Морфей и Ирида

Морфей и Ирида.

Кирилл Пашков.

На белых, будто бивни слонов карфагенских, кудрях облаков, которые мирно над Олимпом парили, лежал, отдыхая с чашею масла Морфей. Притомившись, он голову с облака свесил, пальцы  запуская  в белый хлопок небес. Низ тела своего прикрыл он охотничьем зеленым плащом, и наверх устало глядел.
А выше, на облаке цвета сирени, окутавшись в солнечный шелк, восседала богиня  радуги Ирида. Золотокрылая вестница богов Олимпа, Стикса, Гарпий ковар ных сестра. Явилась она после весеннего ливня. Горда и прекрасна, она с русыми кудрями и румяными щеками, быстра и всевластна – радуги богиня Ирида., Она смотрит  ясным и ласкающим взором и ждет от красавца Морфея ответа. Он лишь тряхнул головою , венок из маков алых поправил бледной рукою, и молвил, глядя богине Ириде в глаза:

- « Я, сын Гипноза, не хотел и не хочу ничего для себя. Я, брат Фобетора и Фантаза, ничем не владею, но имею больше, чем все смертные земные цари. Я и сам есть царь, когда пожелаю, я сам и есть Бог и чудо чудес. Я не рожден для любви, Ирида, мой удел, водить людей, из земного царства в царство снов. И там, в мире сновидений, я сам для себя любовь и страх, рабство и свобода. Вижу я людей насквозь, будто смотрю в воду горной реки. Оставь меня, Ирида, ведь я не твой и ты не моя. Я лишь желаю отдыхать в облачных объятьях».

Богиня молчала, взором испепеляя мальчишку, но вскоре, решила ответить ему:
- « Я все знала, не желаю, больше думать о тебе, Морфей. Ведь я горда, ты сам все знаешь, я опущу все имена, которые тебе дала в порыве злобы и любви. Ты жалок, я на тебя не так смотрела ране. Знай, что мой реванш будет скор и сладок, о сновидений царь.

- Оставь свое желание отомстить, богиня радуги Ирида – это пусто и смешно. Я ведь сон, и твой, и Зевса и пастуха на горном склоне, в жаркий летний день. Ты, быть может,  нынче спишь , а я лишь тень рассудка твоего?

- Я не болтать пришла с тобою, сын Гипноза, кудрявый юноша Морфей.

- Это ложь, моя Ирида…

-Нет,  молчи! – на полуслове его перебила богиня – я явилась только за тем, чтобы донести тебе волю жены Громовержца - Богини Геры.

Морфей сладко улыбнулся, глядя на нагую вестницу богов, и закрыл глаза. Улыбка шире становилась и, вскоре, стала шире самого лица его. Вдохнув сырой прохладный воздух, он тихо произнес в ответ: - « Ирида моя, я исчезаю. А ты, в свое время, передаю волю верховной Богини мне чрез младенца Амура. Прощай…

Вот он исчез, и лишь гигантская улыбка парила в небе сером, подле облака богини Ириды, гордой и прекрасной….
 


Рецензии