Что происходит с деньгами. Продолжение 4

ОТКУДА У КОРРУПЦИИ НОЖКИ РАСТУТ.



Правоохранительные органы подвержены сильнейшему прессингу со стороны элиты, которая пользуясь правом сильного, давит на органы, и небезуспешно, желая одного: парализовать закон в отношении должностных преступлений, т.е. заменить его собственной  административной  волей.   

Со стороны общества, мы наблюдаем обратную картину. Общество  не может заставить органы работать в соответствии с законом, потому  что закон парализован. Сверху. И, если уж такое случилось, закон перестает  работать совсем, причем, в обе стороны. Органы понимают, что спорить с руководством, себе дороже, и сдаются. Они закрывают глаза на воровство элиты  и включаются в систему отъема имущественных прав граждан, замыкая коррумпированный круг служебной тайной.  На уровне системы.  В этот самый момент они становятся неприкасаемыми.

Элита безжалостно пользует правоохранцов, но, опасаясь огласки, закрывает глаза на все возрастающий объем правонарушений внутри самих органов, стараясь не тревожить криминально-правовой муравейник,  потому что, если его тряхануть по-настоящему, органы  начнут давать показания.  А это опасно. Степень информированности органов так высока, что не может не беспокоить элиту.  Элиту не судят, у нее правовой иммунитет.

Но заставить  молчать чиновников в погонах, которые уже не стесняясь  манкируют своими обязанностями, все-таки нужно. И сделать это можно единственным способом: закрыть глаза на сращивание  последних с криминалитетом и теневой экономикой, повязать тем самым всю правоохранительную систему, от рядовых до  высших чинов  полиции, прокуратуры и  судов, на взятках.  Что, естественно, несложно, поскольку закон безмолвствует.

Правоохранительные органы внутренне перестраиваются и превращаются в высокодоходный  коррупционный бизнес, специализирующийся на освобождении от ответственности теневого капитала.

Теневая экономика государства не боится. Она его часть.  Тем не менее, она откупается от него напрямую — избавляя себя от излишних хлопот по части налогов, и предоставляя собственные услуги по отмыванию денег, украденных из бюджета. Бюджет теневиков сопоставим с государственным и, в силу этого, на него давно положил  глаз  отечественный криминал.   

Теневеки пашут на два фронта: и на элиту, отмывая распил,  и на криминал, который тоже заинтересован в отмывании денег, потому что просто деньги, происхождение которых доказать невозможно, зарубежные банки не принимают.  А  их архиважно  упрятать с глаз долой. Куда? За рубеж. Проблема — как это сделать? 

Реальный сектор переработать шальные деньги в таком объеме за очень ограниченный  срок, не в состоянии.   

Чтобы отмыть деньги быстро, нужны фирмы-однодневки, имитирующие необходимый  объем труда. Но такая деятельность противозаконна,  поэтому  теневикам как воздух нужна правая гарантия, точнее крыша от закона. На помощь и тем, и этим  приходят правоохранительные органы.

За энное количество миллионов вознаграждения прокуратура полностью освобождает от уголовной ответственности и тех, кто разворовал казну на миллиарды, и тех, кто  этому способствовал. После столь мощных финансовых вливаний снисходить до закона и заниматься защитой прав населения за копейки, прокуратуру уже не заставишь.  Калачом не заманишь. Не хотят и не будут. 
 
Теперь, надеюсь,  понятно,  откуда у коррупции ножки растут?


Рецензии