Потом

Потом еще были встречи. Случайные.  И не случайные.  Всегда дружеские.  У Коли был таинственный дар появляться на моем пути, как из-под земли, когда я домой возвращалась. Места учебы, работы  менялись. Даже дома не знали, где это находится.

На первой встрече он рассказал, каково  ему было после расставания. Как  на другой день Малыгин купил бутылку водки.  А еще через несколько дней стоял с ним и смотрел из соседнего подъезда, с кем буду выходить вечером от Вячика.
 
Мой поход туда, кстати, сами и подстроили. Позвонили  вечером и сказали – срочно беги, нужно вернуть Колины акварели. А был уговор – все, что нарисуем у него дома, переходит в его собственность. Я и понесла рисунки. Вячик не взял, сказал оставить себе.

А где-то через год  Коля радостно сообщил, что женится. Девушка отличная. И серьезная, и умная, и симпатичная.  Она почему-то захотела увидеть меня. Как условие поставила.  Он выбрал день, когда у меня было много  гостей. Пришли ненадолго и вскоре ушли. Я была  рада, что  он идет   в «хорошие руки».

Всякий раз, когда встречала его маму,  даже спустя много лет,  она мне говорила:

- А  Коля женился на дочери генерала...

Скорее всего, она говорила это просто так, без подоплеки. Но ведь мой отец был только полковником.

А через пару лет развелся. Некрасиво. Через суд.  У родителей жены  была отличная квартира в престижном районе. Я  бывала в этом генеральском  доме «со львами», как мы его называли, на Чичерина. Мои друзья  там жили. От них и узнала о случившемся.

Подруга, возвращаясь из нашей трехкомнатной хрущовки  к себе домой в  их пятикомнатную, всегда облегченно вздыхала – потолки не давят, простор, тишина и покой за толстыми стенами.
 
- Ты меня извини, но вся ваша квартира кажется меньше одной комнаты  в нашей,- 
говорила она мне.
Честно говоря, я и сама давно это заметила.

Дочка, еще совсем малышкой, замирала надолго еще к прихожей их квартиры. Что-то варилось в ее маленькой головке. А потом молча начинала бегать по кругу вокруг стола, все расширяя круги. А под конец и обегала все комнаты, выходящие в гостиную.

Мы смеялись. Это было, как выражение немого восторга открывшемуся простору. Хотя и жили мы уже в нормальной квартире.

Больше всего мне нравилась их  просторная кухня.  На  28 метрах можно было посадить всех за стол.  И только по праздникам накрывали большой овальный стол в гостиной.
 
Если мы трое садились за стол в нашей хрущовской кухоньке, незанятым оставался для счастья крошечный прямоугольник пола. Недолго.  На нем  тотчас вытягивался наш спаниель.  А для объемного холодильника «ЗИЛ-Москва» и вовсе там места не нашлось. Поставили в углу коридорчика.

А еще у них был внутренний дворик, где они выращивали крупный  вкусный виноград.
На нашем балкончике, если гости ставили там раскладушку, больше никто уже не выходил. Некуда ступить было. Правда, он был самым озелененным в наших домах.  Со всех трех сторон прятался в зарослях крупных вьюнков.
А позже до нас дополз и виноград. Двух сортов. К большому огорчению нижнего соседа его. пустившего плети своего винограда  наверх отцу. Соседи не растерялись, тоже себе отхватили по веточке. В итоге мы рвали шикарные гроздья винограда. А внизу он перестал плодоносить.

Колю сразу прописали в квартире родителей жены. Надеялись, что он будет опорой после смерти главы семьи.  А  он вон что вытворил. Отсудил себе жилплощадь.

Его очень просили оставить жену с мамой в старой квартире.  В доме, к которому они так привыкли.  Теща была ослаблена после смерти мужа и не могла тогда собраться  с силами.  Он не согласился. Делили все. И книги и разные другие вещи. Коля сидел в зале суда с напряженным лицом. На второе заседание не пришел. Действовал по доверенности адвокат.

Наши друзья рассказывали, что  теща  не могла свыкнуться с теснотой новой квартиры в хрущовке. Горевала по старой. Она  встретила Колю через пару лет и спросила, что он выиграл. Ему и без суда предлагали купить однокомнатную квартиру.

Я была потрясена. Высказала ему все без обиняков прямо в лицо. Коротко, сжато, не лицеприятно. Смолчал.

И не могла ему это простить до конца.  Искала объяснение  его поступку. Поддался наущению друзей? Он всегда был подвержен  чьему-то  влиянию. 
А в этот период  компания его друзей,  к которой он примкнул после Вячиковской, остро нуждались в квартире, где они  могли  бы продолжить свои встречи, застолья. Говорили, что им руководил отец. По чему наущенью он действовал?

Но это всё  мои домыслы. Какое-то оправдание должно быть его поступку.
Когда-то школьником, начитавшись Бальзака, Коля сказал себе, что это  вовсе неплохая идея  - выгодно жениться. Мы все об этом знали об этой его идее фикс и дружески подтрунивали над ним. Но рассматривать это всерьез – не верю. По мужской версии виноватили все же чаще  Бальзака…

Это был тот и уже не тот  искренний чистый мальчик, которого мы знали раньше. Мои сокурсники прозвали его  Душа-человек.

Даже в нашу самую последнюю встречу, когда он напрашивался в гости, отшутилась, как обычно:

- Тебя приглашать опасно! Зато квартира останется целой…


Компания, к   которой он прибился после Вячиковской, оценила его стихи по достоинству.
У него были далеко идущие планы пристроиться рядом с ними, найти хорошую работу. Не случилось.

А тогда после нашего расставания  Колины друзья сразу прибежали узнать в чем дело, помирить. Говорили подолгу о дружбе, о том, какой Коля необыкновенный и что так привыкли нас вместе видеть. Приходили по второму, третьему разу..  По четвертому пришли четверо из них. Вели себя, как под копирку.  Одного осенило уже при выходе,  вернулся:
- Ну раз уж вы всерьез разбежались, может ты со мной начнешь встречаться? –
 Друзья называются!
- Раз все равно вас не помирить… Раз вы всерьез разбежались…
- ??
- Ну, тогда может быть...
- Разве не ты мне сейчас говорил, что мужская  дружба превыше всего, а Коля твой друг?..
 Это раз и второе – оказалась на какое-то время даже в изоляции. От своих старых друзей отошла, а новые не сразу появились.

Игорь неожиданно заявился ко мне через год на день рождения с  двумя незнакомым хлопцами.  Меня сумел увести на первый этаж под предлогом познакомить с новыми соседями. 
Вернулась, а наши возбужденные такие, докладывают, что те двое начали активно и методично исследовать квартиру. Заподозрили неладное. Когда один из хлопцев попытался проникнуть в родительскую спальню,  его туда не пустили, после чего оба быстро ретировались. 
Пропала только моя бижутерия. 

Вспомнила, как Игорь  грозился отомстить. Не мне, Наташе:
- Вот скажу своим хлопцам с Молдаванки. У меня знаешь, какие  у меня в приятелях ходят?..
 Не ожидала, что и мне тоже. Хотя он любил рассказывать, как отомстил в свое время всем бывшим девушкам своих друзей. Те почему-то оказались мягкотелыми. Сами мстить не захотели.

Позже Игорь пришел ко мне со Славиком Мостовым.  Интересовались, где Колины акварели, книги, которые он мне оставил, стихи. То есть,  хотели забрать себе. Спросила, а где Коля, отчего он сам не пришел. Ушли, прихватив мои книги,  и с тех пор не появлялись. Маленькая, но месть.


Рецензии