9 глава

                Глава 9
   Прошло два месяца, пока наконец-то, Алексей не почувствовал, что его перестали контролировать. Может быть, на это повлиял приезд его родителей, которые приезжали погостить на неделю и предложили им перебраться обратно, жить к ним.
  Похоже, что это предложение,  выбило Ирину, из привычной колеи, и она ослабила хватку.  Тем более, что они предложили Алексею купить машину.
  Это была его давняя мечта. О переезде домой он и не переставал думать, прекрасно понимая, что с Кристиной придётся расстаться, что больше не будет тех страстных встреч, от которых они сходили с ума, той любви, что наполняла обоих.  Да, спору нет, она давала массу положительных эмоций, но, тем не менее, в ней, по мнению Алексея, отсутствовала перспектива. Конечно, ему будет грустно и больно расставаться, но одно только воображение о скором переезде домой наполняло душу большим счастьем, чем регулярная близость с Кристиной. Та любовь оказалась для него более значимой и он возвращался в её лоно. Теряя одно, обретал другое.    
  Однажды, придя в очередной раз к Кристине, Алексей рассказал ей о возможном, скором переезде на родину, та не сдержала своих чувств и расплакалась у него на груди.  На вопрос Алексея, - «Почему она плачет?».    
   Кристина ответила. – Неужели ты не понимаешь? – Мы ведь расстанемся навсегда и я, больше никогда тебя не увижу.
  Слёзы текли по её щекам, а в глазах стояла такая печаль, что глядя на неё, Алексей почувствовал, как сжался в горле комок, перехватив дыхание.   
- Ты уедешь, а я, останусь одна, и буду мучиться здесь, лишь вспоминая те счастливые дни, когда мы были вместе. – Ну, зачем тебе туда уезжать, зачем? – К чему ты тогда спрашивал меня, смогу ли я, быть твоей любовницей всю жизнь?
  Его рубашка стала мокрой от её слёз и неприятно холодила грудь, но Алексей боялся даже пошевелиться, дабы не потревожить рыдающую у него на груди Кристину.  Он не смел, её утешать, потому что чувствовал перед ней свою вину.  Все его слова застряли тяжёлым комом в горле, ему было жаль, очень жаль, но на большее, как только посильней прижать к себе Кристину, он сейчас был не способен. 
  Так они и просидели в объятиях друг друга, пока не пришло время, как всегда бежать на вокзал, чтобы успеть на поезд.
  Кристина, смотрела на Алексея глазами полными слёз, ей было всё равно, что могут о ней подумать другие. Сейчас в её голове звучал  только один вопрос.  «Сколько времени у них осталось?».
  Она видела, что Алексею сейчас тоже тяжело.  «Но ведь он сам виноват в этом, сам решил всё за нас, даже не посоветовавшись», - думала она.
 «А с какой стати, он должен был решать этот вопрос со мной? Кто я, ему?»
   Она опустила голову и незаметно смахнула набежавшую слезу. «Конечно, никто, ведь я, сама ему это частенько говорила. Так чего же я, хочу? », - так размышляла Кристина, под металлический стук колёс. 
«Ну, чего я, реву? Всё равно от этого ничего не изменится, разве можно было надеяться на то, что он останется жить здесь навсегда. Он и не скрывал никогда, что мечтает вернуться на родину, что здесь ему не нравится.  Просто я, об этом не задумывалась, мне было достаточно того, что он где-то здесь рядом, и казалось, так будет всегда».             
«А могло ли вообще быть такое? Можно ли вообще себе такое представить, чтобы люди всю жизнь оставались любовниками?»
  Вопросы, возникающие в её голове, так и оставались без ответов, потому что, ответ на них, могло дать только время. А его у них оставалось не так уж много.
  Она выходила из вагона последней,  общаться с кем-либо, у неё не было ни сил, ни желания. Но мало ей, видимо было всего этого. Как только поезд отошёл от платформы, открылась картина, от вида которой Кристина не сдержавшись, произнесла вслух.
- О, Боже! За, что мне всё это?
  На поляне у станции стояла их машина. Это означало только одно, муж приехал её встретить.
  Остаются ли на сердце рубцы, от мгновенного перевоплощения или это происходит без последствий? Каких это стоит усилий, когда нужно улыбаться в тот момент, когда плачет душа.  Наверное, на этот вопрос может ответить тот, кто испытал, нечто подобное. Кристина сможет, но её об этом никто не спросит, это будет её тайной до самого смертного одра.
  «Любить, чтобы жить или любить, чтобы умереть!? – Выбор за мной», - подумала Кристина, шагнув с платформы. 
   Ночью лёжа в постели, она думала о том, как ей жить дальше. Нужно было на, что-то решиться. Она ведь была сильной женщиной, а посему должна стойко перенести, то, что уготовила ей судьба.  Ничего нет вечного, всё проходит когда-то и надо это понимать. Она и Алексея всегда настраивала на это, а вот теперь, почему-то почувствовала себя слабой.
  К хорошему быстро привыкаешь. И сейчас было страшно терять всё это, но и, пойти на то, чтобы резко изменить свою жизнь, она не могла.  Она, как представила, во, что это всё может обернуться, то ей стало не по себе. Зная взрывной характер мужа, это может обернуться смертоубийством и ещё неизвестно чьим. И она решила, что пусть будет так, как есть. Раз уж им суждено расстаться, то нужно брать всё, что можно от предоставленных судьбой дней. Радоваться тому, что у них есть, а придёт время, не жалеть о том, что было. 
«Но, как с этим смириться, как?» - кричало всё у неё внутри.
«Только, только, познала я, настоящую любовь, а её у меня отбирают.  Как жить теперь без неё, как?»
  Слёзы тихо катились по её щекам, грудь сдавила внезапная боль, но она не могла даже ойкнуть, боясь разбудить спящего рядом мужа.   
«У тебя есть дочь, ты должна вырастить её, не дури», - пронеслась в голове спасительная мысль.
  Она так и не сомкнула глаз всю ночь, отрешённо глядя в потолок, не в силах даже пошевелиться. И только забрезживший в окне рассвет заставил её тихо встать и также тихо выйти во двор.     Вдохнув утренней  прохлады, бросилась в дальний конец огорода, не выдержав подкативших рыданий, разрыдалась в голос, упав между грядками цветущего картофеля. Не чувствуя холода она пролежала на земле добрых полчаса и только, когда выплакала все слёзы, встала и пошла в дом. Холодная вода привела её в чувства.  Надо было, как-то, жить дальше.
 
 Алексей же после разговора с Кристиной, был не в самом хорошем расположении духа. Хотя чего «греха таить», облегчение он почувствовал почти сразу. Решение было принято, и отговорить его не делать этого, уже никто не мог. Почему-то ему даже не пришлось долго уговаривать жену. Он даже не удосужился подумать, отчего это она, стала такой податливой. Его переполняли радостные эмоции, то, что должно было произойти, волновало Алексея больше всего остального. И какое ему было дело до того, что жена согласилась переехать только, чтобы прекратить все разговоры относительно похождений Алексея. Душа его рвалась домой, истосковавшись по таким мелочам, о которых он, и говорить бы, ни с кем не стал. Да и смог ли его кто понять, когда он говорил, что хочет домой. Его тянуло в то место, где он родился, вырос, где первый раз полюбил. В дом, который он, будучи мальчишкой, помогал строить отцу по мере своих скромных сил. Его притягивало место, не люди, как это не покажется странным. Он никогда не был очень близок со своими родными, так обычные отношения. Да, уважение и любовь, безусловно, присутствовали, но всё это было очень сдержано. Порой он, мог даже какое-то время не разговаривать с родителями, отвечая только на задаваемые вопросы. Но от этого ему не становилось хуже, для него было достаточным просто находиться в этом месте, и душа его была спокойна. Иногда, Алексей ловил себя на мысли, что он больше любит то, что его окружает, чем тех, кто его окружает. Исключением являлся только сынишка, правда, это не мешало Алексею, быть строгим отцом. Можно представить, насколько сильна была эта тяга, если он, отказывался от наслаждения предоставляемого ему здесь, на чужбине.

  Алексей написал заявление об увольнении, чем удивил всех своих коллег, которые только привыкли к его обществу и определили в свои. Уговаривали остаться, но, безусловно, только зря тратили красноречие. Единственное, что обещал им Алексей, так это устроить шикарную отвальную и никогда не забывать их.
   С Кристиной, они встречались каждый день, если не у неё, то просто гуляли в городе, в обеденный перерыв. Тема его переезда больше не всплывала в их разговорах. Всё было так, как будто его и не намечалось, им было хорошо вместе, и нарушать эту идиллию они не хотели.               
  Но время имеет свойство не стоять на месте. И вот настал тот час, когда они в последний раз встречались у Кристины в подвале. Они были неистовы в любви, понимая, что расстаются навсегда. Слов почти не было, они смотрели друг другу в глаза, а там было всё, то, что легко ими читалось. «Любимый, любимая, я никогда тебя не забуду! Спасибо, что ты была, был у меня! За счастье дарованное тобой! За ту радость, что была в моей жизни, за любовь и нежность!»
- Лешка! – прошептала Кристина, заглянув в глаза возлюбленному. – Ты хоть будешь мне писать? – дрогнувшим голосом, спросили она.
- Конечно, буду. – Вот только куда тебе посылать письма?
- Я поговорила с Августиной и она любезно согласилась быть нашим почтальоном.
  Кристина достала из стола листок бумаги, на котором её ровным почерком был написан адрес Августины, куда Алексей будет отправлять ей свои письма.   
- Держи, это её адрес.
- Ну, а ты, будешь присылать мне письма, довостребования.  Я, буду ездить за ними в город. – Запиши адрес, куда будешь отправлять свои ответы.
- Только ты, как приедешь сразу напиши, не откладывай в долгий ящик. – Хорошо?
- Конечно, милая! – Но ты же должна понимать, что мне ещё нужно будет найти способ, чтобы сделать это незаметно.
- Если захочешь, сделаешь, я тебя знаю. – Так, что просто захоти, мой дорогой. – Знай, что я, всегда буду ждать от тебя весточку.
  Они опять обнялись, наслаждаясь близостью, последние минуты. Именно минуты, потому что через десять минут, Кристина сказала.
- Лёша, ты сейчас пойдёшь, а я, как всегда за тобой. Вот только поеду я, в другом вагоне, не обижайся.
  Она закрыла ему рот ладонью, чтобы не слышать его возражений. – Не хочу, чтобы ты видел мои слёзы, пойми меня, мне очень тяжело расставаться с тобой, любимый!
- Хорошо. – Пусть будет так, как ты хочешь.
- Прощай!
  Алексей обнял Кристину, целуя её, в уголки губ, которые ему так нравилось целовать.
 Резко разжав свои объятия, бросил ей. – Пока!
  И схватив портфель, пулей выскочил из кабинета.
  Как только за Алексеем захлопнулась дверь, Кристина, как подкошенная, рухнула в кресло.
 «Ушла мечта, ушла любовь, такая всепоглощающая, но такая короткая. - Как сон. - Радость сменилась грустью. И опять я буду одна».
  Кристина, вдруг почувствовала, как душа её сжалась в комок, от невиданной силы. Она ещё пару минут посидела в кресле, прислушиваясь к себе, а затем, взяв сумочку, встала и решительно шагнула к двери. 

  А Алексей, гнал себя на вокзал, боясь остановиться и побежать обратно.  Тяжесть в груди давила его вниз, но он, стиснув зубы, тяжело, но всё же,  шагал, вперёд. И только, когда закрылись двери вагонов и поезд медленно тронулся от станции, он понял, чего в его жизни больше нет. Он не смог усидеть на месте, встал. Выйдя в тамбур, перешёл в другой вагон, пытаясь увидеть ещё раз ту, которая дарила ему свою любовь, ничего не прося взамен. Но всё было тщетно.
  Откуда ему было знать, что Кристина просто не смогла пойти на вокзал.

  Расставания  и потери, разрывают душу только до очередной встречи с новыми ощущениями, а затем меркнут, затмеваясь  новыми эмоциями.         


Рецензии