Мысли о геронтологии

Мысли о геронтологии
О том как обманывается поколение


Любому, кто собирается говорить о пожилых людях приходится преодолевать моральный барьер – барьер, который можно назвать не иначе как сочувствие. Для успешности нашей работы мы рассмотрим это подробнее.
Откуда возникает это странное чувство, заставляющее нас молчать, даже если бы критика была правильной и конструктивной? Почему мы считаем, что причиним этим страшную боль пожилым людям, если укажем им на их ошибки? Ведь людям среднего возраста или, тем более, молодым, мы высказали бы это не стесняясь и иногда не очень заботясь о форме высказывания. Да, по прошествии какого-то времени нечто становится более очевидным, и отсюда проистекают выражения вроде: «сейчас легко говорить» и пр. Негативный характер (тон) этого выражения противоречит здравому смыслу, т.к. что как не учёт ошибок прошлого ограждает людей от них в будущем. Так почему же указание на давние ошибки пожилых людей считается практически хамством?
Ответ, казалось бы, лежит на поверхности – они не могут уже исправить своих ошибок и испытывают мучительное чувство бессилия по этому поводу.
Но всегда ли это так, вернее, ко всем ли пожилым людям мы относим это моральное правило? А как насчёт того, чтобы поспорить с пожилым профессором о правильности его выводов? Особенно, если собственные выводы подкреплены не только максимализмом, но и собственными исследованиями по данной теме.
Но ведь это же совсем другое дело – скажут некоторые – здесь мы говорим с конкретной личностью и к тому же о его личном, даже если речь идёт о науке, деле, и, в конце концов, он может пересмотреть свои взгляды, что и делали многие учёные и философы на закате своей жизни; а когда мы говорим одному пожилому человеку об ошибке целого поколения (его), то он не может испытать ничего кроме горечи разочарования и апатии от бессилия что-либо изменить. Вот тут-то и есть загвоздка – в первом случае мы действительно говорим о деле одного человека, но что это за дело? Это его путь развития – направление его креативности. Развитие креативной личности (здесь мы можем сослаться на А. Маслоу и К. Роджерса) происходит до последнего вдоха, правда со временем метапотребности (потребности в развитии) могут уступить дефицитопотребностям (потребностям в безопасности и обеспеченности жизни), ну да «встряхнуть» такую личность чуть ли не святое дело. В случае с ошибкою поколения мы имеем дело не с развитием личности, а с вопросом ВЕРЫ и она выступает у нас как статическая форма, ломка которой для личности действительно не принесёт ничего кроме боли. Оптимистические надежды на то, что человеку, осознавшему свою ошибку, будет «легче дышать» – наивны.
Однако из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод – критерий морали (не указывать на ошибку, чтобы не причинить этим боль) мы относим только к тем людям, которых считаем… «кончеными людьми». А вернее будет сказать – не начавшимися. По этой же причине мы не станем спорить, или продолжать спор, с людьми имевшими свой путь развития, но не смогшими продолжать его. Правда, к последним мы относимся жёстче – «чего с ним спорить, его время позади» – это происходит из-за нашего огорчения и разочарования в человеке. Ведь мы видели в нём развивающуюся личность, и своим спором хотели показать ему, что он увлёк нас своей темой, примером своего развития. Впрочем, если этот человек действительно ещё не прекратил своего развития, то мы увидим радость в его глазах от осознания того, что кто-то осмысливает его дело и его путь. По сути, получается, что наша жалость граничит с презрением. И это очень важно осознать, ибо такое отношение к предыдущему поколению очень разрушительно воздействует на нашу собственную креативность, или на языке эзотерики очернит нашу карму. Ибо это влияет на наши ожидания от последующих поколений, на наши надежды о продолжении собственного дела. Это порождает страх оказаться ненужным для последователей, что и порождает уныние и пессимизм – худших врагов развития.
По счастью неначавшиеся-конченные люди не всегда оказываются действительно конченными, есть немало примеров, когда люди пожилого возраста, пишут романы, повести, стихи, рисуют картины, занимаются резьбой по дереву и пр. и тем осуществляют-таки свою креативность. Но их не очень-то много, большинство страшится подобного шага и предпочитает жить прошлыми статичными иллюзиями и обвинять всех вокруг в неуважении, непонимании и т.д. Причём это может доходить и до патологических форм – кто не встречал, особенно в больших городах, пожилых людей обвинявших на улице всех подряд во всевозможных грехах, причём смысл этих грехов был ясен только самим обвинителям, да и то, очевидно на уровне эмоции, а она одна – обида. Но для таких людей уже невозможно признать, что это обида на себя. И сегодня в России таких людей очень много… – кто-то из моих читателей начал испытывать жалость? Тогда перечитайте, что я говорил о чувстве жалости чуть выше.
Давайте попробуем посмотреть, как же так произошло, что именно в нашей стране сегодня так много людей, не вставших на путь своего развития.
Первая причина банальна – кадровая политика в Советском Союзе.
Если в странах запада, а особенно в США, человека перестают уважать в случае, если он работает более четырёх лет на одном месте в одной должности, то в Союзе навязывалось убеждение, что наиболее заслуженный человек это тот, кто проработал так сорок лет и более. И ведь эти люди пытаются этим гордиться. Так на одном ток-шоу, где надо что-то угадывать, один пожилой мужчина с гордостью заявил, что он проработал слесарем на одном месте сок пять лет. Т.о. государственная политика уничтожала биологическую (как обосновал А. Маслоу) потребность в креативности. Правды ради, нужно сказать, что были попытки компенсаций, с этим связан расцвет самодеятельности в 60-70 года, но последующее ожесточение идеологической цензуры, подавление десидентов-поэтов только ещё больше усугубило эффект, который мы получили сегодня – это было – страх проявлять свою креативность.
Теперь давайте попробуем посмотреть связано ли это как-то с сексуальностью и сексуальными запретами того времени.
Господа читатели, если кто-то настроился на культурологическую ахинею и сейчас тяжко вздохнул – ну, опять про секс – задумайтесь о своей креативности. Любые барьеры – стереотипы, мешающие осмыслению чего-либо, это тупики вашего развития. И никто не говорит никакой пошлости – речь идёт о том, что СУЩЕСТВУЕТ в жизни. Впрочем, надеюсь, что большинство моих читателей грамотны в психоанализе и воспринимают переход от темы о развитии личности к сексуальности как естественный, для рассмотрения первичных мотивационных механизмов и их искажении в условиях диктатуры обусловленной идеологически.
Начнём с того, что секс в стране все-таки был, вопрос в том – что это был за секс? Провести опрос на эту тему у пожилого поколения мне все-таки удалось(!). Процент женщин не испытывавших оргазм, или «запрещавших» себе испытывать оргазм – «Ведь муж за шлюху сочтёт», – по моим представлениям составил 60-70 процентов, впрочем не исключаю что он может быть и выше. Самым страшным оказалось, что женщина в постели не имела права на нежность, т.к. для мужа это служило сигналом о неверности жены. Где логика?
Рассмотрим такой случай: женщина попросила своего мужа поцеловать её – «Ну ты хоть поцелуй меня», – раньше она этого не делала, супруг отреагировал обвинением, что она это у других мужиков «нахваталась». В том или ином варианте подобная линия в половых отношениях проходит сквозной, для того времени.
Так дело в мужьях, скажут мне – конечно, но как могли реагировать мужчины (если после этого их стоит называть мужчинами) на ЕСТЕСТВЕННУЮ потребность женщины в нежности (обусловленную значительно более длительным временем подхода к оргазму, чем у мужчины) не представляя устройство женской сексуальности, но даже из школьной литературы зная о возможностях измен. Себя они рассматривали, разумеется, с других позиций. Сейчас, кстати, просвещение мужчин на эту тему тоже не на высоте, но женщина имеет право потребовать нежности и предсексуальной фазы в половом общении. Тогда же муж мог грозить позором для неё даже перед собственной матерью, и мама могла действительно обругать свою дочь за проявление малейших сексуальных фантазий.
Ну а собственно мужчины – долог ли был в таких условиях их половой век?
Здесь конечно существует определённая разница.
Ну, во-первых, все мужчины делятся на две группы: первые более раскрываются в процессе ухаживания (настойчивости), вторые уже непосредственно во время половых отношений. Для первых половой акт – это, по сути, социальное явление, важное для него как самоутверждение, для вторых секс – это искусство близости, уж простите за пафос, если конечно они преодолевают застенчивость по отношению к женщине. В принципе первые чувствовали себя неплохо и тогда, вот вторым приходилось хуже, из-за боязни быть непонятым своей женщиной. А женщины боялись помочь им раскрыться (что было им только бы во благо) из-за страха прослыть…
И ещё один очень интересный факт.
Как известно истерия определяется двумя ведущими причинами: «хочу – не дают», «не хочу – заставляют».
Так у женщин, которых выдавали замуж против их воли, даже при внешнем согласии, могли отказать ноги, или наступить другой частичный паралич.
Ещё страшнее происходит, когда стереотип «неприличия» проникает внутрь сознания. Так у женщин воспитанных в стереотипах сексуальных табу происходит страшная внутренняя борьба между желанием и установившимися запретами.
Фрейд описывает случай, когда борьба со своими желаниями ввергла женщину в состояние шизофрении с бредовыми галлюцинациями.
Мне приходилось наблюдать обратные парадоксальные ситуации: женщины сопротивляясь своим желаниям, под воздействием социальных стереотипов, отказывали себе, в мужчинах которых хотели, они боролись со своими желаниями. Но шли на связь с мужчиной, выходили за него замуж, который не вызывал у них желания, т.к. бороться было не с чем. Многие из них не испытывали оргазма, но упрямство брало верх – считая неприличным свои желания, чтобы скрыться от них они проживали всю жизнь с мужчиной к которому они ничего не испытывали. Советское наследие оставило нам очень много подобных примеров, когда все желания, кроме строительства светлого будущего, сами люди считали у себя недостойными и пытались их побороть. И в этом одна из причин той озлобленности, что мы наблюдаем у большого количества пожилых людей. И это не просто сексуальная неудовлетворенность, это противостояние своей природе и в подсознании этот шаг будет намекать о себе не однажды.
Конечно, на это мне могут возразить, а вернее упрекнуть в пропаганде беспорядочных половых связей – «мол, кого захотела с тем и…»
Ответить на это достаточно просто. Во-первых «захотеть» для женщины не то же, что для мужчины. А во-вторых, и это самое главное, отсутствие ВНУТРЕННЕГО табу позволило бы женщине ОСМЫСЛИТЬ своё желание и, если связь по ряду причин нежелательна, пережить его с минимальным эмоциональным негативом. В случае же когда отказ происходит по причине внутренне устоявшегося стереотипа, проблема не решается, а загоняется в область бессознательного, откуда начинают поступать сигналы в виде снов, оговорок и пр. Если проблема не решается и тогда, созданием завершенного эмоционального образа – гештальта, то происходят соматические проявления в виде различных заболеваний.
Сегодня с подобными проблемами мы можем обратиться к психологам, а тогда?
Итак, мы обозначили две проблемы наследия пожилого поколения. Первая из них проистекает из сферы нарушения креативности, вторая из искажения сексуальной мотивации. Обычно говорят, что гуманистическая психология противостоит психоанализу Фрейда, но мне лично кажется, что на практике они очень хорошо дополняют друг друга, как в данном случае.
Действительно метапатологии по Маслоу (неудовлетворенность метапотребностей), которые принимают форму недоверия, цинизма, скептицизма и антипатии, которые мы наблюдаем в таком количестве, только усиливаются выше перечисленными сексуальными проблемами. Да и возможно ли удовлетворение мета потребностей в табуированном сознании. Исторически это происходило скорее как ломка табу.
Более того, Маслоу указывает, что развитие метапатологий приводит к искажению ценностного развития, ну а как это связано с сексуальным планом – например в искусстве: красивые в своей женственности персонажи на картинах эпохи возрождения и мужеподобные девушки с вёслами советских времён.
Таким образом, две проблемы, обозначенные нами и обоснованные через разные ветви психологии, сводятся к одной – отказ или даже противостояние своему естеству, боязнь осмысления своих действий и желаний, стереотипность сознания.
Любой стереотип, не важно в какой сфере, в сексуальной, или это стереотип «прожить благополучно», подальше от переживаний – это удовлетворение дефицитопотребностей, лишь создаёт очень шаткую видимость комфортности. Загнанные в глубину подсознания биологические метапотребности, не завершённые сексуальные образы, всё это приводит к тому, что на закате своей жизни личность вместо старческой мудрости обретает раздражительность и ощущение пустоты и неясной невозвратной утраты, проявления этого нам известны.
Поэтому в конце своей статьи я хочу предложить всем кто сегодня огульно говорит о необходимости провозгласить новую государственную идею подумать о том, ЧТО это должна быть за идея. Формула графа Уварова «Православие, Самодержавие, Народность» справедливо названная А.Л. Пуниным «официозной», или ещё не забытая абстракция «единство партии и народа» не приводят личность к своему развитию, даже будучи подкреплёнными праздничными молебнами (что возрождается сейчас) или оптимистичными кинофильмами.
И это только кажется, наиболее простым вариантом создать идею, куда бы вписался каждый гражданин государства, и далее предписать её.
Там, где появляется человеческий фактор, подобное вряд ли возможно.
Самое же главное другое – любая ОБЩАЯ идея рассчитана на «среднеарифметическую» психологическую норму. Ну, как здесь не вспомнить Абрахама Гарольда Маслоу, назвавшего эту «норму» в своей книге Дальние пределы человеческой психики – психическим уродством.
Впишутся ли в эту «идею» талантливые и развивающиеся, т.е. креативные личности? И направлена ли она на само развитие каждого человека? Если человек в ней лишь винтик обязанный знать и выполнять «от и до», то нужна ли такая идея.
Но свобода не значит беспредел. Так, когда говорят о самостоятельности для детей, хочется спросить, откуда им взять эту свободу? Если у них ещё нет интеллектуального и личностно-опытного базиса. Так воспитание детей должно проходить по максимально широкому спектру знакомства с возможностями того общества, где они живут. В противном случае у человека может возникнуть стереотип, что весь культурный опыт (в самом широком смысле) не предназначен для него – «это всё возвышенное» или «это для учёных». А такой подход для личности будет прямой дорогой к правонарушениям, т.е. асоциальным действиям. А как еще, если социальное не для него.
Именно условия, когда креативность личности происходит НЕ ВОПРЕКИ, а СОГЛАСНО общественному устройству, и должны стать основой для новой государственно-общественной идеи. В противном случае каждое новое поколение, когда настанет его час осознать свою жизнь, будет новым обманувшимся поколением. И это отнюдь не призыв воспитывать эгоцентрических индивидов. Условия для креативности – это условия для настоящего патриотизма, который отличается от фанатичной зацикленности, прежде всего тем, что ни при каких условиях не может перейти из преданности (например, к государству) в глобальную ненависть (к нему же). Креативность обеспечивает самые устойчивые идеалы, т.к. они проходят через осмысление, а не через подражание или эффект толпы. Т.о. происходит преемственность ценностей в поколениях – передаётся не то, во что поверили исходя из конформистской необходимости, а то, что было спутником развития личности и, то, что было достигнуто на этом пути.
Креативные люди не ангелы, как указывал А. Маслоу, и совместимы ль гений и злодейство, остаётся открытым вопросом. Но вот то, что отказ от своего развития, от своей креативности – это злодейство, это точно, и злодейство это, прежде всего, против себя самого, и об этом следует помнить.

P.S.  Первые же критические замечания по поводу данной работы, были относительно употребления понятия «обманувшееся поколение», претензии были – что не только в коммунистический времена, но и ранее, при церковном диктате, как в России, так и в Европе креативность и естественная сексуальность были подминаемы в сознании индивидов. Всё это, несомненно, так, и то, что речь в статье идёт в основном о современном пожилом поколении, обусловлено исключительно тем, что для психологического исследования они подходили больше, чем те поколения, о которых мы знаем лишь по документальным носителям, т.е. пожелтевшей прессе, т.к. видео источников тогда качественных ещё не было. Художественная литература в этом смысле занимает особое место.
Выводом из своей работы я хочу поставить, что обманутся может только поколение, т.е. масса. В пояснение дам ещё одно определение массы – масса это объединение конформистских личностей (при этом под конформистскою личностью следует понимать человека, изменяющего или отказывающегося от собственных убеждений, для комфортного сосуществования с группой), управляемая извне («сверху») и имеющее самоцелью, обычно объясняемую идеологией, не развитие каждого своего члена, поддержание состояния внутреннего покоя методом добровольно-принудительного уравнивания всех своих участников. И обманется даже не сама масса, а каждый в неё входящий индивид, отказавшийся ради чего-то общего от своего индивидуального, т.е. того, что в процессе социализации сделало бы его УНИКАЛЬНОЙ личностью.
Правда, не следует думать, что жизнь этих самых уникальных креативных личностей особо сладкая. В истории они обычно противостояли массе, если не правили ею, и в первом случае их расстреливали, вешали и даже сжигали на кострах. Более того, противостояние это не доставляло им самим особого удовольствия, так что кроме сжигания на кострах – хотя с другой стороны акты самосожжения имели место – в общем, и стреляться и вешатся и т.д. они могли и вполне самостоятельно, а вот жалеть об упущенном им не приходилось. Так что выбор за каждым.

P.S.2 Ещё следует добавить кое-что относительно национальной или государственной идеи.
На одном семинаре, достойный человек (декан одного факультета в сфере социальной психологии), несомненно, желая лучшего своей стране сказал о необходимости формулы национальной идеи вроде той, что имела место быть в царской России: «Православие, Самодержавие, Народность», – т.к. это сможет укрепить воспитательную систему в государстве. Аргументировал он свой тезис тем, что они (предки) жили по этой формуле столетия. Правда, он тут же поправился, сообразив, что в погоне за сильным словцом допустил историческую ошибку, граф Уваров выдвинул её в начале девятнадцатого века, но, поправляясь, выступающий просто заменил слово «столетия» на слово «десятилетия» и всё.
Мне же кажется, что правильным был первый вариант – русский народ столетия жил по этой формуле, но стоило её произнести вслух, как в последующие десятилетия всё пошло наперекосяк. Так что следует подумать о том, что говорить, а что вкладывать в сознания, а может и в коллективное бессознательное людей, опасаясь пафоса. А задачи этой невысказанной, или не требующей своего высказывания идеи, я изложил выше.

12 февраля 2004г.
Андрей Локиев


Рецензии
Конечно, Ваши статьи показывают Ваш уровень. Вы человек высокообразованный и имеете большой профессиональный опыт.
У меня нет высшего образования, мои тексты обывательски просты.
Но что интересно, моё произведение, "Чудненькие" можно просто комментировать этой целой вашей статьёй. Или наоборот, "Чудненькие" - иллюстрация для Вашей статьи. Там и конформизм личностей, и женская сексуальная подавленность,и "ОБЩАЯ идея рассчитана на «среднеарифметическую» психологическую норму".
Ваша статья показала мне, как можно доработать своё произведение. Когда выберу время, поработаю над своей повестью.
Я думаю, Вы читаете лекции студентам? В моих "Чудненьких" достаточно простых для понимания примеров, как раз в тему этой статьи. У Вас, конечно, достаточно своих, но если надо, заимствуйте у меня.
С уважением, Жанна.

Тиша Матросова   16.12.2011 10:24     Заявить о нарушении
Ну почему же нет?
Художественное произведение - это вообще великолепный иллюстратор для психологических работ. И не только собственно литература. В свой книге "Психолингвистика поэтики" я демонстрирую возможности особых лексических построений для передачи эмоциональных оттенков на примере из фильма - помните в "Любовь и голуби" когда Надя прочитала письмо она причитает: "ой горе-то какое" и тут же: "Лёньк, паросям дал?" Через это соединение не соединяемого передаётся вся растерянность героини.
Такой момент - на прозе.ру существует интересный проект: http://www.proza.ru/2011/12/09/1065
Вы не будете против, если я попробую себя в роли литературного... хм... критика (не люблю это слово) в прозе на примере вашего произведения?

Андрей Локиев   16.12.2011 12:33   Заявить о нарушении
Я не просто не против. Я всегда За. Мне нравится учиться.

Тиша Матросова   17.12.2011 01:50   Заявить о нарушении
Автору: чисто технический совет - для простоты чтения и восприятия разбейте ваш сплошной и монолитный текст на абзацы, глаз-мозг на тексте не должен утомляться

Гидроксоний   04.07.2017 19:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.