Баритон

Помните, где вы повстречали свою любовь?  Наверно, это было какое-то романтичное, полное поэзии место.

Мы встретились в темном коридоре университета напротив туалетов. Проговорили пять минут и поняли, что это на всю жизнь.

А случилось так. Подруга пригласила на  студенческий вечер. Я с радостью согласилась. Пригласительный был на двоих. А жили в одном подъезде.  Было удобно возвращаться домой.
Год назад она тоже приглашала. И на университетские вечеринки, и  на   домашние  – группа у них дружная подобралась.  С каким  удовольствием я тогда ходила на них!   Училась тогда в выпускном классе.

Только что мы с подругой еще на равных были.  А тут вдруг она уже студентка,  а я все  еще школьница.

Зато потом в классе можно было сказать, приняв, конечно, загадочный вид:

- А я… В Университете!..

Как козырную карту выложить.

В этом году уже сравнялись. Но это мне только казалось.  Я только-только поступила в институт. Мои друзья с физмата на втором курсе уже  бывалыми себя чувствуют.  Просто задержались после занятий. Не празднуют, не танцуют. Хотя пару бутылок вина взяли.

Закрылись  на ключ в аудитории. Молодые люди в преферанс  режутся, девочки о своем судачат. Отошли от прежних интересов.  Зря в нарядное платье вырядилась и прическу соорудила.

Попросилась по коридору погулять. Выпустили нехотя. Опасно, мол,  засекут. Договорились об условном  стуке  в дверь. 

 В коридоре накурено, сизый дым клубится вверх.  Одни парни.   Все уже навеселе и приставать активно стали.  А где-то  рядом будоражащая  музыка, танцы в большом зале…   Удрала  поскорей назад.  Долго не просидела. Скучновато.
 
Попросилась еще раз прогуляться. Только дверь приоткрыли, выйти не успела, как сбоку приятный баритон спросил:

- Девушка, Вы не меня ищете?

Сильно нагрубить не вышло, получилось:

- Может быть, и Вас…

И  мимо прошла, не глядя. Вроде отстал.

Фраза стала исторической.  Он говорил, что это была  моя интуиция, предвидение.  И находил все  новое толкование ей.  Глубинный философский смысл женскому началу. И все-то наши друзья о ней знали.

А мое объяснение куда приземленнее. Фраза – банальнее некуда. Подумала тогда, вот как отвечу согласием первому же, растеряется и отстанет. Сильно нагрубить не получилось.

Дошла до конца коридора, там совсем темно, лампочек нет. Развернулась назад идти, а позади тот же  баритон  раздался.

Когда устали стоять, присели на подоконник.  Как раз напротив дверей с соответствующими надписями. Их в темноте было не видно.  И опять говорили, не замечая вокруг ничего.

Наконец кто-то из нас сообразил, где мы уселись, и что пора уходить из этого не самого романтического   места и посмеялись над этим.

Позже он специально заводил меня туда. И не раз. Вел за руку по коридору, разворачивал за плечи:

- Узнаешь? А сам улыбается…

И всякий раз я не сразу догадывалась.  При дневном свете все выглядело совсем иначе.  И подоконник был грязный, и пыль роилась в солнечных лучах,  и люди ходили постоянно мимо.  Но шло какое-то тепло.  Мы сохранили самые нежные воспоминания об  этом месте. Ведь там началось наше знакомство.

Наши уже собирались домой и волновались, куда я пропала.

Провожать нас домой он пошел не один. С нами поехал  высокий  спортивный парень, сокурсник  подруги. Отбиться от него не удалось.   Сказал, что ему по дороге.  Жил он действительно рядом и,  случалось, провожал и прежде.  Хмурился и  молчал всю дорогу. Слова не проронил. Проводил до самых дверей и ее, и меня. Колю дальше крыльца не допустил. Взмахом руки провел границу:

- Вам дальше нельзя. Здесь прощайтесь! – мы даже телефонами не обменялись.

Позже сознался, что ребята ему поручили нас проводить. Наказали:   

- Ты ж смотри лучше. За ними какой-то амбал  увязался. Проводи до самых дверей!

Потому и хмурился, Понял, что розыгрыш. Худенький невысокий Коля на амбала  никак не тянул и опасений не вызывал.

- Самое обидное, что мне потом  надо было ехать через весь город на поселок к бабушке, - сетовал он потом.

– И Вам помешал, извините…

Время растягивалось и сжималось от встречи до встречи. Первым делом спрашивали:

- Ты где сегодня?

- В библиотеке, а ты?

- В институте. Библиотека вчера была.

На всякий случай, а то дома спросят, перепутаем. Уже было так. Матери наши  работали вместе.

И шли дальше. Мы не здоровались. Никогда. Экономили время?

Потихоньку входили в жизнь друг друга. У меня институт,  библиотека допоздна, потом дома заниматься… Свободного времени почти не было. На личную жизнь совсем не оставалось.

Надо было ходить на занятия, сдавать сессию.  Он это как-то  не понимал. Ветер свободы гулял в его жизни. Учился  он на  вечернем филфака, но переводился  на заочный, чтобы из- за хвостов не отчислили. 

Я переживала, уговаривала выучить и сдать.  Еще сильнее  переживала и  уговаривала его мама. Общими стараниями пару хвостов сдал.  Оставили. На заочном раздолье -  не надо вечером ходить на занятия.

Не работал. Но всегда куда-то спешил. Где-то его ждали. Только теперь все чаще мы бежали на  эти встречи вместе.

Виделись почти каждый день. Да еще выручал телефон. Можно было подолгу говорить, когда все в доме уже уснули.

Говорят, он не был красавцем. Не знаю. Глаза хороши были. Лучистые.  Как у княжны Марьи – сам любил пошутить. И цвет меняли. Карие и  вдруг   зеленели.

Мама его говорила: «Что ты смотришь на меня зелеными брызгами»…
И, как правило,  сердце её таяло и она уступала его очередной просьбе.

Худое смуглое лицо с выразительной мимикой. Причем, самой  активной была его нижняя часть.  Подбородок шел вниз, губы приходили в движение и вот  все ему уже радостно улыбаются.

Понемножку начала перестраиваться. Как первую сессию сдала – сама не знаю. Повезло? Помню ощущение невесомости и полета. Факультет не из легких был.  На две специальности девочек не брали. 


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.