Конфетки-бараночки

Помню, как мы пришли к нему в ненастный зимний вечер. Резко похолодало. Добирались пешком с трудом из-за шквальных порывов ветра. Транспорт не работал. Даня опасался, что гостей не будет вовсе. Пришли все!

Десятка три-четыре молодежи и два человека преклонного возраста, чей приход вызвал восторг. А они, усаженные во главе стола, как почетные аксакалы, не понимали отчего – остановили такси и доехали…

Все, кто приходил после нас, рассказывали,  с какими приключениями добирались до него. Особенно те, кто приехал электричкой.  Встречая очередную девушку, ребята, помогая ей раздеться, начинали напевать:

«Гимназистки румяные, от мороза чуть пьяные,
Грациозно сбивают белый снег с каблучка».

Девушки и впрямь сидели за столом с румянцем во всю щеку. Все были такие милые, родные. Говорили здравицы своему режиссеру, пили за его здоровье. Пели. Все песни из спектаклей  студенческих  перепели. Много раз начинали «Конфетки-бараночки».

Слова знали не все. Правильный вариант только Оля. Песня только входила в моду. Тема была почти запретная – о тех далеких временах,  что делало её ещё более привлекательной. Она только достигла нашего города.  Её спели на сцене московского театра.
Даня был счастлив. Стихия за окнами разбушевалась.

Помню, как мы уходили от него  домой уже за полночь.  Улица встретила снежной метелью. По Пушкинской мела  позёмка.  Явление для Одессы нечастое.  Ни машин, ни троллейбусов не было видно.  Шли по  булыжникам Пушкинской  шеренгами, держась под руки,  и  пели, пели: 

Конфетки-бараночки, словно лебеди - саночки.
"Эй вы, кони залетные!" - слышен крик с облучка.
Гимназистки румяные, от мороза чуть пьяные,
Грациозно сбивают белый снег с каблучка.

Песня только входила в моду, как,  впрочем,  и все песни, что они пели. Расставаться не хотелось. Нехотя выпускали из своих рук по двое-трое друзей, когда им надо было сворачивать в сторону.

Ближе к вокзалу ряды  начали редеть.  Наши руки сжимались сильнее.  Прощались чуть не слезами. Словно навсегда уходили в метель в разные стороны от привокзальной площади...

Особенно запомнился Витя Салтыков. Он возвращался несколько раз. Снова  обнимал на прощанье, пребольно сжимал  наши руки – потом долго синяки не сходили -  и пытался словами выразить наши общие чувства. Что мы превратились в одно целое, что мы  стали звеньями одной цепи и, если одно  хоть одно звено распадется…  Язык плохо слушался его по причине возлияний, мы все хорошо понимали его и договаривали за него сами.

Заклинал всегда быть вместе. Мы только улыбались снисходительно. Чудак!  Уж нас-то  с Колей не надо было уговаривать.

                ***

А расстались  мы тоже в пять минут. Из-за чего расстались…
А Вы? Из-за какого-то пустяка, который теперь и вспомнить трудно?

Я  помню. Накануне Коля предложил жениться.  Сразу  ответить не смогла. Предложила подождать недели две и все обсудить и  взвесить за это время. Договорились никому ни полслова. Первые два-три дня нам и поговорить было некогда. Мы народ занятый, каждый вечер куда-то срочно надо было бежать. 

А вскоре выяснилось, что Коля тут же  всё выложил дома  своей матери, несмотря на то, что слово дал молчать. Она, кстати,  сразу сказала:

-  Жить у нас будете.  Надо справить тебе  два костюма – черный и светло-серый. Где деньги на всё  брать?

Чем вызвала  симпатию и завоевала мои  теплые чувства  навсегда. Ну, а уж  когда он и у меня  дома  всё разболтал, наступил конец. В моей семье всё было иначе. Раз десять сказала ему об этом.

Были какие-то праздники, Коле налили рюмочку-другую.   Он пошел на кухню и все выболтал моей матери.  Она отнеслась несерьезно, посмеялась  и забыла. Списала на выпитое.

Я узнала не сразу. Домочадцы начали поддразнивать меня.  Возмутилась таким предательством.  Этого хватило разойтись в разные стороны. Навсегда.

Через пару-тройку недель мы с ним встретились. Поговорили. Нормально расстались. Я ему   обрисовала нас старичками, сидящими на скамеечке на бульваре со своими внуками. Он засмеялся. Потом, когда он меня встречал,  напоминал.  Не довелось посидеть.

Возникла проблема – а как теперь быть с общими знакомыми?  Поддерживать с ними отношения,  как ни в чем не бывало. Или напрочь прекратить? Несколько дней размышляла, как теперь быть. Хотя понимала, что второе благороднее.

Я приняла решение не поддерживать отношения с его друзьями. Но поскольку они-то этого не знали, не сразу это получилось. Это раз и второе – оказалась на какое-то время даже в изоляции. От своих старых друзей отошла, а новые не сразу появилось.


Рецензии