Губит людей не пиво

Власть наша в очередной раз решила начать "битву с алкоголизмом". Что говорить, эта русская беда, как выразился наш симпатичный пока еще вроде президент, всех достала. И будем надеяться, что это будет последний и решительный бой, а не знакомая до боли имитация такового, которая приведет в итоге к банальному росту цен на горячительные и прохладительные напитки.

Хотя проблема настолько застарелая, и кто только с ней не пробовал побороться, но ни цари, ни вожди так ничего и не смогли. Установишь «сухой закон» - начинают пить всякую дрянь и дохнуть как мухи. Снижение смертности имеет место только в начале кампании, как было во времена «минерального секретаря» М.С.Горбачева. Поскрипел бы СССР хоть чуть-чуть еще, все бы вернулось на круги своя. Уже тогда как грибы после дождя начали расти подпольные цеха, где делалась так называемая «паленая» водка, и начинали оснащаться предприимчивые самогонщики. При г-не Ельцине, который сам был не дурак до беспамятства «поработать с документами», эта индустрия отыграла все завоевания наивного романтика Михаила Сергеевича.

Ныне все понимают, что если все оставить как есть, то нам хана. Вырождение нации прогрессирует с огромным ускорением. Однако как подступиться к этому делу – никто не знает.

Ладно, «сухой закон» нигде успеха не имел. Свинья грязи найдет.
Но одно время существовала теория «культурного пития», особенно популярная при кошмарном товарище Сталине. Хотя товарищ одной рукой подписывал распоряжения о пропаганде здорового образа жизни, а другой печально известный секретный указ о резком увеличении производства водки. Поэтому доподлинно никто не знает, был ли прок от «культурного пития», потому что народ стал так зверски пить, что махом были перекрыты все рекорды по этой части. Что поделаешь, стране нужны были деньги на принудительную индустриализацию.

Опыт европейских стран, где ставка делается на малоградусные напитки, имел несомненный успех. В переводе на 100-процентный алкоголь можно выпить очень много, но если это пиво или сухие вина, алкоголизма столь заметного и злокачественного, как у нас, не образуется. Мне приходилось наблюдать это в Молдавии, где воду не пьют вообще – жарко там, а утоляют жажду исключительно сухим вином. Очень качественным, между прочим. И я не просто наблюдал со стороны, но сам по утрам бегал с трехлитровой канистрой за моей любимой «Фетяской», а к вечеру она, симпатичная беленькая канистрочка в виде бочечки, уже была пуста. И никакой алкогольной зависимости у меня не возникло. Кстати, среди молдаван алкашей вообще нет. Есть они среди живущих там русских, кто кроме «Фетяски» без меры балуется еще и «Кальвадосом» вперемежку с прекрасными тираспольскими коньяками. Там невиданное царство вина, и если вместо мозгов мякина, - результат наступает быстро. Вспоминаю огромные винные магазины в Тирасполе, где марок вина было едва ли не больше, чем марок пива в знаменитом магазине в нижне-саксонском Хильдесхайме. И ни тут, ни там люди не спиваются.

Уж что тут первично, что вторично: применение слабоалкогольных напитков или бывшая пятая графа, спорить не берусь, чтобы не злить оголтелых патриотов. Всякий сверчок... Но факт остается фактом: где пьют пивко и сухаря, там с алкоголизмом президенты не борются. Нет противника.

Вот в Германии, на родине пива, где продукт этот на каждом шагу, его там 5000 сортов, алкашей не так уж много, хотя, не скрою, есть. Особенно их количество возросло после приезда репатриантов из стран Восточной Европы. А так пиво там вы можете потребить не только дома за ужином, но и просто на улице, благо доступные всем ресторанчики можно видеть невооруженным глазом в любой точке города. И каждый город хвалится своей маркой пива. В Баварии, например, еще с 1516 года действует закон «О чистоте пива», согласно которому пиво может содержать только воду, солод и хмель. Так пиво это, особенно если пьешь его где-нибудь высоко в Альпах, прямо душу очищает. Будто вновь родился.

А какое замечательное пиво варят в монастыре Эталь! Да сказка просто. Немцы, правда, народ весьма корпулентный. Может, от пива, а может просто от хорошей жизни. Но алкашей, повторяю, много только среди так называемых «русских».

Кстати, пиво в Германии не считается алкогольным напитком. Там оно – продукт питания. Нет, напиться можно до полусмерти и пивом, что многие и делают в каждый сентябрь, на «Октоберфесте» в Мюнхене, городе, который я люблю просто безумно. К слову, билеты на Терезиенвиезе в эти дни дорогущие. Со всего мира люди едут и напиваются в стельку. Их потом полиция развозит по отелям. Вытрезвителей там нет. Всё по-человечески. Пиво для этого национального праздника варят особое. И веселье стоит такое, что как нам поведал наш незабываемый гид Саша Вержбицкий, в эти дни турфирма предпочитает не устраивать поездок в Мюнхен.

Пиво в Германии и Чехии, так же славящейся этим напитком, продают везде и по очень демократичным ценам. Конечно, и там можно видеть тинэйджеров с банками пива в метро. Но, в отличие от наших, из этого молодняка там вырастают не алкаши, а нормальные люди. Пиво в метро это фронда, которая с возрастом проходит. Наверное, алкашами делает молодежь не пиво, а нечто более могущественное, глубоко заложенное в наследственность.

Во всем мире пиво – напиток уважаемый, кроме нашей особенной державы, где и на федеральном уровне, и на региональном его то приравнивают к водке, замышляя обложить сумасшедшим акцизом, то запрещают продавать в ларьках, то устанавливают временные квоты: только с 11 до 21 часа и все тут. Хочешь утолить жажду в пекло – пей самогон или бормотуху из стеклоочистителя. Последняя продается безо всяких квот под видом бытовой химии.

Конечно, грех было бы не приветствовать последний закон об отмене всяких там «позволительных промилле» за рулем, - (под содержанием алкоголя в крови понимается концентрация этанола, выраженная в промилле (тысячных долях объёма), - так, выражение «концентрация алкоголя в крови 1,5 ‰ (промилле)» следует понимать так, что в одном литре крови (1000 миллилитрах) находится 1,5 миллилитра чистого этанола).

Абсолютно правильно сказал Дмитрий Анатольевич: наш человек меры не знает. Сначала стаканчик пивка, потом другой, а кончается все бутылкой водки. Народу от этих «промиллей» гибло на дорогах больше, чем на афганской войне. Хоть тут-то навели порядок.

Но управление транспортным средством в поддатом состоянии это одно, - транспорт есть сфера повышенной опасности. За такое, несмотря на «законные» промилле и в Германии можно так погореть, что русский закон покажется малиной. Там если превысил, - вообще всю жизнь будешь ходить пешком. Возобновить права стоит многих лет мучений и бешеных денег. Все обучение начнешь с нуля, да перед этим будешь сдавать анализы целый год, чтобы допустили к учебе. Потому, несмотря на либеральный закон, там за рулем не пьют даже кефира. Мы же говорим о несколько ином, о жизни повседневной. Не о «за рулем», не о работающих на атомных объектах и т.п. Там речь идет не столько об алкоголизме, сколько о намеренном смертоубийстве. Тут нужен иной подход.

Поможет ли чиновное рвение в борьбе с алкоголизмом? Поживем – увидим. Но истребление пива (видно водочные олигархи заплатили больше пивных) для алкашей шоком уж точно не станет. Однако особенно ударит по нормальным законопослушным гражданам, не малышам и не алкоголикам. Тем, кто брал после работы бутылочку пивка к ужину. Если пиво исчезнет из магазинов и ларьков или станет предметом роскоши, им придется вспомнить худшие времена «совка», когда пиво можно было видеть только в Москве и в местных ресторанах, где цены «кусались» не хуже, чем сейчас. Старшее поколение помнит, какие бешеные очереди с драками и матом выстраивались в ларьки, где «выбрасывали» пиво. И приличные люди стояли вместе с ханыгами. Те били их, выбрасывали из очереди, лезли вперед, но бедолаги все равно стояли, чтобы в несусветную жару часа через два залить в свой трехлитровый бутылек вонючее пойло, отдаленно напоминающее пиво, принести домой и с наслаждением пригубить. Что говорить, тогда мы настоящего пива не пробовали. Думали, что эта бурда, разбавленная наглой продавалкой водой чуть не на четверть, и есть пиво. Так нам его хотелось. Нам говорили вожди, что пиво бяка, а мы все равно стояли в тех шизофренических очередях. Стояли и стояли. И вот, наконец, о чудо! Вожди накрылись медным тазом, и у нас стали продавать хорошее пиво. В Иванове даже лучшее баварское можно найти. А нам все твердят, что пиво нас губит.

Врачи отмечают, что в употреблении пива должна быть мера. Мера и еще раз мера. Кстати, по-немецки «мера» это Mass, кружка на литр с хвостиком (точно – 1,4 л), которую Вам подадут в милом Мюнхене или где-нибудь в заоблачно-бирюзовом Берхтесгадене. И ловите удовольствие. Вот как я на фото сверху. Обратите внимание, у меня в руке тот самый Mass, который есть мера для истинного баварца. А пиво, кстати, венское: от Берхтесгадена до Вены ближе, чем до Мюнхена.  Посасывайте, не торопясь, холодненькое и любуйтесь лежащими внизу красотами. Кстати, обратите внимание: дамы со мной тоже пьют пиво. Специальное дамское пиво. Его море сортов, и все отличаются от «мужских» пониженным содержанием алкоголя и повышенной витаминизацией, в частности, витаминами, необходимыми именно женскому организму. Все для человека.

Мера – это оптимум. Больше не рекомендуется. Ибо стоит преступить некую незримую грань, как наступает обратный процесс: разрушение внутренних органов, особенно сердца и печени. «Пиво - напиток мудрых людей, знающих меру вещам», говорят в Баварии.

Валентин Спицин.


Рецензии