Из истории связи. Оптический телеграф

    
      Проходя по Невскому проспекту Санкт-Петербурга, невольно обращаешь внимание на  башню Городской Думы, увенчанную высокой мачтой с тянущимися  книзу не то канатами, не то тросами. Сегодня эта конструкция просто придает неповторимый облик проспекту, наравне с известнейшими архитектурными памятниками. А всего 200 лет назад она была принадлежностью главной пожарной каланчи, размещавшейся на самом верху башни. Пожарные наблюдатели днем и ночью осматривали город и, обнаружив пожар, условными сигналами (флагами, шарами, фонарями и т.п.)  поднимаемыми на мачте, оповещали городские пожарные части, в каком районе города горит и куда мчаться с бочками, полными воды. Потом на верхнем ярусе башни Думы соорудили станцию оптического телеграфа, обеспечивавшего правительственную связь.

     С древних времен проблема передачи сообщений быстро  и на возможно дальние расстояния была предметом забот многих поколений людей.  Чтобы сообщить что-либо соседнему племени, можно было послать гонца. Другие известия оказывалось проще передать условными сигналами, в надежде, что адресат эти сигналы заметит и правильно истолкует. С этой целью использовали костры, зажженные факелы, барабаны и т.п. Однако такие примитивные сигнальные системы были ненадежны и не всегда достигали цели. Возможности гонцовой почты также были ограничены. Как бы ни спешил посланец, невозможно преодолеть естественный предел скорости его пешего или конного передвижения. А с развитием общества потребности в быстрой, надежной и дальней связи все возрастали.

     Конец XVIII века,  еще нет в мире ни электрического телеграфа, ни телефона, ни радио. Но правители и политики, торговцы и промышленники, военные – все требуют от почты – быстрее! Еще быстрее и дальше! И вот на рубеже веков появляется замечательное  изобретение француза Клода Шаппа – оптический телеграф. Идея такого телеграфа родилась у Шаппа еще в детском возрасте, когда он жил в провинции и обучался в духовной семинарии. Чтобы переговариваться со своими братьями, жившими неподалеку, он соорудил на крыше  устройство, состоящее из деревянной, вращающейся на оси перекладины, на концах которой были укреплены две другие планки, также имевшие возможность поворачиваться. Придавая перекладине и планкам различные положения можно было, используя соответствующую азбуку, передавать буквы или слова.

      В 1792 году двадцатисемилетний священник Шапп приезжает в Париж с предложением о создании действующей по такому же принципу машины, названной им телеграфом или дальнописом (от греческих слов телос – конец, край, и графо – пишу).  С большим трудом ему удалось получить разрешение установить свой телеграф в одном из павильонов. Первый опыт применения телеграфа получился удачным, и казалось, что скорейшему внедрению изобретения  ничто не помешает. Однако, вскоре телеграф исчез из павильона - как говорили, был украден и уничтожен завистниками.
     Чтобы продолжать работу над телеграфом Клоду пришлось вернуться домой в деревню. Но неприятности преследовали изобретателя и здесь. Местные крестьяне, видя каждый день какие-то жерди, то опускавшиеся, то поднимавшиеся над крышей, заподозрили владельцев дома в тайных сношениях с врагами Французской Республики и, собравшись толпой, уничтожили телеграфную постройку и даже угрожали смертью самому изобретателю.

      И все же, наконец, по ходатайству своего брата - депутата Законодательного Собрания, Шапп получил разрешение на постройку в Париже трех  станций оптического телеграфа, располагаемых в высоких башнях на расстоянии прямой видимости друг от друга. Официальная приемка этой небольшой телеграфной линии правительственной комиссией состоялась в июле 1793 года. Восторгу членов комиссии не было предела. По отзыву одного из депутатов, «В истории не раз упоминается об изобретенных с такою целью способах, но они большею частью были оставлены по своей неполноте и по трудности исполнения. Новый изобретатель предлагает очень остроумный способ писать в воздухе, выставляя немногочисленные буквы, простые как прямая линия, из которой они составлены, ясно различаемые одна от другой и передаваемые быстро и на больших расстояниях». Тогда же было решено построить линию оптического телеграфа из Парижа в Лилль (около 220 км). Работу поручили Шаппу, удостоенному теперь звания Телеграфного Инженера. Для устройства этой линии выбирались возвышенные места – горы, курганы, на которых строились небольшие здания-башни с двумя окнами, расположенными так, чтобы из них в подзорную трубу можно было видеть ближайшие телеграфы. Наверху каждой башни ставилась вертикальная стойка с поворачивающейся в вертикальной плоскости перекладиной длиной 3 – 4 метра. На каждом конце перекладины имелась, поворачивающаяся же, более короткая  рейка (крыло). Различные комбинации положения перекладины и реек позволяли получить 196 отчетливых фигур, посредством которых можно было передавать буквы, цифры и даже условные стандартные фразы. Взаимное положение крыльев  регулировалось телеграфистом изнутри башни.

     Строительство телеграфа из 16 станций заняло менее одного года, и вскоре Конвенту представилась возможность убедиться в его эффективности, получив по телеграфу важное известие, которое шло из Лилля менее часа. Такая быстрота связи поразила современника, писавшего – «Машина, начав действовать, доказала сколь превосходное составляет она изобретение, сколь велико ее проворство в изображении букв, и сколь способно представляет она все выражения в языке употребляемые».
     Вскоре другие страны, в том числе и Россия, последовали примеру Франции. В 1834 г. первый оптический телеграф по системе Шаппа через Стрельну и Ораниенбаум связал Санкт-Петербург с Кронштадтом. Потом появилась линия Санкт-Петербург - Царское Село - Гатчина. А в 1838 г. начала действовать  оптическая телеграфная связь между Санкт-Петербургом и Варшавой, а затем и с другими пунктами государства. Все эти линии телеграфа служили исключительно в качестве средства правительственной связи.

     Сигнальные крылья телеграфа устанавливались на башнях высотой до 30 метров, расположенных одна от другой на расстоянии от 8 до 12 километров. Между Санкт-Петербургом и Варшавой было 149 таких башен.  В Санкт-Петербурге одна из телеграфных станций была устроена в башенке на крыше Зимнего Дворца, а следующая на башне здания Городской Думы.
     Наверху башен находились т.н. обсервационные комнаты, в них размещался механизм поворота сигнальных крыльев, управляемый телеграфистом, и две подзорные трубы. Телеграф мог работать даже ночью. Для этого на оконечностях крыльев подвешивались фонари, по расположению которых в темноте можно было судить о положении крыльев. При  передаче и приеме сообщений телеграфист  пользовался специальным словарем. Чтобы передать депешу из 45 сигналов из Петербурга в Варшаву,  требовалось всего 22 минуты, – по тем временам это была высочайшая скорость!  Ведь если бы то же сообщение было отправлено на почтовых лошадях, то для этого потребовалось бы несколько суток непрерывной гоньбы. Однако оптический телеграф имел и много неудобств, связанных с погодными условиями – он не мог работать в условиях ограниченной видимости - в дождь, туман, снегопад. Поэтому, как только появился электрический телеграф, громадные оптические жерди Шаппа уступили место более компактным, быстродействующим и надежным средствам связи, телеграфным аппаратам Шиллинга, Морзе, Юза и телефону.

     Интересное дополнение к истории оптического телеграфа, применительно к железнодорожному транспорту, прислал мне в рецензии Алекс Ершов.
     В первый период эксплуатации линии Санкт-Петербург - Павловск оптический телеграф применяли для передачи особо важных сообщений. Телеграфные посты находились у будок путевых сторожей на расстоянии 1 - 2 км. Днём сигналы передавались чёрными шарами, ночью - красными фонарями, которые поднимались с помощью проволочной передачи. В случае остановки на линии поезда, сторож этого участка должен был подать сигнал оптическим телеграфом в сторону ближайшей станции и немедленно бежать к следующему сторожу, и возвращаться оттуда лишь тогда, когда убедится в выкинутии тем того же самого сигнала. Оптический телеграф действовал на этой линии с 1837 по 1870 год.


Рецензии
Интересно было узнать о телеграфе такие подробности. Только я не согласен с тем. что перед радиотелеграфом у механического явные преимущества.
Скорость и дальность у радио. Но, на то время и механика конечно как чудо.

Виктор Цаплин   24.11.2012 01:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Виктор, за внимание и отклик!

Дмитрий Тартаковский   01.12.2012 19:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.