Кладбищенские амбиции

Ещё за несколько лет до смерти моя мама неожиданно спокойно обратилась ко мне с просьбой: "Когда умру — не ходи часто на могилу, и на памятник не траться, так как меня там, на кладбище, нет".  Когда её не стало, то ходил на могилу чуть ли не каждый день, теперь реже — по её завету. Но едва ли его выполню полностью, пока сам живой.

Конечно, по христианскому вероучению, душа умершего переселяется в иной мир. Но память о человеке, подавно родном, остаётся. И о ней напоминает а хоть бы и могила на кладбище, куда в установленные Церковью дни приходим поминать умерших. Другой повод — необходимость заботиться о последней обители тела, вернее, праха. И это  потребность живых и их совести. Потребность, которая поощряется и Святым Письмом, например, обращением Архангела Рафаила к одному библейскому персонажу: "И когда ты не поленился встать и оставить обед свой, чтобы пойти и убрать приют мертвого, твоя благотворительность не утаилась от меня, но я был с тобой" (Книга Товит, 12:13).

Словом, как повелось,  прибираем могилы и возле них. Сажаем весной цветы, осенью удаляем отцветшие растения, опавшую листву. Ставим или обновляем, красим оградки, устанавливаем мемориальные плиты, памятники, даже обелиски, склепы, часовенки. В зависимости от материальных возможностей. Однако горько бывает, когда даже места покоя мертвых превращаются в парад тщеславия живых. Ведь в каждом городе, а то и селе есть престижные кладбища, участки захоронения — "для избранных". Что только не вытворяют  родственники, чтобы именно там получить место для могилы своего «ушедшего из жизни этой»! Впрочем, нередко ещё живые стремятся получить статус "почетного покойника", право на то, что обычно предоставляется лицам из правящей верхушки общества. Такое же право, к примеру, предусмотрено для обладателей почетных званий, которых в Украине около 40 и которые так и остались, даже приумножились, со времен УССР.

Появились так называемые мемориальные кладбища, куда водят платные экскурсии — посмотреть на памятники бывших выдающихся персон. "Бывших", так как не все здесь похороненные таковыми являются на самом деле, что и делает наглядным время. Среди них — государственные и партийные функционеры, а нынче так называемые олигархи, чьи капиталы приобретались преимущественно преступным путем. Тем не менее, за большие деньги не так уж и трудно прикупить VіP-местечко не только на стадионе, но и на кладбище. С течением времени фамилии на роскошных (иначе не скажешь!) памятниках помнят разве что родственники и знакомые "бывших выдающихся". Ибо неукоснительно исполняется непреходящий принцип, предусмотренный Святым же Письмом: "Каждое тело — словно та трава, и всякая слава человека — как цвет травяной: засохнет трава — то и цвет опадёт" (1 Петра, 1:24). И давняя латинская пословица также не утратила актуальности: "Sіc transіt glorіa mundі — так проходит слава земная".

По данным исследователя истории Киева, известного журналиста Валерия Дружбинского, вследствие недостатка свободной земли для погребений на престижном столичном Байковом кладбище его дирекция разных лет, даже эпох, часто не без указаний "свыше", прибегала к кощунственным действиям, предоставляя разрешение разрушать старые захоронения и погребать на их месте новых "почетных покойников". Не пощадили даже прах действительно выдающихся людей. Например, ещё в советские времена новые захоронения появились вместо могил ученых Павла Аландского (1844-1883), Христиана Бунге (1781-1861), его сына, академика Николая Бунге (1823-1895), композитора Михаила Заводского (1828-1887), филолога-полиглота и фольклориста Владимира Менчица (1837-1916), актера Николая Рощина-Инсарова (Пашенного) (1861-1899), писательницы Любови Яновськой (1861-1933) и многих других. Уже во времена Независимости исчезли могилы (конечно, и памятники) академика АН УССР, специалиста по античной философии Алексея Гилярова (1856 -1938), археолога и популяризатора в Петербурге произведений Т.Г. Шевченко (в 1883-1887 годах) Вильяма Беренштама (1839-1904). Окончательно разрушен склеп профессора богословия Павла Троцкого (1835-1900). Даже мемориальную плиту, исчезнувшую еще в 60-х годах с могилы жены Михаила Грушевского — талантливой переводчицы французской литературы Марии Сильвестровны (1860-1948), похороненной рядом с мужем, так и не восстановили...

На месте старых погребений появляются памятники "новых" украинцев и их родственников. И присматривают за могилами чужие люди, ведь этот вид платных услуг для денежных людцов не составляет проблемы. И как бы сказал Иван Котляревский, "совесть не жметь". А может, её попросту недостаёт или вовсе нет? Жаль, что, как и здоровье, совесть не купишь, — похоже, ни за какие деньги.


Авторский перевод с украинского


Рецензии
То, что ты перечислил поименно...Может сгодится для историков...Увы...

Виталий Нейман   29.06.2018 17:24     Заявить о нарушении
Да, именно так...

Пекл Адюк   21.07.2019 20:23   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.