Стечение обстоятельств

Допустим – Вы человек наблюдательный, да к тому же философ в душе. Всё Вам нужно понять и объяснить. Отчего это так, а не иначе. А должно быть совсем не так. Вот как должно. И вот уж пристал мысленно к незнакомому человеку – почему это он так, а не так, как надо. А он, человек-то, и сам не хотел так. И не предполагал даже, и в голову такое бы не пришло. Просто, такое стечение обстоятельств у него получилось – вот и случилось шиворот навыворот.

Идёшь себе по улице, люди муравьями вокруг тебя шныряют – туда, сюда. Одни озабочены – тащат чего-то в сумках, в пакетах – в мысли свои погруженные. Другие, коляски детские толкают меж пешеходов, успевай увернуться. А та вон перед каждой зеркальной витриной притормаживает, на себя со стороны взглянуть – не скособенилась ли на ней какая одёжка. Интересно тебе разгадать человека, раскусить его внутреннее содержание, если, конечно, ты сам не завьючен и жена тебя в спину не торопит отпрыска из садика забирать. Интересное это дело – людей со стороны наблюдать.

Вон, гляди, гражданочка торопится. На скоростях всё – обгон за обгоном, как хулиган за баранкой. Ага, вот в скверик свернула. На аллейке пустой скорость не снижает, торопится. Голуби стайкой на пути. Резко по тормозам. Гули-гули – с птицами воркует, а руки сами уж из пакета батон вынули и крошат. Из голубиной кучи выступила и дальше по газам. Вот на одну ногу захромала. Скинула туфлю – гвоздик вылез. Обувка не новая, удобная, приношенная. А вот и камушек в сторонке. Стук-стук, и нет гвоздика, можно дальше бежать. Улочка знакомая с детства, по-настоящему абрикосовая – весь тротуар засыпан. Подняла пару, обтёрла. Эти вкусные, уродили нынче. Налево – Здрасте, Тётя Маруся. Направо – Здрасте, тётя Клава. – Куда, дурачок, на дорогу выскочил? – хвать котёнка с проезжей части. – Не Ваш, тётя Наташа? – Ну ладно, разберёмся. – И исчезла за своей калиткой вместе с котёнком, только клямка звякнула. И тишина.

Не знаком портрет? А покопайтесь в памяти, повспоминайте. Вот, вот. Таких электровениками называют. А я для чего вам этот портрет нарисовал? Так подвожу же вас к героине нашего рассказа, чтоб восприняли вы дальнейшее стечение обстоятельств, а не сразу – как надо было.

Вот уж и прожила героиня наша значительную часть жизни. Вроде вчера только пелёнки-подгузники заботили. Северная экзотика – мужик, весёлый человек, был тогда ещё в наличии, выкинет снаряжение это на мороз на пару минут, а потом об угол. Вот и отлетело всё лишнее. Простирнула, и дел-то всего. На улице спят дочки в мороз, только парок над физиями. Тепло в меховых гачах от батькового комбенизона. Как-то, банты да драные локти на школьных формах – всё, вроде вчера. Да и работа в полевой геологии – на сапогах не сэкономишь, сезон за сезоном, будто кадр за кадром.

А у девчонок-то уж и у самих дети. А ей-то, героине моей, уж внуки. А заботы-то в стороны разъехались на тысячи вёрст. Одна дочка на Украине осела. С другой вот, Север никак не отпустит. Вот и успевай, делить заботы между дочками. Чем тебе не Фигаро. Уже у обеих дочки на выданье, внучки которые. А тут младшая с заявлением – вот уж сороковник надвигается. Если сейчас второго не рожу, потом куда уж. Вот уж и рожать готовится.

Бедному собраться – только подпоясаться. А героиня наша богатством и не была отяжелена. А электровеникам, им и десять тысяч вёрст – не крюк. Материнским волнением да заботой затарилась, и на крыло аэрофлотовское. Конечно успела. Такие не опаздывают. Вот и рожала младшая в тревожном и заботливом мамкином присутствии. Понятное дело – спокойнее. Всё и вышло ладно. Вот и ещё внучок один у бабушки.

Понятное дело – в роддом бабушка, как на праздник. Дочку праздничным видом порадовать. Принарядилась. Платье красивое тонкой шерсти тёмного колера, а поверх пуховичок китайский, белый, как снег. Шапочка поверх головы красивая, меховая. Сапожки моднячие красивые. Ну ягодка и ягодка. В пакет гостинчиков, пелёночек, и вот уж готова лететь на крыльях материнской любви и радости. За калитку, и к автобусу.

Дело было зимой украинской. Потеплело, развезло как-то враз. Лужи, снег с грязью перемешанный. Здесь такую распутицу болотом называют. Вот и ступают люди аккуратно, чтоб не в болото – сохраняют приличный внешний вид. Ну и героиня наша торопится аккуратно, этакой Снегурочкой. И недосуг ей обернуться, глянуть назад. Может и не началось бы то стечение обстоятельств.

Какую щелку в заборе нашел, как выскочил на улицу домашний любимец, спаниель – это его тайна. Кудрявый чёрный, с вполне современным именем Бонус, он никак не мог запомнить команду «нельзя». Попросту, был баловнем. К героине нашей привязался сразу – добротой взяла, приветливостью. Вот и вырвался за ней. Как же без него.

Догнал Бонус благодетельницу свою прямо на остановке. Та уже в автобус поднялась. Бонус тоже успел, шмыгнул между ног  пассажирских, да и затаился под креслом. Так зайцем и проехал. Вышла на остановке мать-бабушка, а за ней радостным чёртом и Бонус вылетел. Ну и давай радость свою собачью изображать. Среди болота, да в толпе пассажирской с визгом радостно прыгает, в лицо поцелуем метит. Пуховичок белый грязными пятнами да потёками пошёл. Уж и не Снегурочка – вся в болоте, Золушка типа.

В таком виде в роддом и вошли. Бонус тут же, тоже уличной грязью украшен по уши. Не зря они у него до земли почти. А хозяйке каково в такой компании? Заведение высокой стерильности требует. И куда героине нашей с Бонусом?

У гардеробщицы тоже вид изумлённый достаточно. Слов не может подобрать для назидания, только руками проход перекрыла – сангигиену защищает. Героиня наша гардеробщице ситуацию объясняет. Та сопереживает – добрая попалась, пуховичок заляпанный снять помогает, в уголок пристраивает. Глянули обе на платье-то и слезой пошли. Платье всё перьями украшено, пухом. Хоть бери да общипывай. Китайский пуховичок-то. Качество китайское, известное.

Гардеробщица жалостливо так – Тапочки принесли? Обувайте. А тапочки героиня наша забыла впопыхах собираясь. И чего теперь, куда в сапогах грязных. Совсем расстроились женщины. Тут гардеробщица опять выручает. – Тут у меня дежурные бахилы припасены, в помощь забывчивым. Из хирургии. Примерьте прямо на сапоги, они с запасом. Рада наша мама-бабушка, а то хоть назад возвращайся. Обула. Голубые, просторные – сапоги выпадают, ногу не поднять. Если от пола не отрывать, тащить за собой, можно продвигаться. С грехом пополам, готова героиня к посещению. Вот только с Бонусом беда – рвётся за хозяйкой, лает от обиды, рвётся из гардеробной.

Тут ей и пришла мысль в голову. Шапку собачке на пол положила, сторожи мол. Пёс на шапку улёгся и затих, провожает хозяйку глазами. Та – в путь. Дело нелёгкое – бахилы эти за собой тянуть. Тянет, будто лыжи. Только лыжных палок и не хватает.

Дочка, когда мать увидала, не сразу в себя пришла. Слов для удивления никак не подберёт. Товарки по палате тоже в недоумении. Есть от чего – не привычное зрелище. Мать к дочке бахилами по полу скрипит, тоже в смущении от внешнего облика своего. Вот, мол, и добралась. Поведала про стечение обстоятельств. Всей палатой развеселились, успокаивают. Главное – цель достигнута.

Когда в гардероб спустилась, Бонус ей шапку вернул. Пока дожидался, нервничал видно – измусолил да пожевал слегка. Вроде и не шапка уже – гнездо воронье после торнадо. Гардеробщица помогла снарядиться в обратный путь, печальным взглядом проводила. В таком виде – та ещё дама с собачкой. Огородами где-то домой добрались. Бонус радостный, домашним о походе сообщает. Героиня наша от одежд импортных освободилась, на Бонуса глядит с укоризной.

 До сих пор выход тот вспоминают. Философски относятся. – Стечение обстоятельств. Бонус, дырочка в заборе, болото, китайское качество. Что бы без бахил делала? – А всё бы надо не так. Главное – дырку в заборе залатать, чтоб избежать стечения обстоятельств. И не надо никакой философии.         


Рецензии
А вот и хорошо, что дырку не залатали - не случилось бы тогда замечательного повествования, а был бы просто культурный забор, как в заграницах - скучно!
Спасибо, Леонид!

Виктор Квашин   19.01.2014 13:13     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.