Определённое место жительства

— Раскапывай взад! — угрюмо приказал Шрэк и великодушно пояснил: — В моём пиджаке зажигалка осталась.

Серёга-Рысак, вопросительно взглянул на Дока-Скока, мол, чего ещё он удумал, Шрэк этот, и несмело возразил:
— Но ты ж ему пиджак подарил, с барского плеча…
— Пиджак-то да, а зажигалку не дарил! Ему ни к чему, а мне пригодится! – отрезал Шрэк.

Рысаку и Скоку было в лом опять махать лопатами на метр в глубину. Да и труп кореша  Желудя видеть больше не хотелось. Каждый побаивался мертвяков.

—Я тебе, Шрэк, новую куплю, — неуверенно пообещал Серёга-Рысак. — Брось. Мы ж уже и молитву сотворили.
— И поминки вот наладились отгулять, — подхватил Док-Скок.
— Ладно, — нехотя согласился Шрэк в предвкушении хорошей выпивки, — теперь закидайте могилу травой,  и следов чтоб наших видно не было.

Вернувшись в «апартаменты», друзья расположились в «гостиной», выложили на столик закусь, поставили три пузыря водяры (по одному на рыло) — всё чин-чинарём, и присели на стулья. Покойный Желудь всегда сидел на табурете. Теперь он будет пустовать. Но недолго. Скоро всё равно придётся  «апартаменты» эти в зарослях покинуть, переселиться в какой-нибудь подвал. Конец августа, уже холодные ночи. Спать под открытым небом зябко. Хоть и под самодельным навесом в "спальне".

— Помянем мальца, — разбрызгав «беленькую» по стаканчикам, Шрэк встал со стула. Кореша последовали примеру. – Пусть Желудю земля будет пухом. Вздрогнем!

Потом, не садясь, выпили ещё, чтобы вставило. Да и между первой и второй…

—Берите колбасу, огурцы, закусывайте, — слегка подобрел после выпитого Шрэк, — а то развезёт быстро. А  ты, Док, пивом не запивай. Оставь на опохмел. Завтра поправишься. Будет как находка. Сегодня и водяры хватит. У меня ещё две есть, вон там, в холодильнике.

Друзья засмеялись вроде как шутке, глядя на старый холодильник аккурат под старой липой. Рядом стояла и газовая плита — действующая, с баллоном. Чуть дальше ещё была «ванная комната» с белой ванной. Её Серёга-Рысак с Желудем где-то нашли, еле припёрли, чуть не надорвались.

Стали вспоминать, кем Желудь был, когда числился гражданином и  человеком.

— Говорил, что закончил политех. Ещё не успел жениться. Бомжевать с год как начал. Ему что-то под тридцатник было. Мать где-то в райцентре живёт. А в какой области, не говорил. Знаю только, что иногда даже деньги ей посылал. Может, сообщить как-то? — завёл захмелевший Серёга-Рысак.

— Разве ж её теперь найдёшь, — рассудил Шрэк. — Паспорт он давно утерял. Или увели. Я и не знаю, как его на самом-то деле звали. Ни имя-отчества, ни фамилии. Одно погонялово.

— Кажись, Сашком звали, — отозвался Док-Скок.

— Этого мало, чтоб его мать отыскать. Да и не к чему ей знать, что сын дуба врезал.

—Да, — вздохнул Док-Скок,— водяра до хорошего не доводит. Ещё одного в могилу свела. Добрый он был, Сашок-Желудь этот. Меня не раз выручал с бодуна моего. Помню, недавно сгонял куда-то быстро-быстро, самогоняры раздобыл в момент, чтобы я не загнулся. А вот сам…

— Сердце, видать, было слабое, — предположил Рысак.

Опять налили, выпили. Про Желудя уже не говорили. Шрэк вспомнил, что недавно участковый приходил в их заповедник. Рассматривал «апартаменты», смеялся, что так прикололись – квартиру под открытым небом обставили. Шутки шутками, а велел через неделю все убрать. Должны строители прийти. Какому-то очередному вору в законе из партии-правительства здесь дворец будут возводить - с бассейном и всеми примбамбасами. Место тихое, воздух чистый, даром что почти в центре города. Гора эта — Юрковица, историческая. Где-то тут могила князя Олега затерялась. Вон и улица «Олеговской» называется. Так что, выходит, Желудь-Сашок похоронен рядом с Великим князем.

— Только бы  на тело Желудя не наткнулись, когда строить будут! — всхлипнул Серёга-Рысак.

— А наткнутся, так перезахоронят, как человека. В гробу, а не в краденой скатёрке, — пробурчал Шрэк, откусил кусок колбасы и пошёл в «туалетную комнату» отлить.



Юрий Токарев

26 августа 2011 г.


ОТ АВТОРА. Нынче полку бездомных прибывает: война, безработица, разруха, пьянство, мошенничество, бедность... Символом стала Площадь Незалежности в Киеве - средоточие люмпенов. Уже туда на так называемые "народные вече" не приходят ни мэр Кличко, ни новый Президент Порошенко.

7 июня 2014 г., день инаугурации пятого Президента Украины. "Революционеры" типа этих бомжей захватили здания госучреждений, отдают неохотно (там же можно жить!), занимаются рейдерством и прочими бесчинствами... Власть же делает всё, чтобы украинскому народу жилось ещё хуже: поднимает цены, ограничивает социальные выплаты и программы.

"...А не податься ли на киевский майдан? Там палатки, кормят, лечат, одежду выдают, деньги опять же на бедность сердобольные экскурсанты жалуют... А выпивать втихаря можно, только не попадаться!" - приблизительно так рассуждают бомжи, стекаясь со всей Украины. Да и права качать можно, мол, мы - народ, источник власти, как уверяет Конституция Украины! России, впрочем, тоже...


Рецензии
Реальность или наша нездоровая фантазия? Походит такой бедолага, походит с котомкой и исчез. Потом какой-нибудь другой объявится. Хоронят они друг друга что ли?
Страшно всё это, страшно.

Натали Соколовская   26.07.2014 23:53     Заявить о нарушении
Здесь у Вас я уже была, Юрий!
Как многое изменилось за прошедшее время, сколько надежд не оправдалось...

Спекулянтка Ру   27.07.2014 00:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 57 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.