Легенда Феникса. Глава 5 Перчатка брошена

— Так, моя дорогая, теперь можешь встать, только очень аккуратно, чтобы ничего не помять, — сказала миссис Хель.
Венера облегчённо вздохнула. Ещё минута усердного подражания каменному изваянию, и она бы не выдержала. Да и шутка ли, просидеть, полтора часа не двигаясь?
— Великолепно! — По достоинству оценила старая дама старания трёх горничных, трудившихся не покладая рук, под её строгим руководством.
Принцесса с любопытством бросила взгляд на своё отражение в зеркале. Невероятно, она даже не подозревала, что фиолетовый цвет ей так к лицу! За такой ничтожный промежуток времени она превратилась из усталой и измученной путешественницы в настоящую красавицу, по другому не скажешь.

Девушка невольно залюбовалась собой, в самом деле, тёмно-пурпурное платье с золотистыми кружевами шло ей бесподобно. Длинные рукава были разрезаны до локтей и струились широкими складками, с одного плеча волнами спадал к полу роскошный шлейф, а маленькие сапфировые сережки, вставленные в уши, чудесно оттеняли ярко-голубые глаза.
Густые черные волосы были уложены в высокую причёску, настолько сложной работы, что Венера боялась сделать лишнее движение головой, чтобы ненароком не повредить её.
— Кажется, мы справились как раз вовремя, — заметила миссис Хель, бросив быстрый взгляд на часы. — Пора идти в тронный зал. Помяните мои слова, принцесса, сегодня вы произведёте фурор.
Направляясь на встречу с высшим светом Асгарда, Венера почти не волновалась, так как знала, что расположение короля теперь на её стороне, а раз так стоит ли переживать из-за мнения старых глупых матрон?
В этот раз, путешествуя по Кристальному дворцу, девушка обратила внимание на форму солдат королевской гвардии: будучи лазурно-небесного цвета, она идеально вписывалась в окружающую атмосферу белокаменной цитадели.

Оказавшись в тронном зале, Венера поразилась тому, насколько он похож на тронный зал в её родном замке, только, пожалуй, этот превосходил его своими размерами. Видимо, помещения для аудиенций везде строятся по одному принципу.
При появлении девушки в рядах придворных, стоявших вдоль стен, произошло чуть заметное движение: кто-то подался вперёд, чтобы получше разглядеть её, кто-то торопливо склонился к уху соседа. Воздух завибрировал от поднявшегося гула перешёптываний, и Венера почувствовала, как уверенность начинает  стремительно покидать её.
В это мгновение её внимание привлёк Лофт, резко поднявшийся с трона. Шёпот сразу оборвался и затих, а Венера почувствовала, как её смятенную душу накрывает волна спокойствия.

Сначала она поразилась своей реакции на присутствие короля Асгарда, но почти в ту же секунду поняла, что просто доверяет ему, а доверие, как известно, порождает безмятежность. За последние годы девушка почти разучилась доверять людям, разве только старому лорду Кристобалю, и тем сильнее было её удивление собственному открытию.
Всего за один короткий разговор она сумела понять, что наконец-то встретила человека, который никогда, ни при каких обстоятельствах не бросит её в беде, который, даже не будучи знакомым с нею, не побоялся встать между ней и Астреем. Да, королю Лофту она может доверять отныне и навеки веков.
Тем временем король говорил обычные для подобного случая слова, и Венера слушала его вполуха. Гораздо больше её занимали придворные. Скользя по ним взглядом, она вдруг столкнулась с глазами человека, который смотрел на неё так, словно оценивал или сравнивал с кем-то.

Его лицо Венера не назвала бы надменным или холодным, однако, в нем присутствовала какая-то отчуждённость и незаметная для беглого взгляда печаль.
Тёмные, почти чёрные, фиолетовые волосы до пояса, аметистовые глаза, длинный перламутровый плащ, застёгнутый на плече брошью с гербом королевской семьи Асгарда: всё ясно, вероятно это средний из троих братьев полуэльфов, Люцифер.
Не успела Венера сделать этот вывод, а Люцифер уже отвернулся от неё. На его лице мелькнуло такое разочарование, чуть ли не отвращение, как будто только что рухнула самая страстная из его надежд.
Девушка мысленно возмутилась: что такого в её лице, чтобы награждать его таким испепеляющим взором?!
Остальные, кажется, восприняли её нормально, во всяком случае, откровенно злобных взглядов Венера больше не встречала. Правда, несколько дам, видимо слывших местными красавицами, шушукались, прикрывшись веерами, то и дело завистливо поглядывая на молодую принцессу, а пожилой джентльмен в военной форме, сплошь увешанной орденами и медалями, задумчиво хмурился и качал головой. Но это были пустяки.
Найдя в толпе Локена, который ободряюще ей улыбнулся, девушка совсем повеселела. Двое из троих правителей Асгарда отнеслись к ней с теплом и пониманием, что до Люцифера с его уничтожающими взглядами, так это вовсе не её проблемы. Но всё-таки интересно, чем именно она ему так  не угодила?

Всё было прекрасно, до тех пор, пока огромные двери зала не распахнулись настежь, и в них не влетел человек, одетый в запылённый костюм для верховой езды, и не выкрикнул в воцарившуюся тишину:
— Ваше величество! Миргардская империя объявила войну! Крепость Элементаль сдана без боя врагу, а её комендант переметнулся на сторону короля Астрея!
Один ужасающе долгий, и вместе с тем невыносимо короткий миг, эти грозные слова многократным эхом отдавались в сердцах каждого из собравшихся здесь людей. Они парализовали своей внезапностью мысли и волю, но лишь на мгновение, а потом грянул взрыв. Именно такое впечатление возникло у Венеры, когда все заговорили, закричали и завопили одновременно, девушка сама еле удерживалась от того чтобы не заголосить во всё горло вместе с остальными. Она-то лучше всех из присутствующих здесь придворных лизоблюдов понимала, что это такое — война! В тронном зале Кристального дворца запросто можно было оглохнуть: от поднявшегося шума закладывало уши.
Это безобразие продолжалось до тех пор, пока Лофт то ли с помощью магии, то ли ещё каким-то неведомым Венере способом не подавил волну паники.

— Успокойтесь! — Властно прогремел его голос над головами присутствующих. — Мы все прекрасно понимали, что рано или поздно это должно было произойти, тогда зачем понапрасну устраивать сумятицу? Слезами и криками мы не исправим своего положения. Асгард —  могущественная держава, сломить и покорить нас будет не просто. Мы должны стать сильнее, чтобы помочь нашей любимой стране. Так давайте же отбросим прочь слабость и страх, ради Асгарда, ради самих себя, ради мира в наших сердцах!
Эта речь не была чем-то особенным, но сказанная королем-эльфом она хоть не намного, но всё-таки ободрила людей, секунду назад, находившихся на грани истерики.
Лофт обвёл спокойным взглядом своих притихших приближённых, словно сплачивая их воедино, собирая вместе для битвы с неумолимым врагом. Венера подумала, что должно быть, таким образом, король сам черпает для себя силу, столь необходимую человеку, несущему ответственность за судьбу целого народа.
— Ваше высочество, — обратился Лофт непосредственно к принцессе. — Я приношу свои глубочайшие извинения, но в виду последних событий я вынужден прервать вашу аудиенцию.
Венера просто кивнула в знак того, что всё понимает. Ей было слишком страшно, чтобы думать о соблюдении каких-то формальностей.

— Сейчас я прошу всех членов парламента немедленно собраться в зале советов, для обсуждения будущей стратегии и военной политики Асгарда, — объявил король.
Среди придворных наметилось движение: некоторые из них потянулись к выходу, остальные потихоньку начали сбиваться в кучки, приглушенными голосами обсуждая случившееся.
Неподалёку от Венеры очень полная женщина с ярко-красным лицом старательно пыталась изобразить обморок, но никто не обращал на неё особого внимания.
«Даже в такой момент она актёрствует! — С раздражением подумала девушка. — Неужели не понимает, что всем плохо и без её представлений?!»
Тут она заметила миссис Хель, которая как раз отделилась от группы, где слово держал сухопарый старичок, жестикулирующий так яростно, что окружающие старались держаться на безопасном расстоянии от него во избежание увечий.

— Так значит, Миргард всё-таки наступает, — проговорила старая дама, приближаясь к девушке.
— Как вы думаете, что теперь будет? — Не сумев скрыть дрожь в голосе, поинтересовалась Венера, весьма удивлённая хладнокровием старушки, у самой девушки сердце колотилось в груди с такой силой, как обезумевшая от страха птица бьётся в силках охотника.
Миссис Хель правильно истолковала озадаченный взгляд Венеры и пояснила:
— Я нисколько не сомневалась, что когда-нибудь Астрей всё же сделает попытку захватить нас, и я нисколько не удивлена тем, что это случилось именной сейчас. Более подходящего времени ему было не найти. Асгард в настоящее время не готов к войне, а утрата крепости Элементаль, являвшейся самым сильным военным фортом страны, нанесла тяжелейший удар по нашей обороне.
— Но вы все равно думаете, что Асгард победит, верно? — Прямо спросила Венера.
— Ну, стопроцентной уверенности у меня нет, — рассмеялась миссис Хель, — но я верю, что пока у власти стоят Лофт, Люцифер и Локен у нас будет весьма неплохой шанс обломать врагу зубы.
Несмотря на это смелое заявление, принцесса отнюдь не успокоилась. В некотором роде она отождествляла Астрея с самим Сатаной. Такой же неумолимый бездушный демон, вторгающийся в мирную жизнь сотен и тысяч людей, неужели от него не будет спасения даже за этими белокаменными стенами?

Собеседницы шли по внешней галерее замка, миссис Хель собиралась показать Венере комнаты, в которых она будет жить. Девушке стало дурно, когда она, бросив взгляд на открывающийся из окна пейзаж, представила себе, что совсем скоро эти безмятежные земли могут быть обагрены кровью.
В тот же миг принцесса Норда почувствовала, как начинает отступать слепой страх, сменяясь гневом на человека, который на протяжении уже многих лет упорно пытается утопить мир в жестокости и смерти, и желанием во что бы то ни стало защитить от него хотя бы этот край.
— Асгард должен победить, — тихо, но торжественно произнесла она. — От этой победы зависит слишком многое в нашем мире. Долго терзали его люди со своими бессмысленными распрями, торжество Асгарда станет вестником новой эпохи, эпохи мира, а триумф Миргарда положит начало конца. Что касается меня, то я приложу все усилия для того чтобы помочь Асгарду в этой нелёгкой борьбе, даже если это станет последним делом, которое я совершу в своей жизни!

— Хорошо сказано, ваше высочество, — задумчиво сказала старая дама.
— Ох, миссис Хель, пожалуйста, не нужно обращаться ко мне по титулу! — Воскликнула Венера. — Зовите меня просто, как раньше!
— Хорошо, моя милая, — ласково отозвалась старушка. Она поняла, что для этой девушки гораздо больше значит дружеское тепло, чем вежливая, но всегда холодная почтительность.
Во внимательном взгляде, которым она изучала Венеру с момента их первой встречи, засветилось, разгораясь всё ярче, искреннее уважение. Произвели ли на неё страстность и пыл, которыми дышало каждое слово, произнесённое девушкой, или же горячая преданность благородной цели, столь свойственная чистой поре юности, остаётся загадкой, но Венера Нордская всего за несколько часов смогла завоевать расположение старой придворной дамы, мнением которой всегда дорожили король и его братья.

Прожив почти всю жизнь при дворе, миссис Хель научилась прекрасно разбираться в людях, кроме того, много-много лет назад её назначили гувернанткой Лофта, Люцифера и Локена, бывших тогда ещё детьми. Найдя ключик от сердца каждого из них, она стала бессменной поверенной их тайн и переживаний, а после смерти старого короля ещё и негласным королевским советчиком. Но надо сказать, миссис Хель никогда не пыталась стать серым кардиналом или злоупотреблять доверием, оказываемым ей. Она любила троих полуэльфов как собственных детей, которых у неё, увы, никогда не было.

В молодости, будучи дочерью знатного рода, она рано вышла замуж и столь же рано овдовела, не пробыв в браке и двух месяцев. Её супруг, храбрый офицер, был тяжело ранен в незначительной вооружённой стычке на границе с Заколдованным королевством и скоропостижно скончался. Однако, это стычка едва не послужила поводом к большой войне, и понадобилось всё искусство дипломатии, чтобы погасить разгорающийся конфликт.
С тех пор миссис Хель всё свое время посвящала воспитанию отпрысков королевской фамилии, и когда на голову старшего из них возложили сверкающую корону, во всём мире не было человека, радовавшегося и гордившегося им сильнее, чем миссис Хель.
За её обожание братья платили ей тем же. Хоть они и давно выросли и заботы о государстве тяжёлой ношей легли на их плечи, они всегда находили время, чтобы просто поговорить со своей старой учительницей.
Рано потерявшие мать, Лофт, Люцифер и Локен были крепко привязаны друг к другу. Не последнюю роль в этом сыграла и эльфийская кровь, из-за которой многие люди относились к ним с недоверием, и поэтому запрещали своим детям водить дружбу с полуэльфами. Отцу никогда не было особого дела до своих сыновей. А для миссис Хель они всегда были её «дорогими мальчиками» и не было ещё случая, чтобы она не помогла им, если не всегда делом, то добрым советом уж точно.

Но была и обратная сторона медали. Уже много лет старой даме не давали проходу девицы всех мастей, наивно полагающие, что если они понравятся ей, то она сумеет подтолкнуть короля или одного из его братьев к женитьбе на них. Но, несмотря на все уловки и ужимки представительниц прекрасного пола, миссис Хель никогда не заговаривала о них с тремя братьями, за что те были ей ужасно благодарны. Им и так приходилось выслушивать многочисленных советчиков, с постными лицами вещавших, как это скверно — членам королевской династии не иметь наследников.
Миссис Хель по привычке и Венеру  попыталась судить той же меркой, что и охотниц за королевским титулом, но почти сразу же поняла, что грубо ошиблась. В принцессе Норда не было ни слащавого жеманства, ни голубиной томности, которые вызывали в ней лишь призрение.

Внешне хрупкая и незаметная, Венера Нордская обладала силой воли, которая уже множество
раз сгибалась под ударами безжалостной судьбы, но ни разу так и не была сломлена.
Старая дама догадалась, что девушка стоящая сейчас перед ней при первой необходимости готова взять в руки меч и защищать то, что ей дорого. Может быть, толку от этого будет не много, но своей настойчивостью и энергией Венера и всем остальным не позволит опускать руки.
«Похоже, сегодня Асгард заполучил ценного союзника в лице Венеры Нордской», — подумала миссис Хель, подводя итог своему знакомству с изгнанной принцессой.

Продолжение следует...


Рецензии
Доброго времени суток, Наталья!
Очень очень нравится!
А длинноволосые короли приводят в неописуемый восторг)))
Всех благ!

Ульяна Коновалова   01.12.2012 11:12     Заявить о нарушении
Огромное спасибо!
Рада, что короли нравятся, как-никак они — мои любимые герои))
С благодарностью,

Наталья Ниагарова   01.12.2012 15:08   Заявить о нарушении