Топонимическая география окрестностей озера Самро

Деревня Самро – самое крупное из поселений вокруг озера Самро. Оно находится у юго-восточного побережья и занимает самое выгодное положение. Это достаточно высокие места недалеко от побережья озера, с собственным источником питьевой воды и лугами вокруг села. Из всех мест у побережья для заселения это стоило бы занять в первую очередь. Впрочем, скорее всего, так оно и было. Известно, что первое поселение на небольшом водоёме часто носит одноимённое название с самим водоёмом. Поэтому Похьёла карельских рун, наиболее вероятно, располагалась на месте нынешней деревни Самро.
На западном берегу озера Самро есть деревня под названием Велетово. Саамское велльтэ переводится как перегонять (стадо). [143] Действительно, если рассматривать подробно окрестности озера Самро, обращает на себя внимание болото Белый Мох, начинающееся в полукилометре на юго-восток от д. Самро. Как известно, у саамов издревле были парные места обитания: летние и зимние стоянки. Болото у д. Самро вполне могло играть роль зимнего места выпаса оленей. На лето, как правило, олени перегонялись на дальние пастбища. Внимательно изучив карты, я пришёл к выводу, что на роль летних болот для выпаса оленей наиболее подходили болота, расположенные к северо-западу от озера Самро: Варра, Дубоемский Мох и болото, раскинувшееся вокруг озера Верецкого. Наиболее вероятно перегон оленей проходил как раз через места, занимаемые сейчас деревней Велетово. Но почему именно это место на всём длинном пути удостоилось быть названным в связи с их перегоном?
 
Долгое время для меня это оставалось загадкой. Но однажды мне в руки попала книга Павла Романовича Леонтьева «Дорогами Вяйнолы». Автор, уроженец Калевальского района Карелии, очень интересно рассказывает о традициях и тайных знаниях своих земляков. Но самой большой удачей для меня стало то, что в Калевальском районе саамы жили чересполосно с карелами ещё совсем недавно. Их ассимиляция оставила оленеводство местным карелам. Так вот, оказывается, что олени всегда идут одними и теми же путями, придерживаясь их поколениями, и даже мочатся в одних и тех же местах. Расстояние в один олений переход довольно стандартно и составляет около 10 – 12 км. [144] Интересно, что от болота Белый Мох, расположенного за деревней Самро, до Велетово расстояние в обход озера вдоль его южного берега составляет около 12 км. Приблизительно в 5 км к северу от Велетово начинается река Ильменка. По большей части она протекает по болотам. Двигаясь вдоль её течения, можно попасть на самые большие в районе болота. Показательно, что одним из вариантов перевода саамского слова ильм является вход. [145] Возможно, именно входом на летние пастбища самроских саамов и являлась когда-то река Ильменка.

Одним из ключевых мест в изучении окрестностей озера Самро является проход в хребте возвышенности, расположенный у его восточного побережья, в 4 км к северу от деревни Самро.
Интересно, что в тексте одного из отрывков приводившейся уже ранее руны открывает второй смысловой слой.

«L;hti seppy Ilmoilline,
Proidi kerran, proidi toizen,
L;hti kohti kolmattu,
Kirboi seppy Ilmoilline
Hiijen akal kidah.» [146]


Вышел кузнец Ильмойллине,
Обошёл раз, обошёл второй,
Вышел на прямую в третий,
И упал кузнец Ильмойллине
Старухе Хийзи в пасть . [147]

Обход почти круглого водоёма предполагает регулярные повороты в пути, и лишь на последнем участке пути в какой-то момент путник выходит на финишную прямую. Если кузнец обходил озеро по часовой стрелке, то с горушки перед этой впадиной, действительно, путь до деревни Самро остаётся практически прямым. Если горушка достаточно крута, то Ильмойллине вполне мог упасть с неё в эту низинку.   
Если пастью руны и могли образно называть проход в огромном гребне, то причём здесь Хийзи? Оказывается, первоначально Хийси – это священная роща, в которой производились захоронения. Этимологически Хийси тождественно саамскому сейда, камню-вместилищу духа. Груды камней называют садами Хийси. [148] Итак, если местное население поклонялось чему-либо на окаймляющей озеро Самро огромной горной круче, то она могла восприниматься калевальцами как священная роща, или Хийси.


В одном из вариантов руны о сватовстве дошли интересные ориентиры на местности:
«I;e Pohjolan em;nt;
M;ne he;n i;e ka;;omahe,
Ka;;o: ka purjeh purjehtiuve,
Satalaita lainehtiuve
Kohti Pohjolan kotihe,
Ka;;o: Kiit;y kirjokorjat
Tuon puolen Simoa salmen,
T;m;n puolen Lemmon lahen.
I;e noin sanoikse virkki:
“Ku tuo hoahella hyvytt;,
Sill; neiti annettahe”.» [149]

Сама Похьёлы хозяйка
Вышла на них лично посмотреть.
Видит: парусник под парусом идёт
Высокими бортами по волнам
В направлении Похьёлы.
Видит: мчится пёстрая бричка
Той стороной  пролива Симо,
Этой стороной залива Лемпо.
Сама такие слова молвила:
“Кто сильнее в благодарности,
Тому дочку отдам”. [150]

При поднятом уровне озера у западного берега озера образовались бы два залива. Ехать из Чудской Горы в д. Самро удобнее как раз вокруг западного берега, поскольку восточный представляет собой горную гряду.
Ближний к деревне Самро залив вырезал полуостров, на краю которого сейчас находится д. Шима. Между деревней и «материковой» частью залив сужался, образуя пролив. Т.о. пролив Симо вполне мог располагаться с западной стороны нынешней д. Шима. Далее, ближе к д. Самро, залив расширялся. Сейчас на его месте небольшое озеро под названием Любино. Например, в карельском языке слово лемпи (лемби) означает девичью привлекательность, определяемую степенью влюбчивости в неё парней. Возможно, гидроним Любино является переведённым с древнего местного названия с утерей части смысла.

Похожее описание ориентиров в поездке Илмаринена можно найти и в другой руне:

«…
Simosalmien sivutse,
Lepp;harjun harteitse
…» [151]


Мимо пролива Симо,
Ольхового кряжа скачет
... [152]

Simosalmi переводится с карельского как пролив Симо, а Lepp;harju – как ольховый кряж. Пролив напротив расположенной почти на мысу д. Шима вполне мог называться по её имени, либо деревня по названию пролива. Пролив плавно перетекает в залив, который упирается в небольшую горушку, которая должна была возвышаться над новым уровнем озера на 16,5 м. На карте состав леса на самой горе не обозначен, но в предгорье, в 1,5 км в сторону д. Самро, в качестве основного состава леса указана ольха и берёза.

При входе на летние болота можно проскочить мимо удачно скрытого в лесу комплекса болот. [153] Больше всего удивляет его название – Варра. С большинства прибалтийско-финских языков оно переводится как гора или горушка. Но никаких возвышенностей там нет. И лишь по-саамски варра означает в лес. Это топонимическая подсказка – для того, чтобы попасть на это болото, надо войти в лес, иначе его не видно.
[143]  «Саамско-русский словарь», сост.: Афанасьева Н.Е., Куруч Р.Д., Мечкина Е.И.,  с.40
[144]  Леонтьев П.Р. «Дорогами Вяйнолы», Петрозаводск, Периодика, 2006, с.8
[145]  «Саамско-русский словарь», сост.: Афанасьева Н.Е., Куруч Р.Д., Мечкина Е.И.,  с.90, 91
[146]  Записал Евсеев в 1958 г. от А.И. Мяммиевой в д. Угмойла, «Карело-финский народный эпос», т.1, «Восточная литература», РАН, 1994г.,  с.199.
[147]  Перевод – мой.
[148]  Айхенвальд А.Ю., «Мифы народов мира»
[149]  Записал Борениус в 1871 г. от вдовы Трофима в д. Вокнаволок, Suomen Kansan Vanhat Runot, I1, №484.
[150]  Перевод – мой.
[151]  Записал Лённрот от Василия Киэлевяйнена в 1833 г. в д. Войница. «Карело-финский народный эпос», т.1, «Восточная литература», РАН, 1994г.,  с.141, руна 20.1
[152]  Перевод – мой.
[153]  В 4 км к западу от р.Долгой Сланцевского р-на Ленинградской обл.


Рецензии