Плацкарта на крыше вагона

 
     По окончании Калужского техникума железнодорожного транспорта я был направлен на работу в Москву. Там я проработал ровно год - с августа 1947 по август 1948 года - и довольно часто ездил в Калугу. Из своей небольшой зарплаты (650 руб.) я выкраивал денег на продукты, которые вёз из более благополучной столицы в голодную Калугу. А чтобы не тратиться ещё и на билет, хотя бы в один конец, если позволяла погода, ездил «зайцем». Так поступал не только я. Со мной работало много молодёжи, разными путями сбежавшей в столицу из обнищавших колхозов. Своим родным в деревнях они тоже что-то везли: крупу, макароны, сахар, а от них – картошку и другие овощи. Вот этот молодёжный контингент и составлял основную массу безбилетников.
    
     На станции Москва-2, где располагалось наше вагонное депо, и где я проживал в общежитии, калужский поезд, отправлявшийся с Киевского вокзала, делал первую остановку. И как только заканчивалась посадка, и поезд трогался с места, к нему со всех сторон устремлялись безбилетники. Часть из них устраивалась на буферах или переходных площадках между вагонами, а часть забиралась на крыши вагонов. Я предпочитал крышу: там собиралась более отчаянная и веселая компания, да и обзор с крыши был лучше. Ехали, как мы выражались, держась за ветер; ехали весело, с анекдотами и песнями, умолкая и прячась на остановках. После каждой остановки количество «зайцев» уменьшалось, а на полпути, когда контролеры заканчивали обход вагонов, оставшиеся «зайцы» просачивались в вагоны, и к концу пути на крышах и буферах уже никого не оставалось.
    
     Но однажды я всё же попал в лапы контролёров. На этот раз из-за непогоды я устроился не на крыше, а между вагонами. Там меня и других безбилетников, пристроившихся рядом, и захватили контролёры. Взяв с нас штраф в размере стоимости билета, они разрешили нам ехать дальше уже в вагоне. Это происшествие не остановило меня от поездок «зайцем». Но в зимнее время поездки «зайцем»  на крыше вагона, да и на подножке, были, конечно, невозможны - просвистело бы так, что ангина, а то и воспаление легких были бы обеспечены.
    
     В середине декабря я готовился  к очередной поездке в Калугу, но  уже как законопослушный гражданин по проездному билету.  Узнав о моих намерениях, наш бухгалтер Михаил Сергеевич, горбун, завистник и педант, проживавший вместе со мной в комнате общежития, вдруг предложил мне получить аванс. Я удивился, так как дата выдачи аванса еще не наступила, но отказываться не стал, аванс был очень кстати, поскольку денег у меня было вобрез. Лишь позже я понял коварный замысел горбуна, который, наверняка, уже знал о предстоящей денежной реформе.  Получив деньги, я в веселом настроении отправился в путь.

     В воскресенье – это было 14 декабря – я пошел прогуляться по городу и возле кинотеатра «Центральный» услышал из громкоговорителя передачу важного правительственного сообщения. Диктор зачитывал текст Постановления СМ СССР и ЦК ВКП(б) «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Согласно реформы, наличные деньги менялись на вновь выпущенные из расчета 10 к 1. Новых денег у меня не было, аванс я получил старыми, и за билет в Москву, который стоил 25 рублей, мне пришлось заплатить 250, то есть почти всю имевшуюся у меня наличность. Поминая горбуна недобрым словом, я, чтобы прожить до зарплаты, взял у мамы небольшую сумму денег.

     Вернувшись в Москву, я сразу же заглянул в гастроном при станции. Его витрины ломились от разнообразных продовольственных товаров. Откуда  они взялись? - мелькнула мысль. Понятно, что их заранее подготовили к дню отмены карточек. Так что продуктов в магазинах - покупай не хочу! Были бы денежки, а вот денежек у меня почти не было.

     Наступило лето 1948 года и авантюрные поездки в Калугу с плацкартой на крыше вагона продолжились. В лапы контролерам я, как опытный "заяц",  больше не попадался.
    
     Прошли годы. За долгую скитальческую жизнь довелось поездить в разных вагонах: в общих,  плацкартных,  купейных,  мягких, ездить с комфортом и без него; но те поездки на крыше вагона не забываются, в них присутствовали не только авантюра, но романтика и лихость.

"ПРОЕЗД НА КРЫШЕ ВАГОНА - ОПАСЕН" - миниплакат на спичечном коробке.

Январь 2012 г.


Рецензии
Да, Вадим, согласен - проехать на крыше вагона с ветерком, такое не забывается! Помню рассказ отца, как он ехал (кажется, из Ворошиловограда в Сталино) в ящике под брюхом вагона. Не так давно показали по ТВ, как безбилетные зайцы летают в больших самолетах, прячась в пазах для щасси, и выживают при этом!

Александр Грунский   16.02.2021 10:55     Заявить о нарушении
Александр!
Спасибо за прочтение и отзыв.
Всего тебе доброго!

Вадим Прохоркин   21.02.2021 13:56   Заявить о нарушении
На это произведение написано 59 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.