Крутой поворот

Начало шестидесятых. После поездки Н. С. Хрущёва в Америку, и в наших колхозах произошли кардинальные перемены, которые привели всех к большому голоду. Н.С.Хрущёв, просто влюбился в « царицу полей» кукурузу. Вернувшись,  домой, был даден указ, везде  сеять данную культуру.  Или же его не поняли, или  руководители на местах, как всегда,  из – за излишнего рвения,  хватили через край, кукуруза была посажена повсеместно.
И это в наших – то краях, где лето два с половиной месяца, остальное – зима и осень. Грязь, распутица, бездорожье, ночные заморозки до июня. Это на наших – то землях, каменистых глинозёмах, где кроме ржи, льна, картофеля, овса, сроду ничего не росло. Кукуруза с трудом взошла, поднялась  на метровую высоту, так и осталась. Ни початков тебе, ни зелёной массы  на корм скоту.  Как на грех и лето выдалось холодное, дождливое. Сена запасти на корма практически не удалось, всё сгнило  ещё в прокосах.
Даже в хорошие – то годы, сена не хватает до весны.  И пока дождёшься первой травы, что бы выгнать скот в поле, не одна бурёнка идёт под нож. Бывало, едешь на лошади,  а она от голода идти совсем не может, шатает её  из стороны в сторону при каждом шаге. Когда силы совсем покидают , ложится в оглоблях в упряжи и лежит. Тут уж что хочешь, делай, стегай её кнутом, не встанет. Вот плачешь, плачешь возле неё,   а она голову поднимет,  смотрит на тебя своими глазами, прости мол, сил никаких нет. Начинаешь лошадь выпрягать и поднимать, а что ты можешь сделать, сама можно сказать ещё ребёнок. Полежит, полежит, потом  начинает вставать, запряжёшь, доедешь с трудом до конюшни, на этом работа заканчивается.
Вот и начался голод и это в шестидесятые!  Снова ввели паевые книжки. Как сейчас вижу эту серенькую книжечку, куда вклеивались марки за купленные продукты. Мама пойдёт в магазин, ей на паи выдадут  пять килограммов муки -  по килограмму на человека, и солёной кильки, этой кильки наверно лет тридцать, если не больше, она вся покрылась в бочке ржавчиной. Других продуктов не предлагалось. Мама придёт домой, смотрит на эти продукты и плачет, мука вся комками, затхлая из неё ничего не испечёшь, эта рыба, всё не пригодно к употреблению. А что такое для колхозника не урожай. Это значит на трудодни не получишь зерна, картофеля Денег в колхозе не платили, работали за трудодни.
А тут и другая беда, я сильно заболела. Пролежала в областной больнице два месяца. После операции нужно было усиленное питание, какое там, есть нечего, одна картошка. Нас в семье осталось трое детей и папа с мамой. Остальные пятеро поразъехались кто куда. Вот однажды старший брат присылает письмо, где пишет. Папа и мама, бросайте всё  и приезжайте ко мне. Я разговаривал с директором совхоза, можно устроиться на работу и получить жильё. Здесь поросят кормят пшеницей и кукурузой, а вы там голодаете.
На семейном совете решили, поедет папа, всё на месте посмотрит и решит. А так срываться с места и ехать не весть куда не стоит. Вот папа уехал, а мы стали ждать письма. Мама она конечно и не думает, что уедем. Кое - как сено заготавливаем, картошку копаем. Вот, наконец - то долгожданное известие. Папа писал. Антонина, срочно продавай корову. Я получил трёхкомнатную квартиру. Скоро приеду за вами. Мама в слёзы. Да как же это всё хозяйство нарушить? Коровушку мою кормилицу, продать? Видать наш отец с ума стронулся!  И здесь как выжить не знаю, надо решаться и ехать. Мама плачет, а нам уехать из деревни хочется поскорее. Папа писал, что там большой зерносовхоз. Школа рядом.
Пока мама причитала, я уж и покупателя на корову нашла. Вечером за нею пришли. На другой день и папа приехал. Обговорили они с мамой всё,  она немного успокоилась. Только страх её донимает, как это, жили, жили и вдруг ехать куда- то, такой крутой поворот в жизни делать. Разобрались они с хозяйством. Заказали контейнера и вот холодным октябрьским днём, тронулись в дорогу. Проводить пришла вся деревня. Женщины плакали, мужики курили. Все говорили – и что это вы на старости лет; (папе с мамой в ту пору по сорок восемь лет было), надумали покидать родные места. Если, что не так, возвращайтесь назад. Дом – то, вот он, будет вас ждать. Мы присмотрим за ним.
Попрощались родители с односельчанами, поклонились им низко в пояс. Мы со своими друзьями простились и тронулись в свой не близкий путь. До железнодорожной станции тридцать километров. Там пока контейнера отправили, пока с билетами, наконец – то мы в поезде, едем до Москвы. В Москве надо на другой вокзал добираться, билеты компостировать и вот мы уж в купе, оно у нас как раз на всю семью.
Почему – то мне совсем не запомнилось это путешествие в поезде, а ехать надо девятнадцать часов, до ст. Себряково, Волгоградской обл. Приехали мы туда, стояло  раннее утро, только, только начинало светать. Выгрузились на платформу. Нас встречал брат Володя.  Первое, что нас  всех сильно поразило, было совсем тепло! А у нас снег уж лежал. Вдоль платформы виднелись все в зелёной листве, странной формы, высоченные деревья. Брат сказал, что это пирамидальные тополя, у нас такие не растут. Загрузили вещи, поехали, путь тоже не близкий, восемнадцать километров.
Проехали половину пути. Брат остановил машину и сказал, сейчас будет солнце всходить. Вам надо это посмотреть. Мы вышли, дул тёплый ветерок. Куда не посмотришь, вокруг, без конца и края, голая, чёрная земля, ни деревца, ни кустика. Только где – то очень далеко виднелись очертания,  каких – то  деревьев. Оказывается это лесопосадки, их посадили люди специально. Мама  снова в слёзы. Что же это такое, одна голая земля, как же мы тут без леса  будем, здесь и ягод наверно никаких не растёт
Ничего мать всё будет хорошо. Привыкли там в своей дремучей деревне, посмотрите, хоть как люди живут в других местах. И тут вдруг мы увидели, что прямо из  земли появился огромный ярко – оранжевый огненный шар.  Он был такой огромный и быстро поднимался прямо над землёй. И вот брызнули солнечные лучи. Осветили собою всё вокруг. Мы увидели. Что вспаханная земля тянулась до самого горизонта. А там терялась в дымке. Мама стояла притихшая, её поразила эта картина. Вдруг рядом раздался писк. Мы пригляделись и  в метрах шести увидели маленький столбик, он стоял, прижав лапки к груди. Вертел своей маленькой головкой в разные стороны и свистел. Братья кинулись к нему, а он спрятался в норку. Потом мы увидели, что эти зверьки, стоят везде по степи. Брат засмеялся и сказал, это суслики, они безобиднее совсем.
Едем дальше, куда не посмотри кругом вспаханные земли. И земля не такая как у нас, красная и вся в камнях, здесь один чернозём. Брат рассказал, что дождей здесь практически не бывает, только бывают в мае. А если такое случается, прошёл дождик, все машины, которых застал он в степи, останавливаются и ждут, когда дорога подсохнет. Иначе проехать нельзя, земля становится как клей и налипает на колёса. Но стоит солнцу выглянуть, всё подсыхает в один момент.
Далеко впереди показались дома, они появились словно неоткуда. Домов было много, и между ними виднелись деревья, похожие на плодовые. Папа сказал, вот мы и приехали, теперь это наш дом. Машина проехала по центральной улице, состоявшей в основном из двухэтажных домов, завернули в какой – то двор и остановились у  парадной. Мы вышли из машины, выгрузили вещи, папа скомандовал «за мной и повёл нас на второй этаж. Открыл ключом входную дверь. Квартира была большая, с балконом. Стены чисто белые. Полы деревянные, крашеные. Мама прошла сразу в кухню. Она достаточно просторная с плитой, которая отапливалась углем, дров здесь не бывает. Была и газовая плита, работала от газового баллона.
Я вышла на балкон.  Напротив, через дорогу, виднелся парк.  Справа высился красивый дворец культуры, с белыми колоннами и лепниной. Тут же через дорогу два продуктовых магазина. Слева тоже магазины и двухэтажное административное здание. Улица была широкая и многолюдная. С нашей деревней не сравнить. Неужели мы и правда здесь будем жить, даже не верится. Ко мне подошли братья, стали рядом, были какие –то притихшие. Самый младший Толик сказал, а что, мне очень нравится, это здорово, что мы переехали. Теперь не надо будет вставать чуть свет и в любую погоду, бежать за семь километров в школу. И жить зимой в этом ненавистном интернате.
Интересно, какая здесь школа? Подошёл старший брат, он слышал наш разговор и сказал, школа здесь замечательная, десятилетка, со своим огромным садом и стадионом. Вам понравится. Есть и вечерние  классы. Ты что надумала со школой, обратился он ко мне. Не знаю, ещё не решила. Наверно пойду в девятый класс в вечернею и работать. Молодец! Работы здесь много, выбор есть. Вскоре старший брат уехал, а мы стали знакомится дальше, со своим новым жилищем.
Сначала родители решили, что пойдём в магазин, что – то надо покупать в квартиру, ведь нет ничего, даже присесть не на что. В магазине к нашему  удивлению, было всё, что нам было надо. Мы купили кровать, диван, матрацы, кое какую посуду, стулья. Контейнера придут совсем не скоро. В продуктовом магазине тоже понравилось, только к нашему разочарованию, чёрного хлеба, в продаже не имелось, здесь выпекали только белый.
Вода на улице в колодце, в грушевом садике. Взяли вёдра, которые тоже купили. Пошли за водой. Под грушами, валялись нападавшие не большие, жёлтые плоды, брат Толя сразу же решил попробовать, съел одну и тут же насобирал полные карманы, так они ему понравились. Мы тоже попробовали. Груши внутри были коричневые, сочные и очень сладкие. Набрали воды, дома решили попить, набрали в рот и тут же выплюнули, вода была солёная. К воде мы долго привыкали, брат Володя возил воду нам издалека, потом привыкли, пьёшь чай, а он сладко солёный, зато суп солить не надо.
Пап растопил плиту, подключил газовый баллон, который запас заранее, но мама отказалась готовить на ней. Она  боялась на ней готовить, а я была рада, много быстрее, чем на плите. Вскоре мы с мамой приготовили обед, и в комнате, которая была рядом с кухней – её мы решили сделать столовой, накрыли новый, только, что купленный стол и наша семья села обедать впервые в новой квартире, на новом месте жительства. По этому поводу открыли бутылочку вина, папа сказал тост, а мама заплакала и сказала, что всё ей понравилось, и что пока всё это ей не привычно, но она обещает привыкнуть и не скучать. Что она не ожидала, что это как в городе, даже есть своя больница и магазины рядом с домом, а в них есть все продукты. Даже не верится, что где – то люди могут голодать.


Рецензии
Спасибо! Благодарю вас за столь правдивое повествование...! Сейчас, это большая редкость!
С уважением.....................................................Серёга.

Пилипенко Сергей Андреевич   08.10.2011 21:23     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.