Зов Бога, или несколько слов о книге о. Тихона

«Зов Бога», или несколько слов о книге архимандрита Тихона «Несвятые святые» и другие рассказы» (М., изд-во «ОЛМА Медиа Групп», 2011. Тираж 60 тыс. экз.)

…Не побоюсь сказать, что только что вышедшая из печати книга известного нашего церковного и общественного деятеля, архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» и другие рассказы» – являет собой замечательный образец подлинно православного современного литературного творчества.
Книга эта не только духовно поучительна, не только исполнена предельно человечного – христианского! – внутреннего благородства и самой искренней любви ко всем ее персонажам, но и попросту увлекательна, интересна своими сюжетами.
При этом в ней равно выразительны присутствующие здесь яркие образы как известных наших подвижников – представителей псково-печерского монашества: отцов-архимандритов - Иоанна (Крестьянкина),.Серафима (Розенберга), Нафанаила (Поспелова), «Великого Наместника» о. Алипия (Воронова), схиигумена Мелхиседека, так и, казалось бы, более «обычных» - и монашествующих, и «мирских» - священников и самих «мирян».
Просвещенные благодатию Божией «лики» этих и подобных им «несвятых святых», сияющие нам со страниц книги; живая, но всегда спокойная и ясная русская речь - при изложении автором порой даже весьма острых житейских коллизий, но главное, духовная правда Христова о Церкви и нашей церковной жизни, - все эти характернейшие черты свидетельствуют о том, что архимандрит Тихон явно опирается в своих новеллах и очерках на традицию классической русской христианской литературы – от Лескова и Чехова до Шмелева и Зайцева… И потому его новая книга окажется, безусловно, интересной как для всех, уже находящихся в ограде церковной, так и для тех, кто, - любя русскую речь, - еще только интересуется христианством и православной жизнью России – и прежней, «советской» поры (преимущественно периода второй половины XX века), так и «постсоветской», начала нового века.
Основополагающая сквозная, самая животрепещущая тема его литературного труда – тема Промысла Божьего – явно самая дорогая для автора. Как пишет он в самом конце книги: «…В часы, когда тягучее уныние подкрадывается и хочет заполнить душу, когда то же происходит с близкими мне людьми, я вспоминаю события, связанные с чудным Промыслом Божиим. Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом… мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире».
О таинственном и, в то же время, самом наиреальнейшем чуде этой постоянной промыслительной заботы Христовой о всех нас, Его чадах, рассказывается на многих страницах книги: по сути вся она и есть - живое свидетельство об этой неизменной заботе Творца о Своем, - то святом, а то и непутевом по греховности воли, - творении.
Что ж, нам дарована Богом свобода воли – и потому нередко Любовь Божия остается, увы, безответной. Однако, можно быть уверенными в том, что благодаря книге отца Тихона многие задумаются над такой своей безответностью, а некоторые наконец и устыдятся ее.
Второй важнейшей темой книги является феномен монашества – как самого последовательного, самого деятельного и – явственно для автора – самого (вновь употреблю недавний эпитет!) радостного рода христианской деятельности на нашей грешной земле…
Начинается монашеский путь, естественно, с послушничества. И потому будущий читатель может представить себе (что затем и обнаружит, действительно, в этой книге), сколь высоким оказывается предлагаемый нам автором образ монашества, если даже о начале его – послушничестве – он пишет следующее: «Упоительное ощущение безмятежного счастья и свободы, которую никто не может отнять, осознание предельной защищенности в этом мире, потому что Бог Сам взял тебя за руку и ведет к необычайной, ведомой лишь Ему цели, - вот что составляет неповторимое состояние послушничества. Это состояние проходит. Но, говорят, после долгих лет подвижничества оно возвращается в умноженной силе и в умудренном духе».
 Причем стоит подчеркнуть, что всё это «упоительное ощущение» для подлинного послушника имеет обычно место вовсе не в тиши некоей романтической «кельи под елью», а, например, для того же отца Тихона соседствовало с «бух!» и «плюх!» на монастырском скотном дворе, где он нес свое послушание – убирал падающий долу коровий навоз...
И вот итог такого - истинно христианского - монашеского послушания (приведу, не удержусь, два абзаца): «…пришло время… браться за лопату… А коровка совсем разыгралась: с ноги на ногу переступает, хвостом широко машет, и вдруг, когда я наклонился, - хлоп меня прямо по лицу набухшей, отяжелевшей кисточкой хвоста! Мгновенно рот, глаза, нос, уши – всё залепило навозом! Сначала я был так ошеломлен, что даже замер от неожиданности и обиды. Но потом, не помня себя, изо всех сил замахнулся на корову лопатой и…
И тут я вспомнил, что нам заповедано Христом подставлять другую щеку. Это если нас оскорбит человек. А тут – неразумная тварь. Лопата опустилась сама собой. Я утер навоз и слезы рукавом телогрейки, повернулся к выцветшим бумажным иконкам на стене, перекрестился и, всё ещё плача от обиды, принялся за уборку…»
Ну не образ ли это, по сути, и самого христианства – плача и молясь, разгребать все эти «бухи» и «плюхи» нашего несчастного и прекрасного мира?
И попутно замечу, что такого послушничества – то сторожем у монастырских ворот, то в коровнике, то затем в Издательском отделе Московской Патриархии под благожелательным, но и бдительным оком Владыки Питирима (Нечаева) – у автора было восемь лет! Но пусть обо всём этот читатель узнает из самой книги…
В итоге же, вспоминая первые годы своего пребывания в Псково-Печерской обители, отец Тихон с благодарностью пишет: «Восхищаясь… печерскими отцами, мы, послушники, мечтали во всем подражать им. Даже проходя по монастырским коридорам мимо келий старцев, мы с благоговением и страхом замолкали: за этими дверями совершались невидимые битвы с древними силами зла, рушились и созидались вселенные!»
Но ведь и им – и самому отцу Тихону, и его друзьям-послушникам – пришлось в свое время (и каждому в свою меру) участвовать в битвах с «миром» (порой даже и с любящими родителями) за свое право стать монахами. Как вспоминает автор: «…в монастырь мы в начале восьмидесятых годов не уходили, а сбегали. Думаю, нас считали немножко сумасшедшими. А иногда и не немножко. За нами приезжали несчастные родители, безутешные невесты, разгневанные профессора институтов, в которых мы учились… мы… бежали из ставшего бессмысленным мира – искать вдруг открывшегося нам Бога, почти так же, как мальчишки убегали юнгами на корабли и устремлялись в далекое плавание. Только зов Бога был несравненно сильнее. Преодолеть его мы не могли. Точнее, безошибочно чувствовали, что если не откликнемся на этот зов, не оставим всего и не пойдем за Ним, то безвозвратно потеряем себя. И даже если получим весь остальной мир со всеми его радостями и утехами – он нам будет не нужен и не мил».
Почему всё так – и рассказывается в этой книге. Причем рассказывается предельно естественно, без встречаемых порой в церковной литературе «дежурных» елейности и «благочестивого» надрыва - даже когда повествуется о многих чудесах, свидетелем или прямым участником которых оказался сам автор), без каких-либо инвектив и алармизма, здраво и спокойно, а главное, с чувством благодарности за всё - и Богу, и добрым людям.
Именно эта благодарность и есть самая суть и христианский смысл, самый непосредственный источник всего благодатного содержания этой интереснейшей -  духовно поучительной и жизненно оправданной реальною жизнью в Боге – новой книги архимандрита Тихона.
Настоятельно советую: прочитайте ее и вы – приобщитесь к истинной радости, – радости о Господе нашем и верных Ему чадах, «несвятых святых» России последнего полувека.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.