Алжирское...

      Так случилось, что вначале девяностых мы с мужем остались вдвоём. Сын вырос, поступил в институт, жил и учился в другом городе. А потому, когда супругу предложили поехать в Алжир - поработать там преподавателем в военном училище, мы согласились. И денег можно заработать, и Мир своими глазами увидеть, а не глазами телеведущего Сенкевича, как шутили тогда.

       Муж уехал с сослуживцами раньше, а мне и остальным женщинам предстояло оформить проездные документы, и потом выехать на уже подготовленные позиции. Все отъезжающие дамы проживали в одном месте, даже в одном большом доме, специально построенном для военнослужащих. Я жила в другом районе и никого из них не знала. Предстояло познакомиться. Это произошло по дороге в Москву в одну военную организацию, где на нас оформляли документы.

       Дамы имели явный «налёт» офицерских жён, выражающийся желанием лидировать и демонстрацией своей правоты всегда и во всём. Некоторые из них когда–то живали на «точках» или в гарнизонах, а это показательно. В местах малой скученности людей все знают обо всех, и любая новость передаётся моментально из уст в уста, а если на ушко, то громко и с выражением декламируется.

       Жена одного майора, переехав на жительство в большой город, регулярно вывешивала во дворе на бельевых верёвках по десятку выстиранных полиэтиленовых пакетов и перестала это делать только после замечания старушки - соседки, что это «не комильфо»! Видимо в гарнизонах такая демонстративная постирушка считалась апофеозом наглядной чистоплотности. Мне не довелось жить в этих сообществах, поскольку мой вояка всегда служил в областных центрах, и я никогда не лезла с расспросами о его работе или внутри служебные отношения, да и полиэтиленовые пакеты во дворе на бельевых верёвках не сушила.

       От нашего города до Москвы на электричке два часа езды. Со мной заговорила рядом сидящая женщина и назвалась Тиной. Оказалась очень словоохотливой - понемногу обо всём - дорога разговорами укорачивается. Я собеседнице обрадовалась, всё равно знакомиться надо, да и в коллектив вливаться пора.

       В Москву ездили ещё пару раз и с Тиной даже подружились. И вот, когда до поездки оставалась неделя, ночью зазвонил телефон. Но звонил не слон и шоколада не просили, а звонила Тина и еле слышным голосом просила приехать к ней в больницу, так как она попала в автокатастрофу! Я обомлела... Утром туда помчалась и застала совершенно жуткую картину: буквально фиолетовая и распухшая, с трубочками, торчащими почти из всех отверстий на лице, с банками и тазиками под кроватью - такой увидела свою новую знакомую. Сердце заныло от жалости.

       — Что будем делать? — спросила я.
       — Только моему Пете ничего не говори, — взмолилась Тина, — скажи, будто я слегка приболела, и врачи посоветовали отложить поездку до выздоровления.

       Вот так круто мне предложили соврать и вступить в отношения между совершенно посторонними мужем и женой. Почему Тина выбрала для этой «почётной» миссии совершенно незнакомого человека, а не старшую по группе? Может потому, что я о ней ничего не знала, а дамы знали достаточно, тем более, что работала она тоже в академии, да и в той машине была не одна... Тогда я многого не знала, чужие отношения не интересовали, голова была полна думами о поездке, а потому совершенно не обрадовалась неожиданному доверию со стороны новой подруги. Но видя искалеченную женщину, отказать не могла.

       Так началось моё первое путешествие за пределы Родины…

       Обстановка в Алжире была тревожная. Исламисты всё чаще проявляли агрессивность, случались убийства наших военных. Каждый искал свою правду, все и везде хотели перемен и видели их по-своему. Мир менялся буквально на глазах!

       Но мы скучали по уехавшим в Африку мужьям, надеялись, что распря там ненадолго, мечтали покупаться в Средиземном море, предвкушали ощутить запах заграницы, хотя понимали — Алжир не Европа. Но всё равно интересно!

       К поездке я подготовилась основательно: закупила селёдки, чёрного хлеба, копчёной колбасы, нашего шоколада, а ещё засолила капусту и утрамбовала её в двухлитровую банку. Работница таможни в аэропорту даже не удивилась моему багажу. Её предупредили: перед ней жёны военнослужащих, этого было вполне достаточно.

       В самолёте пассажирок четыре часа поили красным вином, неплохо покормили. Так что прилетели мы слегка нетрезвые, но довольные и вполне готовые к встрече со своими благоверными. Всё бы было замечательно, если бы не предстоящее враньё перед мужем Тины. Он ведь тоже ждал свою ненаглядную…

       Приземлились поздно ночью. Такая теплынь! Из зимы - да в лето! Звёзды в тёмном небе хотелось достать рукой, пальмы вдоль дороги... Всё так необычно.

       Нам предоставили домик в четыре комнаты, со всеми удобствами - полностью обставленный мебелью: с телевизором, холодильником и прочей домашней утварью. На кухне имелся огромный стол, уставленный вазами с фруктами. Оранжевый цвет преобладал — мандарины, апельсины — хоть объешься. Так всё нравилось, так хотелось пожить в удовольствие! (В Твери в то время мы прозябали в коммуналке).

       Помню, как в первый день моего приезда, Руслан купал меня в ванне и не мог налюбоваться... А дверную ручку балкона предварительно закрутил проволокой, будто бы это могло уберечь от бандитов ФИСа. Смешно... Но за жизнь боролись, как могли.

       Подробно рассказала супругу про Тину, он же решил доложить о данной ситуации командиру, так как всё очень серьёзно и не нужно быть в ответе за всех! А если с ней в дальнейшем что–то случится, а Петька толком ничего не знает? Очень обрадовалась такому повороту событий - пусть решают мужики. Что я как партизанка!

       Только командир просил и дальше поддерживать легенду Тины и помалкивать. У него на этот счёт были свои заморочки: тогда Петра надо отправлять домой и искать замену. На это уйдёт определённое время. А кто будет здесь преподавать его предмет? Лучше подождать... Может, его жена скоро поправится и приедет сама.

       Я познакомилась с Петей и кратко обрисовала ситуацию: слово в слово, как велела Тина. Конечно, он нахмурился и расстроился, но смолчал. Разговоры с ним меня тяготили, а он чувствовал подвох, недосказанность, и злился - именно на меня. Видимо, ему доложили о моём с Тиной общении перед поездкой. Другие дамы делали вид, что вообще не в курсе проблемы: меньше знаешь - крепче спишь!

       Был декабрь, в Алжире цвели розы, и мы пытались загорать. Один раз съездили в столицу, погуляли, посмотрели город. Видели, как мусор из вёдер выбрасывают прямо на улицу, тут же торгуют багетами, набирают по пять — десять штук. Хлеб у них действительно очень вкусный. Хорошие, богатые овощами и фруктами рынки, где продавцы и покупатели — мужчины! Наши дамы там выглядели белыми воронами и пряталась за спины своих мужей.

       Но порадовались такой необычной жизнью недолго… Автобус, который возил российских преподавателей на работу, обстреляли ФИСовцы. Ранили шофёра, сам транспорт вернулся с пробоинами и взволнованными пассажирами. Случай для Алжира не первый, а потому женщинам предстояла эвакуация.

       Вечером, после всего случившегося, один русский полковник, приняв с расстройства лишнего на грудь, спрыгнул с третьего этажа своей квартиры и отправился с перочинным ножом наперевес, громить исламистов в их собственном логове. Где оно ему привиделось? Но возбуждённое остатками армянского коньяка воображение подсказало правильное направление в сторону Сахары. На ноги был поднят весь военный городок, и среди ночи сослуживцы отправились искать героя, который, не дойдя до пустыни, где–то удачно прикорнул, хорошо отоспался, а утром явился к жене, как ни в чём не бывало — весь победоносный и в орденах из соплей да слюней.

       Целых две недели наши безоружные мужья охраняли по ночам свой городок, прикрывая семьи собственными телами. Больше было не чем! А потом всех российских женщин с детьми посадили в огромный Боинг и вывезли на Родину. Вином уже не поили, но долетели нормально, чему все были очень рады!

       Петя тоже летел домой вместе с нами.
       Остальные офицеры остались…
       Как там сложится?
       Поселили их теперь при самом училище до самого лета.

       Дома всё было по-прежнему.
       За окном валил снег, розами не пахло!
       Я слушала по телевизору новости и ждала Руслана…

       И однажды у меня опять зазвенел телефон, и опять шоколада не просили... Это была Тина, которая звонким голосом сообщила, что она довольна приезду своего мужа и у неё всё замечательно, она здорова и необыкновенно счастлива. Ни прощения, ни намёка на прежние неприятности. А может, никаких неприятностей не было? Это мне пришлось изворачиваться, врать, видеть недовольное лицо малознакомого человека, будто кто-то виноват, что его жена попала в переплёт.

       Встречаться я с ними не стала.
       Но в этой истории было продолжение…


ОШИБОЧНОЕ…


       Летом вернулся супруг, и опять пошёл на службу в свою академию, я тоже нашла себе хорошую работу, и можно бы было забыть эпизод с этой семейкой. Но...

       Как там пишут?
       Прошло несколько лет…

       Приходит как–то Руслан с работы домой и сообщает, что подвернулось дело, не пыльное, с людьми. И завтра нас обоих отвезут знакомиться с новым коллективом, только предпочтительно одеться в цивильные костюмы. А отвезут… Петя с Тиной! Странно! Добрые такие.

       В выходной мы вчетвером подъехали к дворцу культуры, заполненному под завязку народом. Пахло «кофием», в холле расхаживали пары, всё очень прилично, достойно, как в лучших домах…

       Спросили Петю:

       — В чём заключается работа?

       Он успокоил:

       - Сейчас, сейчас!

       Пригласили публику в зал, все расселись по местам и Петя с Тиной взяли нас «в кольцо»…

       На сцену выскочила дюжина молодых и очень симпатичных ребят в белоснежных сорочках. КВН что ли?? И началось…

       - Хотите стать богатыми? Всё просто! Вот диаграмма! Смотрите! Делать ничего не нужно, только приводите таких, как вы, мы, они! Правда, нужен вступительный взнос в две тысячи… Долларов! Но зато с каждого приведённого вами клиента — сто долларов ваши. Чем больше людей пригласите, тем больше денег получите.

       Подвох на лицо.
       Просящий взгляд Пети уговорил остаться до конца представления.

       Потом позвали на сцену подписать бумаги. Серьёзно намекали на связи с ФСБ, МВД и Прокуратурой. «Грозились» вылечить бесплатно зубы, помочь с работой, детсадами и другими нуждами. Бумаги муж подписал, с таким трудом заработанные заграницей деньги отдал… Или подарил?

       Всё. Кинули. Нас.
       От искр остался пепелок.
       Ох, уж этот Петя!

       Конечно, никого мы с мужем в эту компанию не привели. Не сумели и не смогли. Игра закончилась. Такое светское общество оказалось не про нас и подработка такая тоже. Знать, что приглашённые тобой в эту компанию люди, потом будут тебя костерить и проклинать! Как теперь мы — Петю с Тиной…

       И я — дура, со своей интуицией мужа не остановила. Ведь сразу поняла, что лохотрон. Сначала было прикольно, потом затянуло, заскребло… А может получится?
Ушли бы сразу, да Петьку жалко стало. Вот и «нажалели» на две тысячи! А может испугались нажима со стороны тех же ФСБ, МВД и Прокуратуры. Типа: заработали — делитесь! Кто знает? Некоторые ушлые люди из этих структур таким образом создали первоначальный капитал. Советский союз приказал долго жить. Так что, дорогие граждане! «Думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь».

       Переживали оба жутко! Это при нашем–то житье! В старой развалюхе… Лучше бы съездили куда-нибудь, или вещь дорогую купили. Всю ночь не спали. Два лоха! Три высших образования на двоих, кандидатская, медаль серебряная, грамот полно! Ни идиоты, ни лентяи - заработали!

       Одна мысль мне покоя не давала — Петино участие.
       Лучше быстрее всё забыть!
       Бог дал, бог взял.
       Было бы здоровье!
       И забыли...

       Опять прошло несколько лет…
      
       Приходит как–то муж с работы в лёгком подпитии.
       С офицерами такое иногда случается.
       Спрашиваю:

       — По какому поводу?
       — Поминки…
       — Чьи?
       — Петины.
       — Царство Небесное!


Прод.  http://www.proza.ru/2016/01/05/892


Рецензии
Здравствуй, Света! Хороший рассказ, жизненный! Не принесли Ваши деньги счастья этим " друзьям". Царство небесное Петру, пусть спит спокойно, о мертвых плохо не говорят.

Мучила ли их совесть? Жаль, что, как правило, совесть часто мучает не тех, кого должна бы мучить.

Всех тебе благ, Светочка, приятных встреч и личного счастья!

Всегда с уважением!!!

Наталья Федотова 2   03.04.2016 00:43     Заявить о нарушении
Спасибо, Наташа!

Светлана Рассказова   04.04.2016 12:12   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.