Жестянка. О роботах и людях

Первое место в конкурсе фантастического рассказа "Великое Кольцо"
Рассказ опубликован в 7-м номере журнала "Искатель" за 2015 год 

 Услышав, что хлопнула входная дверь, Петька оторвался от инженерного калькулятора и посмотрел на Джека. Джек – домашний дроид третьего поколения – внешне был похож на большой перевернутый таз с несколькими манипуляторами и видеообъективами, торчащими из корпуса стального цвета. Сейчас он висел рядом со столом на уровне головы Петьки и держал в одном из манипуляторов гелиевую ручку, которой что-то быстро писал на листке бумаги. Услышав, как и мальчик, шум в прихожей, он положил ручку на стол и, извинившись, снизился и быстро выплыл в коридор.
 
 Спустя несколько секунд оттуда раздался легкий грохот и досадливое восклицание главы семейства:
   - Чтоб тебя! Опять под ноги лезешь, жестянка ржавая!
   Дроид висел у ног хозяина и виновато поднял на него красноватые объективы:
   - Извините пожалуйста, Юрий Сергеевич, я принес вам домашние тапочки. Они теплые и сухие, как вы любите, – произнес лишенный интонаций механический голос, и гидравлический манипулятор аккуратно поставил перед вошедшим - высоким, слегка полноватым мужчиной - подогретые и заранее высушенные домашние тапочки.
 
  Юрий Сергеевич раздраженно впихнул в них свои немалые ступни и, поправив пальцем очки на носу, двинулся в сторону ванной комнаты, снимая по пути галстук, пиджак и рубашку и разбрасывая их куда ни попадя по коридору. Джек проводил его взглядом своих видеорецепторов и завис над тем местом, где растекались грязью по ковру сброшенные зимние сапоги хозяина. Нырнув в личный закуток в прихожей и привинтив нужные насадки, Джек быстро и тщательно вычистил ковер, насухо протер ботинки и поставил их в специальный сушильно-обеззараживающий шкафчик. Потом стал собирать расшвырянные Юрием Сергеевичем элементы костюма.

   В это время из гостиной послышался голос хозяйки – Эллы Робертовны:
   - Милый, это ты?
   - Да, дорогая! – отозвался супруг отдуваясь, фыркая и обрызгивая себя водой из-под крана так, что вся начисто убранная ванная комната в мгновение ока превратилась вместе с предусмотрительно развешенными Джеком сухими полотенцами, свежей рубашкой и домашними брюками в подобие общественной душевой какой-нибудь третьеразрядной сауны. Джек, с порога наблюдавший за хозяином, срочно рванул в бельевой шкаф за сухим комплектом.
   - Я заказала ужин на восемь часов! – опять раздалось из гостиной. Уже требовательно. – Сейчас без пяти. Все за стол! Быстренько!
   - Почему брюки мокрые? – взбрыкнул было хозяин, схватив те, что были в ванной. Но, увидев висящего в проеме двери Джека с брюками и рубашкой на плечиках в одном манипуляторе и с сухим вафельным полотенцем в другой, замолчал, хмуро вытерся и оделся.
 
 Мокрое полотенце он, как водится, не церемонясь, набросил на дроида, и тот был вынужден залететь в ванную комнату, зацепить угол полотенца за крючок вешалки и стянуть его с себя. Для большого полотенца его манипуляторы были слишком коротки.
   - Джек, иди сюда, у меня никак задача по математике не получается! – капризно заныло из Петькиной комнаты.
 
 Джек срочно отработал в комнату младшего, повис рядом с ним и как можно тише сказал:
   - Петя, вот на этом листке я набросал несколько формул, которые помогут с решением. Но задача никуда не денется, потом решишь, а сейчас быстро в столовую, а то мама уже нервничает.
   - Она часто нервничает... - проворчал Петька, но слез со стула и нехотя направился на ужин.
 
 К счастью Элла Робертовна предпочитала заказывать еду по городской ресторанной сети прямо с доставкой на дом, и в функции Джека входило лишь присутствовать при трапезе и выполнять одноразовые поручения: поднести соль, перец, соусы. А после, когда все уходили из-за стола, он собирал посуду и отправлял её в утилизатор. Сегодняшний вечер ничем не отличался от вчерашнего, позавчерашнего и недельной давности.
   - Здравствуй, милая!
   Юрий Сергеевич обошел стол и чмокнул Эллу Робертовну в лоб:
   - Как дела? А где наш малюсик?
   - Я здесь, привет, па! – сказал Петька, входя в столовую и усаживаясь на свое место. И тут же потянулся к большущей тарелке с целой горой картошки фри.
   - Петя, как тебе не стыдно! Всегда норовишь первым начать, не дожидаясь старших, – укорила сына Элла Робертовна. Петька обиженно запыхтел, пожирая аппетитные ломтики взглядом.
 
  - А ты знаешь, сколько холестерина, жиров и прочей дряни содержится в этом продукте? – нравоучительно добавил Юрий Сергеевич, подняв нож, словно учительскую указку. – Странно, кстати, что этот дроид не учит таким элементарным вещам Петра. Чего молчишь, жестянка?
   - Извините, Юрий Сергеевич, я, в соответствии с рекомендациями диетологов и специалистов... - начал Джек.
   - Ха-ха-ха! – громко рассмеялся хозяин. – Он еще собирается рассуждать о диете! Господи, что ты в этом понимаешь, металлолом, молчи уж в тряпочку, пока тебя вовсе не выключили!
 
 Ужин подходил к концу и, по мнению Джека, хозяин должен был вот-вот попросить включить визор, чтобы посмотреть новости, но тут его микрофоны уловили необычный разговор.
   - А у меня для вас новость, – с ноткой самодовольства произнес хозяин, бросая в тарелку с объедками грязную салфетку и опустошая очередную банку темного пива. – Мне удалось заказать модель четвертого поколения с двадцатипроцентной скидкой!
   - Что? – не поняла Элла Робертовна, отправляя в рот кусочек нежнейшего «наполеона» и запивая его ликером Айриш крим из миниатюрной рюмочки.
   - Эля, я говорю о замене этой старой консервной банки, - кивок в сторону Джека, – на современный аппарат, который будет не стыдно гостям показывать.
   - А что, этот уже не справляется? – округлила глаза Элла Робертовна. В них отчетливо проглянул испуг. Дроид, не справляющийся с программой по обслуживанию их семейства и дома – угроза её спокойствию.
   - Да какое там справляется! Ты посмотри на него – старое помятое корыто с рогами! Страх один! А у четвертого поколения совершенно новый дизайн и программы не просто Майкрософт, а Мнемо Плюс, да и специализация и уже предустановленные навыки...
 
 Юрий Сергеевич еще долго распространялся о преимуществах последней версии домашних дроидов и даже пропустил свои привычные девятичасовые новости, но в конце концов угомонился с газетой на диване в гостиной и тихонько захрапел, уронив на пол пивную банку.
   Джек прибрался в столовой и подлетел к Элле Робертовне, смотревшей по визору очередную мыльную оперу:
   - Элла Робертовна, если вы не против, я помассирую вам больное плечо.
 
 У хозяйки, после автомобильной аварии, в которую она попала пару лет назад, очень сильно в сырую и холодную погоду болело сломанное плечо.
   - Джек, я уже заждалась, как можно! Начинай скорее.
   Хозяйка сняла кофточку и лифчик. Если бы Джек был мужчиной, он оценил бы формы Эллы Робертовны, но, будучи всего лишь домашним роботом, он спокойно смочил медицинский валик генерирующим гелем собственного изготовления и стал аккуратно массировать загорелое плечо. Рядом в комнате, открыв рот и уронив на живот газету, храпел хозяин. Тихо разговаривал голосами дебильных плоских персонажей домашний визор.
   - Джек, иди сюда! – опять требовательно послышалось из детской.
   - Иди, Джек, иди. Уже лучше, – Выпрямилась и стала одеваться хозяйка. – А потом – всем спать. И как тебе удается находить такие сочетания гелей? Просто удивительно, они реально помогают! Молодец.
   
Джек шустро положил в аптечный ящик гель с валиком и полетел в детскую.
   - Петя, что у тебя не получается? – подлетел к мальчишке робот.
   - Да задали домашнее сочинение на тему «Что я делал в выходной». А что я делал в выходной? Ты помнишь, Джек? – ковыряя в носу поинтересовался Петька.
   - Петя, в выходной мы с тобой ходили в парк. Помнишь, что мы там с тобой видели, нет? Ну как же, мы еще...
 
  Джек минут пять пытался напомнить Петьке то, что именно они встретили в парке – засыпанные снегом деревья, сахарные сугробы вдоль дорожек, суетливых пушистых белок, кормящихся с руки, бездомного дрожащего несчастного пса со свалявшейся шерстью и сосульками вместо ушей...
   
Сам он прекрасно помнил тот выходной. Когда они с Петькой пришли в парк, то сначала просто походили по его белым дорожкам, а Джек рассказывал слушавшему его вполуха Петьке о деревьях, растущих здесь, их разновидностях и о животных. Петька, купив в ближайшем ларьке здоровенный трехэтажный гамбургер, активно отъел половину, но постепенно забыл о нем. В какой-то момент мальчишка заметил белку и подошел к дереву, держа в ладошке на вытянутой руке заранее купленные орехи. Сначала белки долго к ним присматривались, перескакивая туда-сюда на нижних ветках, но потом, видимо, решили, что эта парочка безопасна, и одна за одной стали прыгать на руку Петьке и утаскивать орешки. Петька счастливо смеялся и, отбросив остатки гамбургера, подсыпал себе в ладошку новые орехи. Джек же заметил невдалеке небольшую бездомную собаку грязно-белого цвета с одним черным ухом, которая, дрожа, ходила за ними уже давно. Но вот, наконец, пес подошел поближе и сел на снег. Все в его облике говорило о том, что он не только брошен, одинок и беззащитен, но и болен и вдобавок страшно голоден. Джек обратил на него внимание Петьки, но тот был так увлечен белками, что отмахнулся от дроида. Тогда Джек поднял брошенный Петькой объедок гамбургера, осторожно подлетел к псу и положил его на снег. Пес, явно знакомый с дроидами, совершенно не удивился серебристому тазу, подлетевшему совсем близко, быстро расправился с куском котлеты и хлебом и с надеждой взглянул на механического благодетеля: «Еще есть?». Джек, молча смотревший на пса красноватыми окулярами видеокамер, развел манипуляторы в стороны. Собака все поняла, вильнула хвостом в знак благодарности и побрела прочь. Джек проводил ее долгим задумчивым взглядом. Тут он услышал крик, а затем плачь Петьки: орехи кончились, и одна из белок цапнула того за палец. Вот так и прошел выходной. Обычный выходной, если бы не пес.
   - Ладно, Петя, давай тетрадь, – произнес механический голос. – Но с одним условием!
   - Ы-ы-ы! Каким? – тихо, но радостно подвзвыл Петька, понимая, что о сочинении ему теперь можно забыть.
   - Запомни тот день для себя. Проанализируй, пойми.
   - Хорошо, пиши Джек!
   - Ты знаешь, что это неправильно, и я делаю такое...
   Петька грохнул по дроиду стопкой тетрадей:
   - Правильно папка говорит – старая жестянка! Пиши давай! – зло прошипел мальчишка, и Джеку досталось еще и линейкой.
 
 Написав сочинение и уложив недовольного и пытающегося играть в интернет-игры Петьку спать, Джек полетел в спальню. Обнаружив там уже уснувшую хозяйку, он около получаса колдовал над ее лицом с помощью косметических приборов и лифтинг-кремов.
   Теперь настало время перебазировать крепко уснувшего и вовсю храпящего Юрия Сергеевича из гостиной в спальню. С помощью нескольких хитроумных, проверенных приемов, это удалось минут за десять. В благодарность он получил увесистый пинок голой пяткой. Легко отделался.
 
  Еще раз облетев весь дом и проверив все его системы – электрика, водоснабжение, электроника и прочее – Джек приземлился в гардеробном шкафу перед клеткой с Чаппи.
 
 Чаппи, забавная морская свинка цвета топленого молока, была выпрошена Петькой у родителей в подарок на день рождения почти год назад. Юрий Сергеевич вообще не питал к ней никаких чувств, Элла Робертовна потеряла интерес уже через пару дней, ну а Петька – через неделю. С тех пор забота о смешной Чаппи полностью легла на металлические плечи Джека. Он ежедневно кормил ее и чистил клетку раз в пять дней. Последнее постоянно вызывало у Чаппи море эмоций – домик ломают, караул! – и она поначалу даже пыталась всерьез покусывать манипуляторы дроида. Но постепенно, с течением времени, это превратилось, скорее, в своеобразный ритуал: Джек открывал клетку, толстенькая Чаппи выбиралась из нее и слегка кусала (так – для вида) манипулятор, после чего устраивалась в сторонке и наблюдала за процессом. Однажды она полезла вверх по кашемировому пальто Юрия Сергеевича, но сорвалась и упала прямо на «спину» робота, точнехонько в выемку, оставшуюся после удара бутылкой из-под пива во время одной из транспортировок хозяина в койку. В том месте, под корпусом, у Джека находилась пара транзисторов, которые уже давно слегка перегревались и требовали замены. Чаппи понравилось эта уютная теплая лунка, и Джеку стоило большого труда согнать ее, в конце концов, с себя. В следующий раз, при чистке клетки, Чаппи, выбравшись наружу, тут же, ловко вскарабкалась на дроида и устроилась в полюбившемся местечке. Джеки не стал ее сгонять и совершил свой вечерний «обход» с теплым комочком на корпусе и лишь перед тем, как начать перезарядку батарей, высадил зверька в клетку. С тех пор каждый пятый день Чаппи созерцала квартиру хозяев с высоты «птичьего полета», что ей определенно нравилось. Если бы Джеки спросили, зачем он это делает, он, наверное, ответил бы, что морская свинка – вещь хозяев, и, коли ей нравится кататься на нем, то пусть катается. На самом деле в чипе-мозге Джека шевелилась крамольная для робота мысль: А ведь это так здорово – иметь друга! Мысль эта все чаще посещала робота, и он не мог от нее просто так отмахнуться и заблокировать.
 
 Но сегодня день был не совсем обычный. Джек в комнате Петьки подсоединился к интернету и спустя три минуты знал, что новый дроид, заказанный Юрием Сергеевичем, поступит уже завтра утром, а старый – то есть он, Джек – будет изъят и скорее всего утилизирован. Утилизирован!
   Вложенная программа не позволяла Джеку убежать, она держала его лучше любой цепи, но облегчить участь другу она ни коим образом не мешала.
 
 Дроид открыл клетку и стал ждать, когда Чаппи, как всегда забавно пыхтя, заберется на него. Но маленький зверек, будто чувствуя что-то, сегодня не торопился. Он подошел к видеоокулярам Джека и внимательно в них вгляделся, обнюхивая. Джек замер. Наконец, Чаппи обошла его и, слегка царапнув коготками по корпусу, все же взобралась в свою любимую лунку. Джек поднялся над полом, вылетел из гардеробной и, дистанционно открыв входную дверь, приземлился на все еще слегка заснеженном апрельском газоне перед домом.
   - Слезай, – тихо сказал он.
 
  Чаппи не заставила себя ждать, спрыгнула с дроида и смешно растопырила ушки: поиграем?
   - Чаппи, беги, – Джек, узнав свою судьбу, с математической точностью смоделировал ситуацию для зверька: в случае его утилизации никто из хозяев не будет заниматься морской свинкой, а снизойдет ли до этого запакованный в новейшие программы новый дроид – большой вопрос.
   - Беги, Чаппи, – еще раз тихо произнес Джек и слегка подтолкнул ее манипулятором под толстую попку.
 
  Оставив недоумевающую, принюхивающуюся к новым незнакомым запахам, свинку на улице, Джек залетел в комнату Петьки и пару часов писал что-то гелиевой ручкой в тетрадке. Положив тетрадь в письменный стол, он перелетел затем в спальню хозяев и долго манипулировал с целой кучей флакончиков и тюбиков на прикроватной тумбочке Эллы Робертовны. Повисев некоторое время над всхрапывающим Юрием Сергеевичем, он слетал в столовую и поставил на тумбочку холодную бутылку его любимого темного пива.
   Облетев на всякий случай напоследок еще раз всю квартиру, Джек устроился в своей ячейке, вошел в режим stand by и «заснул».
   Наутро, сразу после получения нового домашнего дроида четвертого поколения и сдачи в утиль Джека, Юрий Сергеевич не мог нарадоваться:
   - Вы посмотрите, какой дизайн! А слушается как! Гейл, ко мне!
 
 Дроид, сверкая золотисто-бежевым хромом своего корпуса, мгновенно подлетел к хозяину.
   - Видали, не то, что эта старая жестянка!
   Петька тоже с восхищением наблюдал, как новый дроид демонстрирует чудеса в чистке ковров, мебели и унитаза, умение стирать и гладить белье и многое, многое другое. Это было само совершенство, гимн кибернетике.
   Но самое интересное началось ближе к вечеру. Петька сел учить уроки и, по привычке, позвал:
   - Джек... э-э-э...Гейл. Иди сюда!
   - Слушаю, Петя, – тут же завис рядом дроид.
   - Задачка не получается! Решай давай! – капризно отбросил в сторону ручку Петька и уткнулся в экран компьютера.
   - Извини, Петя. Новейшие разработки в области обучения детей роботами однозначно предостерегают от всяческих подсказок в процессе восприятия нового материала, а уж тем более решения задач за самих учеников.
 
  Петька из всей этой тирады понял лишь то, что задачку за него решать никто не собирается и попытался по-старинке треснуть дроида линейкой, но получил в ответ легкий и ужасно унизительный укол электроразрядником. Ошарашенный, он проводил взглядом невозмутимо вылетающего из комнаты дроида, поджал губы и склонился над столом.
   Чуть позже Элла Робертовна получила свой отлуп:
   - Извините, пожалуйста, Элла Робертовна, но массаж, а уж тем более фармакология и создание гелей – удел только специалистов. Главное правило – не навреди! – с этими словами дроид преспокойно улетел в коридор, оставив полуобнаженную и растерянную хозяйку перед визором.
   Через полчаса дошло до апофеоза.
   - Что значит пиво вредит здоровью?! Пшел вон! Да как ты смеешь, куча электрохлама, рассуждать о том, что тебе неведомо? Да я тебя... - бушевал Юрий Сергеевич, размахивая руками как ветряная мельница.
 
 Петька слегка испугался и на всякий случай решил сделать вид, что учит уроки. Он выдвинул ящик письменного стола, достал тетрадь и...
   На обложке было написано: «Петя в этой тетради шпаргалки для решения всех задачек до конца учебного года. Но сначала старайся решать все же сам, пожалуйста. Твой Джек».
   И чуть ниже, наискосок: «Извини, но Чаппи я выпустил».
   Петька судорожно сглотнул и быстро набрал на компьютере сайт фирмы, где отец купил нового дроида. Когда высветилась страница, он, введя данные папы, набрал вопрос: «Что сейчас с дроидом по имени Джек?» Ответ пришел почти сразу: «Утилизирован, согласно закона о...».
 
 Петька долго сидел молча и потерянно, осознавая масштаб катастрофы. Он даже вспомнил, кто такая эта Чаппи. Не будучи по своей природе злобным – просто безразличным – он вдруг ощутил душевный дискомфорт - потерю тепла и уюта, которую привносил в его жизнь этот смешной и зачастую неуклюжий дроид, как он старался ему помогать, иногда даже вопреки желанию самого Петьки. А Чаппи? Черт, он вообще про нее забыл, а Джек, оказывается, помнил...
   Петька пошебуршил в ящике и вытащил еще одну тетрадь: «Петя, это наброски к домашним сочинениям. Твой Джек».
   У Петьки защипало в глазах. Он в сердцах с грохотом задвинул ящик, обхватил голову руками и заплакал. Сначала тихонько, потом громче, а потом навзрыд.
   В это же время Элла Робертовна с удивлением разглядывала флаконы с гелями на своей тумбочке. На крышечке каждого было написано, как и когда применять именно этот препарат.

* * *
 
  Ваня шел по рядам рынка электроники, в поисках нужного ему чипа. Сегодня отец, внимательно выслушав его, кряхтя полез в карман и, не комментируя свое решение, выдал ему фантастическую сумму – целых пять тысяч. И вот теперь Ванька брел по рынку с разбегающимися глазами, и не знал, на чем их остановить. Разбираясь в электронике, что называется, конкретно, по делу, он одновременно страшно увлекся и произведениями фантастов, пишущих на похожие темы: Айзеком Азимовым, Филиппом К. Диком, Рэем Бредбери и Станиславом Лемом, в которых речь шла непременно о роботах. На впечатлительную и неравнодушную детскую душу они произвели сильное впечатление, и Ваня решил сам сделать робота, способного к проявлению человеческих чувств – эмпатии. Опытный, так сказать, образец. И теперь, когда скептически настроенный отец все-таки профинансировал Ванькин «проект», нужны были детали, чип в первую очередь, и какая-нибудь основа, для начала хотя бы шасси.
 
 Он остановился перед бородатым мужиком, разложившим на стареньком одеяле перед собой груду самых разнообразных радиодеталей. Чего тут только не было – и чипы, и транзисторы, и диоды, и целые интегральные схемы. Рядом со стариком сидел грязноватый белый пес с одним черным ухом.
   - Что ищем, молодой человек? – доброжелательно поинтересовался бородач у Ваньки.
   - Да-а... - замялся Ваня и вдруг увидел за спиной у мужика слегка помятый и уже тусклый корпус старого домашнего дроида. Там может быть и нужный чип, да и шасси можно использовать. – А это что?
   - Ну, молодой человек, это не просто запчасть, это действующий агрегат.
   - Как действующий? – поразился Ваня.
 
 Мужик чуть подвинулся и подтолкнул рукой дроида. Тот взлетел, направил свои телеобъективы на Ваню и сказал:
   - Здравствуйте, я Джек, домашний дроид третьего...
   - Все, все, Джек, понятно, – засмеялся Ванька и посмотрел на бородатого. – А что это у него с манипулятором?
   - Это Черноух слегка помял, когда вытаскивал его со свалки завода по утилизации, – бородач потрепал по загривку сидящего рядом пса. - Починить сможешь?
   - Конечно. Беру, сколько?
   - Не все так просто, молодой человек. Есть два условия. Если вы обяжетесь их выполнить, отдам так.
 
 Ваня сильно удивился, но сердце забилось быстрее.
   - Какие условия?
   - Первое – не разбирать на запчасти.
   Ваня взвесил все «за» и «против». А что, может как раз на его основе и сделать?
   - Согласен, дядя!
   - Учти, я проверю, – погрозил тот пальцем.
   - Хорошо-хорошо, а второе?
   - О втором он сам тебе скажет.
 
 Ваня перевел взгляд на висящего перед ним дроида.
   - Если вы заберете меня, то только с моим другом. Пожалуйста, – немного скрипуче сказал Джек.
   Ваня посмотрел на мужика. Тот полез за пазуху, достал оттуда что-то и положил на «спину» дроиду, прямо в небольшую выемку, и убрал руку.
   На Ваню своими маленькими бусинками, смешно морща при этом розовый носик, смотрела забавная толстая морская свинка цвета топленого молока. А чуть ниже – два красноватых телеобъектива дроида.
   Встал на четыре лапы и вопросительно тявкнул черноухий пес.
   Они ждали его решения.

   Москва, август 2010 года.


Рецензии
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.