Пафик и Тофик празднуют новоселье

                1

     Сегодня вечером в Большом Городе опять шёл дождь. Он барабанил по крышам, из водосточных труб на улицы извергались целые водопады ледяной воды. Дул пронизывающий ветер. Почему-то в этом городе очень часто шли дожди. Прохожие торопливо бежали, сгорбившись под зонтами, и каждый мечтал поскорей укрыться от непогоды в своем тёплом и уютном доме, где ждёт огонь в камине, любимое кресло и горячий ужин. И, конечно, никто не замечал, что сквозь запылённое окошко одного подвала на них глядят две грустные чумазые мордочки.

     Пафик и Тофик, два щенка, живущие здесь, были братьями. Пафик был рыженьким, а Тофик – тёмным, почти чёрным, с маленьким белым пятнышком на лбу.
     Они были одни, сами по себе. Ещё несколько месяцев назад они жили с мамой и папой, в маленьком уютном домике. Но по какой-то причине им пришлось уехать оттуда. И вот, когда их семья сидела на вокзале в ожидании своего поезда, любопытным малышам зачем-то понадобилось заскочить на минутку в дверь какой-то электрички, чтобы посмотреть, как там внутри. И вдруг – дверь закрылась, и поезд уехал, а вместе с ним и насмерть перепуганные щенки. На одной из станций их обнаружили и вышвырнули из вагона.

     Так Пафик и Тофик попали в Большой Город. Долго скитались они по тёмным углам и подворотням в поисках приюта, пока не набрели на эту комнатку в подвале. Очевидно, до них здесь жила какая-то семья и оставила при переезде кое-какие свои вещи. Конечно, щенки очень горевали о маме и папе, но пока они не знали, как найти своих родителей, и оставались здесь, потому, что лучше хотя бы такая крыша над головой, чем совсем никакой.

     Для Пафика, младшего брата, в этой комнатушке было много интересного. Ведь у стены стоял старинный комод, и в его ящиках щенок нашел поломанные детские игрушки: треснутые погремушки, маленький мячик, зайца с оторванным ухом, и даже плюшевую собачку величиной чуть меньше его самого.
     А ещё – детские книги с пожелтевшими от времени страницами, некоторые без начала и без конца, а некоторые – целые. Это были сказки, морские рассказы и приключения. Целый мир, полный чудес. Там жили отважные герои, совершавшие удивительные подвиги, могущественные короли и прекрасные принцессы,  разбойники и пираты. Были старые замки с привидениями, дикие джунгли с невиданными цветами и животными, необитаемые острова и таинственные пещеры с зарытыми в них кладами. Вместе с добрыми и смелыми героями Пафик как будто сражался с лесными разбойниками, искал старинные сундуки с сокровищами, кого-то спасал. В своих мечтах он был таким же смелым и сильным, и уходил в открытое море на собственном корабле.

     Но самым главным сокровищем, найденным в ящиках комода, был глобус, очевидно, забытый нечаянно при переезде. Он был совсем маленький, но настоящий. Целые вечера Пафик разглядывал изображённые на нем материки, горы, моря и океаны, а потом засыпал, обняв его лапами, и видел необыкновенные сны о дальних странствиях.

     Старший брат, Тофик, был всегда серьёзным и немного грустным. Он уже стал очень взрослым и самостоятельным. Ему приходилось добывать еду и для себя, и для Пафика, и учить этому братишку. Прожить в Большом Городе им было нелегко, ведь Тофик с Пафиком были ещё маленькими щенками, и взрослые псы-бродяги частенько отнимали у них последнюю корочку хлеба. И поэтому им часто приходилось оставаться совсем голодными. А коты, сидевшие на мусорных баках, раздувались, как резиновые, и громко шипели на них, и это было ещё страшней, чем злые собаки.

     Щенята убегали в соседний двор и прятались под скамейку. Днём во двор часто выходили дети. Увидев их, Пафик и Тофик со всех ног неслись к ним, заливисто лая. Они и сами не знали, почему им так хотелось бежать к ребятам и гонять с ними мяч. Мальчишки и девчонки гладили их, играли с ними, а два щенка, обезумев от радости, носились по всему двору. Это время было для них самым счастливым. Кто-то из ребятишек приносил для щенят из дома кашу, а кто-то и пирожки.
     Когда наступал вечер, все мамы выглядывали из своих окошек и звали детей домой ужинать. Мало-помалу двор пустел, и скоро Тофик и Пафик оставались снова одни. Быстро сгущались сумерки, и к сердцу снова подкатывала грусть по домашнему теплу, доброте и ласке. Понурив головы, они возвращались в свою каморку.


                2

     Лёжа на своем матрасике, щенки представляли себе, как их маленькие друзья в тёплых пижамках пьют на ночь молоко, и ложатся спать в свои мягкие  постельки.
     Потом они вспоминали свой дом и свою семью. Мама всегда садилась на край их кровати, гладила им шёрстку нежной лапкой и тихонько рассказывала сказку. В комнате было тепло и уютно, в углу горел ночничок с рыбками.

– А мы когда-нибудь вернёмся домой, к маме и папе? – спрашивал у брата Пафик.
Тофик только вздыхал в ответ – что тут скажешь.
– Мы найдём их, обязательно! – убеждённо заявил однажды Пафик, – Вот увидишь! И дом у нас будет красивый, как в сказке! Я сам его видел недавно, во сне! А потом мы поплывём на корабле путешествовать, к далёкому синему морю! И там…
– Пафик! Какой ты у меня ещё маленький! Ложись-ка лучше спать! – успокаивал его старший брат.
– Тоф! Ну, давай уйдём отсюда! – не унимался Пафик, – Пропадём мы здесь!
– Куда же нам идти?
– Куда глаза глядят, как в сказке. И найдём где-нибудь маму и папу. Там, где тепло, и солнышко светит. И море там будет, или хотя бы речка! Поселимся на берегу, и лодку сделаем, а то и настоящий катер… – так говорил Пафик, и сам потихоньку засыпал под свои сказки.

     А Тофик ещё долго не спал, а лежал рядышком и думал. Он воображал себя очень взрослым, и  считал все эти сны и сказки полной чепухой. А вдруг Пафик всё-таки прав? Может, и правда, взять, да и отправиться куда-нибудь, на поиски счастья?
     Эти мысли не давали ему покоя. Щенок встал и начал рассеянно бродить по комнате. И споткнулся обо что-то большое, лежавшее на полу.  Это была старая тележка.
– А где-то здесь и колёса были, – пробормотал Тофик, роясь в куче хлама в углу.
     В нём просыпалось вдохновение. Он очень любил возиться со старыми железками и что-то мастерить.
      Весь дом давно уже спал, а Тофик увлечённо чинил тележку и, сам того не замечая, тихонько насвистывал весёлую песенку.
– Представляю, как Пафик обрадуется! Будет кататься на ней по всей комнате, – улыбался про себя щенок.
     Когда работа была закончена, он ещё раз с гордостью полюбовался на своё произведение. Совершенно успокоившись, Тофик улёгся на матрас рядом с братишкой и мигом уснул.

     Проснулся он утром от непонятного шума в углу. Первое, что он увидел, открыв глаза, была его тележка, нагруженная целой горой книг и игрушек. Рядом радостно суетился Пафик, старательно укладывая на её вершину  свой любимый глобус. Увидев, что Тофик проснулся, он подбежал к нему, сияя от счастья :
– Какой ты молодец, Тоф! Смотри, сюда поместились все наши вещи! Теперь можно отправляться в путешествие!!
     Тофик молчал, не зная, что и сказать. Такого поворота событий он совсем не ожидал. Он долго молча смотрел на младшего брата. Потом, приняв какое-то решение, щенок взял узелок с их скудными припасами и тоже швырнул его в тележку, а на торчавшие сзади крюки подвесил закопчённый чугунный котелок и жестяной чайник.
– Ура!!! – завопил Пафик и бросился к нему на шею.

     Но в этот день пошёл дождь, настоящий ливень. И на следующий день тоже. Пафик тихонько грустил, сидя возле тележки.  Он украдкой жалобно поглядывал на Тофика и шмыгал носом. Дни проходили один за другим, а дождь всё лил, не переставая. И щенята чувствовали, что их решимость слабеет.

     Впрочем, скоро произошло событие, совершенно изменившее их жизнь. В то утро братья проснулись от шума возле их двери. Они услышали, как к дому подъехала какая-то большая машина и остановилась, заглушив двигатель. Сквозь пыльное треснутое оконце пробивались первые лучики солнца. Дождя не было. И вдруг дверь в их подвал распахнулась, и в комнату ввалились какие-то высоченные дяди в рабочих комбинезонах. Громко топая ногами в тяжёлых ботинках, они втаскивали внутрь огромные мешки и трубы, и со страшным грохотом сбрасывали их у стены. Тут один из рабочих заметил двух маленьких щенков, испуганно прижавшихся друг к другу на полосатом матрасике.
– А вы что здесь делаете?!
Но бедные щенята только испуганно таращили на него глаза.
– Давайте-ка, друзья, поищите себе другой дом. А здесь скоро магазин откроют!
И не успели братья опомниться, как их выставили на улицу вместе с их матрасиком, тележкой и старым комодом. Они  щурились от яркого утреннего солнца и никак не могли понять, что же происходит.
– Поверить не могу! Нас выгнали из нашего дома! – простонал Тофик.
Пафик  ласково обнял брата:
– Всё будет хорошо, вот увидишь! – и тихонько ткнулся в него носом.
А рабочие продолжали носить свои мешки и трубы…

                3

     Пафик и Тофик медленно брели по улицам Большого Города. Всё вокруг уже было таким до боли знакомым, что вдруг защемило сердце. И что ждёт их там, в чужих неизведанных краях? Но возвращаться было уже некуда, да и не хотелось им назад в их тёмную и холодную каморку, где они столько страдали от голода. Они испытали в Большом Городе много разных бед. Взявшись за лапки, щенки продолжали путь.
     Скоро они перестали узнавать улицы. Здесь  они ещё ни разу не были! Вокруг были уже не высокие дома, а маленькие  домики с зелёными калитками и деревянными заборами. Машины попадались всё реже. Это была окраина города.   Ещё один последний дом – и вдруг город остался позади.
     Дальше, до самого горизонта, тянулись поля и луга,  целое море ярко-зелёной сочной травы, а кое-где – живописные холмы и прекрасные деревья с пышной листвой, каких щенки никогда раньше не видели. Вдалеке, за холмами, весело извивалась маленькая речушка и блестела на солнце, как серебро. Из далёких полей налетел порыв свежего ветра и принёс запах степных трав, простора и пьянящей свободы.

     Друзья почувствовали, как волна радости поднялась в их сердцах. Новый мир, сияющий свежими красками, лежал перед ними, и звал скорей пуститься в путь.
     А вот и просёлочная дорога, уходящая далеко в степь. Она вела в сторону той весёлой речушки, и оба щенка твёрдо знали, что им нужно туда. Они поселятся на берегу этой реки, среди диких трав и деревьев, и построят там свой собственный, пусть и маленький домик, тёплый и уютный. Они будут сами варить себе кашу, собирать ягоды и выкапывать сладкий картофель, а вечерами будут сидеть у костра и смотреть в звёздное небо. А потом – потом они найдут маму с папой, и вся их семья заживёт дружно и весело в новом чудесном доме.
     Они счастливо вздохнули полной грудью, покрепче взялись за лапы, и быстро пошли по дороге, не оглядываясь назад.

     Дорога постепенно сужалась, и вскоре превратилась в тропинку, впрочем, достаточно широкую, чтобы по ней могла проехать их тележка, которая совсем не казалась им тяжёлой. Вокруг благоухали невиданные травы ростом с самих щенков, повсюду пестрели цветы, обласканные солнцем, порхали яркие бабочки. Где-то в вышине, в голубом небе, насвистывали птицы. Пафик и Тофик  не могли наглядеться на всю эту красоту.
     У края тропинки, на пышной мягкой траве они устроили привал, доели последние сухарики, что припасли в дорогу, и напились чистой воды из ручья. Отдохнув и перекусив на свежем воздухе, друзья почувствовали себя окрепшими.

     Солнце уже стояло в зените и сильно припекало, когда братья спустились к реке. Она не была слишком глубокой, и в некоторых местах её даже можно было перейти вброд. Чистая голубовато-прозрачная вода весело искрилась на солнышке. Щенята улыбнулись друг другу. Они чувствовали себя счастливыми.

     Неподалёку от реки зеленел луг, чуть подальше волновалось на ветру золотое пшеничное поле. Кое-где были видны невысокие деревья, а на самом берегу, склонив свои ветви  к воде, росли прекрасные ивы. Их узловатые причудливые корни, кое-где выступавшие наружу, были похожи на каких-то диковинных зверей. На белом речном песке лежали разноцветные камушки и ракушки. Пафик, пискнув от радости, бросился было их собирать, но Тофик остановил его:
– Займись-ка лучше делом, дружок! Нужно приготовить обед! – и быстро сунул Пафику в лапы маленький ножичек.
     А сам принялся ловко выкапывать из земли разные съедобные корешки. Ему определенно нравилось готовить.
     Пафик покосился на красивые камушки и тихонько вздохнул, но спорить было не о чем. Оставив брата на берегу чистить добытые коренья, Тофик насобирал хвороста, с некоторым трудом разжёг костёр и подвесил над ним чугунный котелок, чтобы грелась вода.

     Суп в котелке весело булькал. Тофик мелко порезал корешки, высыпал их в котелок и добавил туда гречневой крупы. Пафик вспомнил о найденной по дороге большой картофелине, и она тоже пошла в дело. Потом они выудили из тележки баночку с солью, а в поле нашлась свежая зелень.
     Обед удался на славу. По полю разносился ароматный дымок. Тофик осторожно снял котелок с огня и, вооружившись ложками, друзья стали есть, очень медленно, чтобы не обжечься. Ещё никогда еда не казалась им такой вкусной!
     Когда они наелись, в котелке оставалось ещё много супа.
– Вот это жизнь! – подумали они.
 
     Пафик, подойдя к реке, заглянул в воду. И увидел стайку маленьких серебристых рыбок, которые беззаботно резвились в прозрачной воде. Рыбки тоже увидели Пафика и, сбившись в кучку, стали удивлённо его разглядывать. Тогда щенок зачерпнул ложкой немного гречки из супа и бросил её в воду. Рыбки проворно сновали вокруг, весело заглатывая гречинки, а Пафик стоял по колено в воде и смотрел, как они едят.
– Что ты там делаешь, Пафик? – спросил Тофик, подходя к нему.
– Сам не знаю, – засмеялся Пафик, – Понимаешь, когда мне хорошо, то мне хочется, чтобы и другим тоже было хорошо.
     Тофик улыбнулся и, положив лапу на плечо брата, долго стоял рядом с ним, глядя на счастливых рыбок.

     После обеда Пафик блаженно вытянулся на солнышке, а деятельный Тофик, задумчиво побродив по берегу, вернулся с какими-то досточками и веточками, и начал старательно прилаживать их друг к другу. Получилось небольшое шаткое сооружение наподобие шалаша. Места внутри было совсем мало, но как раз хватало, чтобы они кое-как поместились там вдвоём.

     И вдруг оба насторожились. Что-то зашуршало и завозилось в кустах у них за спиной. Пафик подскочил от неожиданности и на всякий случай придвинулся ближе к брату.
– А вдруг там саблезубый тигр?! Он притаился и хочет нас съесть! Я о них в книжке читал!.. Или пираты!!
– Саблезубые тигры здесь не водятся! – ответил Тофик, – И пираты тоже.
     Но было видно, что ему тоже не по себе.
     И тут из  кустов вылез на полянку маленький серый Мышонок в коротких штанишках. За собой он с трудом волочил игрушечный кораблик размером почти с него самого. Он явно потихоньку улизнул из своей норки к реке, чтобы отправить свой пароход в плавание. И наверняка почуял запах еды. Увидев двух незнакомых пёсиков, Мышонок  остановился, засунув палец в рот, и стал с интересом разглядывать их. Он уже собирался что-то им сказать, как следом за ним из тех же зарослей на поляну выбежала взволнованная Мама-Мышка в белом передничке.
– Ну что за непослушный ребёнок! Опять убежал один к реке!… Ой! – воскликнула она, заметив Тофика с Пафиком.
– Не хотите ли попробовать нашего супа? – вежливо предложил Тофик. А Пафик быстренько облизал свою ложку и протянул ее Маме-Мышке.
     Тут земля под Тофиком заколебалась, и он отскочил в сторону, с круглыми от удивления глазами. В том месте, где только что стоял щенок, образовалась небольшая ямка, из которой  выглянул Крот. Добродушно улыбаясь и щурясь от яркого солнца, он спросил:
– Добрый день! Здесь обедом угощают?..


                4

     На самом деле жители крайних нор и домиков ещё утром заметили двух тощих пёсиков, бредущих по дороге, которые везли за собой скрипучую тележку, нагруженную разным хламом. Здешние обитатели уже давно знали друг друга, и дружили домами. Гости в этих краях были редкостью, поэтому приход щенков стал целым событием.
     Постепенно любопытство пересилило осторожность по отношению к незнакомцам. Один за другим жители Пшеничного Поля и Зелёного Луга приходили к костру поглазеть и познакомиться, и мало-помалу там собралась большая и весёлая компания. Тофик угощал всех супом, а Пафик рассказывал их грустную историю.
– Ах вы, бедняжки! – всплеснула лапками Мама-Мышка. Она быстро сбегала назад в свою норку и принесла горшочек каши, которую обычно варила своему Мышонку. Кто-то добыл ягод и орешков, а Одинокая Крыса, которая наверняка была лучшей в мире хозяйкой, принесла замечательный пирог с яблоками. Даже толстый Хомяк, слывший слегка жадноватым, пришел с двумя большими стручками гороха. Правда, один из них он поскорей запихнул себе в рот.

     Да, пир удался на славу. Жители этих мест любили устраивать праздники, чтобы собраться вместе, покушать и повеселиться. А два щенка, нашедшие вдруг столько товарищей, были просто счастливы. Когда все наелись, кто-то притащил на поляну старый патефон с пластинками. Ведь какой же праздник без музыки?
Танцевали все: и щенята, и Мама-Мышка с Мышонком, Бурундучок с Белочкой,  Ёж с Ежихой, и даже Одинокая Крыса  лихо отплясывала кадриль. Пары быстро кружились под музыку, лапки весело топали в такт.

     И тут шалаш, построенный Тофиком, зашатался и сложился на землю, как карточный домик.  Музыка смолкла. Пёсики огорченно почесывали затылки, а Пафик даже пару раз хлюпнул носом:
– Где же мы теперь будем ночевать?..
– Какая жалость! – воскликнула одна из мышек.
– Ну, кто же так строит? – подал голос Старый Бобёр, выскребая пафиковой ложкой остатки супа. – Завтра будем строить вам настоящий дом, как положено. Это не так уж сложно, я научу.

     На том и порешили.  Мама-Мышка очень хотела забрать пёсиков на ночь к себе. Но они не смогли протиснуться в ее маленькую норку, к большому огорчению Маленького Мышонка, уже успевшего подружиться с Пафиком.
Их приютила Одинокая Крыса. Ее дом был просторней, у нее было даже несколько кроватей. Но щенки по привычке улеглись рядышком на полу, на своем матрасике, и мигом заснули. Никогда ещё за последние месяцы им не спалось так сладко и спокойно.

     Проснувшись утром, Пафик и Тофик  даже не сразу сообразили, где находятся  и как сюда попали. Комнатка, где они спали, была чистой и уютной, через лёгкие белые занавески ласково светило солнышко. Из кухни до них донёсся чарующий аромат гренок с сыром, осторожные мягкие шажки Крысы и звяканье фарфоровых чашек. Все это было похоже на прекрасный сон.
Едва они закончили завтрак, под окном раздался чей-то голос :
– Эй, лежебоки! Солнышко уже высоко!
     Выйдя на крыльцо, щенки увидели Старого Бобра, державшего чемоданчик с инструментами. За ним стояли в ряд все его бобрята, от старшего до самого маленького.  Одинокая Крыса, выбежав за ними следом, быстро сунула Пафику в лапки два сладких пирожка с собой, для него и для брата. Ей очень нравилось за кем-то ухаживать.

     Да, Старый Бобёр знал свое дело. Вместе с щенками он обстоятельно нарисовал план будущего дома на речном песке. Пафик с Тофиком решили, что им вполне хватит одной комнаты с окнами, смотрящими на восток, чтобы видеть по утрам, как встает солнышко, и кухни с окнами, выходящими на запад – тогда вечером можно будет любоваться закатом. Ещё решили сделать маленькую комнатку-мансарду сверху, прямо под крышей. Пафик мечтал сидеть там по вечерам с книгой и смотреть на звёздное небо. В верхнюю комнату можно будет подняться по лесенке из кухни. А Тофик мечтал о большой, тёплой печке, ведь зимы были холодными. Каменную печь задумали сложить так, чтобы она грела и комнату, и кухню – как раз в середине дома.

     Бобрята между тем уже подвозили на тачке большущие брёвна и доски, – благо, леса здесь хватало. Строить решили на самом краю Зелёного Луга, поближе к реке. Позади домика наметили место для небольшого огорода.
Для земляных работ пригласили крота, пообещав ему суп, как вчера, и большую связку морковок.  Вскоре на лугу закипела работа. Старый Бобёр успевал повсюду. То здесь, то там раздавался его бодрый голос, дающий указания помощникам, а его бобрята были все как один, похожи на отца, такие же ловкие и умелые строители.

     Тофик быстро учился всему, и дело шло на лад. Пафику было трудней, он ведь был ещё совсем маленьким щенком. Уронив молоток себе на лапу, он жалобно захныкал. Старый Бобёр, между делом наблюдавший за ним, похлопал его по спине и вручил ему ложку:
– Свари-ка нам обед, малыш, у тебя это прекрасно получается!

                5

     Дни пролетали за работой весело и незаметно. За это время щенки успели подружиться со всеми зверюшками, живущими вокруг, и были по-настоящему счастливы. И погода была ясной и солнечной. А дом рос прямо на глазах. Пафик и Тофик не могли налюбоваться на него. По вечерам, после трудного дня, они лежали бок о бок на мягком коврике в комнате Одинокой Крысы и мечтали, как будут хорошо и дружно жить в своем прекрасном доме.

     Пафик решил повесить на стену в спальне деревянные полочки, чтобы расставить там свои сокровища:  книги, игрушки и, конечно же, глобус.
     Тофик больше мечтал о картошке и помидорах, посаженных в огороде. Ему представлялись долгие зимние вечера, когда весело горит огонь в печи, наполняя их дом живительным теплом.  Вкусный ужин приготовлен и съеден, всё убрано и вымыто до блеска. Им никуда не нужно спешить, и не нужно скитаться по холоду в поисках пищи. Пусть себе за окнами воет вьюга и метёт снег, у них дома так уютно и тепло. Это их маленькая крепость.
     В кладовке сложены запасы на зиму, так старательно выращенные и собранные летом: овощи, фрукты, зерно в мешке, баночки с солёными огурчиками и вареньем, сдобные сухарики и ещё много чего вкусного, чтобы безбедно пережить холодное время года. А стены их маленькой кухни украшают ниточки сушеных грибов и ягод, да начищенная посуда на полках.

     Тофик сидит за столом и вяжет тёплый шарфик, а Пафик, пристроившись рядышком, читает ему вслух какую-нибудь из своих интересных книг.  Читать он умел замечательно, и слушать его было одно удовольствие.
А потом, когда отшумят метели и сойдут снега, они отыщут своих маму с папой, и будут жить все вместе, долго и счастливо.

     Так мечтали они каждый вечер, а днём трудились, не покладая лап, и скоро их мечта осуществилась! В тот день небо было затянуто облаками, и щенки очень волновались, как бы не пошёл дождь. Но дождик, видимо, решил не мешать, и очень скоро вся работа была сделана! Сегодня закончили делать крышу и дощатый пол, повесили резные ставенки на окна и крепкую дубовую дверь. И вот домик готов, новенький, весь покрытый свежим лаком,  похожий на сказочный теремок – с расписными окошками, бревенчатыми стенами и с флюгером на крыше.

     Все строители, гордые и счастливые, любовались своим творением. Жители окрестных норок и домиков тоже пришли посмотреть и поздравить щенят с новосельем. Пафик с Тофиком были по-настоящему счастливы, глядя на свой новый дом и на своих новых друзей.


                6

     Между ветвями деревьев тихо летала Летучая Мышка, развешивая разноцветные фонарики.  Её подружка, Мышка-Малышка, вместе с Мамой-Мышкой и её Мышонком, накрывала на стол перед домиком.
     Старый Бобёр решил: помогать, так уж во всём, и смастерил для щенков нехитрую добротную мебель: деревянный стол, табуретки, полочки для кухни и спальни, и ещё много полезных вещей.
А в кладовке Одинокой Крысы нашлось множество лишних ковриков, занавесок, подушек, одеял, и всего того, без чего дом не стал бы таким уютным и тёплым. Она деловито наводила порядок в новом доме, и было заметно, как ей нравится это занятие. Хотя в глубине души ей было грустно, что щенки уходят от неё в свой собственный домик, ведь она успела полюбить их. Теперь ей станет совсем одиноко…

     Другие зверюшки тоже решили поделиться кто чем может, и вскоре у входной двери выросла целая гора подержанной кухонной утвари: глиняные горшки, тарелки, ложки, чугунная сковорода, и даже две большие железные кружки. Все эти сокровища были старательно расставлены и развешаны на кухне, и дом сразу стал живым.

     А потом был настоящий праздник. Гости пили сок за здоровье Пафика и Тофика, и за их новый дом. Одинокая Крыса так и сновала вокруг, следя, чтобы всем хватило пирогов и бутербродов. На кустах и деревьях красиво светились разными цветами фонарики, а в траве тихо играли невидимые музыканты – кузнечики и цикады.
     Два бедных щенка из города теперь сидели за столом, на празднике, устроенном в их честь, и не могли наглядеться на всю эту красоту. Их глаза сияли от счастья.

     А между тем на холме, чуть в стороне от домика, происходило что-то таинственное и интересное. В наступившей темноте можно было различить лишь крупную фигуру Старого Бобра, который устанавливал на вершине холма какое-то странное сооружение, и двоих старших бобрят, помогавших ему. Гости с любопытством всматривались в темноту, но никто не знал, какой сюрприз там готовится.

     И вдруг раздался треск.  В  небо взлетела огромная ярко-зелёная звезда, осветив всю поляну. Все зверюшки  повскакивали с мест, опрокинув скамейки. Вслед за первой ракетой последовала другая, красная, а потом на небе расцвели целые букеты разноцветных звёзд. На поляне стало светло, как днём.  Гости, все, как один, застыли, подняв носы к небу, не в силах оторваться от этого прекрасного зрелища.

     Пафик и Тофик с восторгом смотрели на первый в их жизни фейерверк. Они встретились глазами и без слов поняли друг друга.
– Мечты сбываются! Надо только очень захотеть! – зажмурился от счастья Пафик.
– Да,  братишка, ты – молодец! – улыбнулся в ответ старший брат.

     В ночном небе один за другим рассыпались с грохотом  сверкающие цветы и виноградные гроздья.
     А на поляне стоял дом, красивый, как в сказке, но при этом – настоящий, и разноцветные огни праздника переливались в его новеньких окошках, как самоцветы.


Рецензии
я уже где то читал сказку, и от написания рецензии не откажусь. Пафик и Тофик познали материальность мысли, осознанные сновидения и много трудностей и невзгод. Зато обрели много друзей и увидели свою мечту. Хотя я как автор не стал бы бросать хозяйственную крысу в одиночестве. Пригодиться же еще. )))

Иван Филин   04.09.2012 23:24     Заявить о нарушении
Иван, спасибо за рецензию. :-)))
Любимую Крысу я ни в коем случае не брошу. :-)))))
У этой истории есть и продолжение, в котором Одинокая Крыса, наконец-то, обретает своё счастье, изрядно поработав над собой. :-)))

Наташа Тофт   13.09.2012 23:58   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.