Я ничего не боюсь

Что для человека самое страшное? Опасность, скажете вы. Возможно, но есть вещи куда страшнее опасности, потерять любовь, надежду, а главное веру в себя.
 Когда-то очень давно, казалось бы в прошлой жизни у меня было всё, что нужно взрослому человеку для счастья. Уютный дом, лучший друг и любимая девушка. Я очень дорожил всем, что у меня было. Но друг уехал, дом пришлось продать, а Нина, моя любимая девушка, погибла в авиакатастрофе.
 После смерти Нины мне чуть ли не каждую ночь снился тот злополучный рейс, на который она опаздывала. Сколько мне не снился этот сон, мне всё время хотелось, повернуть время вспять и вернуть тот день, когда мне пришлось навсегда изменить свою жизнь.
 Нина бежит сломя голову на регистрацию. Она всегда боялась опоздать куда-либо. Поэтому она даже на машине ездила редко - ненавидела пробки. Подбегает к самолёту и вдруг всё окутывается каким-то непонятным дымом. Словно что-то загорается. Нина пытается что-то крикнуть, но то ли никто её не слышит, то ли  просто никому нет дела ни до неё, ни до того, что ещё мгновение, и самолёт может и взлетит, только он совершит свой последний рейс.
  Я кричу и просыпаюсь. И вдруг понимаю, что ничего не чувствую: ни страха, ни  боли,  ни отчаяния. НИЧЕГО. Я часто задавал себе вопрос, почему я ничего не боюсь. И сам себе отвечаю, потому что я пережил самое страшное - одиночество и страх смерти. Единственным человеком, которому я был нужен, была моя мама.
II
Мама. Я даже не представляю себе, что бы я делал не будь её на свете. Давно бы спился, либо опустился по моральной лестнице вниз.
 Она считала меня, своего Валеру, ангелом, которому будто по злому року ни в чём не везло. И всё же она твердила, что я достоин того, чтобы быть самым счастливым человеком.
 Подчас мне бывало очень грустно. И как бы сильно я не любил отца, сердцем я всегда был привязан к маме. И даже после развода родителей когда мы остались с ней вдвоём, и я в первый раз в жизни увидел её слёзы, я впервые в жизни почувствовал презрение к отцу. После чего я обнял её и сказал:
 - Я понимаю, возможно, я никогда не займу место отца в твоём сердце. Но я хочу, чтобы ты знала, что я тебя очень люблю. Даже больше чем этот...
 Тут я замолчал,чувствуя, что ещё мгновение, и я задохнусь. Я убрал руки с шеи матери и лишь сильно сжал её руку. Мама смотрела на меня взглядом полным ужаса. Позже она рассказала мне, что она пришла в ужас оттого, что увидела. Когда у меня перед глазами был лишь какой-то жуткий туман, она видела что я смотрю на неё стеклянными глазами. После чего она схватила со стола  чайную ложку и  начала разжимать мои челюсти, боясь, что ещё минута и я могу проглотить язык и умереть.
 Когда я пришёл в себя я заплакал и, обняв маму, сказал:
 - Мамочка, мне страшно.
Мама же улыбнулась и сказала:
 - Всё будет хорошо, Валерка. Ты только обещай, что больше никогда ни про кого  не скажешь ничего плохого.
 Мне ничего не оставалось как повиноваться самому дорогому человеку на свете.
 С этой минуты я никогда не затрагивал темы относительно отца.Мне стало абсолютно всё равно,жив ли этот человек,есть ли у него семья. Или же он живёт один (если живёт вообще).
 Спустя несколько лет, в один весенний день сидя во дворе с друзьями, слушая дефицитные пластинки, для добычи которых в то время, требовались связи за рубежом или же знакомые фарцовщики я заметил как к нашему дому подъехала "Волга" в которой сидел молодой темноволосый мужчина лет 32 с карими глазами, острым носом и пухлыми губами с густыми усами, одетый в белую рубашку, тёмные брюки, белые носки и чёрные полуботинки. Мужчина был моим отцом.
 Он вышел из машины и окликнул меня, однако я не подошёл. Когда же он, подойдя ко мне, взял меня за руку и сжал её так, что мне стало больно, я злобно взглянул на него. Отойдя в сторону я спросил злобным шёпотом:
 - Где ты был, когда мама билась в истерике, когда я чуть было не отдал душу Богу, когда нам было так плохо, и я ждал того момента, когда кто-нибудь поможет нам?
 Отец посмотрел на меня печально и сказал:
 - Я должен был развестись, сын. Хотя бы потому, что я очень люблю вас с мамой.
 Я же холодно посмотрел на него и спросил:
 - А ты знаешь, что у меня эпилепсия?
 Отец кивнул головой и, обняв меня, сказал:
 - Да, это сложно, старина. Но ты, знай, что ты не одинок в этом мире, а вместе мы справимся.
 Почему-то тогда мне хотелось ему верить.
 III
 Мама сказала врачам, что  приступы, подобные тому, что случился со мной две недели назад, случаются у меня часто. На что те сказали маме, что в таких случаях следует прибегать к весьма сильным препаратам.
 Мама испуганно посмотрела на врачей. После чего она вывела меня из кабинета и попросила меня подождать её в коридоре. Когда же  она вернулась в кабинет, врачи открыли ей мой роковой диагноз. После чего у мамы началась истерика. И хотя я уже привык к этому, однако в тот момент мне казалось, что маме  куда хуже чем мне.
 - Как, эпилепсия?! - спросила она дрожащим голосом. - Этого не может быть. Неужели я настолько грешна перед Всевышним, что он забирает у меня самых дорогих людей. Сначала один за другим ушли из жизни мои родители,  потом Витя, мой муж, ушёл из семьи, а спустя некоторое время я потеряла брата. У меня остался только мой Валерка.
 Сейчас я понимал отчаяние матери. Оставшись в десять лет сиротой на руках дяди, она  понимала, что значит терять близких. Ей казалось, что случись что-нибудь с дядей Колей, и её сердце может не выдержать. Однако через два месяца после развода родителей  случилось новое горе.
 Дело в том, что у дяди Коли в течение последнего  года жизни была злокачественная опухоль мозга. И хотя, стараниями его жены тёти Вики ему сделали операцию по пересадке мозга и, казалось, самое страшное уже позади. Но операция была сделана слишком поздно и вскоре у дяди произошло кровоизлияние в мозг. И к тому же он очень переживал за нас с мамой. Через десять месяцев после моего рождения  позвонила тётя Вика  и сообщила, что дяди больше нет.
 Мама тут же подошла к детской кроватке, в которой спал я. Однако  она не взяла меня на руки. Лишь с грустью посмотрев на меня, она сказала:
 - Один ты у меня остался, ангелочек мой маленький.
IV
 Повзрослев, я стал потихоньку отвыкать от опеки мамы. Она порой допоздна задерживалась на работе, а я гулял с друзьями. Во время окончания одной из таких прогулок я и познакомился с Ниной.
 Нина возвращалась домой от гостей. Путь был неблизкий. Нужно было перейти слабо освещённое шоссе и пройдя четвёртый перекрёсток повернуть направо.
 Подойдя к нашей компании, светловолосая девушка лет 19 с карими глазами, приплюснутым носом и припухшими губами, одетая в зелёную куртку и синие джинсы и обутая в белые носки и розовые кроссовки, вежливо спросила:
 - Молодые люди, извините, пожалуйста, вы не скажете, который час? Я часы дома забыла.
 Я посмотрел на часы и, хитро улыбнувшись, сказал:
 - Без четверти два. А что, вы на свидание опаздываете? Так вот, так поздно никто не гуляет. Даже с такими, как вы.
 Мои друзья громко засмеялись Нина с раздражением посмотрела сначала на меня,потом на них. После чего сухо сказала "спасибо",  отошла на несколько шагов и, закрыв лицо руками, тихо заплакала. Я с обидой посмотрел на ребят и сказал:
 - Подумаешь, глупость какую-то сказал, а вы сразу гоготать на всю улицу. Сами хоть раз сказали что-нибудь умное?
 На что мой лучший друг Гоша засмеялся и спросил:
 - Это ты о твоём намёке на то, что она красавица. Действительно, ты погорячился. Голос у неё конечно, приятный. Но и у крокодила может быть весьма приятный голос.
 Я ехидно улыбнулся и сказал:
 - Ладно, встретимся на лекции. Я пойду домой. Я неважно себя чувствую
 Я шёл не быстрым шагом, однако мне всё же удалось догнать Нину. Подойдя к ней, я взял её за руку и сказал:
 - Я всё-таки должен вас проводить. Сейчас темно, опасно.
 Нина усмехнулась и попыталась вырвать свою руку. Я же сильнее сжал её. Понимая, что борьба бессмысленна, она усмехнулась и сказала:
 - Ну, хорошо.
 Вдруг у меня  перед глазами встала пелена. Я всё сильнее сжимал руку Нины. Нина же была сама не своя от ужаса. Кое-как придя в себя, я улыбнулся и сказал:
 - Простите, пожалуйста. У меня такие приступы случаются очень часто.
 Нина тревожно посмотрела на меня и сказала:
 - А если по возвращении от меня у вас снова случится подобный приступ? Вот что, я вас провожу. Где вы живёте?
 Я улыбнулся  и сказал:
 - Крымский вал дом 12. Только, прошу вас, не стоит.
  Нина посмотрела на меня серьёзно и сказала:
 - Это не обсуждается.
 Я улыбнулся и спросил:
 - Как вас зовут?
 Нина тоже улыбнулась и назвала себя. После чего я сказал:
 - А меня зовут Валерий.
 Когда мы дошли до дома, я попросил у Нины номер телефона. Получив его, я радостный пошёл домой. Поднявшись на крыльцо, я увидел, что в окне кухни горит свет. Я усмехнулся и подумал:
 "Вот до чего ты дошёл, Валерий. Маме завтра на работу, а из-за тебя она, тунеядец несчастный, снова не выспится".
 Поднимаясь на свой этаж по тускло освещённому подъезду я и не предполагал, что встречу в квартире кого-то кроме мамы. Однако, едва я вошёл в квартиру, как получил увесистый удар по затылку, нанесённый тяжёлой мужской рукой. После чего я услышал испуганный крик матери:
 - Не смей его бить! Слышишь?!
 Я поднял голову и испуганно посмотрел перед собой. Когда пелена мало-мальски спала с моих глаз, я увидел отца. Затем я кое-как разглядел вдалеке маму, закрывшую глаза руками и плакавшую в голос Отец яростно взглянул на меня и спросил:
 - Разрешите узнать, сударь, где вы бродите в два часа ночи? И когда вы начнёте думать не только о себе, но и о родителях? И что это за девушка была с вами?
  Я ехидно улыбнулся и сказал:
 - Давайте по порядку, Ваша Светлость. На первый вопрос отвечу вам, что я гулял с друзьями. На второй, отвечу, что вы сами не без греха, а на третий, скажу, что это моя знакомая.
 Отец посмотрел на меня уже мягче. После чего приказал идти спать.
  Я пожелал ему и маме спокойной ночи и пошёл в свою комнату, откуда позвонил Нине, и узнав, что она дома, предложил ей встретиться. Она согласилась. Тогда я назначил свидание у кинотеатра.
 В назначенный день мы посетили кинотеатр, посмотрев фильм "Чёрный лебедь". Когда фильм закончился, Нина призналась мне, что через полгода улетает.
 

 Прошло полгода после авиакатастрофы. Я уже начал привыкать к мысли, что Нины нет. И уже поклялся себе, что наложу на себя руки, если в один прекрасный день не случится приступ, который меня убьёт. Как вдруг в один прекрасный день раздался звонок телефона. Я взял трубку и незнакомый мужской голос в трубке поздоровался со мной и сказал:
 - С вами говорит сводный брат Нины Михаил. Поверьте, мне сейчас ничуть не легче чем Вам. Я Вас очень хорошо понимаю. Я очень любил... Нет, ЛЮБЛЮ Нину. Но, поверьте, жизнь на этом не заканчивается. По крайней мере, у Вас.
 Я откашлялся и сказал:
 - А что я должен делать?
 На что Михаил мне ответил:
 - Ваша с Ниной семимесячная дочь Лена осталась без матери. А моя подруга сейчас не хочет  детей, тем более не готова  воспитывать ребёнка Нины.
 Остальное  я не дослушал. Я только спросил:
 - А где сейчас наша дочь?
 На что Михаил сказал:
 - Сейчас она живёт в семье  мамы Нины и моего отца.
 И только в тот момент я почувствовал, что уже действительно ничего не боюсь. Ведь теперь вся моя жизнь принадлежит не столько мне, сколько этому маленькому человеку - нашей дочери. И теперь я должен бояться лишь за неё. А главное, я обязан жить за двоих

 
 



 


Рецензии