Шаги смерти

– Игорь, у меня большие проблемы, – начал Денис, едва переступив порог моей квартиры. – Это песец, это полный песец!!

Никогда в жизни я не видел своего школьного товарища в таком состоянии. Он был не на шутку перепуган, и это удивило меня до чрезвычайности, потому что напугать его было исключительно сложно. Здоровенный силач ростом под два метра, с абсолютно уравновешенным характером, сейчас казался просто не в себе. Такое впечатление у меня возникло уже час назад, когда он разбудил меня звонком на мобильник и попросил срочно встретиться. К счастью, сегодня у меня был отгул и я ничего не делал.

– А что стряслось-то? – спросил я.

– Совета у тебя хочу просить.

Я удивился ещё раз.

– Ты – у меня? Круто. Нет, я, конечно, умный парень, это понятно. Но ты-то, если честно, ещё поумней меня будешь! Причём намного.

Должен сказать, что Денис окончил нашу школу с золотой медалью, а университет – с красным дипломом. Он был всесторонне талантлив: как в плане физических способностей, так и умственных. Мне трудно было представить, что я вообще могу ему посоветовать хоть по какому-то вопросу.

– Не знаю, Игорь, не знаю. После того, что случилось сегодня ночью, мне кажется, у меня поехала крыша… Но я не понимаю, как это объяснить!!

– Слушай, а чего мы в прихожей стоим? – спохватился я. – Пошли в комнату. Чаю сделать? Есть хочешь? Я сам ещё и не завтракал.

– Не надо, – отмахнулся он. – Пошли, я расскажу, что случилось у меня на даче.

Дача у Дениса находилась в пятидесяти километрах от Петербурга, в садоводстве «Здоровье». Её строительство закончили совсем недавно, меньше месяца назад. Денис её сам спроектировал и очень внимательно контролировал строительные работы. Эту дачу он преподнёс своей невесте в качестве подарка к свадьбе: всего неделю назад они сыграли свадьбу, на которой присутствовал и я. Затем они решили провести на даче свой медовый месяц и просили их, по возможности, не беспокоить.

Мы прошли в большую комнату и уселись за стол.

– Так что случилось у тебя на даче? – спросил я.

– Сначала всё было хорошо, – в несвойственной ему торопливой манере заговорил Денис. – Несколько дней отпуска пролетели как одна минута. Но сегодня ночью…

Он помолчал несколько секунд, видимо, собираясь с мыслями.

– Маша разбудила меня посреди ночи. Я спросил: «Что случилось?» Но тут же всё понял сам. Прямо над нами, на втором этаже, совершенно отчётливо слышались… чьи-то шаги! Тяжёлые такие, основательные, размеренные. Двадцать шагов вперёд – двадцать шагов назад. Вперёд – назад. Вперёд – назад. Ты, наверно, помнишь, там у нас коридор…

Я кивнул. Во время его свадьбы я побывал у них на даче.

– В доме никого не было, кроме нас. Но эти шаги… они продолжались без остановки! Это казалось чьим-то преднамеренным издевательством! Машу затрясло от ужаса…

– Один момент, – остановил его я, начиная склоняться к мысли, что у Дениса и вправду случилось помутнение рассудка. – Вот ты говоришь – шаги. Ладно. А ты не смог бы по звуку определить, какая обувь была на ногах у неизвестного злоумышленника?

Я надеялся сбить его с толку этим заковыристым вопросом, а затем потихоньку, ненавязчиво, привести его к мысли, что он несёт чушь. Однако ничего у меня не вышло.

– Никакой не было, – сразу, не раздумывая, ответил он. – Это были шаги босых ног.

На несколько секунд в комнате наступило молчание: каждый из нас выжидал, что скажет другой. Наконец Денис продолжил свой рассказ.

– Маша прошептала: «Мне страшно…» Я встал, включил в комнате свет и пошёл наверх. Причём в какой-то момент – я не заметил, когда именно – шаги прекратились. Маша говорила, что это случилось, когда я дошёл до лестницы.

Тогда мы ещё думали, что кто-то забрался в дом. Я поднялся по лестнице на второй этаж, включил свет в коридоре – никого. Я прошёл по коридору, осмотрел все комнаты – нигде никого! Тогда я обыскал весь дом от гаража и подвала до чердака, включив везде освещение… проверил входную дверь и окна – они были заперты изнутри, как и положено… и нигде никого не было!

Его блуждающий взгляд остановился на мне.

– Что ты об этом думаешь?

– Пока ещё не знаю, – честно ответил я. – Во всяком случае, хотелось бы выслушать твой рассказ до конца.

– А, до конца… Ладно. Когда я погасил везде свет и снова лёг в кровать, наверху было тихо. Первые полминуты. Потом снова зазвучали шаги! Я выскочил из кровати, врубил свет и помчался по лестнице наверх, но пока я бежал, шаги опять прекратились. Я ещё раз обыскал второй этаж и весь дом, включая везде свет – никого! Ты понимаешь?! Никого!! Не зная, что делать, я снова везде выключил свет и лёг в кровать…

Он перевёл дух.

– На этот раз тихо было минут пять. Потом снова начались шаги… И тогда я решил подняться на второй этаж незаметно. Не включая свет, я на цыпочках дошёл до лестницы и поднялся на пару ступенек… но тут Маша подскочила сзади, схватила меня и не пускала дальше. У неё со страху началась истерика. Она кричала: «Бежим отсюда!»

– Одну минуточку, – снова остановил его я. – А шаги?

Денис задумался.

– Шаги… Я точно не помню. Когда я начал подниматься по лестнице, шаги ещё было слышно, причём они приближались навстречу мне. Но после того, как Маша закричала… Если честно, у меня малость заложило уши, и никаких шагов я больше уже не слышал. В общем, Маша заставила меня одеться, завести машину… и мы уехали оттуда прямо посреди ночи. По-моему, мы даже не убрали кровать… Когда мы приехали домой в Питер, она сказала, что больше на дачу не поедет. Вообще. Вот такой подарок я ей к свадьбе приготовил, песец, бли-и-ин…

Он обхватил голову руками.

– Это всё? – уточнил я.

Он вскинулся на меня.

– Чего? А, да… Это вся история. И я не в состоянии понять, что это было… Ты когда-нибудь сталкивался со сверхъестественными явлениями?

– Ни разу, – честно ответил я.

– И я тоже. А ведь эти шаги невозможно ничем объяснить. Это и есть сверхъестественное… Что делать?

– Погоди, – остановил его я. – Мне так сразу не сообразить.

– Может, продать дачу?

– А те, кто её купит у тебя, тоже будут паниковать от этих шагов? Нет, это не годится. Надо что-то другое придумать.

– Может… священника туда привести? – предложил Денис.

– Ну, не знаю, – уклончиво ответил я, чувствуя, что не в состоянии оценить правильность этой идеи. – Я сам в бога не верю и даже некрещёный… в общем, тут мне трудно что-то сказать. Во, а может, по всему дому капканы расставить?

– Чтоб мы с Машей сами же в них потом и попались? – рассердился Денис, но у меня возникло ощущение, что именно в этот момент нервное напряжение покинуло его. – Ну, спасибо!

– Да погоди! Приезжаешь на дачу, расставляешь капканы, записываешь подробно, где они стоят. Потом, в течение, допустим, недели или двух, вы туда и носа не кажете. Потом приезжаешь и смотришь результаты.

– Не знаю… не знаю, – так же уклончиво ответил Денис. – По-моему, эта тварь слишком хитрая, её в капканы не поймать. Как она смогла от меня два раза спрятаться? На моей-то даче, при полном освещении? Нет, я думаю, такие примитивные методы здесь не подойдут.

Я попытался восстановить в памяти известные мне истории о мистике и сверхъестественных событиях – истории, в которые сам до сегодняшнего дня никогда не верил. Надо найти в этом деле что-то самое важное, существенное, от чего можно будет отталкиваться. Надо просто задать правильные вопросы… может быть, всего один правильный вопрос…

– Слушай, Денис! А что там раньше было на месте твоей дачи?

– Да ничего не было, только лес и болото.

– А поподробнее можешь вспомнить? Любые мелочи – в них может быть вся разгадка.

– Поподробнее? Ну, деревья там были красивые… ну так они там и остались, на заднем дворе. А, вот: ещё на моём участке стоял шалаш.

– Какой шалаш?

– Шалаш как шалаш, самый обычный. Наверно, туристы сделали. Я, конечно, его разобрал: у меня во дворе он совершенно ни к чему.

– А там, внутри шалаша… вещей никаких не было?

– Да нет, конечно. Какие там вещи могут быть? Это же шалаш, а не постоянное жильё.

Я задумался. Значит, раньше на территории дачи стоял шалаш… Эта информация могла оказаться очень полезной в дальнейшем, но она требовала долгой, тщательной обработки. Пока же я не мог сделать какие-либо выводы.

– В общем, так, – сказал Денис, к которому уже полностью вернулось самообладание. – Я всё взвесил, учёл твоё предложение и думаю, что действовать нужно в три этапа. Первое – пригласить туда священника. Третье – расставить по дому капканы, как ты советовал…

– А второе? – удивился я.

– А вот второе – это самое интересное, – ответил он. – После того, как на даче побывает священник, я останусь там на несколько дней. Один, конечно. Сегодня ночью я боялся за Машу, но одному мне там бояться нечего. И если я опять услышу эти шаги… я найду, кто это делает, поймаю и поговорю с ним по-мужски. Кто бы это ни был. И только если у меня ничего не получится, я перейду к пункту номер три.

Я промолчал. С одной стороны – та информация, которую мне сообщил Денис, выглядела устрашающе, и на его месте я бы никогда больше не приехал туда с ночёвкой. Да и без ночёвки, наверно, тоже. На мой взгляд, теперь его дача годилась только для того, чтобы… Хм. Нет, этого я Денису говорить не буду, а то он очень сильно на меня разозлится: он в это строительство буквально душу свою вложил, а я ему такое присоветую.

С другой стороны, любое мероприятие, за которое берётся Денис, просто обречено на успех. Исключительно толковый парень, к тому же – если понадобится – исключительно крепкий физически. Лично я, фанат фильмов-боевиков с многолетним стажем, часто жалел, что Денис в силу своего незлобивого характера никогда не занимался единоборствами. Какой боксёр из него мог бы получиться!!! И физические данные, и скорость, и выносливость у него присутствовали в таком количестве, что, если бы он занялся боксом профессионально – ни на кого из нынешних чемпионов мира я бы не поставил и ломаного гроша. Но его тянуло к более мирным видам спорта: он стал мастером спорта по водному поло и по метанию копья. Причём так, между делом, не особо напрягаясь.

– Хороший план? – спросил Денис.

– Не знаю… – неуверенно протянул я. – Вроде неплохой.

– Но другого у нас нет, так что остановимся на этом. Не угостишь ли чайком?

* * *

Следующие несколько дней мы с ним не созванивались. Но у меня не выходила из головы эта фантастическая история, и я думал о ней чуть ли не всё свободное время.

«Может быть, он всё-таки сбрендил? Но на мои провокационные вопросы он отвечал чётко и детально, не путаясь. Кроме того, с ним была жена, которая видела… точнее, слышала… абсолютно то же самое. Хотя стоп! Ведь я не разговаривал на эту тему с его женой – только с ним самим. Может, она вообще знать не знает ни про какие шаги?»

У меня появилась идея – позвонить к ним домой и расспросить его жену, что же всё-таки в действительности произошло у них на даче. Но если я им позвоню, трубку может снять сам Денис, и тогда с его женой я вряд ли смогу побеседовать.

«А что, если Денис просто напился в хлам? – вдруг пришло мне в голову. – И всю эту историю он видел только в своих пьяных сновидениях? Правда, у меня в гостях он вроде был абсолютно трезвый, но тоже не факт: сейчас много всяких препаратов делают, чтобы запах перегара отбивать…»

Эта мыслишка была неприятной, если не сказать противной. Раньше Денис не пил вообще. Даже на собственной свадьбе он ограничился одним бокалом шампанского, и всё. А тут, получается, за одну неделю допился практически до белой горячки! Если это так – это дикая жесть, конечно.

И вот через несколько дней он позвонил мне на мобильник, когда я был на работе.

– Игорь, привет! Ну что, первую часть нашего плана я выполнил! Я пригласил на дачу священника, и он её освятил.

К религии я совершенно равнодушен, и поэтому в другое время, наверно, посмеялся бы над таким сообщением, но сейчас воспринял его совершенно серьёзно.

– Так значит, теперь будешь выполнять пункт два? – спросил я.

– А как же! Само собой разумеется. Сегодня останусь ночевать на даче один!

– Ну, ни пуха тебе ни пера, как говорится.

– К чёрту! Спасибо!

Денис был весёлый и жизнерадостный, как обычно. Он нажал «отбой», а я, сообразив, что дома его сегодня не будет, решил выполнить свой собственный план: позвонить ему домой и поспрошать его жену, действительно ли имело место это сверхъестественное явление.

Я твёрдо решил это сделать, но тут, как назло, меня сильно перегрузили работой, и поздно вечером, когда я наконец-то освободился, у меня уже все планы вылетели из головы. И не стал я никого ни о чём расспрашивать, а просто вернулся домой и завалился сразу спать.

* * *

На следующий день я тоже работал. Денис больше не звонил, и я решил, что пока его дело никак не продвинулось.

Внезапный звонок настиг меня после обеда, ближе к вечеру. На экране мобильника высветился чей-то незнакомый номер. Я нажал кнопку приёма:

– Алё?

В трубке раздался плачущий, неразборчивый женский голос:

– Это… Игорь?

– Да. Здравствуйте.

– Это… Маша. – Последовала довольно долгая пауза. – Дениса убили! – наконец произнесла она и разразилась рыданиями.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что Маша, жена Дениса, собиралась обзвонить всех его школьных друзей, о которых хоть что-то знала. Но мне она позвонила в первую очередь, так как меня, кроме всего прочего, захотела видеть милиция. Ведь мы с Денисом имели конфиденциальный разговор, сообща разрабатывали план его действий – и теперь это очень заинтересовало оперативников, расследующих его убийство.

Сама картина преступления ужаснула меня до глубины души – она была намного кошмарнее, чем та история, которую мне рассказывал Денис. Глубокой ночью дачники с соседних участков услышали крики о помощи, доносившиеся с его дачи. Те, кто посмелее, подбежали к его участку и перелезли через забор, но не смогли попасть в дом, так как входная дверь и ворота встроенного гаража оказались заперты изнутри, а на окнах были решётки. Между тем крики продолжались, и становились всё страшнее и страшнее! Люди не знали, что делать, но наконец решились испортить частную собственность и стали ломать дверь. Пока они этим занимались, вопли вдруг прекратились. Когда же дверь была взломана, дачники ворвались внутрь и обнаружили на втором этаже, близ лестницы, изуродованный труп Дениса. Преступник убил его скорее всего голыми руками, но самым зверским образом: переломал все рёбра, а потом сломал шею. Никто из дачников вовсе не горел желанием встретиться лицом к лицу с таким чудовищным отморозком, но их было много, и половина из них успела заранее вооружиться сельскохозяйственными орудиями – поэтому они решились действовать дальше и обыскали весь дом. Они даже догадались поставить трёх человек на выходе, чтобы преступник не выскочил в открытую дверь. Но все их усилия оказались тщетными: убийца как в воду канул.

Теперь перед следствием стояли три вопроса – один другого сложнее. Первый: как убийца сумел проникнуть в дом, запертый изнутри? Второй: куда он, чёрт побери, пропал, совершив убийство? И наконец, третий, самый сложный: какую вообще нужно иметь силищу, чтобы вот так расправиться с Денисом?! Да даже если бы он подрался с гориллой, он бы и то пострадал меньше!

Для разговора с милицией мне пришлось ехать далеко за город, в посёлок Рощино. Именно там, в нескольких километрах от садоводства, располагался отдел милиции, расследующий это преступление.

– Игорь Алексеевич, – сказал следователь, – жена потерпевшего сообщила нам, что за несколько дней до смерти он приезжал к вам в гости и обсуждал с вами то, что происходило у него на даче. Постарайтесь вспомнить ваш разговор со всеми самыми мелкими подробностями.

Это было нетрудно: встречу с Денисом я отлично запомнил по причине полной невероятности того, что он мне рассказывал. На вопрос следователя я ответил очень точно и подробно. Затем он стал расспрашивать, что я вообще знаю про Дениса, были ли у него враги, чем он занимался на работе и так далее.

Я рассказал и об этом. Правда, вопрос о его работе вызвал у меня затруднения: я знал, что Денис был программистом высочайшего класса, но в какой именно области он специализировался – то мне было неведомо. Однажды Денис объяснял мне, в чём заключается его работа, но я просто ничего не понял – настолько это оказалось сложно для восприятия. Что же касается врагов, я ответил так: явных врагов у него вроде не было, зато некоторые могли сильно завидовать его всесторонней одарённости и успешности. В общем, Денис мог нажить себе скрытых врагов.

Потом следователь сказал, что нужно снять отпечатки моих пальцев. Я не стал возражать, но очень удивился:

– Хорошо. Только зачем?

– Дело в том, что на даче мы обнаружили большое количество отпечатков неустановленного лица. Ни самому потерпевшему, ни его жене они не подходят. Очевидно, они принадлежат преступнику. В картотеке их тоже не оказалось. Вот мы и сравниваем.

Естественно, мои отпечатки пальцев тоже не совпали с отпечатками «неустановленного лица». После этого меня отпустили.

* * *

Но я не торопился уезжать из Рощино. Я сам хотел помочь следствию и, пожалуй, у меня были для этого кое-какие возможности.

Дело в том, что я знал одного человека, который жил в этих краях с самого начала – с того момента, когда Советский Союз отнял их у Финляндии. Во времена моего детства мы с родителями каждое лето снимали в Рощино дачу. Хозяйка нашей дачи, Евгения Михайловна, как раз и жила здесь с сороковых годов прошлого века. Теперь я решил с ней проконсультироваться. Я хотел выяснить, не было ли в этих местах похожих сверхъестественных случаев. Не только в садоводстве «Здоровье» (садоводство-то вообще недавно возникло, всего лет десять назад), а во всём районе.

По дороге я купил вкусное печенье к чаю, чтобы идти в гости не с пустыми руками. Во дворе меня встретила тётя Галя – она развешивала на улице бельё после стирки.

– Игорь, здравствуй! – сказала она. – Решил к нам в гости зайти? У тебя отпуск?

– Здравствуйте. Да нет, отпуск ещё не дали. Работаю пока.

– А что ж ты не на работе?

– Представляете, какое дело: меня в милицию вызывали!

– Что-то натворил?

– Да нет, меня как свидетеля вызывали, типа того. У меня был товарищ, и ему сильно не повезло… точнее, его убили.

– Ох ты, кошмар какой!

– Ну вот, а случилось это на даче, в садоводстве «Здоровье». Вот здешняя милиция за меня и взялась. Я, собственно, поэтому к вам и зашёл…

Я рассказал ей подробно всю историю и объяснил:

– И вот теперь я хочу оказать помощь следствию… Евгения Михайловна живёт тут с самого начала и знает очень много. Я хотел у неё спросить: не было ли в Рощино, или где поблизости, таких же сверхъестественных случаев? А может, вы знаете?

– Да нет, – ответила тётя Галя, – я не знаю… А с мамой поговорить можно, если только она поймёт, чего мы от неё хотим. Чувствует она себя неважно, к тому же плохо слышит. Да и вообще с ней бывает трудно разговаривать, ей же больше девяноста лет.

Мы прошли в дом. Евгения Михайловна отдыхала на диване в боковой комнате.

– Мама, к нам Игорь приехал! – громко произнесла тётя Галя. – Узнаёшь?

– Здравствуйте, – сказал я.

– Узнаю… Здравствуй, Игорь…

– Мама, Игорь приехал к нам по делу. Он хочет кое о чём с тобой поговорить…

Я ещё раз подробно изложил всю историю, но Евгения Михайловна долго не понимала, чем она-то может мне помочь. Наконец мы ей всё-таки объяснили. Она как следует подумала и ответила:

– Был тут один случай… В пятидесятом году, кажется… Жил в Рощино парень один, Васька Фёдоров. А потом – раз! – и пропал. Ну, заявили в милицию, что он пропал… Искали, искали – всё без толку. А потом приехали из КГБ и забрали дело себе. И сказали, что никакой он не Васька Фёдоров, а бандит в розыске… и зовут его по-другому совсем, вот так. Два года здесь жил. Так и не нашли…

Сначала её рассказ не вызвал у меня большого интереса.

– А другие случаи были? – спросил я.

– Другие? Может, и были… да я не помню уже…

Я задумался. Мог ли тот давний эпизод иметь отношение к истории с Денисом? На первый взгляд – однозначно нет. Ведь больше полувека прошло! С другой стороны, нельзя забывать, что речь идёт о сверхъестественных явлениях. А значит, возможно всё.

Без особого энтузиазма я спросил:

– А можете поподробнее рассказать про этого Ваську?

– Ну, я много-то не знаю… Работал с нами в колхозе. Говорить много не любил, молчун был… Но как выпьет, иногда хвастался сильно. Я, грит, в Москве раньше жил, не то что вы… Я, грит, с самим профессором Красильниковым секретные работы выполнял, вот так…

– С профессором Красильниковым? – уточнил я.

– Да… А был ещё случай, он бледный такой ходил, как мертвец… Ему мужики тогда сказали: сходи к доктору, может, туберкулёз у тебя! А он только отмахивался. А вот через несколько дней как раз и исчез…

Мало-помалу история этого Васьки Фёдорова начала меня увлекать. Возможно, тут что-то было, если покопаться.

– А ещё что про него знаете?

– Игорь, да я больше и не знаю…

– Ну ладно, может, мне и этого достаточно. Спасибо большое за информацию!

* * *

Вернувшись домой к вечеру, я первым делом включил компьютер, вышел в интернет и набрал в поисковике фразу: «профессор Красильников».

Компьютер выдал мне кучу ссылок, относившихся к совершенно разным людям. Фамилия Красильников оказалась, в общем, довольно распространённой, и по крайней мере несколько человек с такой фамилией были профессорами. Но постепенно из общего массива информации выкристаллизовывалось то, что мне было нужно.

«…Достаточно вспомнить хотя бы опыты профессора Красильникова по созданию «чудо-таблетки» для спецназовцев…»

Это из рекламной статьи про какие-то витамины. Подходит? Пока не знаю. Один из возможных вариантов.

Так, эта ссылка не годится – тут что-то про девятнадцатый век. И эта тоже не годится – тут про учёного-историка, работающего в наши дни. А вот ещё:

«…В конце 40-х годов двадцатого века профессор В. А. Красильников разрабатывал препараты для бойцов спецподразделений, резко улучшающие их боевые качества. Потом эти работы были продолжены его учениками…»

Всё интереснее и интереснее!

И вдруг, перейдя с третьей страницы на четвёртую – то есть изучив уже тридцать ссылок и открыв четвёртый десяток – я с ходу наткнулся на целую биографию:

«Красильников, Виктор Александрович (1914 – 1950). Профессор (1946). В 1945 – 1950 годах занимался в Москве разработкой секретных препаратов (для бойцов спецподразделений), повышающих физические возможности человека. Первое удачное изобретение в этой области – препарат КР-1 (1946). Результаты его испытаний стали бы суперсенсацией, если бы не были строжайше засекречены. Испытуемые добровольцы после однократной (!) инъекции препарата КР-1 продемонстрировали резкое увеличение физической силы, выносливости и термостойкости (выдержали длительное воздействие температур плюс 120 и минус 40 градусов Цельсия без одежды), а также могли обходиться без пищи в течение нескольких месяцев. Впоследствии было установлено, что последнее качество объясняется резким замедлением процессов обмена веществ в организме, которое, судя по всему, ведёт и к резкому замедлению естественных процессов старения организма, т.е. почти к бессмертию. К сожалению, последнюю гипотезу проверить не удалось: в 1948 году, через два года после начала испытаний, были выявлены крайне опасные побочные эффекты препарата. У членов группы испытуемых стали возникать приступы неконтролируемой агрессии; возможно, было и что-то ещё, но об этом мы ничего не знаем, так как часть информации оказалась особо засекречена. Тем временем в начале 1948 года Красильников изобрёл усовершенствованную версию препарата, КР-2. Была набрана новая группа добровольцев и проведены испытания, которые показали результаты ещё лучше прежних. Но как раз в это время возникли проблемы с первой группой испытуемых; более того, существовала практически стопроцентная вероятность, что через некоторое время (предположительно 2 года) те же самые проблемы возникнут и со второй группой. Вследствие этого пришлось принять крайние меры: обе группы испытуемых были изолированы, а затем и уничтожены. Но существует информация (исключительно на уровне слухов), что одному испытуемому из второй группы удалось бежать и скрыться…

После этой неудачи В. А. Красильников был арестован и попал в тюрьму. Там он отсидел около двух лет и в 1950 году был убит. Его смерть, как и его изобретения, осталась необъяснимой загадкой: за какую-то провинность его посадили в карцер, и на следующее утро он был найден задушенным. Кроме него, в карцере никого не было…»

Я похолодел от ужаса. Все факты, имевшиеся в моём распоряжении, сами собой соединились в стройную логическую цепочку. Но именно тогда мне пришла в голову страшная догадка: поймать этого преступника невозможно в принципе, он может находиться где угодно и творить любой беспредел!

«Это он, больше некому… Резкое замедление старения организма, то есть почти бессмертие… Пятьдесят лет, или шестьдесят, или сто – ему по барабану! Резкое увеличение физической силы – расправился с Денисом, да ещё как! Готов спорить на свою квартиру, что такого не смог бы сделать даже чемпион по боям без правил… В сорок восьмом году бежал из Москвы… В пятидесятом году вернулся из Рощино обратно в Москву и убил Красильникова – вероятно, в порядке личной мести… Но как?!! Лучше и не думать, а то точно крыша съедет… А дальше что? Неизвестно, но, судя по всему, ему понравилось Рощино, и в наши дни он опять обнаруживается там. Вернее, не в самом Рощино – в садоводстве. Жить он может где угодно, так как легко выдерживает любые морозы, даже не имея крыши над головой. Проблема питания для него тоже неактуальна – он обходится без еды по несколько месяцев… И вот теперь, когда всё это прояснилось, остаются без ответа самые главные вопросы: как его ловить и что он ещё натворит, если его не поймают?»

В самом низу статьи я прочитал пометку, откуда взят этот материал. Материал оказался взят из одной жёлтой газеты, специализирующейся на НЛО и всяких паранормальных явлениях. При обычных обстоятельствах я бы не стал читать ни одну статью из этой газеты – там любая статья выглядела как бред сивой кобылы. Но сейчас я понял, что в данном конкретном случае они написали чистую правду.

И почти всю ночь напролёт я пил валерьянку, безуспешно пытаясь заснуть.

* * *

Через день состоялись похороны Дениса. На это печальное мероприятие собралось огромное количество народу – все родственники, друзья, практически все одноклассники, множество коллег по работе, друзья и знакомые жены… Разглядывая эту толпу (изнутри, так как я тоже был одним из её элементов), я подумал, что сказал неправду в милиции – даже не то чтобы неправду, а просто откровенную чушь. Насчёт того, что Денис мог нажить себе скрытых врагов. Не было у него врагов и быть не могло.

В самом конце, когда все уже стали разъезжаться по домам, и я тоже засобирался – ко мне подошла Маша, вдова Дениса. Это была красивая девушка с гладкими чёрными волосами, собранными в узел на затылке, и с немного хищным выражением лица. Сегодня, правда, абсолютно ничего хищного в её лице не было, но в принципе, при желании она могла бы сыграть в кино какую-нибудь разбойницу.

– Скажите, Игорь, – спросила она, – это вы тогда посоветовали Денису заночевать на даче?

Боюсь даже представить, что бы случилось, если бы я сказал «да». Но здесь моя совесть была чиста, и я ответил:

– Да нет, всё было как раз наоборот! Это не я, это он сам придумал.

– А… Ну тогда ладно.

* * *

Между тем интуиция подсказывала мне некий план, как обезвредить преступника. В ближайшую субботу я отправился в садоводство «Здоровье». Чтобы не очень засветиться, я поехал туда не на машине, а общественным транспортом: на поезде до Зеленогорска, потом на автобусе 321 и ещё немного пешком. Если б я приехал туда на машине, мне бы пришлось её где-то оставить, и дачники бы её запомнили. А этого я вовсе не хотел.

Садоводство было довольно крупное. Ещё пятнадцать лет назад, во времена моего детства, на этом месте находилось болото. Потом его специально осушили и начали раздавать участки дачникам.

Я подошёл к даче Дениса и остановился у забора. Затем вынул бинокль и стал рассматривать всю территорию дачи до мельчайших подробностей, гуляя вдоль забора туда-сюда. Бинокль, правда, был небольшой, театральный, но другого мне и не требовалось.

Что я увидел? Прежде всего – металлический решётчатый забор розового цвета, высотой метра полтора, с наконечниками прутьев в форме тонких заострённых листочков, с красивым замысловатым узором в нижней части решётки. Со стороны улицы, как и положено, калитка, въездные ворота, всё заперто на замки. Замки навесные, да не простые, а П-образной формы, ломиком не сковырнёшь.

Затем – участок. Участок большой, даже очень. Не знаю, сколько соток, но уж явно больше десяти. Главный фасад дома выходит на улицу, слева и справа соседние дачи, а сзади такой низкорослый заболоченный лесок. Дальше там должно быть озеро, но его отсюда не видно. Дорожки культурно проложены, трава вся подстрижена красиво. Деревьев почти нет – только на заднем дворе стоят несколько берёз и сосен.

Теперь дом. Крепкий двухэтажный дом, сработанный из оцилиндрованных брёвен. Высокое крыльцо из пяти ступенек, с перилами слева и справа и небольшой крышей-навесом сверху. Входная дверь и ворота встроенного гаража закрыты опять же П-образными навесными замками, а дверь ещё и опечатана милицией. На всех окнах решётки, окрашенные под цвет древесины, чтобы гармонировали с самим домом – но скорее всего стальные (ну не деревянные же, в самом-то деле!) Помню, когда я был здесь первый раз – во время свадьбы Дениса – он продемонстрировал молодой жене и гостям одну интересную штуку: нажал потайную кнопку в большой комнате, на первом этаже – и все решётки на окнах отъехали кверху. Нажал второй раз – и они вернулись на прежние места. Он объяснил: «Это нужно для того, чтобы, с одной стороны, дачу не могли обворовать в наше отсутствие – но с другой стороны, чтобы и мы здесь не сидели за решётками, как в тюрьме». Блестящее инженерное решение! Сейчас, разумеется, решётки были опущены на окна.

И тут я почувствовал на себе чей-то взгляд – неизвестно чей, но весьма недоброжелательный. Я осмотрелся: в садоводстве, как и полагается в выходной, было много народу, большинство дачников занимались осенним сбором урожая, а один мужик как раз проходил по улице мимо меня. Но, как мне показалось, никто из них не обращал на меня внимания. Вдруг мне пришло в голову, что за мной наблюдают с дачи Дениса.

До сих пор не знаю, что это было – безошибочная интуиция или просто буйная фантазия, но я испугался не на шутку и решил убраться отсюда поскорее. Впрочем, здесь я уже рассмотрел всё, что хотел. Я убрал бинокль и покинул садоводство.

Затем я вышел на просёлочную дорогу Рощино – Решетниково и прошёл немного по ней. С обеих сторон был красивый лес. Потом я увидел озеро – оно находилось совсем недалеко от дороги.

«А вот здесь можно будет машину оставить», – отметил я удобное место, опять свернул и зашагал по берегу озера. Обойдя его примерно наполовину, я оказался в невысоком заболоченном лесу, отвернул от берега и пошёл через лес. И вскоре, поплутав немного по лесу, я вышел именно туда, куда требовалось – опять к даче Дениса, но с заднего двора.

«Хороший крюк получился, километра три… Ничего, это для пользы дела необходимо».

Я оценил высоту забора: около полутора метров, перелезть можно. За забором, на территории дачи, стояли несколько деревьев, довольно высоких. Я отметил в качестве возможных укрытий два самых толстых дерева – берёзу и сосну, потом быстро оглядел задний фасад дачи через бинокль. Всё нормально, решётки на окнах тут тоже есть. И ещё тут есть запасной выход – только одна дверь, без крыльца и навеса сверху, и на двери П-образный навесной замок.

Предварительный осмотр был закончен. Я ушёл обратно той же дорогой – через лес и вокруг озера, после чего поехал домой.

* * *

Операцию пришлось отложить на два дня. В воскресенье в садоводстве было много народу, а мне не нужны были лишние свидетели. В понедельник мои планы расстроил сильный дождь.

Поэтому я отправился на дело во вторник – поздно вечером, чтобы оказаться на месте уже ночью. Моя интуиция вела меня за руку, не отпуская.

Остановив машину у озера, я достал из багажника двадцатилитровую пластмассовую канистру керосина. Затем порылся в карманах куртки, проверяя, не забыл ли чего. Так, зажигалка, запасная зажигалка, пистолет и запасная обойма к нему. Всё, что нужно.

Я взял канистру и двинулся по берегу озера, время от времени останавливаясь на передышку: двадцать литров – это дохрена. Тяжело, сами понимаете. Обойдя озеро наполовину, отвернул в лес.

Чтобы не заблудиться, я время от времени подсвечивал себе: у меня мобильник со встроенным фонариком. Но вот впереди завиднелись высокие деревья и дача Дениса. Скоро я остановился у забора.

Сегодня, в будний день, в садоводстве почти никого не было – а те, кто был, в основном спали. Вокруг было темно: дача Дениса и две соседних стояли неосвещёнными.

К канистре я заблаговременно привязал небольшую верёвку с петлёй. Я продел одну руку в петлю, поднял канистру и перевалил через забор, потом на верёвке аккуратно опустил её на землю. Затем сам перелез через забор. Это оказалось довольно трудно: слишком близко друг к другу располагались прутья забора – и ухватиться неудобно, и ногу толком некуда поставить. Но всё-таки я сумел обойтись без шума.

С канистрой я обошёл дом и остановился на крыльце. Открыв канистру, щедро полил крыльцо, входную дверь и стены рядом. Затем снова двинулся вокруг дома, обильно поливая стену главного фасада, более скупо – стены боковых фасадов и совсем чуть-чуть – задний фасад. Наконец, сделав полный круг, я выплеснул остатки керосина на крыльцо и поставил туда же пустую канистру: она была мне не нужна, но и оставлять её в целости и сохранности, чтобы она попала в руки милиции, было бы неправильно.

«Главное, чтобы он, гад, меня не заметил. И чтобы никто из дачников меня тоже не заметил. Если меня поймают дачники – вряд ли я смогу им убедительно объяснить, что я тут делаю и зачем».

Я достал зажигалку, включил её и поднёс огонёк к нижней ступеньке крыльца. Пламя бодро запрыгало с одной ступеньки на другую, увеличиваясь в размерах. Я убрал зажигалку и отошёл назад. Огонь разлился по всему крыльцу, охватил канистру, бросился на дверь и побежал по стенам. И я тоже побежал – на задний двор, укрылся за самым толстым деревом и стал ждать.

То, что я сейчас сделал, я с самого начала хотел предложить Денису, когда он рассказал свою сверхъестественную историю и спрашивал моего совета. Но он бы меня, конечно, не понял. Сколько сил и вдохновения он вложил в постройку своей дачи! И к тому же она была построена только что!

А я стоял за деревом и внимательно следил за окнами заднего фасада, и за запасным выходом.

«Он там, он там! – подсказывала мне интуиция. – Ему там очень понравилось, и ему было совершенно незачем оттуда уходить. Во-первых, его там никто не будет искать. Во-вторых, там просто очень удобно и комфортно. А в-третьих, у него нет проблем с питанием: ведь ему нужно есть один раз в несколько месяцев! Да и в доме наверняка осталось продовольствие».

Из своего укрытия я не видел главный фасад, но он должен был гореть сильнее всего. Тем временем боковые фасады уже занялись неплохо, а задний разгорался совсем потихонечку.

«Будем надеяться, что ночью он спит, как все нормальные люди. И не сразу заметит пожар…»

Я стоял и смотрел. Вот пламя на боковых фасадах захватило весь первый этаж. Вот и на заднем фасаде огонь добрался до подоконников…

«Ну что? Внутри-то уже, наверно, всё дымом заволокло. Так во сне и подохнет?»

И вдруг одно из оконных стёкол второго этажа, в правой части заднего фасада, разлетелось на кусочки. А потом случилось невероятное: оконная решётка сама собой, со страшной силой, затряслась на своих креплениях.

Наверно, неподготовленный человек мог бы сойти с ума, увидев такое. Но я как раз примерно этого и ожидал. Я уже догадывался, с кем имею дело.

«С лёгким паром, сволочь!» – подумал я и непременно крикнул бы это вслух, если б не опасался ненужного внимания дачников. Пока их здесь ещё не было – и то хорошо.

Вдруг нижняя часть оконной решётки под действием чудовищной силы стала выгибаться вперёд, отходя дальше от окна. Но я подготовился и к этому. Выхватив пистолет, я снял его с предохранителя и открыл огонь по нижней части оконного проёма. Именно так: не ограничился одним выстрелом, а высадил сразу всю обойму.

В ответ раздался крик, похожий на дикий звериный рёв. Я зарядил запасную обойму и приготовился стрелять ещё. Но тут крик оборвался, и оконная решётка тоже перестала выгибаться и трястись.

Не теряя бдительности, я продолжал следить и за этим окном, и за другими. Вдруг мне показалось, что в этом окне потихоньку возникают смутные, едва различимые очертания человеческой фигуры. Пускай с трудом, но я всё же разглядел голову и руки, мёртвой хваткой вцепившиеся в решётку…

Видел ли я это на самом деле, или мне только показалось? Я не знаю: к сожалению, как раз в этот момент мои наблюдения пришлось прервать. Краем глаза я заметил вдалеке бегущих на пожар дачников. Надо было сматываться отсюда.

Я поставил пистолет на предохранитель, убрал его в карман, перелез через забор и помчался наутёк. Кажется, дело было сделано.

* * *

Вот теперь можно было точно назвать причину столь поразительной неуловимости преступника, а заодно и главный побочный эффект от препаратов профессора Красильникова. Источник в интернете указал один побочный эффект – вспышки неконтролируемой агрессии; но кроме того, употребление препарата сделало испытуемых полностью невидимыми! Причём оба побочных эффекта возникли далеко не сразу, а лишь через два года после испытаний.
Неудивительно, что было принято крайнее решение – уничтожить всех испытуемых. Что может быть опаснее невидимых суперменов, подверженных приступам неконтролируемой ярости?

Поведение преступника тоже стало в общих чертах понятным и объяснимым. Сначала, спасаясь от уничтожения, он бежал из Москвы и попал в Рощино, где обосновался под чужим именем. Затем, спустя два года, побочные эффекты препарата начали действовать, и он стал невидимым. Первое, что он сделал после этого – разыскал Красильникова и убил. Дальнейшая биография преступника не может быть полностью восстановлена, но, видимо, Рощино ему понравилось, и в наши дни он снова обнаружился в тех краях. Возможно, он жил там всё время. Возможно, он обосновался как раз на территории дачи Дениса. Денис сказал, что там стоял какой-то шалаш – не исключено, что преступник жил именно в нём. Затем Денис стал строить дачу, она приглянулась преступнику и он переселился туда. Дальнейшее мы знаем.

Но интересно: остался он невидимым после смерти или нет?

Единственное, чего я опасался – что при пожаре пострадали соседние дома. Конечно, этого никак не должно было случиться. Дом Дениса и два соседних располагались далеко друг от друга, так как у Дениса был большой участок. Погода стояла прохладная, ветер почти отсутствовал, а за день до моей операции прошёл сильный дождь. Высокой и сухой травы на участке не было – только подстриженные газоны. И деревьев почти не было – разве что на заднем дворе. Я всё это отметил заранее, прежде чем поджигать. Тем не менее я сильно беспокоился и решил снова съездить в садоводство в ближайшие выходные – посмотреть на дело своих рук. Но это оказалось ни к чему: в пятницу мне позвонила Маша.

– Здравствуйте, Игорь. Вы представляете, наша дача сгорела!

– Да что вы говорите?! Не может быть!

– Да. Пока соседи заметили, пока пожарные приехали – тушить было уже почти нечего.

– А соседние дачи не пострадали?

– Нет, нисколько. Вы знаете, если честно, я даже рада! Всё равно я бы не смогла жить на этой даче. А с другой стороны, она была застрахована.

– Вот оно как! Это хорошо.

– Но вот что странно. На месте пожара нашли обгоревший человеческий труп, который держался руками за оконную решётку. И у него было пулевое ранение на черепе! Даже не представляю, кто это мог быть…

– Думаю, это и был тот парень, который убил Дениса.

– Да, скорее всего. Но как он попал к нам на дачу, и почему мы его ни разу не видели?

– К сожалению, спросить его самого нам не удастся, – ответил я. – А значит, мы так никогда этого и не узнаем…


Рецензии
Профессионально пугаете, Игорь! Мифы современного метрополиса... Еле уснула вчера. :)))

Юлия Моисеенко   10.06.2016 09:42     Заявить о нарушении
Спасибо за рецензию.

Кстати, у меня довольно нестандартная точка зрения по поводу жанра ужасов: ИМХО, самым лучшим мастером этого жанра был... Жюль Верн. Правда, он в этом жанре не специализировался, но один раз отжёг (в прямом смысле) просто непревзойдённо.

Игорь Екимов   10.06.2016 16:17   Заявить о нарушении
Игорь, это где же он так? :) Я его много читала, но в детстве. Почти ничего не помню. Кстати, а как же Гоголь? :)))

Юлия Моисеенко   10.06.2016 18:07   Заявить о нарушении
Это в "Пятнадцатилетнем капитане". Он там описывал случай, как король сгорел. Основываясь на своём собственном опыте, я бы не давал читать эту книгу детям до определённого возраста (правда, не знаю точно, до какого). И, по факту, Жюль Верн оказался писателем, который напугал меня сильнее всех.

Игорь Екимов   11.06.2016 04:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.