Внешняя разведка Израиля. Истоки

Как не парадоксально это звучит, но «Моссад», самая секретная в Израиле служба безопасности, за шестьдесят два года существования еврейского государства приобрела всемирную известность.

 Правда, по большей части на уровне легенд, слухов и догадок. Порой нелепых, а нередко заведомо лживых. Существо операций «Моссада» является тайной сверхсекретной, не имеющей срока давности.

 О них становится что-либо известно лишь в случае провала. Несмотря на мировую известность, широкая общественность, по-существу, мало что знает о легендарной еврейской разведке.

Деятельность спецслужб всех стран по определению хранится за семью печатями. В Израиле, шестьдесят два года живущем с арабской удавкой на шее, печатей намного больше.

Архивы «Моссада» открываются крайне редко. В открытой печати достоверная информация появляется и вовсе по крупицам. Я попытался их подобрать и осмыслить. То, что из этого получилось, изложено ниже.

Летопись внешней разведки Израиля начну с её девиза. По-русски он звучит примерно так: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует, поэтому с обдуманностью веди войну твою».

Это стих из Торы, то бишь Ветхого Завета Библии. Так что девиз у еврейской разведки очень древний. А вот здание штаб-квартиры, наоборот, самое что ни наесть современное.

Центральный офис «Моссада» находится в Тель-Авиве на бульваре царя Саула, первого иудейского царя, основателя объединённого Израильского царства. Что до названия, то у грозной конторы оно без особых претензий и выглядит весьма скромно.

Правда, с неким оттенком загадочности: «Моссад ле тафкидим миюхадим». На русский это переводится так: «Институт разведки и специальных задач». Внешняя разведка занимает ведущее место в иерархии специальных ведомств Израиля. Она подчиняется непосредственно премьер-министру.
 
По поводу лаконичного названия могу добавить следующее. Задачи у ведомства не только специальные, но и разнообразные. Сразу оговорюсь, акций политического характера среди них нет. По крайней мере, по своей инициативе «Моссад» их никогда не проводил.

У еврейской разведки, как и у всех разведок мира, основной род занятий – сбор, систематизация и анализ секретной информации, связанной с обеспечением безопасности страны. Подготовка рекомендаций для правительства и премьер-министра Израиля. Заботится «Моссад» и о безопасности еврейских общин в диаспоре.

С учётом глобальности задач штат у спецоргана относительно небольшой. Своей кадровой структурой «Моссад» существенно отличается от аналогичных спецслужб других стран. В организации по разным источникам около 1200 штатных сотрудников, включая технический персонал.

 И среди них всего несколько десятков оперативных офицеров. Но это профессионалы высочайшей квалификации. Они в любой момент готовы к проведению операции в самой отдалённой от Израиля точке мира.

Зато в деятельности организации используется огромное число агентов по всему миру. Их число оценивается в 35 тысяч человек. Огромное количество людей, приехавших в Израиль из самых разных мировых регионов, позволяет разведке отбирать кадры, наиболее пригодные для работы в той или иной стране.

Учитывается всё: внешность, культурные особенности, знания обычаев и традиций. Разумеется и языка, включая местные диалекты.  Благодаря такому подбору, внедрение нелегала порой занимает у «Моссада» не годы и десятилетия, а месяцы, а иногда считанные недели и даже дни.

Использование местных евреев в качестве агентов производится крайне редко. И исключительно по одной причине. Провал такого агента почти всегда чреват всплеском антисемитизма.
 
Кроме штатных сотрудников и завербованных агентов к своим операциям «Моссад» нередко привлекает так называемых «сайаним». Это международная сеть добровольных помощников. «Сайаним» могут быть только евреи, сохраняющие лояльность к своей стране, но симпатизирующие государству Израиль.

«Сайаним» действуют на строго добровольной основе и только на территории своей страны. Причём доброволец перед акцией получает убедительные заверения в том, что его деятельность не принесёт ущерба государству, гражданином которого он является. Как правило, такой помощник оказывает агентам «Моссада» содействие своим имуществом, транспортом, иногда общественными связями.
 
Имеется у «Моссада» и одна специфическая, крайне деликатная особенность. Её израильская разведка непрерывно решает вот уже на протяжении более шестидесяти лет.

Сразу после второй мировой войны это был розыск и уничтожение нацистских преступников, повинных в ужасах Холокоста. Теперь – розыск и уничтожение террористов, представляющих реальную угрозу для национальной безопасности страны.

Конечно, перед внешними разведками различных стран мира периодически ставятся подобные цели. Но на постоянной основе занимается этой проблемой только «Моссад».
 
Согласно закону страны "Моссад» не обладает полномочиями самостоятельно принимать решения на ликвидацию того или иного террориста. Санкцию на проведение подобных акций утверждает узкий кабинет по безопасности. Разумеется, только в том случае, когда ординарный суд над преступником невозможен.

 Кабинет состоит из основных министров правительства и генерального прокурора. Министры на заседании кабинета исполняют в некотором роде функции суда присяжных. А генпрокурор является не только обвинителем, но одновременно адвокатом и судьей.

Он представляет всю имеющуюся фактическую информацию, а также, подготовленную высококвалифицированными специалистами, полную юридическую аргументацию обвинения и защиты.

По результатам рассмотрения вопроса выносится вердикт. В случае если действия обвиняемого лица квалифицируются с юридической точки зрения как преступление, заслуживающее высшей меры наказания, даётся санкция на его ликвидацию.
 
В Израиле смертную казнь, как высшую меру наказания, за все годы существования государства применили лишь однажды. В 1962 году был повешен Адольф Эйхман, главный нацистский преступник, повинный в гибели миллионов евреев. Однако по понятным причинам для не пойманных террористических преступников власти Израиля вынуждены делать «исключение».

Акции «Моссада» порой входят в противоречие с международным правом. Но одновременно они же являются наиболее эффективным средством устрашения в борьбе с международным терроризмом. По этой причине израильскому руководству частенько приходится решать очень не простые дипломатические дилеммы.
   
Предтечей «Моссада» явилась разведывательная служба «ШАЙ» (Шерут Едиот). По-русски – «Служба информации». Она была создана задолго до образования Государства Израиль.

«ШАЙ» входил в состав «ХАГАНЫ», подпольной военной организации еврейского населения (ишува) Палестины. В задачу еврейской разведки тогда входил сбор и анализ информации, необходимой для эффективной борьбы с террористическими бандами палестинских арабов.

Действовали «шайевцы» и в соседних арабских странах, вдохновлявших и финансировавших террор против евреев. Там они добывали информацию о вооружении, дислокации, моральном духе бандформирований, направляемых в Палестину.

Собирали сведения о внутреннем положении стран, расстановке политических сил и т.д. Велась разведывательная работа и в структурах британских властей по всей территории подмандатной Палестины.

               


Рецензии
Будучи в Крыму,
в смутные девяностые,
контактировал с агентами "Сохнут" - "Моссада".
Воспринимались почти как партнёры.

Василий Овчинников   27.11.2016 03:48     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.