Штрихи к биографии Константина Арцеулова

ДОСТОЙНЫЙ ВНУК ВЕЛИКОГО ДЕДА . ПАМЯТИ ЛЁТЧИКА И ХУДОЖНИКА

Константин Константинович Арцеулов (17(29) мая 1891, Ялта — 18 марта 1980, Москва) — русский лётчик, художник-иллюстратор.
Родился в семье моряка Константина Арцеулова и Жанны Арцеуловой , дочери Ивана Айвазовского. Учился в Морском кадетском корпусе (1906—1908), затем работал на авиационном заводе С. Щетинина в Петербурге, одновременно учился в лётной школе и занимался планеризмом. На планёрах собственной конструкции поднимался в воздух. В 1911 получил диплом пилота-авиатора. В 1912 инструктор в Севастопольском аэроклубе.

Участник 1-й мировой войны, в начале её служил в кавалерии, командовал взводом, прапорщик. В 1915 году сдал экзамен на военного лётчика. Затем служил в 18-м корпусном авиационном отряде, совершил около 200 разведывательных полётов. С 1916 лётчик 8-го истребительного авиационного отряда, успешно провёл 18 воздушных боёв. В том же году был назначен начальником отделения по подготовке лётчиков-истребителей в Севастопольской школе авиации.
+++
Я послал  Константину Константиновичу свой очерк-путеводитель «НИКОЛАЕВКА - СЕВАСТОПОЛЬ » , где в одной из глав описывал совершенный им подвиг в стенах Качинского училища ,  и получил от него ответ  :

«...Севастополь — это моя вторая родина. Родился я в Ялте. Раннее детство провел под Севастополем и в Феодосии — в доме деда И. К. Айвазовского , а учился в Севастопольском реальном училище. Отец мой — корабельный инженер — строил на Севастопольской верфи РОПИТа старинные броненосцы «Чесму », «Синоп» и другие корабли...
Свои каникулы я проводил на даче под Севастополем на пустынном полуострове, кончающемся Херсонесским маяком. Здесь, кроме многих летательных приспособлений (змеев, воздушных шаров, крыльев), я построил наконец свой первый планер, а после его поломки при испытании стал строить второй — более совершенный...»

Великий дед Иван Константинович Айвазовский хотел видеть своего внука художником и сделал для этого многое. В 1910 году его любимый внук Костя Арцеулов едет в Петербург держать экзамен в Академию художеств , но... поступает рабочим на авиационный завод.
Если сейчас мы произносим «авиационный завод», то в нашем представлении возникают громадные корпуса из стекла и бетона. И рождаются в тех корпусах огромные серебристые птицы! А тогда авиазавод выпускал «воробышков», и назывались они: « Россия-А » и  « Россия-Б ».
Однажды опытный образец самолета «Россия-Б» не получился. То ли просчет конструктора , то ли при монтаже были допущены отклонения , но только тот самолет никто не хотел покупать. И тогда хозяин завода сделал широкий жест:
— Дарю этот самолет вам ,— сказал хозяин , обращаясь к рабочим.— Учитесь, хм-хм , если сможете , летать ...
Костя Арцеулов никогда еще не сидел в кабине настоящего самолета , но он сел. Не мог не сесть! Об этой минуте он мечтал всю свою, пока небольшую жизнь.
Самолет взял разгон, Арцеулов потянул на себя рукоятку и... самолет взлетел. Точнее, не взлетел, а оторвался от земли и тут же перевернулся . Лишь огромный сугроб спас пилота от смерти.
Константин Константинович , вспоминая этот случай, шутит:
- Я, конечно, не заколдованный, но несколько раз умирать невозможно, а в своей жизни я умирал несколько раз. Один раз даже официально... У Константина Константиновича хранится дощечка:
 
«ПРАПОРЩИК К. К. АРЦЕУЛОВ. 24 АВГУСТА 1916 ГОДА».
 
Эту дощечку он снял с собственной могилы . Да, был такой случай. Это произошло в Белоруссии. В одном из воздушных боев был сбит русский самолет. Летчик разбился. Решили , что это Арцеулов, На месте гибели самолета поставили крест и на нем прибили ту самую дощечку, которую хранит Арцеулов , а тело летчика отправили в авиационную часть...
Комиссию на похоронах возглавил ... Арцеулов.
А в зарубежных газетах и журналах еще долго печатали некрологи — Арцеулова знал и любил весь « летающий » мир.
Во французском журнале появилось такое сообщение:
 
« Нам телеграфируют из Петрограда, что известный военный летчик Арцеулов , внук знаменитого художника Айвазовского , нашел доблестную смерть в воздушном бою ».
 
Но на счастье развивающейся авиации, Константину Константиновичу была уготована долгая жизнь. Хотя он не раз смертельно рисковал.
Если П. Н. Нестерову принадлежит всемирно известная «мертвая петля», то в историю авиации также навечно вписан «штопор Арцеулова».

Войти в штопор — означало смерть! Из штопора не было выхода. Арцеулов не раз был очевидцем гибели своих товарищей. Он проанализировал причины неудач и однажды заявил:
- Мне кажется, я уяснил причины катастроф: не надо пытаться сразу же выравнивать штопорящий самолет!
— А что прикажете делать? — спрашивали у него. - Не увеличивать же скорость!
- Вы близки к истине,— отвечал Арцеулов ,- надо заставить самолет резко увеличить скорость, путем еще более крутого падения. Это пока лишь мои предположения, но я проверю их в воздухе...

24 сентября 1916 года в 6 часов вечера машина Константина Арцеулова «Ньюпор-ХХ» поднялась в воздух. Когда была достигнута полуторакилометровая высота, гул мотора прекратился, самолет застыл на мгновение, а. затем быстро завертелся в смертельном штопоре, приближаясь к земле со страшной скоростью.
На земле — ахнули:
— Всё! Смерть!
Пилот в это время считал витки:
— Первый! Второй! — машина все увеличивала и увеличивала скорость.
На третьем витке Арцеулов перевел ручку управления и ножные педали в нейтральное положение и ... свершилось планируемое летчиком чудо: самолет перестал вращаться и выровнялся...

Константин Константинович еще не раз повторит свой рискованный «штопор», пока на стол командования не ляжет докладная записка с точными разработками.
На заседании ученого совета Качинской авиационной школы Арцеулов зачитал свой доклад и Комитет постановил:
 
«...Ввести прохождение штопора в программу обучения учеников истребительного отделения школы...»
 
Прикомандированные к школе инструкторы французы Лнньяк и Мутак тут же отправили во Францию зашифрованное изложение доклада К. К. Арцеулова. Выполнение выхода из «штопора» было введено в программу обучения летчиков во Франции, а затем — в Англии...

Как давно это было и как недавно с точки зрения истории?! Несколько войн успело пронестись над миром. Серебрит время голову человека... Обратился Арцеулов в одну медкомиссию, а врач сказал:
— Годы, батенька, годы...
Он — в другую , а там — те же песни:
— Сердечко не ноет? Нет, говорите? Ну, ну... Уступим место молодежи.
— Да я сам хоть куда! — возмутился Арцеулов. —
Не на такой высоте приходилось бывать со своим сердечком!
Сказал и сам рассмеялся: в двадцать лет он получил диплом пилота-авиатора, выдержав перед этим экзамен — поднялся на высоту... пятьдесят метров!
— Что же мне делать, доктор?
— Как что!? Завести садик и разводить малину.
Вот тут-то и заговорила в Арцеулове кровь знаменитого деда-художника: он стал иллюстратором книг.
Много книг, издаваемых центральными издательствами, вышли с рисунками Константина Константиновича. Разных. И мне он одну прислал с дарственной надписью . Но больше всего он любит иллюстрировать книги об авиации. И теперь, когда вам попадется такая книга , посмотрите на титульный лист. Если там будет напечатано: « Рисунки К. Арцеулова », то присмотритесь к ним внимательней. На рисунках стоит особая печать, печать летчика-художника.


Рецензии
Легендарного лётчика Арцеулова знала по книгам, а вот то, что стал художником -открытие. Спасибо за чудесные штрихи к портретам замечательных людей.
С уважением,
Ваша Т.

Татьяна Алейникова   12.01.2012 19:12     Заявить о нарушении
Хоть немножко новенького узнаешь от меня , а я от тебя!

Михаил Лезинский   13.01.2012 00:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.