Чрезвычайное...

      Запомнились у Шекспира в трагедии «Отелло» такие строки:

       «Когда поделать ничего не можешь,
       Ты с тем смирись, чему уж не поможешь.
       Не плачь над злом, которое умчалось,
       Чтоб новое к тебе не постучалось».

       Как верно!

       Со мною тоже случилось такое зло два раза подряд - точно как в этом стихе...

       Решила побывать в Белоруссии. Страна находится рядом, говорят о ней много, живой осколок бывшего социализма, якобы небогатая. Но понемногу развивается бизнес, есть своя промышленность, прекрасная столица — город Минск: чистый, культурный, вполне европейский. Раньше увидеть не удалось, потому подумала: надо посетить — пока границы открыты.

       Купила две путёвки на турбазу, что находилась недалеко от Минска. И со своим внуком, отлично закончившим первый класс, мы быстренько собрались и рванули в путешествие по просторам Беловежской пущи.

       На электричке добрались до Москвы, затем с Белорусского вокзала на вечернем поезде продолжили своё путешествие. Утром проснулась, и захотелось увидеть из окна вагона «бедную» российскую соседку. Увидела! Добротные коттеджи, палисадники выкрашены белой красочкой. Ни покосившихся старых домишек, ни огромных куч мусора вдоль дороги. Дааа! Неплохо они за счёт нашего газа живут.      А может много работают, меньше пьют, видят перспективу? Одни засеянные колхозные поля чего стоят! У нас вокруг города трава-лебеда в человеческий рост, вместо картофельных полей и полей со льном, как бывало прежде. Вот и не знаешь: завидовать им или радоваться.

       На вокзале никто не встретил, хотя в путёвке было обещано. Местная привокзальная мафия сразу заводит туристов в «обменник», потом предлагает такси до места за приличную плату. Так что утренний восторг потихоньку угас и отношение, несмотря на внешний лоск, к этой небольшой, но «гордой» республике менялось. Что-то до боли знакомое виделось вокруг…

       На турбазе пробыли неделю. Опять — кругом чистота, всё блестит, сплошной «новяк», цветочки, грядочки, беленькие бордюрчики, достойные номера, новые постели. Но развлечений никаких, кормёжка совсем худая. Завезли и бросили! И это в стране, где полно мясных и молочных продуктов. Как нам заявил местный администратор — бывший военный: деньги они берут по-капиталистически, а обслуживают по-социалистически! Уж хоть бы молчал! И так всё поняли.

       Пришлось организовываться самим. Подобралась компания для шашлыков, внучок влился в местную футбольную команду, научился здорово играть в бильярд, побывали с экскурсией в Минске. Город очень понравился: много парков, скверов, новых грандиозных зданий, хранят память о войне, в магазинах всего полно, везде чего — то строят.

       Немного развеялись, отвлеклись, набрались впечатлений, надышались лесным воздухом. Будем считать, что всё не так уж плохо. До Москвы добрались спокойно, дальше на электричку и домой…

       Вот здесь и начинается мой «шекспир»! Всё предыдущее являлось только предисловием, чтобы показать смену настроения. Как может в один момент измениться действительность, и как найти выход из страшной незнакомой ситуации… Если повезёт, конечно!

       Выбрали вагон в середине состава. Сели рядом с тамбуром по ходу поезда, чтобы моего мальчишку не продуло, потому как началась жара и все форточки в вагонах — нараспашку.

       Напротив нас уселась женщина, как сейчас, говорят, «кавказской национальности». Её багаж состоял из коробки, зашитой в брезент, установленной на тележку. Поначалу я ни чему не придала значения, ни на что не обратила внимание. Занималась с ребёнком, предстояло два с половиной часа пути.

       Наша «визави» съела яблочко и поглядывала с лёгкой усмешкой, то в окошко, то на моего внучка. Всем мамкам и бабушкам всегда кажется, будто их дети доставляют истинное удовольствие и радость окружающим. Помню, бабушка рассказывала, что когда она возила на санках своих маленьких дочек, то ей казалось, что буквально каждый проходящий мимо человек смотрел на них с умилением и восторгом!

       Проехали почти половину пути. Я решила позвонить мужу и сообщить, что подъезжаем. Но дозвониться не могла, и тогда просто послала «смску». Дама продолжала наблюдать за нами… Заметив мою возню с телефоном, она резко встала и вышла в тамбур. К ней присоединился мужчина, явно одной с ней крови. Видимо находился неподалёку.

       Поскольку мы сидели рядом с выходом, я, ещё не понимая почему, оглянулась… Они беседовали, но уж больно эмоционально. Показалось странным: сели порознь и вдруг сошлись… Я более внимательно посмотрела на её багаж. Стало слегка не по себе. Они продолжали свой разговор, а я оглядывалась то на них, то на ящик. Потихоньку охватывало лёгкое оцепенение от дурного предчувствия… Или мне показалось, а в ящике помидоры?

       Наконец тётка вернулась на своё место, но совершенно с другим выражением лица. Оно приобрело злой и неприятный оттенок. Моё душевное состояние от такой её перемены изменилось в момент. Cковал страх, а мысли заметались: да или нет? Похоже, мы все тут серьёзно влипли!

       Что было делать? Как поступить? Ведь не заорёшь - состав-то движется! В голове возникли картинки с телеэкрана: вагоны под откосом, крики и стоны людей. Меня бросило в жар, началась душевная паника. Жутко испугалась за ребёнка. Я хоть пожила, а ему за что?

       Решила, может и ошиблась, но всё-таки лучше уйти от этой дамы подальше. Одной рукой схватила внука, в другую шмотки, и мы потащились на несколько вагонов вперёд. Уселись рядом со старушкой. Сообщать о своих предположениях пока никому не стала. Не хотелось напрасно оговорить человека, да и себя выставить вроде дуры с манией преследования — перспектива неприятная.

       Читала в какой-то газете: когда в Московском метро произошёл теракт, один молодой парень ещё до взрыва заподозрил женщину, чем-то она показалась ему очень странной, но постеснялся сообщить об этом милиции, чтобы не сочли чокнутым в случае ошибки. А сколько бы жизней спас!

       На новом месте посидели минут десять, стала даже немного успокаиваться. И тут вижу, что моя «террористка» чешет по проходу мимо нас, но без своего груза. Господи, неужели я права! Сейчас выйдет с поезда со своими сообщниками, а мы тут с её ящиком...

       Опять навалился страх и паника, опять душа свернулась в один твёрдый ком, а мысли задёргались… Не выдержала, решила поделиться своими опасениями с соседкой. Та показала на мужичков, сидящих немного впереди, и посоветовала обратиться к ним. Они пили пивко, мирно болтали и смеялись.

       Подошла к крайнему и на ухо обрисовала ситуацию. Но на мои предположения он отделался советом нажать на красную кнопку, что есть в каждом вагоне. Я не выдержала и уже вслух, с раздражением почти выкрикнула, что сейчас все ёлки в кишках будут, а ты про красную кнопку. Поражаюсь человеческой инертности и равнодушию. Лишь бы не трогали!

       Села на место, только страх не проходил. Через минуту из той компании ко мне подошёл мужчина, показал красные корочки, спросил что случилось. Внимательно выслушал, переспросил в каком вагоне тёткина коробка. Точно ответить не могла, а потому вызвалась ему помочь и попросила бабульку, чтобы та присмотрела за ребёнком.

       Коробка была на прежнем месте, но вокруг находились новые люди. Кто они? Посторонние или имели отношение к грузу? Я вернулась к внуку, немного погодя подошёл мой помощник. Сказал, что я права, что не ошиблась, что подозрения мои не напрасны. Мне уже было всё равно! Главное - теперь была не одна, нашёлся человек, который сможет вырулить ситуацию.

       Он отправился в первый вагон сообщить о произошедшем охране. А в это время моя дама, предполагаемая злодейка, возвращалась к своему добру. Куда ходила? Опять советоваться со своими? Или я всё-таки ошиблась? Страх немного отступил, подумала: лучше перебдеть, чем недобдеть. Только ничего подобного! Смотрю, мой новый товарищ уже с охранником прошли мимо меня, видимо, что-то решать насчёт той коробки.

       Потом видела в окно, как на очередной остановке ящик на тележке увезли в голову состава, а через некоторое время туда же увели хозяйку. Казалось, можно успокоиться, но ведь тётка здесь явно не одна. И сколько их тут?

       Подошёл мой новоявленный напарник и объяснил, что мне необходимо написать о случившемся подробное заявление в милицию. Я намекнула о сообщниках нашей дамы, и он шепнул, будто догадался о них сразу, но якобы сам ничего не боится, а меня надо бы проводить. Опять обуял страх, опять душа в пятки ушла. Блин, думаю: кому — то медаль на грудь, а кому — то пулю в живот! Я вам что — Стивен Сигал и Брюс Уиллис в одном флаконе? Видимо выражение моего лица ему не понравилось: героиня совсем сомлела от пережитого волнения.

       Мы подъезжали к нашему городу.
       Поезд остановился.

       Было желание кому-нибудь постороннему сунуть ребёнка, но кому! Только крепче прижала его к себе. Новый товарищ передал мои вещи мужу, спросил, где живу, затем внимательно посмотрел на меня и… отпустил.

       На перроне милиция проверяла у « чёрных» документы, видимо по связи сообщили о произошедшем. На привокзальной площади стояла "газелька" МЧС. Ни тебе барражирующих вертолётов, ни бронетехники, ни своры милицейских машин как бывает в хорошем, не нашем боевике. У нас всё намного проще: пока по темечку не шарахнет! А уж тогда сплошной анализ в СМИ да сожаления с говорильней по всем телеканалам на целую неделю.

       Сели в такси, но спокойствие не приходило, всё оглядывалась в заднее окошко: не едет ли кто…

       Дома мужем был приготовлен хороший обед и за столом, выпив вина и слегка успокоившись, решила всё подробно рассказать: как бы облегчить душу.

       Он выслушал и ответил: возможно, в ящике была не взрывчатка, а наркотики. Это тоже не шибко здорово! Потому задумаешься, кого больше бояться — «своих» или «чужих». Знать бы о содержимом коробки наверняка — оно мне надо?

       Потом супруг очень грустно посмотрел мне прямо в глаза и негромко произнёс, что есть ещё одна очень неприятная новость…

       У меня умерла мама.
       Это уже не искра, а ещё один потухший уголёк.

       Вся тяжесть, накопившаяся за последние два часа, и печальное известие обернулось истерикой. Только из-за внука взяла себя в руки, у него тоже заблестели глазки, потому свои эмоции пришлось придержать, затаить в душе и сердце.

       Так закончилось наше путешествие «этим летом», и мне нужно было решать другие проблемы.

       Некоторое время ощущала, будто наблюдали со стороны, присматривали что ли? А может быть проверяли на предмет причастности к «террористке» или охраняли… Так и не поняла тогда!

       Потом жизнь устаканилась, вошла в свой обычный ритм. Я понемногу успокоилась. Позже рассказала двум своим подругам этот жуткий эпизод, опять всё подробно вспомнив. Обе посоветовали — больше Мир не спасать, а думать о себе. Ведь могут и подставить: объявить воровкой, или покрутить пальцем у виска… Типа — тётенька того, будьте с ней осторожней. Не вызвали же никуда: ни на беседу, ни спасибо не сказали, ни ручку не пожали. Значит, между собой разобрались, друг друга наградили. Не забывай, где живёшь, подруга!

       Говорят, что каждый человек должен совершить в жизни хотя бы один гражданский поступок. Будем считать, что я его совершила и за себя, и за Ваську.
      
       И без пафоса!
       Слава Богу, живыми остались!
       Может, мама нас спасла?
      

       
 
Прод.  http://www.proza.ru/2013/07/27/1206       


               


Рецензии
Светлана! Скажу, что прочитал почти всю вашу поветь до этой главы. Я понял, что мы почти одного поколения, ну, я может, всего на несколько лет старше, но все равно, жили работали и учились в одно время. Поэтому рецензий напишу как бы две, на все прочитанные главы и на эту отдельно. Хотя героиня у вас Варвара, но ее вполне можно назвать и Светланой. Прежде всего как вы описывали Советские годы. Красной линией через всю повесть прошло, как в стране было плохо с питанием. Я в городе до службы жил всего год - в Новокузнецке. С питанием проблем не испытывал, так как работал на заводе, жил в общежитии, и питался в столовой. Значит, поисками продуктов не занимался, в столовой всегда был выбор блюд, а сколько чего есть, зависело от того сколько денег в кармане, а не сколько продуктов в магазине. В детские, школьные и юношеские годы жил в селе, все, начиная с подросткового возраста, подрабатывали летом в колхозе и я не исключение. И хоть некоторые работы были нелегкими не только для подростков, но и для с взрослых, мы с охотой шли работать везде, где нас могли принять по возрасту. На трудности не жаловались, сами выбирали, как проводить лето. Надо сказать, что в селе в то время почти у всех было по много детей у моей матери 8, у соседей напротив, тоже 8 на соседней улице была семья в 10 детей, в остальных семьях по 3-5 детей. Было и по одному у те женщин, у кого с войны не вернулись мужья, были военные вдовы и тремя и даже пятью детьми. Все выживали, село не город. Мы почти ничего не покупали в магазинах, все было в подсобном хозяйстве и на огородах, которые были по 30-40 сотых, обрабатывай, выращивай. В любом хозяйстве были корова с теленком, пара поросят, обязательно куры, утки, или гуси, но больше всего кур, значит в любое время яйцы, и при необходимости мясо кур, поросят резали по холоду, они к тому времени достигали центнера и больше. Весь зимний период обеспечены мясом, в подвалах устраивали ледники. За сало и говорить нечего, оно долго хранится даже летом, коптили и солили окорока, корова давало молоко, масло, сметану, ряженку, простоквашу. При желании водили овец и кроликов. Правда, родители были с раннего утра и до вечера на ногах, но к такой жизни привыкли. Сейчас многие уехавшие и местные недоброжелатели советской власти говорят о крепостном праве в колхозах, поскольку люди жили без паспортов. Но кто решал сменить место жительства, паспорта получали. Этим пользовалась молодежь, а их родителей и так было не выгнать из села, почти никто не рвался променять пусть и нелегкую работу в колхозе на скитание по городам, без квартир, гарантированной работы, домашних хозяйств и крыши над головой. И я сравниваю свое детство с вашим и не захотел бы поменяться с вами или с вашей героиней Варварой. Ну, а когда выпорхнули из родительского гнезда, тут уж было по всякому. Но не помню за всю жизнь, чтобы были проблемы с питанием. Говорят при СССР БЫЛИ ПУСТЫЕ МАГАЗИНЫ, но полные холодильники, а сейчас наоборот, магазины полные, а холодильники пустые. Не знаю как в центре России, а у нас на Ставрополье были колхозные рынки, где все можно было купить, хоть и дороже чем в магазине.
Теперь по этому рассказу - вы проявили гражданское мужество и гражданскую ответственность, многие бы предпочли самоустраниться.
Расскажу, как мы, трое молодых мужчин отдыхали на пляже в Туапсе. Если вы были в Туапсе, то наверное помните, что городской пляж отделяла от территории и железной дороги бетонированная дамба высотой в два- два с половиной метра. А внизу был пляж, переходящий в море. Мы обратили внимание, как мужчина в плавках ходит по дамбе туда-сюда, изображая пьяного. Он подходил к краю дамбы и заглядывал вниз, как бы искал свое потерянное место. На самом деле он примечал, кто где купается, оставляя место, где разделись и сложили вещи. Ну, и выбирал место, где у будущих ротозеев нет близких соседей. Ну, а когда они вошли в море и отплыли и можно было не ожидать их быстрого возвращения, можно было подойти к вещам и одеть их как свои. Через полчаса мы увидели его возвращающимся к выходу из пляжа в рубашке, с подвернутыми рукавами, в одной руке были брюки висящие через руку, в другой нес туфли. Есно, вещи взял не по размеру, но если рубашку можно накинуть на плечи не застегивая и подвернув рукава, то брюки надо застегивать, но они могут оказаться большего размера, поэтому он их просто перекинул через руку. Никакой имитации пьяного. Наши действия? Никаких действий! Во первых, на пляже никогда не видел милиции, только спасателей. Во вторых, у него наверняка были сообщники-наводчики, а нам еще было 10 дней отдыхать, а пляж не так велик, чтобы затеряться на нем. ПОЭТОМУ НЕ СТАЛИ ИСКАТЬ ПРИКЛЮЧЕНИЙ.


Иван Наумов   05.10.2018 13:49     Заявить о нарушении
...ну и правильно, что не стали искать, а то бы влипли в историю и весь отдых себе испортили.
В моём случае, я была не одна и просто побоялась за ребёнка.
Честно признаюсь, что сейчас бы уже так не поступила, скорее всего просто вышла на первой остановке. Спасать мир и теперешних людей - ни-за-что!
А насчёт еды - действительно было не очень хорошо. Родители всё время меняли место жительства. Своего хозяйства у нас никогда не было. А в городах везде очереди. Помню, что только в семидесятых стало с едой получше, а в конце восьмидесятых опять плохо. Брала отгул, садилась в электричку и ехала за продуктами в Москву. Голодать не голодали, хлеб, слава богу, в магазинах был, но с остальным не очень... Страна наша большая и везде было по-разному.
Спасибо за ваши воспоминания и рецензию.
Я писала по своим личным воспоминаниям и ощущениям.

Светлана Рассказова   05.10.2018 14:16   Заявить о нарушении
Вспомнила... У сестры муж был деревенский парень. Приехал в город, устроился на завод и.т.д.
Я о его родителях... Батька работал в рыбохране, Волгу от браконьеров охранял. Ну и понятное дело - с этого имел. Жили они, как куркули: куры, утки, коровы, рыбы завались. И вот у сестры свадьба... У них в деревне... Мы обрадовались, дескать, подешевле обойдётся. Но к ним поехали не с пустыми руками: мать расстаралась, где-то десять палок копчёной колбасы надыбала, тортов накупили, конфет дорогих, сыра, короче, сплошной дефицит привезли. А когда сели за стол, охренели... Яйца неочищенные горкой в тарелках, рыба жареная кучей целиком, картошка варёная, слава богу, не в мундире и ни кусочка мяса. А наше добро спрятали в подпол.
Вот так... Стерпели, конечно, ради сестры. Но свадьбу эту я запомнила.
Так что - вы правы, в деревнях жилось лучше...

Светлана Рассказова   05.10.2018 15:16   Заявить о нарушении
У куркулей так, чем богаче, тем жадней. Вы привезли городские продукты, хотя в городе их еще достань, а они и ваши и свои мясные продукты припрятали. Вот и получилось, что гости перебивались дармовыми рыбой и картошкой - а зачем выставлять деликатесы, если все все равно поедят? Но эта куркульская традиция сказалась и на муже - яблоко от яблоньки, и на сестре - с кем поведешься. Потому-то они и прихватизировали квартиру матери. Вы извините, что я так говорю о ваших родственников, но вы ведь сами об этом написали, значит запомнилась несправедливость. А вообще на деревенских харчах можно такую закуску сварганить никакие городские деликатесы не сравняться. Я был на таком количестве свадеб, что их просто невозможно сосчитать и перечислить, я играл на баяне, а в 70 годы - какая ж свадьба без баяна? Так что могу судить. Особенно мне запомнилась свадьба в белорусской деревне, где я три года служил. Меня взяли на свадьбу офицера нашей части, для чего я переоделся в гражданскую одежду, из солдат были только двое - ч и шофер автобуса. Остальные офицеры. Вот там я чуть не объелся, хотя за столом ничего магазинного не было, все продукты приготовленные на огне. Каких я там только запеканок, лапшевников, пирогов, ватрушек, салатов из грибов и овощей не накушался, это вам не современные оливье и винегрет. А к ним изделия из курицы, поросенка к свадьбе закололи, домашней колбасы из него трех сортов наготовили, это тебе не знаменитая Краковская колбаса, те колбасы во рту таяли. А вот рыбы не было, за исключением малосольной селедки из гарнизонного склада, так ее можно было есть без хлеба. Когда уезжал, мне сумку всяких деревенских изделий наложили, знаем, что вы там, кроме каш ничего не видите. Когда я все в каптерке перед сержантами вывалил, а я был сержантом, а их в роте было девять человек, включая старшину роты, они обалдели - почаще ездий на свадьбы, а мы тут за тебя служить будем!

Иван Наумов   05.10.2018 18:36   Заявить о нарушении
...облизнулась с ваших деревенских деликатесов!
А про сестру всё правильно поняли. Спелась с родственничками. Потом от свекрухи мешки и пакеты с добром в город привозила. Только мать жаловалась, что её доченька не угощала.

Светлана Рассказова   05.10.2018 18:49   Заявить о нарушении
На это произведение написана 41 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.