
  От души насмеявшись, Кристина сказала. – Хорошо, что нас никто не видел, а то подумали бы невесть, что. – Ладно, Лёшка, надо идти, а то перерыв уже закончился, а тебе ещё идти.
  Оглядевшись по сторонам, она поцеловала его в щёку и поспешила уйти. Алексей провожал её взглядом до тех пор, пока Кристина не скрылась из вида и только тогда, развернувшись на сто восемьдесят градусов, поспешил на работу.

    - Так мужики, кто за цветами пойдёт, - задал вопрос Артур, когда утром вся «бригада» собралась в полном составе.
- Как, кто? – Самый молодой, бутылки и закуски мы привезли, а ему теперь только осталось цветы принести.
- Я не против, могу и прогуляться, - сказал Алексей, вставая со стула. – Деньги давайте и я, пошёл.
- Артусь, давай, у тебя на цветы должно было остаться, ты же у нас казначей, - обратился Генадий к копавшемуся в карманах Артуру.   
- Момент, друзья мои! – Вот Лёха, бери денежку и дуй сразу на рынок, пока всё не разобрали, а то будет, как прошлый раз.
- А, как было прошлый раз, - спросил Алексей, беря со стола деньги.
- Как? – А вот опоздаешь, тогда и узнаешь, как было прошлый раз, - хихикнул Артур.
- Артусь, не врёт, точно узнаешь, - вставил свои «три копейки», молчавший до этого, Тадэуш. 
- Я всё понял, пошёл, я.
- Что ты понял? - спросил Алексея, Артур.
- Любите вы болтать почём зря, ребята!
Смех, наполнив мастерскую, не покинул её с уходом Алексея. Мужчины ещё  какое-то время веселились, находя для этого очередной повод.   
  В полдень, как всегда в праздничные дни, директор уезжал с подарками в управление. Ну и конечно после этого в мастерской уже никто не работал. На «боевом посту», оставался один из приёмщиков, которого время от времени заменял другой. В этот день мужчины поздравляли женщин, дарили им цветы, подарки, накрывали праздничный стол, который в большей мере нужен был им самим.
  Приёмщица Наташа сидела рядом с Алексеем. Конечно, он не мог не поухаживать за женщиной сидящей рядом. А посему регулярно подливал ей в стакан вина и следил за тем, чтобы после очередного тоста он оказывался пуст.  Сам же после двух рюмок, умудрялся вместо водки пить минералку.
  После нескольких зажигательных тостов в исполнении Артура, народ расслабился, языки «развязались». Шутки, прибаутки, полились рекой из уст, подвыпивших мужчин и женщин. Шум стоял такой, что нужно было наклониться к уху своего соседа, чтобы он мог тебя услышать.  Кому-то, видимо, это было очень даже на руку. Всякий раз, когда Наташа обращалась к Алексею, он чувствовал прикосновение её упругой груди. Это было, как бы невзначай, но довольно чувствительно, чтобы Алексей не обратил на это внимания.
  Когда женщины вышли «припудрить носики», Алексей на ухо шепнул Ромке.
- Слушай, Наталья, об меня всю грудь себе стёрла, так не долго, и до греха довести.
- Так пользуйся моментом, пока у неё муж в командировке.
- А ты откуда знаешь?
- Знаю.
- Рома, может ты сам туда «заныривал»?
- Лёха, я бы может и «занырнул» с удовольствием, но об меня же не трутся так, как корова о столб.
- Ну, ты Рома даёшь…, - засмеялся Алексей.
- А, что, я, что-то не так сказал? – Так, что давай действуй, друг мой!
- Я, сегодня с Кристинкой иду в «кабак».
- Да, ладно тебе, с ней ещё сходить успеешь.  - А тут вариант, когда ещё такой момент будет? – Давай, протаптывай почву и вперёд! - А вот и девушки возвращаются, - показал он глазами, на входивших женщин.            
  Как же слаб человек, оставаясь один на один с раскрывающим свои объятия удовольствием. Оно идёт на любые уловки, чтобы заполучить того в свои сети. А получив, жестоко наказывает  слабых, даря радость сильным.
  Роман невольно запустил в сознание Алексея «червя сомнений», который нашёл там, такое количество пищи, что уходить оттуда в ближайшее время был не намерен.   
  А главное его нельзя было увидеть и раздавить, его можно было только почувствовать. Тот же, был настолько деликатен, что не докучал поначалу своей жертве, терпеливо дожидаясь случая, чтобы затем вволю насладиться своей властью. 

  Как-то в середине апреля, в один из дождливых дней Алексей обратил внимание на плащ, в который была одета Кристина. Первое, что бросилось ему в глаза, это цвет, который совершенно не подходил ей. А вот второе!
  Второе, что он ощутил, была какая-то смесь стыдливости и неудобства от того, что он любил эту женщину. Неужели в одно мгновение её несуразный плащ разочаровал его и убил все чувства? Разве может произойти такое? Ещё вчера он сходил по ней с ума, а сегодня стесняется её вида.Он, что не любил её? Бред! Но этот бред реально забрался в его душу и охладил страсть.
    
  Зато у «червя», появилось столько работы!  Тем более, когда пред твоим взором, постоянно мелькает обрамлённая в элегантную «рамку», прехорошенькая коллега. При этом уделяя столько внимания твоей персоне, что тут даже и догадываться не о чем.
   Ну, уж тогда, извините!
  Невинные шалости, прикосновения, взгляды, всё пущено в дело, чтобы разбудить ответный интерес. И он, начал  проявляться, правда, пока очень сдержано.
  А, что здесь удивительного? 
  Правильно, ничего!
   Вы возражаете?
Ну, что вы, бросьте! То, о чём вы подумали, уже давно попрано. Или у вас есть другое мнение?               
 
  Алексей не звонил Кристине уже два дня и столько же дней провожал её только на расстоянии. Это было удивительно и непонятно одновременно. Здравого объяснения, она не могла себе придумать, тем более, что в поезде Алексей вёл себя, как обычно. Но тревога, поселившаяся в её сердце, не покидала ни на минуту. Они не ссорились, не ругались, так, что же могло произойти? А может, разлюбил или просто так надо, в целях конспирации. Но обычно такое, они, всегда обсуждали вместе. Вместе!!! 
  Ей пришлось соврать Августине, когда та, попыталась узнать причину её подавленности. Потому, что, как она не пыталась скрыть свою печаль, удавалось ей это плохо. Дома она сорвалась на своих близких, досталось всем, одному за одно, другому за другое. То на, что раньше она могла закрыть глаза, сейчас раздражало и злило. А всему виной была неизвестность и боязнь. Потерять то, что она обрела и, чем ещё не успела насладиться.  Так вдруг?
  Было очень тяжело. Она страдала и не знала, что с этим было делать.      
  А, что же Алексей? Он флиртовал на работе с Наташей, но не более того. Безусловно, ему нравилось то внимание, которое оказывала ему молодая женщина. Но дальше разговоров дело не шло, да он, почему-то и не стремился торопить события. То, что он вдруг охладел к Кристине, было неожиданностью и для него самого. Да, он меньше думал о ней, но воспоминания, всё ещё будоражили кровь. Прислушиваясь к себе и своим чувствам, Алексей понял, что дни бесшабашной страсти остались позади. Интуитивно он почувствовал, что теперь может относиться к Кристине, как к любовнице. Назначать встречи, когда хочется ему, а получив желаемое совершенно спокойно возвратиться, домой, не страдая от расставания с любимым человеком. Исчез романтизм, всё принималось, как должное.  Теперь он, мог диктовать свои условия, почувствовав власть над Кристиной. Его эго, было полностью удовлетворено.  Говоря грубо, теперь он, мог ковыряться в тарелке, после того, как утолил голод. Трудно поверить, что причиной всему этому стал её дурацкий плащ. Но для Алексея это было весомым аргументом.
  Шёл третий день этих непонятных отношений. Поезд подъезжал к городу. Обычно самые торопливые пассажиры готовились к выходу заранее. Кристина с подругами особо не торопились. Алексей же, всегда выходил после них и уж потом, догонял её. Но сейчас? Она не поверила своим глазам. Алексей шёл по проходу, намереваясь выйти из вагона, одним из первых.
 «Неужели это всё? - промелькнуло в голове. – Разлюбил?»
  Это было, как удар молнии. Поезд остановился, надо было вставать, но ноги не слушались.
- Кристина, ты, что заснула? – Вставай, приехали, - обратилась к ней одна из подруг, тряхнув за плечо. – С тобой всё в порядке?
- Да, - еле слышно, ответила она. – Встаю, сердце, что-то вдруг «прострелило».
- Так может помочь?
- Спасибо, уже лучше. – Я сейчас встаю.
  Она напрягла все свои силы, чтобы встать, заставить себя выйти из поезда. Подруги, поинтересовавшись её состоянием, разошлись в разные стороны, как только Кристина убедила их, что с ней всё в порядке. Инстинкт вёл её в нужном направлении, а вот сознание просто напросто отключилось. Она шла, как в тумане не замечая ничего и никого вокруг. Боль, горечь и обида, навалились одновременно, она задыхалась от давивших её слёз.   
  Алексею до мастерской оставалось пройти ещё метров двести, неожиданно он обернулся. Шагах в  пятидесяти позади, он увидел идущую за ним Кристину. Оглядевшись по сторонам и не заметив никого подозрительного, Алексей решил её подождать. Глядя на неё, его поразила та отрешённость, с которой она неторопливо шла ему на встречу. Ещё больше он удивился, когда Кристина прошла мимо него, как будто не замечая его присутствия. Опешив, он не сразу сообразил, как вести себя дальше. 
- Кристина, - позвал он, когда та уже прошла шагов пять вперёд.
  Но на его зов никакой реакции не последовало. Было от чего удивиться и забеспокоиться. Он догнал её и, схватив за рукав, громко произнёс. – Что с тобой, Кристина? – Очнись, куда ты идёшь?
  Только после того, как Алексей затряс её, как грушу, она увидела его перед собой.  Почему-то выглядел он испуганным.
- Что происходит, ты меня видишь? – всё ещё продолжая трясти Кристину, спросил Алексей.
- Не-э-э тря-си ме-э-ня, - только и смогла вымолвить она.
Разжав руки, Алексей спросил. – Что с тобой происходит, Кристина?
Кристина смотрела на своего возлюбленного. Таким испуганным она видела его всего один раз, когда нагрянула к нему домой.
- А чего это ты такой испуганный? – спросила она, гладя ему в глаза.
- Ты меня напугала. – Проходишь мимо, как будто меня не видишь, я зову тебя, а ты меня не слышишь. – Я просто испугался за тебя.
- Значит, я тебе ещё не безразлична?
- Конечно, нет!
- И ты меня всё ещё любишь?
- Люблю.
- Тогда, как понимать то, что ты меня избегаешь, не звонишь, не подходишь, как?
  Слёзы, которые она, всё это время сдерживала в себе, вдруг вырвались наружу и стремительно потекли по щекам. Закусив губы, она ждала ответа на свой вопрос.
  Искренность происходящего сильно поразила Алексея, что-то щёлкнуло у него внутри.
- Кристинка, дорогая моя, прости, я всё тебе объясню. – Не надо плакать, успокойся. – Ну, что ты себе придумала, всё гораздо проще. – У нас около работы сломался телефон-автомат, а бежать к другому, у меня просто не было времени. Директор лично подкинул халтурку, да ещё приказал срочно сделать. – Вот и приходится копаться, не поднимая головы.
- Но разве нельзя было подойти и сказать это?
- Нельзя, потому что меня «пасли» все эти дни.
- Кто же тебя «пас»? – ирония сквозила в её вопросе.
- Подруга жены вдруг стала ездить в нашем вагоне. – От её взгляда у меня на затылке дырка образовалась.
- И вынесла все мозги, - кольнула Алексея, Кристина.
- Ну, слава Богу, оживаешь.
- Ещё не совсем. – Тебе придётся постараться оживить меня, дорогой!
- Я готов! – Если ты сегодня, отпустишь пораньше Августину, то после четырёх, я буду у тебя.
- Только обязательно позвони в обед. – А ещё лучше позвони около двух.
- Хорошо, я постараюсь всё сделать до обеда. – Но если я позвоню немного позже, ты не обижайся. Мало ли, как у меня пойдёт с директором, он будет лично принимать у меня работу.
- Ладно, я буду ждать, - вытирая слёзы, сказала Кристина.
- Вот и славно. – А сейчас разворачивайся и иди на работу, и не придумывай себе невесть, что.      
   Он ещё постоял немного, глядя ей вслед, пробормотал: «Да, уж!»  И только после этого продолжил свой путь.         
  Как же ему удалось так убедительно соврать, не моргнув глазом. Удивительно, как всё получилось гладко. Но ещё больше, он, был поражён тем, как близко к сердцу приняла это Кристина, насколько глубоки её чувства. И ему стало стыдно.
 «Разве имею я право, так поступать с ней?» - думал Алексей, подходя к мастерской.
 «Она, так меня любит. А я, из-за какого-то плаща.  Ну, подумаешь, не идёт он ей, так, что я должен стыдиться её? Когда мы остаёмся наедине, я же не стыжусь».
  Он чувствовал свою вину перед Кристиной, но признавать чего в нём сейчас было больше, любви или жалости не  хотелось. Да и времени рассуждать сейчас на эту тему, не было. Надо было подумать о, другом, а анализировать он будет позже.
  На работе у него действительно было несколько заказов, у которых срок исполнения подходил к концу. И если он, хотел сегодня уйти раньше, то должен будет приложить к этому соответствующие усилия и желания.  А тут ещё Наташка, с каким то - своим «делом», сказала, что подойдёт к нему в обед, при этом, как-то по-особенному сверкая глазками.
« Не хватало мне сейчас только её дел! – Что ей надо? – раздражённо думал Алексей, приступая к работе.
  Он явно был недоволен собой, своим поведением, своими чувствами. Надо было разобраться с сегодняшней ситуацией, а он попадает в новую, которая требует немедленного принятия решения.
  Интуитивно Алексей понимает, что Наташа решила взять инициативу в свои руки. Но вот, что ему со всем этим делать? 
  Иметь врага в лице приёмщицы, это чревато многими нехорошими последствиями. Надо было, что-то придумать, чтобы не обидеть женщину и не лишать её надежды.
  Он так и не узнает, что Наташа хотела пригласить его к себе домой под видом ремонта магнитофона.  Потому что ещё за час до обеденного перерыва, Алексей подошёл к ней и попросил «прикрыть» его после четырёх, так как ему нужно ехать в аэропорт встречать родителей, прилетающих сегодня.
  На вопрос явно разочарованной Наташи.
  «Как долго они собираются у него гостить?»
  Не моргнув глазом, ответил.  «Две недели». 

  Ему без труда удалось убедить Кристину, что у него не было злого умысла в этой ситуации, что он её по-прежнему любит и всё у них будет, как и раньше. А распитая бутылочка шампанского, предусмотрено принесённая Алексеем, только способствовала примирению. Они прекрасно провели время и возвращались домой в прекрасном расположении духа. И только, когда Кристина вышла на своей остановке, Алексей попытался разобраться в своих чувствах.
  Невольно, ему пришлось опять припомнить этот злополучный плащ, ведь всё началось с него.
«Что в нём было такого мистического, что он так вдруг повлиял на мои чувства? Можно даже сказать оттолкнул, меня от Кристинки. Я, же не разлюбил её? Вроде нет, но то, что я стал более спокоен, так это точно.
   Мне же нравится быть с ней?
  Нравится!
  Тогда почему, во мне нет тех безумных страстей, что были ещё совсем недавно. Куда они подевались?    Однообразие?
  Нет, однозначно, на этот вопрос не ответишь. Может это из-за того, что Наташка стала подбивать ко мне «клинья»? Появилась возможность испытать новые ощущения. А, что там нового? Что мы всё там ищем? Почему мы готовы бросить всё, что нам идеально подходит и попробовать, что-то ещё, на стороне? Конечно, я не побежал за ней, но если бы она настаивала, возможно, и не устоял бы. Почему?»
  Поезд подъезжал к станции, и надо было выходить. Алексей думал, что выйдя из поезда, с десяток «почему» поедут дальше, а он спокойно пойдёт домой. Но не тут-то было, они сошли вместе, и теперь будут шагать рядом. 
  «Почему стоит нас кому-то поманить, со стороны, не важно, какого «это» сорта, и мы готовы поддаться.  А может, это просто я, такой «кобель»? Хотя кроме себя, я знаю сотню таких «кобелей». Правда есть среди нас, и разборчивые, но пока трезвые. Значит дело в другом.  Мораль?  Мы все аморальны и нечего тут голову ломать».
  Казалось, он закончил внутренний диалог, определив для себя суть проблемы. Но пройдя пару шагов, в голову пришла другая мысль. 
  « Но ведь, когда я был в кого-либо влюблён, меня никто не мог заставить изменить любимой. Правда я, потом иногда жалел об упущенных возможностях, но ведь это только потом и то не всегда. Так значит всё дело в любви? А если так, то получается, что большинство людей лицемеры и лгуны.
   Миллионы живут с нелюбимыми, ради чего?
   Стоп! А может быть, их чувства остыли, нет бурных страстей, нет новизны в отношениях, может они просто стали, как я, любить без эмоций», – думал Алексей, подходя к дому, где его ждала совершенно другая любовь.
   Любовь к своему маленькому сыну. Она не была показной, эмоциональной, страстной, она была значимой и глубокой. Её нельзя было сравнить, с какой-либо другой, но от этого она не перестала быть, Любовью!
  Выполнив свои супружеские обязанности, Алексей лежал на спине и, глядя на просочившийся через шторы лучик света, от фонарного столба, думал.
  « Я делаю это, потому что мне хочется или потому, что надо. Если сравнивать двух женщин, то тут и сравнивать нечего. Так значит, мне просто этого хочется и не важно, с кем.  Нет, видимо всё же важно. Хочется одного, а получаешь, как всегда совершенно другое. Поэтому ещё больше хочется того, запретного, принадлежащего другому. - Вот если честно! Женился бы я, если бы пожил без брака с Иркой, какое-то время?»
Ну, уж, если быть до конца честными, то ответ у Алексея вырвался мгновенно: « Нет, конечно!»
 « Но, кто меня заставлял жениться? Никто. Влюбился и женился.   - А сейчас получается, что я, её, не люблю? - Предположим, я люблю другую. - Тогда почему, ту другую, я стал меньше любить? - Разонравилась? Нет. Я стал к ней пренебрежительней относиться, почувствовал, что крепко держу рыбку на крючке и возгордился?»        Глаза Алексея неожиданно закрылись, мысли стали путаться и через пару минут, он уже спал, тихонько посапывая. Совсем по-другому проходил этот вечер в семье у Кристины. Ей совершенно не хотелось разбавлять мужем то, что она получила от Алексея. Поэтому закончив делать одно дело, она находила себе другое, а затем ещё и ещё, до тех пор, пока не убедилась, что муж уснул, так и не дождавшись её. Вот тогда, она смело легла рядом, закрыла глаза и попыталась представить, что рядом лежит её любимый Лёшка. Ей даже показалось, что она почувствовала нежное прикосновение его губ, от чего заныл низ живота, и ей пришлось поджать коленки. А рядом спал ничего не подозревающий муж, к которому она не чувствовала никакого влечения. Всё, что ёй было необходимо, давал Лёша. 
Правда, в последние дни произошло, что-то не совсем понятное для неё.  Но сегодня всё встало на свои места и она опять счастлива. Она не хотела верить в то, что он, вот так в одночасье разлюбил её.
  И действительно, после этой небольшой размолвки их отношения снова обрели былую стабильность. Казалось, этот роман будет длиться всю жизнь. Но, как это часто бывает в жизни не всё идёт по предполагаемому нами сценарию. Где и, когда они прокололись навсегда останется для них загадкой.
  Они отметили годовщину своего знакомства. А на следующий день Алексей сообщил Кристине, что жена учинила ему допрос со скандалом по поводу его с ней встреч. Ему пришлось изворачиваться, чтобы попытаться убедить жену, что их встреча носила чисто деловой характер. Что Кристина просила принять её знакомых, которым нужно было отремонтировать телевизор. Конечно, убедить её в этом сразу не удалось. Пришлось выслушать массу обвинений, не безосновательных и даже правдивых с одной стороны, и тут же развеянных другой стороной в силу их правдивости. Потому, что в силу этих же  обстоятельств, правда не должна была вылезти наружу. Она и не вылезла, потому что предстать пред  ней, испугался не только Алексей. В общем, разговор был неприятным во всех отношениях. Он предполагал, что Алексею придётся изменить свою тактику, особенно в первое время. Видеться теперь они будут реже, для связи останется только телефон.
  Обсудив сложившуюся ситуацию, они решили неделю посидеть в затишье, а дальше ситуация сама покажет, как поступать. И надо сказать сделали они это вовремя. Буквально через три дня, Ирина неожиданно появилась в мастерской Алексея. Официальная причина была оставить Алексею сумку с покупками, чтобы самой не таскать её по магазинам. Дальше, больше.
  Выйдя из мастерской по окончанию работы Алексей, увидел стоявшую на тротуаре жену в компании её сестры. Якобы они встретились в магазине «Военторга» расположенного недалеко от мастерской Алексея, ну и, проходя мимо, решили дождаться его, чтобы ехать домой всем вместе. 
  « Хорошо, что я, не перезвонил Кристинке, а то бы влип, по самые, не балуйся», - подумал Алексей, облегчённо вздыхая.
 Ещё он, подумал о том, что сам себе «накаркал» слежку. Ему казалось, что за ним следят со всех сторон, так, как то там, то сям, на глаза попадались знакомые лица, которые он раньше так часто не замечал.
  Уже через три дня такой осады, Алексей понял, что соскучился по Кристине, что ему не хватает их встреч. Он неподдельно тосковал по её ласкам, по её упругому телу и даже не мог себе представить, что ещё недавно был несколько холоден со своей возлюбленной. Надо было, что-то придумать, чтобы обмануть всех и не обострять отношений с женой. И он придумал!
  Алексей понимал, что за всеми этими разговорами о его «погуливаниях», могут стоять подруги или знакомые жены. А это означало, что под «колпаком», он находится, когда идёт на работу и когда с неё возвращается. Возможно, они засветились, когда гуляли по городу в обед, но это уже не важно.
  «Значит, на время, мы изменим тактику», -  думал Алексей, идя звонить Кристине.
  Но поговорить с ней, ему, к сожалению не удалось. Трубку сняла Августина и, после обоюдных приветствий, она сообщила, что Кристина уехала на базу и, когда точно будет, она не знает. Надо было, что-то быстро решать.
- Августина, передайте, пожалуйста, Кристине, чтобы она сегодня, обязательно дождалась моего звонка.
- Что-нибудь произошло? – насторожившись, спросила  Августина.
- Нет, ничего. – Просто мне нужно ей обязательно, кое, что сказать.
- Хорошо, Алексей не волнуйтесь. – Я обязательно передам. - До свидания. 
  Выйдя из телефонной будки, Алексей огляделся по сторонам. По тротуарам туда, сюда сновали прохожие, не обращая никакого внимания на молодого человека, стоявшего у телефонной будки. А тот немного поразмыслив, направился к киоску торговавшему мороженым. Он купил пять стаканчиков пломбира и направился обратно в мастерскую. Надо сказать, что мужчины любят не только горькое, но и сладкое тоже. Поэтому Алексей был встречен радостными возгласами, когда ввалился с мороженым в мастерскую.
- А себе, что два купил? - спросил Ромка, когда в руках у Алексея, осталось два стаканчика с мороженым.
- Не волнуйся, всё поровну.
 Он поставил один стаканчик на свой стол, а со вторым вышел в коридор, но уже через минуту вернулся, только без мороженого.
- Что проглотил в коридоре, чтобы никто не видел, - не унимался подтрунивать над товарищем Роман.
- Нет, чтобы сказать спасибо, так он ещё «наезжает». – Не понял, а где моё мороженое? – спросил Алексей, глядя на пустой стол.
- А, что его нет? – спросил Артур, еле сдерживая смех.
- Нет, - скорчив физиономию, ответил Алексей.
- Но мы его не трогали, может оно спряталось, куда, от Ромки. – А то он, высказывал вслух крамольные мысли, вот оно и убежало. – Ха, ха, ха, ха.
- Знаете, что?
- Что! – в один голос, отозвались все.
- Если оно погибнет от слёз по мне, то ваши слёзы раскаяния, будут не такими сладкими, как у моего мороженого.
- Рома, верни ему мороженое, а то у меня, уже в животе заурчало, от таких угроз.
- Да не к добру это, Артусь, - делая серьёзный вид, сказал Тадэуш. – Ромка, «растуды твоё коромысло», верни мороженое, а то мы тут все оконфузимся!
 
  В три часа дня, Алексей выскочил с работы, чтобы позвонить Кристине. Волнуясь, набрал нужный номер.
- Алло.
  Услышал он, в трубке голос любимой.
- Кристинка, привет! – Как дела? – Я звонил тебе в обед.
- Да, Августина, мне сказала. – Хорошо, что позвонил рано, я ещё успею на поезд, в половине четвёртого, если ты позволишь? 
- Успеешь, конечно! – Я, безумно по тебе соскучился.
- Я, тоже. – Но тебя ведь обложили со всех сторон.
- Вот поэтому и звоню. – Мы, можем встретиться у тебя, во время обеденного перерыва, если ты сможешь сбагрить куда-нибудь Августину.
- Надо подумать.
- Я смогу в час быть у тебя, а в два уйду. – И мы оба приедем домой вовремя.
  Видимо, Кристина размышляла, потому что в трубке слышалось только её дыхание.
- Ну, хоть раз в неделю мы сможем быть с тобой вместе, - взмолился Алексей, думая, что Кристина против его предложения.
Действительно она была против.
- Как только раз в неделю? – Ты должен придумать ещё, что-нибудь, потому что я тоже хочу тебя, видеть чаще.
- Так, я же только за! - обрадовался Алексей.
- Вот и отлично! – Тогда позвони завтра в двенадцать. – Сможешь?
- Конечно!
- Лешка, ну я, побежала, а то опоздаю. Пока.  Жду завтра твоего звонка.
- Пока. – И помни, мне без тебя плохо.
  Положив трубку, Кристина быстро собрала сумку и побежала на вокзал.
  Уже сидя в поезде, она подумала.  « Как же я, давно не слышала от моего милого таких сладких трелей. Вот, что значит видеть только издалека. Да, я, и сама истосковалась по нему. Завтра поговорю с Августиной, глядишь, всё у нас получится». 
  У них и, правда, всё получилось. Насытившись друг другом, они «разлетелись» в разные стороны, унося с собой ощущение радости и счастья от полученного блаженства, которое они себе сегодня подарили. Оно настолько их переполняло, что охватило всех, кто потом находился с ними поблизости.    
  Приехав домой, Кристина обласкала дочку, поблагодарила маму, приготовила на ужин то, что обычно готовилось по праздникам и даже мужу досталось некоторое количество остроумных замечаний в связи его незначительными промахами. Но ещё больше он удивился, когда увидел накрытый, как на праздник стол.
- Что это у нас случилось? – По какому поводу веселье, - спросил муж, Кристину, которая в этот момент доставала из серванта бутылку вишнёвой наливки.
- На работе премию дали, за хорошую работу и ещё грамоту обещали дать. – Вот так! – гордо сказала Кристина.
- Ну, надо же событие! – Это дело надо обмыть.
- Так вот, я и достала наливочку.
- Нет, это вы с мамой будите пить, а мне достань беленькой, пожалуйста!
  После ужина, всей семьёй смотрели очередную серию художественного фильма «Долгая дорога в дюнах». И когда серия подходила к концу, Кристина поняла, что сегодня ей придётся отдуваться за расточительное отношение к своему счастью. 

  Алексею не давали покоя слова Кристины, по поводу, «чего-нибудь» придумать. Он и сам понимал, что надо, как-то выкручиваться в этой ситуации, но вот, как это сделать, пока придумать не мог. Шла вторая неделя, так сказать, «строгого контроля», которому он подвергался со стороны жены. 
  Чтобы, как-то проверить, не ослабло ли внимание к его персоне, Алексей, в один из вечеров заикнулся жене, о намечающейся халтурке, из-за которой придётся задержаться на работе. То, что «зоркое око» не дремлет, он почувствовал сразу, как только закрыл рот. Он выслушал целую тираду по поводу его нечаянных встреч с клиентками, о том, что говорит народ в деревне, про его, так называемые «деловые» встречи. Как это отражается на репутации семьи и т. д. т.п. Конечно, он приводил весомые аргументы в своё оправдание, но они, так и не находили понимания со стороны супруги. Пришлось отложить эту попытку до лучших времён. 
  Конечно, он был расстроен, но, что было делать? Думать и только думать, так можно было получить желаемое.
  И надо сказать, вскоре ему представился случай, найти небольшую лазейку, в которую он собирался пролезть хотя бы один раз. 
  Алексей, Роман и приёмщица Наташа, стояли в коридоре во время обеденного перерыва, и обсуждали последние похождения директора, когда позавчера, тот появился в мастерской в нетрезвом виде. Они от души хохотали, слушая рассказ Наташи, когда открылась входная дверь, и на пороге появился директор в сопровождении своего вечного собутыльника, кладовщика Семёныча.
- Чего веселимся, работы нет? – вместо приветствия бросил директор, стоящей в коридоре компании.
- Так ведь перерыв, - отреагировал мгновенно Ромка, на замечание директора.
- Вот, Семёныч, бери в помощь этих бездельников, всё равно «дурака валяют».
- Так ведь они не поедут. – Мастера!
- А ты попроси, как следует, может и поедут. – Правда, Петкевич? – обратился директор к Роману.
- Куда это ехать надо? – спросил Ромка, и тут же добавил. – На курорт, что ли? - Так это мы завсегда готовы.   
- Тебе лишь бы не работать. – На склад, коробки грузить.
- Так это грузчики должны делать, - ответил невозмутимо Роман.
- Грузчики, грузчики, нет грузчиков, самим надо грузить, - директор начинал заводиться, глядя на невозмутимую троицу.
- Так, а мы, что грузчики? – У нас своя работа есть, - не сдавался Ромка.
- Рома, я бы никого не просил, - вмешался Семёныч. – Да, меня радикулит прихватил, вот в чём беда.
- А я, чё, доктор? – вырвалось у Ромки.
  Директор, уже открыл, было, рот, чтобы объяснить Роману, кто он есть на самом деле, но его опередил Алексей.
- Пётр Петрович, а на долго ехать?
  Вопрос Алексея, явно ввёл в замешательство директора, потому что тот так и простоял с открытым ртом ещё пару, тройку секунд, и только потом ответил.
- К обеду вернётесь.
- А после отпустите домой, - задал следующий вопрос, Алексей.
  Пётр Петрович, смотрел на Алексея, явно обдумывая его предложение и наконец, сказал.
- Отпущу, если ещё, разгрузишь машину на наш склад.
- Будет сделано, - браво ответил Алексей. – Когда надо ехать?
- Завтра! Только приезжай на работу к восьми, чтобы мы там могли без очереди загрузиться, - вмешался в разговор обрадовавшийся Семёныч.
- Вот, Петкевич, бери пример с молодёжи. – Заелись вы тут, лишний раз задницу от стула не оторвёте.
  И тут же обращаясь к Семёнычу, добавил. – Ну, всё, вы тут теперь без меня решайте, а я поехал.
  Бросив Алексею: « Подожди меня здесь», - Семёныч, поспешил за директором. 
- Я, чего-то не догоняю? – Какого хрена, я тут отбивался? – недоуменно глядя на Алексея, спросил Роман.
- Рома, спокойно, не кипи! – Наташа, извини, мы пойдём, - и ухватив за руку Романа, Алексей потащил его на улицу.
- Что случилось? – спросил Роман, когда они оказались одни. – К чему такая конспирация?
- Рома, ну, что я буду на всю мастерскую орать, что мне надо полдня провести в обществе любовницы и, чтобы до жены при этом не дошла такая информация. – Я, тебе рассказывал, как меня обложили, так вот, теперь приходится  выкручиваться.
- Ах, вот оно, что! – А то я, уже грешным делом подумал, что ты, к начальству подлизываешься.   
- Вот уж, никогда не лизал, и лизать не собираюсь.
- Ладно, ладно, не обижайся.
- А ты, думай, что говоришь, - насупился Алексей.
- Ну, я же сказал, не обижайся. – Тебе, что нужно?
- Мне надо, чтобы в случае чего вы сказали, что я вернусь только к пяти часам.
- Думаешь, кто-то придёт про тебя спрашивать?
- Да мало ли? – Возьмут и подошлют, кого-нибудь, хотя бы просто, как клиента. – И поминай, как звали.
- Лёшка, у тебя скоро паранойя начнётся, - разводя руки в стороны, сказал Роман. 
- Знаешь, что! – Осторожность в этом деле не повредит.
- Оно то, конечно. – Но не до такой же степени.
- Тебе, что трудно будет сказать, если вдруг, что?
- Нет, не трудно, скажу.
- Вот спасибо! – Ты настоящий друг!
- Не подлизывайся, - погрозил пальцем Роман, Алексею.
- Даже не думал. – Говорю, как есть.
- Лёшка, а вот не дай Бог, застукают тебя. – Что будешь делать?
  Алексей ненадолго задумался.
- Знаешь, я об этом, как-то не думал. – Даже не знаю, что сказать.
- Ладно, не парься. – Всё будет хорошо. Пойдём, а то тебя там Семёныч, обыскался, поди. 
- Рома, ты иди. – Если, что, скажи ему, что я, сам к нему приду. Мне надо срочно позвонить Кристине. – Я через пять минут вернусь.
  Сказав это, Алексей бросился через дорогу к телефонной будке.

  Вечером, приехав домой, он первым делом сообщил жене о том, что его отправляют на склад и, что, когда точно они оттуда вернуться, он, знать не может. Конечно, ему пришлось объяснять всё в подробностях и даже исказить некоторые факты.  Выставив себя в роли спасителя Ромки, от гнева директора.  Получилось видимо так, как надо, потому что жена, посоветовала взять с собой бутерброды. Алексей не смог устоять перед соблазном выглядеть более убедительно, посетовать ещё и на то, что придётся на целый час, вставать раньше. Получив порцию сочувствия, как ему показалось ироничного, он почувствовал, что за завтрашний день он может не беспокоиться. Душа его пела от того, что всё складывается нужным образом. Что завтра с трёх часов дня и почти до семи вечера, он проведёт со своей любимой женщиной. Он ощущал огромную радость и воодушевление. Но всё это необходимо было тщательно скрывать, вдобавок изображая некое недовольство своей участью. Душа пела, лицо скорбело.
  Утром, идя на станцию, Алексей обратил внимание на своё внутреннее спокойствие. У него не было ни капельки тревоги, всегда ощущавшейся перед, какой-нибудь авантюрой. Но это, была лишь мимолётная мысль, которой он, не оказал должного внимания. А зря!
  Было без десяти минут восемь, когда Алексей, подходя к мастерской, заметил суетившегося вокруг своей машины Семёныча.
- Доброе утро, - поприветствовал он, кладовщика, подходя к машине.
- А, Алексей! - Доброе утро. – Молодец, что не опоздал, садись сразу в машину, я на секундочку забегу в мастерскую и сразу едем.
  Алексей открыл дверь старенькой, но в очень приличном состоянии «21 Волги» и, плюхнувшись на переднее сидение, стал дожидаться Семёныча.
 Странное дело, но за баранкой автомобиля, Семёныч не выглядел таким неуклюжим и медлительным. Он вёл машину уверенно, быстро, без напряжения. Алексею в какой-то момент даже показалось, что  машина и Семёныч – это, единое существо, так здорово они дополняли друг друга.
  Сорок пять минут пролетели, как мгновенье. И вот они уже перед высоким забором, по верху которого натянуто три ряда колючей проволоки. Свернули влево, проехали немного вперёд и остановились у больших железных ворот.
- Посиди в машине, я на проходную, выпишу пропуск.
  Отсутствовал Семёныч, минут десять. После того, как они въехали на территорию базы и, покружили минут пять по ней, лавируя между грузовиков  и прицепами, Семёныч наконец затормозил, у отдельно стоящего одноэтажного здания. Буркнув «сиди», вышел из машины и растворился, зайдя внутрь помещения.
  Алексей начал нервничать, прошло уже добрых полчаса, а Семёныч всё не появлялся. Наконец, тот появился ещё минут через пять, в сопровождении лысого мужчины.
- Алексей, поди, сюда.
  Когда Алексей подошёл, Семёныч спросил. – Машину водишь?
- Да.
- Ну, тогда держи ключи и подъезжай вон к тому зданию, - указал Семёныч рукой на трёхэтажное серое здание, метрах в пятидесяти.
- Мы, с Михаилом Осиповичем, пройдёмся по холодку.
 На складе, забитом всякой всячиной, Алексею пришлось полазить по стеллажам, чтобы выбрать всё, что было заказано Семёнычем. Забив маленькими коробками багажник, три большие с кинескопами, загрузили в салон на заднее сидение. При этом, Алексей случайно заметил, как две небольшие коробочки, перекочевали в карманы пиджака Семёныча.
 На проходной, Семёныч отдал одну накладную вахтёру. Тот, бегло осмотрел машину, почти не сверяясь с накладной. И через минуту, они уже выехали за ворота базы.
« Да, так же можно вывести, что угодно», - подумал Алексей.
- Меня, здесь знают, как облупленного, поэтому и отношение такое, - как будто читая мысли Алексея, сказал Семёныч.
 Выехав на шоссе, Семёныч дал по газам, мотор зарычал и машина, ускоряясь, понеслась вперёд. Впереди по левую сторону уже замаячил конец забора базы, но проехать его им не удалось. Внезапно из-за забора, на дорогу выскочил инспектор ГАИ, и взмахнув жезлом, сделал знак Семёнычу принять вправо и остановиться.
- Чего им ещё надо, - недовольно буркнул Семёныч, съезжая на обочину. – Чтобы не случилось, сиди, помалкивай, - предупредил он, Алексея, глядя, как из стоящей за забором милицейской «Волги», вышел человек в штатском и направился вместе с инспектором и их машине. 
  Алексей наблюдал из машины, как инспектор и человек в штатском, подойдя к Семёнычу, представились. Человек в штатском оказался сотрудником ОБХСС.
«Ну, не дай Бог, если, что не так, загребут вместе с этой шайкой-лейкой», - подумал Алексей.
  Пока инспектор проверял документы Семёныча, «обехээсник» задавал тому вопросы, по поводу использования личного транспорта в производственных интересах и предназначения груза.
  Семёныч, что-то объяснял, эмоционально размахивая руками.  Но видимо вся эта пантомима  не очень убедила проверяющих, потому что они попросили открыть багажник. Не секунды не колеблясь, Семёныч вытащил из кармана ключи и открыл багажник.
- Да, ну, что же, будем проверять по накладным, - сказал «обехээсник».            
- Гражданин, Шульман, - обратился он, к Семёнычу. – Разворачивайтесь и следуйте за нами на территорию базы, будем сверять ваши накладные и наличие соответствующего груза в вашем автомобиле.
  Захлопнув багажник, Семёныч сел за руль.
- Ну, что отпустили? – спросил с надеждой в голосе, Алексей.
- Какой, отпустили, едем на базу, будут трясти по полной.
- Это, как? – встревожился Алексей.
- Да очень просто. – Выгрузишь всё, что у нас в машине, а они будут сверять коробки  с накладными.
- Ну, ничего себе! – пришла очередь, возмущаться Алексею. – Может мы, ещё и заночуем здесь?
- Лучше здесь, чем в КПЗ, не дрефь, прорвёмся.
  Легко было рассуждать Семёнычу, когда тот не куда не торопился, а Алексей запаниковал.  Когда их освободят, он знать не мог, а спрашивать, не решался.
  Как только машины въехали на территорию базы, всё завертелось и закрутилось. Около их машины поставили охрану, выходить из машины, им было запрещено, до особого распоряжения.
  Лешке, хотелось от огорчения плакать, он понимал, что весь его план разваливается, как карточный домик. Он даже сбежать теперь не мог. От безысходности положения, в котором он оказался, Алексей,  прикусив губы,  вжался в кресло.
- Ты чего нервничаешь? – заметив состояние Алексея, спросил Семёныч.
- Да, так ничего.
- Не нервничай, если увидят, что нервничаешь, будет только хуже. – А так проверят и отпустят, первый раз, что ли.
- Когда?
- Как только закончат проверять.
  Легче Алексею от этого не стало. Самое обидное, что он, не сможет в случае чего, предупредить Кристину.
  Только после того, как появился директор базы, кладовщик, который отпускал им товар, началась проверка загруженных в автомобиль коробок.             
  Алексея попросили разгружать машину, выкладывать все коробки в один ряд. Когда всё было выгружено, один из сотрудников ОБХСС, тщательно осмотрел салон автомобиля. Алексей при этом наблюдал за Семёнычем. Тот был невозмутим, находясь на грани провала, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
«А ведь стоит только кому-нибудь из сотрудников попросить осмотреть его пиджак», - подумал Алексей.
  Но видимо, ни одному из них, не пришло в голову это сделать, потому что через два часа мучений их отпустили восвояси.
  Всю обратную дорогу Семёныч гнал машину, как будто пытался уйти от преследования. Алексей нервничал, успеет или нет. В итоге в четырнадцать пятнадцать они были у мастерской.  Разгружал Алексей машину в темпе «вальса», и уже через полчаса, он, позвонив Кристине, выскочил из телефонной будки и помчался, что было мочи к своей возлюбленной.


Рецензии