Клеопатра и Антоний

Роман в письмах   

                Роман в письмах

               
                Антоний
                (письмо к Клеопатре)

                Сейчас наедине с собой
                Открыт и прост - не равнодушен
                И рядом, близко, облик твой,
                И в нём характер простодушен.
                Тебя здесь нет, взирают очи -
                Я не люблю в Египте ночи -
                Улыбку строгую твою,
                Слегка волнистый волос,
                И тихий, мягкий голос.
                Тебя узрел я в том краю,
                Где та судьба моя и власть
                Меня решили испытать.



                В тебе возможно нет любви?
                Ужель жестоко обманулся!?
                Поверил всплеску я крови!?
Аль к  миражу ли прикоснулся?
То не видением же было,
А явью ты в очах застыла;
Когда, вникая, я в тебя,
Нашёл свой образ на портрете:
Его любила ты в поэте.
Ужели не познал себя?!
Не верю я! Хотя как знать...
Всё невозможно предузнать.
 
Пришла внезапно… Кто же ты,
Что мир идей мой изменился?
Он стал прекраснее мечты:
В духовном мире излучился.
Любовь же мысли озарила,
Их вечностью она поила.
А если б не было тебя,
То как открыл бы сущность вещи,
И кто зажёг бы эти свечи?
Вот, Бог послал и знать судьба!..
Тому виновница любовь,
И острых ощущений новь.

Тебе не всё равно кто я,
И почему я верю в Бога.
Нужна ль история моя?
У нас одна с тобой дорога!
Но, иногда ты теплохладна…
Иль думаешь  в душе так надо
Быть переменчивой  со мной?
Когда смиримся же мы сами,
Благословимся Небесами.
И ты больна и болен я тобой.
Мы  оба  гордости  полны  –
Не избежать смирения волны.

Мы не решительны, скромны,
Боимся встреч, и взгляд друг друга;
Не дальновидны, не умны…
Любовь нас стянет этим туго.
        Что выбрать мне: любовь иль смерть?!
Я мог бы тихо умереть!
О, не убийство тела, нет:
Здесь тонких чувств  окамененье,
И хладность уст – прикосновенье;
То лжедуховность, догмы  свет:
Не плачет Цезарь, не поёт,
Умом и разумом живёт.

К любви серьёзно отношусь!
Нельзя играть, кто я понятно.
К Великим  ибо я  прошусь…
Пойми меня же не превратно:
Ведь люди всё перевернут,
Жесток в устах их будет суд, -
Любовь кристальна быть должна…
А впрочем, всё предай забвенью.
Анафема здесь рассужденью!
Проста любовь, но как сложна...
Воюешь с нею словно тень, -
Она сильнее, я же тлен.

То горяча, то холодна...
Любуюсь тайно я тобою;
Как ты похожа на меня.
И мысленно сейчас с тобою.
Одна здесь ты и одинока.
И чтишь жреца тут за пророка.
И я лишён друзей, один:
Другим не дал себя, чтоб «съели»,
Иль долю братскую имели;
В Египте всем я господин.
На слове я себя ловлю,
Вслух говоря, тебя люблю.

   
Как речь вести про то, про сё,
Когда любовь объяло тело
И мысли, душу, в общем всё,..
Какое может тут быть дело?!
Любовь заставит раствориться,
Себя изведать, измениться
И в положение войти:
Ловить все мысли, жесты, взгляды,
Взамен не требуя награды;
В чужой душе - себя найти,
И там же с ней бывать всегда,
Соединиться навсегда.

Все говорят: «Любовь, любить –
Не плоти грубой ощущение -
В другом духовно тайно жить;
Как бескорыстное прощенье»...
Я думал - нет такого чувства,
А есть лишь похоти разнудства:
Капризы женщин и крови.
И объявил я ряд запретов:
Опустошить страну поэтов,
Их вдохновение в любви.
Но сам, когда попал туда, -
Заворожился без труда.

Кто скажет мне, что я не прав,
Что я любви земной не знаю?
Познал её и, в ней страдав,
Сейчас мудрее полагаю:
Она во многом равнодушна,
А зову сердца лишь послушна;
Но ощущения, правда, есть;
Но в естестве страстей ей душно,
Там не цветут бутоны дружно:
То слабой воли спесь и месть.
Любовь есть гений красоты,
И жрица кроткой чистоты.

О нет, не ересь с первых рук!
Твои осудят богословы:
Для них всё кровь да сердца стук, -
Умело скажут про основы.
Им прекословить я не стану.
Как против я тебя восстану?!
Что сам не ведал, как учить?
А жрец-скопец любви не знает,
Других уместно поправляет:
Умеет  знаньями хладить.
А вот духовность не постиг:
В его тут жизни мрачен миг.


На то любовь нам всем дана,
Свой дух почувствовать полнее,
Со светом и теплом равна –
Всего мироздания сильнее.
Те чувства боги снипослали,
Такими ж быть нам завещали:
Переживать душой других,
В скорбях б другого понимали:
С открытым оком принимали
Все состоянья сердца их.
И как от солнца тает снег,
В любви взрастёт так человек.
 
Я в рабство многих обращал;
Изведал меч, познал ученье,
И многих тайно уловлял:
Тут философия общенья.
Холодным разумом вселялся,
Внутри я образам  являлся, -
Лишь тем, кого я пожелал
Поработить ещё сильнее.
Я мог быть Цезаря страшнее!
Но от того уже отстал...
Над пропастью стезя моя,
В моих руках душа твоя.

               
Внутри я сущности твоей,
Эфиром тонким растворился,
И образ мой в тебе сильней,
Но, видишь, я в письме  открылся.
Прочь, полагаю, не прогонишь,
А пребывать в себе позволишь.
Скажу: не тот здесь господин,
Кто тут командует войсками,
А тот, кто будет рядом с нами,
В войне в болезнях - он один:
Простой открытостью своей
Наставит множество сетей.
   
Не мог любить,.. но я хотел
Глотнуть любви,  как и другие…
И вроде так же полетел,..
Но, вот, смешно, никак иные.
Во мне ты хладность ощутила
И с возмущеньем обличила.
И отрезвился. Зевс, ты мой!
Считал себя счастливым, мудрым;
А был солдатом лишь занудным.
Теперь, как видишь, гений мой
Поднял за шиворот меня,
Махаю тут руками я.


               
Решил блеснуть... И испугал?!
Ты полагаешь зла  затея?
И я, конечно, не кристалл,
Но нет и помыслов злодея.
Я мог играть с тобой в любовь
И изменяться вновь и вновь,
Тебя словами усыпить,
Окутать тканью обещаний,
И призрачных настроить зданий...
Но не смогла б тогда простить!
Лукавства с детства не терплю,
Я искренность во всём люблю.
   
Шепчу же имя я твоё
И на устах моих так сладко,
Рифмует сердце здесь моё –
Любовь звучит как арфа гладко.
Теперь любви твоей вещаю:
Не данью я её встречаю,
Никак же нищий я прошу:
Ты дорога мне! Это знаешь?
И счастья нет нам. Понимаешь?
Общенье наше возношу!
Другой покажется пустым,
Убогим, жалким и простым.


Я странен даже для себя,
Понять иному невозможно:
То я хвалюсь, в себе трубя,
А то гляжу я  осторожно.
Такие чувства испытали,
Лишь те, кто в битве побеждали.
И я отважен был и смел;
Но был наедине с собою,
И, тайно говорил с судьбою,
Один сгорал, но не истлел:
Вот страх виднеется в зрачках,
Но мысли складны - все в стихах.
   
Устал вокруг тебя ходить.
Решился прямо, дерзновенно
Тебя любовью напоить –
Душа раскроется мгновенно.
Приди ко мне, моя царица,
Великого Египта жрица!
Будь склонен Клеопатры слух!
Духовно, видишь, я богат:
Бриллианты, золото, агат...
Наполнен жемчугом мой дух!
Тебя я всю озолочу,
Любви, вот только, попрошу.


Клеопатра
(ответное письмо)

На днях послание твоё
Читала я... так будь же счастлив!
Прими приветствие моё,
Благодарю, что так участлив.
Ты ждал ответа - я молчала,
Ведь здесь политика сначала
Нас принуждает обождать;
Всё взвесить: «за» и «против»;
Тут не испуг, корысть, напротив,
Не просто мне в любовь играть:
На мне духовные права:
Я дочь богов, а не вдова.

Нет, не беднее я тебя –
Богиня смертных всех богаче!
Но обнимаю тлень любя,
Духовных я люблю иначе.
Ах, превозносишься, Антоний?!
Но и хватает благовоний,
Сходящих с мудрых уст твоих..
Как ты наполнился любовью?!
И для тебя, наверно, новью
Здесь веют звуки муз твоих.
Открыт, ценю я высоко!..
Но не заходишь ль далеко?

Формально ты властитель мой,
Согласна я, имеешь право,
Закон здесь требует так твой,
Латинского он будет нрава.
Итак, в твоём я  подчиненье...
Какое мне избрать решенье,
Когда вблизи защиты нет?
Общаться я с тобою рада.
Раз так случилось, - значит надо!
Ты предлагаешь мне завет?
А есть ли выбор у меня?
Хотя и я люблю тебя...

Слова опустим о любви:
С тобой знакомы слишком мало.
Хоть благородной ты крови,
Но лишь духовность б возрастала.
Желаю я с тобой встречаться,
Но рано нам здесь изъясняться:
Сам понимаешь, кто есть мы.
Коль любишь - действуй официально,
Ведь не бывает идеально
И без ущерба для страны.
Нельзя политику убрать:
Лишь ропот будет возрастать.

Я с детства чувствую себя
Оставленной и одинокой.
Мои родители любя
Меня жалели,.. недотрогой
Я выросла, и, став богиней,
Меня покрыл холодный иней:
Солдату не доверю я:
Они свой разум превозносят.
И волны страсти их уносят,
Огнём безумия горя.
Я осуждала всех мужчин,
Но мне понравился один...

Сенатор
(письмо из Рима Антонию)
Антоний, радуйся! Тебя
Приветствую, правитель мира
(Папирус этот теребя)!
Скудны известия  здесь Рима:
У нас, как прежде, всё пристойно –
Сенат на лаврах спит спокойно,
Интриги есть... Октавиан
Тебя неистово боится:
Ведь властью глупо же делиться,
Отдать Востоку столько стран...
Серьёзен с Клеопатрой ты?..
Прекрасный повод для вражды!

               
           Клеопатра
(письмо Антонию)
                Антоний, здравствуй! Это я…
                Что сердце вновь твоё тревожит?               
И недовольна мной судьба –
Она завидовать мне может.
По слухам ты сегодня мрачен...
Идеей может озадачен?
  Любовь ли здесь себе нашёл?
Не верю я, ты знаешь это.
Скажи же что-нибудь…иль вето?
Недуг быть может уж прошёл?..
Печалюсь я, ты успокой,
В моей душе найдёшь покой.
 
Антоний
(письмо к Клеопатре)

Богиня милая  моя!
Как ты права,.. я не спокоен.
И чувствует душа твоя,
Как я сейчас расстроен.
Передо мною снова выбор,
И вновь диктует нами Тибр.
Я быть с тобою не могу!..
Прости, политика жестока!
Отличен Запад от Востока
И причисляется к врагу.
Расстаться другом   бы  хотел
И близким я,.. не так радел.

               
           Клеопатра

Антоний, здравствуй, мой поэт!
Не угодил богам - не рады:
Ты выбрал временный свой свет...
По смерти будешь ждать награды?!
Смешной: людей он испугался,
От быта ты не оторвался.
Теперь твоя душа двоит:
Болит и сердце, шепчет разум
(А не получится ль «маразм»?).
  Двоящийся - не устоит!
Твой дар - карябать и ласкать,
Любви взамен не отдавать.
   
Антоний

Не бей меня хотя бы ты,
А сделай шаг навстречу Риму!
Спустись же с гордой высоты,
И обрати свой взор к латину.
О, не противься, сделай милость!..
Ты ночью мне сегодня снилась,
Мы были вновь с тобой близки...
И временно в пути расстались.
Надолго ль року мы отдались?!
Наверно, были мы резки.
Свиданья я с тобою жду,
Слова любви в душе найду.

Клеопатра
(письмо Антонию)

Прошу, Антоний, посмотри
На происходящее глазами
Царя Египта и суди,
Кто нам является врагами.
Не я хочу тебя обидеть,
Нельзя здесь нам иначе видеть:
Нас окружает всюду мрак,
Безбожье в мире стало нормой,
И Рим державою огромной
Чужим религиям стал враг.
И потому, сужу я Рим –
Источник гибели под ним!


Антоний
(письмо к Клеопатре)

Я начинаю познавать,
Как мыслит женщина Востока,
И если ласку ей давать –
Не будет в ней любви  порока.
Сказала ты, что время лечит
И разногласия излечит,
И будет снова как всегда?!
Ты хочешь быть со мною рядом
И провожать довольным взглядом?
О, это дивно, красота!
Сильнее я тебя люблю,
Ты мне роднее, пропою!

          
Клеопатра
(письмо Антонию)
 
Какое чудо зреть любовь,
Когда она двоим явилась,
Когда в душе родится новь...
Богиня египтян смирилась.
Я для тебя на всё готова
И нет события такого,
Что разлучить могло бы нас.
Какая боль испить разлуку...
Смогу ли вынести я муку?
Излила б счастье в сотни фраз...
Без содержания  они.
Я так люблю тебя, пойми!
   
Антоний
      (письмо к Клеопатре)

Моя любимая, - поклон
Прими смиреной головою!
Не смотрим нынче мы на трон,
Былое поросло травою.
То чувство сохраним же сами
И образ будет пред глазами:
Любимый, близкий, дорогой.
  Тебя я чувствую всем сердцем,
И прикасаюсь нежно перстом.
Не передать тебе строкой...
Не распыляюсь внешне сам,
И повод не даю врагам.

Клеопатра
(письмо Антонию)

Полюбовался и ушёл,
Меня в шелках не замечая,
Как будто мимо шёл-зашёл,
  Со мной зевая и скучая.
Хоть раз назвал меня красивой,
Иль величал при всех «любимой»,
Иль дорогой своей... Слов нет!
Обижена тобой богиня.
И не твержу твоё я имя:
Потух сегодня солнца свет.
Устала: был тяжёлый день –
Моего рождения то тень.

Антоний
(письмо к Клеопатре)

О, сколько можно обижать?!
И сколько можно обижаться?!
Любить, злословить и прощать,
И вновь искать, и вновь встречаться?
С тобою быть мне очень сложно,
Но вместе жить нам вроде должно.
И я стою, и полон дум,
И выбираю между чувством
И политическим юродством;
Но снова мной диктует ум:
Я не могу тебя понять,
Но  не умею враждовать.
               

Что за обидчивость в тебе?!
  Ведь, Клеопатра, это глупость
Ввергаться тайне и судьбе!
Грешит подобным только юность.
Когда тебя хотят обидеть,
То можно всё возненавидеть
И опуститься до земли.
Но могут ль боги унижаться
И до обиды опускаться?
Как  жизнь небесную б вели?
Обидчивость - черта раба!
Уж не бери ты их права.


И невнимательность прости,
Я буду впредь себя иначе
С тобой как все ведут вести...
Судьба, мне пожелай удачи!
Как хорошо, когда не любишь,
Не омрачаешь и не губишь
Своей души, свой дом родной.
Но чудно мне любить другую, 
Чужую душу как родную...
Покой и счастье -  быть с тобой!
Тебя когда-нибудь пойму,
Ведь для тебя я тут живу.
               
Клеопатра
(письмо Антонию)

Прости обидчивость мою!
Ты не поймёшь меня, Антоний!
Люблю и душу я твою...
Но как минуть судьбы ироний?
Мы, женщины, ушами любим.
Пойми, молчание осудим...
Простила я тебя давно,
Свою обиду проглотила,
Как море солнце поглотила.
И мне теперь уж всё равно:
Меня заметишь, или нет,
Иль молча посидит поэт.
    
Октавиан Август
(перехваченное Антонием письмо)

Так думает Великий Рим:
Антоний власти, денег жаждет!
Не голословно говорим –
Он фараоном в Риме сядет,
Заворожённый ведьмой южной,
Той самой, с нами, что не дружной;
Войну желает развязать:
Свободный Рим в пучину бросить,
Республику назад отбросить,
Нам фараонство навязать.
Не Рим главенствует - Каир!
А мы желаем только мир.

               
   Антоний
(письмо Октавиану)
 
Опять вражда и вновь война!?
Не хочет Рим от нас смиренья:
Уже другая здесь страна...
В сей миг копья, меча стремленье!
Увы, но рад такой  развязке:
Не долго мы ходили  в маске.
Себя считаешь ты царём?!
А что же дядя? разрешает?
Забыл,.. Аид он покоряет!
Остались мы с тобой вдвоём.
Но и союзница моя...
Ведь с Клеопатрой знаюсь я.

Антоний
(письмо с фронта к Клеопатре)

Царица милая, прощай!
Теперь тебя я не увижу...
Но мне прошу, пообещай:
Кого сейчас я ненавижу,
На расстоянии  держаться:
Он за любовь не будет драться!
И вот пришла для нас пора
Расстаться нам здесь в этих муках,
Себя я не увижу в внуках...
С годами станешь ты стара,
Не забывай мою любовь:
Духовно свидимся мы вновь.
               
Клеопатра
О, это ужас! Нет его...
Среди  живых  не существует!?
Как мрачно, призрачно тут  всё!
Какая глупость торжествует.
Как шатко плоть по почве ходит,
И тленно всё для нас проходит;
И вся материя - ничто,
Когда любимого теряешь!..
Я люблю тебя, ты знаешь?!
И люблю уж ни за что.
Ты слышишь: Я люблю тебя!
И умираю без тебя...

     (читайте другие мои произведения - СТИХИ РУ)


Рецензии
Просто ВЕЛИКОЛЕПНО! Такая поэма заслуживает всеобщего читательского признания! Вы очень очень талантливы!

Валерия Карих   22.09.2013 23:10     Заявить о нарушении
Спасибо Вам большое!!!
очень признателен...
С уважением, Александр.

Александр Яснопольский   24.09.2013 21:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.