Крепость Росс Глава 12

     Хоть пара тысяч переселенцев, не считая экипажей судов, которые, если прижмет, тоже для демонстрации годятся, значительная массовка в спектакле под названием "Политические игры". И от того, удастся ли княгине раскрутить спонсора нашего представления, зависела (БЕЗ ЛОЖНОЙ СКРОМНОСТИ) судьба мира! Причем в этот раз платить за билеты настраивалась дама, ПРИЧЕМ СПОНСОРУ!!! 
                Что могущество России с ее миллионом под ружьем всего лишь мыльный пузырь, становилось все очевидней и, увы, не только внутри страны. Названная у нас Крымской, была, по сути, не война, а разведка боем, и поражение в ней как раз худшие предположения и подтвердили. И вроде правильный был мужик Николай 1, ни себя, ни других не жалел, чтобы державу, уважения заслуживающую построить, а не везло ему фатально. Возможно, надо было как Петру взбунтовавшихся стрельцов полками под топор на площади, и самому юшку пускать, при этом не стесняться. Тогда, может, и любила б его Россия-матушка , она ж как баба - чем злее, тем лучше! И всего-то и вздернул пятерых злодеев  - самых из самых, и то по решению суда к четвертованию приговоренных. ПО ЧЬЕЙ ВИНЕ ПОГИБЛО БОЛЕЕ ТЫСЯЧИ!. Революционеры пережитком суда на его счет в случае победы воспользовались бы вряд ли. А он, хоть и не трус, и не слабак, а народ свой все же жалел, но только тем за это "Палкиным" прозван был. Хотя тот же плебс и его последующего тезку "Кровавым" прозовет - это Николашку то! Мухи не обидевшего.

       Царю крест такой - всех своих подданных любить, не деля на классы, партии, национальности, вероисповедание. Но любить тайно, а то за слабость примут. И искать выход из тупика - чем сплотить народ? А это ой как нелегко, когда учен то был только на солдата. И стал таковым. Все тяготы и лишения переносил стойко, дух и тело, как свое, так и страны, закалял как мог - иначе как шинелью накрывшись спать себе не позволял. Просил помощи у "просвещенных" подданных своих, Пушкина вот из ссылки вернул, а в ответ? Додумались только "За БОГА, ЦАРЯ и ОТЕЧЕСТВО". Такая идея-фикс для Японии хороша с её мононаселением. А у России, окромя православных, и мусульмане и буддисты и даже тысячелетиями уже обиженные иудеи. То есть одна точка опоры отпадает - значит уже не табуретка, а велосипед в лучшем случае, только огромный - на шестую часть суши. Тоже не худо - неплохую скорость развить возможно, если поднапрячься, но вот движению на этом аппарате учиться требуется, да и стоимость этой техники все ж поболе табуретки будет, ибо много дорогостоящих технических элементов в себе содержит - а что подешевле - уже самокатом зовется.
        Вот же тебе денюжка на велотранспорт, только учась ездить - падай поменьше, чтоб себя и аппарат не особо разбивать. И не Санта-Клаус тебя субсидирует безвозвратно, а дается в долг с отдачей - иначе профыркаются средства на фанту и жвачку. А как гонку выиграешь - так с призовых и вернешь.

          Разумеется, эту мысль передать княгиня Его Величеству должна была еще более доходчиво - ведь общеизвестно, что у солдата в голове всего одна извилина и та от фуражки. А не получится достучаться, ко мне адресовать - я то объясню. Золото ведь ему не подарено, а всего лишь передано на хранение. Без права пользования не спросясь. Наглость, конечно, но нечто подобное за всю историю России только Ермак и совершил - царю на сабле Сибирь преподнес, за что в князья из разбойников пожалован был. Правда не очень мудро цари (белые, красные или постсоветские - забуревшие) потом этим подарком распоряжались, вот по этой причине ныне мной учет "эффекта халявы" и производится. Даже просто от любопытства, самый тупой бы поехал, а по повадкам все же видно, что совсем не тупой государь российский, просто пока не везет ему. Ни денег на цепь и звездочки, ни инструктора по вождению. А шпаны, хоть насос спереть готовой, если весь аппарат отобрать не удастся, предостаточно. Понимает он это, а значит уболтает его теща. Невозможно такую наживку не заглотить, ведь в случае удачи кредит все  окупит.
Ясен пень, что не по чину мне к себе императора вызывать, ведь и сам, если б на поклон явился, не известно еще, было бы мне разрешено этот поклон сделать. Может потому и готов любую цену платить, чтобы досками поменяться. Да и реально, нельзя мне пока надолго пост свой покидать - тут все только начинается, а Россия прежним авторитетом лет 10 безболезненно даже и вовсе без царя продержаться в состоянии - не готовы еще шавки себя львами мнящие (а львы ведь стаями не охотятся!) на нее кидаться. Да и если сам государь экспедицию возглавит, все ж меньше бардака при сборах будет - боятся то его палок не только смерды.
                Такая вот подробная мотивировка и была мною изложена в пакете, что Ротчев княгине передал, Суворов ведь говорил еще: "Солдат должен знать свой маневр", хотя формально свое подчинение теще демонстрировал я. Потому и старалась, что сама идеей проникнуться смогла. Умничка!
            И на случай, если государь щедрость души проявить пожелает и поинтересуется, в чем еще окромя транспорта нужду терплю, так слезно молить ОфисЭров (офисных работников) - чиновников-ярыжек, крапивного семени, столь в России презираемого, хоть ненадолго, хоть сотенку - другую. Без них мне государство на коленке здесь не построить. А Николаю должное отдать надо - вертикаль власти в России выстроить все ж таки удалось. Тяжеловат механизм, правда, получился, но ведь и страна то у него какая, а совершенен только рай - но эта аксиома также никем еще не доказана, очевидцев оттуда не возвращалось. Пусть хоть по нескольку человек (не обязательно высокого чина - лучше даже из "неудобных") от каждого департамента выделит, мне здесь очень скоро профи нужнее воздуха будут.

        От себя же тещеньку просил и без задействования "высоких сфер" хоть пару жидов-менял потолковей на службу пригласить. Честным им быть не обязательно, да и анекдотом бы это было похлеще, чем еврей-оленевод (хотя и такое чудо в истории случилось), но в том, что Николай человечка в голубом мундире выделит, не сомневался, а с приглядом - не такой этот народ дурной, чтоб зарываться. Подыскать кого в типографском деле сведущего, бумагой на первое время и оборудованием его снарядить. Ну и еще кого-либо  на свое усмотрение. Так прочла она в "Московских ведомостях" рекламное объявление Алексея Грекова - пионера дагерроскопии в России о его услугах по производству светокопийного портрета и, пообещав всяческую поддержку в начинаниях, еще до отхода общей эскадры на частном судне венецианца ко мне отправила. Плыли там еще для нас штуцера, а в Виндаве подсела также сотня курляндцев, завербованная созданной еще доктором конторой по найму. В этот раз, соблюдая очередность, плыл мужской контингент и серьезную долю среди него составляли не первые сыновья местных дворян, денежным состоянием не владевшие, но имевшие в основном хорошее образование, романтический характер и авантюрную кровь, передавшуюся от предков.

          Их прибытие оказалось очень кстати. Как и предполагалось очень долго тихариться не удалось, и информация о том, что форт забит золотыми слитками, протекла, и я был даже вызван для дачи показаний к представителю мексиканской администрации. Ах, как горели у дона Хуана глазки, когда он пытался вытянуть из меня конкретику, но я включил дурака и нагло отвечал, что ни о каком золоте понятия не имею. А ежели кто из россовских и помогает коренным жителям этого края в чем, так происходит сие в полном соответствии с подписанными нами с племенами договорами - действительно на приисках нехитрую работу песочек промывать уже много индейцев исполняло, вознаграждаясь за труд на общих основаниях. Короче! Ответил, что кто тут хозяин - еще разобраться надо! А Росс воздвигнут задолго до образования Мексиканских штатов, и если сам губу не закатает, то машинку для этого в порядке гуманитарной помощи подарить можно.

      Разумеется, формулировки старался подбирать более дипломатичные, но общую суть оппонент понял правильно - что уж поделать, я, как и русский царь, не очень любил режимы, образованные в результате всяческих революций. Ведь хоть совершенной власти быть не может в принципе, но обычно в результате социальных катаклизмов на поверхность всплывает все то, что никогда не тонет. Да и зачем мне было особо гофрироваться, когда я знал, что помимо раздутых щек и ухоженных усиков у этого пузанчика никаких орудий убеждения не имеется. Пушек то у меня поболе, а про порох и говорить смешно. Ведь, возможно, выйдет, что и к нам парламентера пришлет с предложением, что если желаем, чтоб по нам постреляли - так зарядов для того выделить надобно. Так ведь с "Предприятием" было, когда он во Фриско салютовал.


Рецензии