Дневник III-1 Учителя будут помогать земле

                Анаксагор: Там, на небе моё отечество

19 июля 1995 г. Наташа Ш. как-то сказала, что я кидаюсь на людей. Я твёрдо ей сказала: «Ты говоришь неправду. Я не кидаюсь на людей, я никого не трогаю, я только защищаюсь от несправедливости». Эля очень удивилась заявлению Наташи.  Таня Кузнецова сказала, что я не кидаюсь на людей.

Была на днях у Роксаны, она работает на улице Герцена в кафе. Она угостила меня огромной чашкой кофе с молоком. «Удар — это подарок», - сказала мне Роксана.

У меня есть две подруги В. и Л., они сёстры, их тёте приснился их папа (он умер несколько лет назад) и сказал: «Скажи В. и Л., чтобы они соблюдали закон. Мы всё о вас знаем. Мы знаем, что В. больна. Мы поможем».

В троллейбусе мы разговорились с одной милой женщиной, чуть позже оказалось,  что мы с ней встречались у поэта Саши Тимофеевского. Она знает Женю Шехтер.  Мир тесен. Кто-то внушил мне мысль ехать поверху... Есть великий Режиссёр всех событий.

Мама сегодня меня терзала ненужными вопросами, одними и теми же. Я её отчитала.  У меня такое ощущение, что кто-то через неё меня вампирит, берёт у меня энергию.

У меня появилась какая-то особая любовь к детям.

Когда мы гуляли в парке Сокольники с Катей Шевченко, я, глядя на берёзы,  неожиданно сказала Кате: «Я не могу умирать». Если бы такое мироощущение было у меня в 20 лет, я бы так не страдала и не писала бы стихи о смерти.

Катя сказала, что не умеет поддерживать дружбу. Я сказала: «Мы живём в пустыне, дружба необходима».

Была у Вити Мамонова и Люси, его второй жены. У них уютно. Интересные работы художника Александра Харитонова, Разбойникова. Все стены увешены картинами. «Галк, пойдём я тебе покажу свою комнату», - сказал мне Витя. Он проводил нас — Петю Старчика, Алёну и меня до автобуса с собакой Варежкой.

                КУРСК

22 июля. Встречали меня рано утром Тамара А. и С.К. Он герой не моего романа. Я живу у Тамары А. Были на даче. Я полакомилась ягодами.

Изучала «Послесловие» С., энергия от книги очень тяжёлая, душащая, не благодатная. В книге много тёмных угроз, нет милосердия, сострадания к людям. Я не знаю, кто стоит за С. Что будет с теми, кто переселился в общину? Господи, спаси их души.

25 июля. Готовилась к концерту. С.К. снимал меня на днях в парке. Фотографии оказались ужасными, так испортить меня, это надо уметь.

На концерт пришло человек тридцать. Принимали меня хорошо, подарили цветы - 6 роз, два букета.

Меня пригласила к себе Нонна Михайловна из общества Рерихов.

26-27 июля. Концерт в шикарном кинотеатре. Микрофон передо мной держали подростки. Потом я спросила у друга Нонны Михайловны об азонных дырах. Он ответил: «Примитивный вопрос. Учителя будут помогать земле, чтобы она не погибла от озонных дыр». Он же мне сказал: «Вы прошли с С. часть пути, теперь идите дальше». Я пыталась добиться диалога. Но на меня шипели и говорили: «Слушай!».

29 июля. Контактёры говорили мне, что скоро мне откроется что-то новое.

Нонна Михайловна сказала о С., что это духовный учитель. Он одинок, никто не избавит его от одиночества. Шри Ауробиндо Гхош тоже был одинок. Это не так. У него была Мирра Альфаса Ришар. Она сказала, что Бог не обращает внимания на человеческие недостатки С. ради его миссии.

1 августа. Концерт мой в Художественной галерее. Я стала петь спокойнее.

Алла сказала мне: «Какие у тебя молодые глаза. Я сидела рядом с тобой на концерте, у меня горела горловая чакра, и огонь шёл по позвоночнику от твоей личности... Как ты восприняла меня?». Я ответила: «Как родного человека».

3 августа. Мы молились за страдающих людей. «Ты небесный человек», - сказала мне Алла.

5-6 августа. Сутки провели на даче у Аллы. Читали друг другу духовные книги.

В книгах С. я встречаю много несовпадений не только с опытом церкви, но и с книгами «Живой этики» Рерихов.

Я чувствую, что Бог своей любовью пронизывает всё, но ни природа, ни люди — несовершенны.

Звонила Алла: «Моё сердце обнимает твоё сердце. Те зёрна, что ты в нас заложила, взойдут, надеюсь. Ты нас очистила. Я тебе очень благодарна». «Спасибо за тёплые слова», - сказала я.

В доме у Аллы мне снились мои умершие родители — они помирились.

8 августа. Мы с Тамарой поехали в Москву, нас провожали Нонна Михайловна и 18-летний Серёжа.

9 августа. Поездка в Курск была духовной. Начались занятия немецким языком с Андреасом.

10 августа. Москва тяжелейший город в смысле экологии. Режет глаза, сонливость, страшная слабость.

11 августа. Рано утром я, потеряв сознание, навзничь упала в ванной на спину, ударившись затылком о кафельный пол. На голове была огромная шишка, голова сильно кружилась. Началась рвота. Сотрясение мозга. Меня спасала Нина Махрачёва. Когда она вошла в мою квартиру, то вместе с ней вошёл Рудольф Штейнер. Она привезла мне фрукты, гомеопатическую арнику.

Мы поговорили об антропософии, Нина говорит, что мы в каждую эпоху два раза воплощаемся. Вероятно, когда я жила раньше в Греции и Риме я была очень сильной, крепко стоящей на земле, и теперь меня интересует многое.

Когда слабеет тело, тотчас же ослабевает дух.

Говорили с братом, он давал мне рекомендации, как мне себя вести. Он говорил о порче, рассказывал о вампирах, сатанистах, о дурных мыслеформах.

Приезжала ко мне Маша К., она была красиво одета. Мы говорили о С., о её верной любви к нему, Маша разрыдалась на этом этапе разговора. Она читала мне свои письма к С., это очень интересные письма, умные, многоплановые, хранящие верность человеку, который был жестоким по отношению к ней и не только к ней.  Она сказала: «Никто меня не понимает, ты одна поняла. Прости, что я плачу».

Мы читали друг другу выписки из книг. С. в молодости был одинок и нелюдим, у него не было друзей.

С Таней Ландо мы долго по телефону говорили о людях, о поэзии, о творчестве.

14 августа. С трудом добралась до места, где идут занятия немецкого. Я опять ощутила, что всех люблю. Как дороги мне такие состояния.

15-18 августа. Откуда у некоторых немцев такой интерес к России? Андреаса интересует православное пение, Литургия, он читает русские книги. Я хочу с ним дружить. Я наблюдаю за ним, ловлю себя на том, что он мне как будто знаком, его движения мне не новы, я когда-то всё это видела.

В обществе вспоминали Марию Александровну Скрябину. Я читала вслух отрывки из дневников Маргариты Васильевны Сабашниковой. Они поразили меня точностью описаний, тонкостью проникновения в суть событий. Она многое видела. У неё не было комплексов неполноценности. Это был 1908 год. А где была я в духовном мире в это время, что я там делала?

Я трепетала внутренно, горела душа, когда я читала о Рудольфе Штейнере. Как он интересен мне. Хочу к нему в Дорнах. Слышите ли Вы меня, великий человек?

Евгения Васильевна Макуни сказала мне, что ей сейчас многое открывается. «Душа раскрывается, наверное», - сказала я ей.

Таня Пирогова принесла мне травы лечить мою голову.

... И шелестят травой сухой
Мои старинные болезни,
И ночь, и в ночь тропой глухой
Иду к прикрытой снегом бездне.

Ночь,  лес и снег. И я несу
Постылый груз воспоминаний.
Вдруг малый домик на поляне,
И девочка поёт в лесу.

Это мои любимые стихи А. Блока.

19 августа. Преображение я не встретила в этом году.

Я была на поминках по Юре Разыграеву. Пела я 30 минут. Герман (не брат мой), друг Юры, просил мою кассету, чтобы отвезти её в Германию. Витя Мамонов был не таким чужим, как раньше. Глаза его светились юношеским блеском.

20 августа. Едем на дачу к Тане К. с Асей.

21-23 августа. Мы без конца шутим. У меня плохо с головой после падения.

24 августа. Я опозорилась на немецком, не могла рассказать то, что мне было нужно. Тогда я сказала, что пойду играть, пошла к фортепьяно, но и там я опозорилась.

Я попросила Андреаса дать мне его немецкий адрес. Он передал мне листок с адресом. Его неповторимая душа прикоснулась ко мне. Иногда я бываю очень чувствительной.

25 августа. Мысленно разговариваю с Андреасом, но он не разговаривает со мной. Хочу переписываться с ним. Захочет ли он погрузиться в глубины русской души и русского языка? Когда я вспоминаю его, душа моя наполняется его душой. Какое таинство происходит?

Я хочу выйти замуж за какого-нибудь тихого милого антропософа.

У одной моей знакомой, которую я вижу крайне редко, такие ужимки, такая мимика, что они выдают её пороки.

Я устала. Я хочу в Германию. Я хочу пожить на земле, а не вечно мучиться в России.

Катя Шевченко на днях мне позвонила и сказала о браке, что это сделка. «Ты  необыкновенный человек», - сказала мне она. Раньше она говорила, что я обычна.  Как мне эту необыкновенность передать Андреасу? Он кажется человеком самодостаточным, не унывающим. Он скрытен, не любит говорить о себе. А может быть, это говорит о его мудрости?

Хочу читать в подлиннике Гёте, Фридриха Новалиса, Райнера Марию Рильке, Христиана Моргенштерна.

Что происходит от встречи двух душ в Космосе? Как томит меня этот вопрос.  Андреас стал частью меня.

Неведомым странником прошёл через мою душу Сергей Былинский. Костя Кузьминский пополнел в Америке и стал похож на Макса Волошина. Кое-кто из моих любимых исчерпан — Андрей Г., несколько раз оттолкнувший меня, сузивший свою душу. Иосиф Бродский прекрасен, несмотря на свой цинизм-кинизм.

В душе много обителей, этажей, подвалов, чердаков. Как она безмерна!

Мой рисунок.


Рецензии
Хочу читать в подлиннике Гёте, Фридриха Новалиса, Рильке...
В душе много обителей, этажей, подвалов, чердаков. Как она безмерна!

Вы очень хорошо ответили... Я Вас понимаю... Вы имеете право быть такой... Потому что, Вы личность выдающаяся... И кто этого не понимает... должен промолчать!
Ваша ежедневная работа над собой... поэтому Вы и понимаете, что

"... В душе много обителей, этажей, подвалов, чердаков. Как она безмерна!..."

Виктор Шергов   30.01.2012 20:36     Заявить о нарушении
Дорогой Виктор, признательна Вам очень.

Галина Ларская   30.01.2012 23:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.