Алкаши

Все началось с того, что по стеклу машины постучал молодой прилично одетый человек,но весь какой-то мятый и небритый. Я опустил стекло:
- Командир, одолжи пару червонцев. На пиво не хватает. Вчера друга встретил, выпили, а  опохмелиться не на что. .. Умираю, выручай...– и парень для правдивости своих слов, вывернул карманы куртки.
- Видно давно не виделся с приятелем? – пошутил я. Мне было скучно коротать время одному в машине, да и человек вроде бы нормальный, опохмелиться хочет, с кем не бывает. Дать двадцать рублей для меня не проблема. Я уже посмотрел на полочку, куда ссыпал мелочь после заправки,отыскивая две десятирублевые монеты,а порень тем временем продолжал жалобить меня.
- С зоны откинулся на днях, приехал ни копья, ни жилья... Ко мне привалил, не выгонять же,друган ...  Ну и закружились... Девах знакомых позвали... В общем все как надо. А поутру  проснулся: ни приятеля, ни баб, сунулся в пиджак, заначка небольшая была – как ветром сдуло…... Ну чего, походил, поматерился, а куда деваться то, сам пригласил – парень виновато опустил голову...
И тут я заметил, как  мелкая дрожь била все  его тело. И он от  невыносимого  желания похмелиться, смотрел на меня тоскливо-тоскливо,как голодный пес.
 - Одолжи, век не забуду…
- А ты хорошо своего приятеля-то знал, чтобы к себе в дом вести? – решил я все же до конца разобраться. Мне было непонятна внутренняя логика поступка этого человека. Привести в дом приятеля, который тебя оберет.
- Игорек-то?  Еще до отсидки с ним знаком. Нормальный парень. Вместе шустрили на работе.  В одной живопырке работали – чинили крыши. Он хороший кровельщик, руки из того места росли, откуда надо. Нормальная была работенка. Крыши – золотое дно, только нам от хозяйского навара, крохи оставались. Стали с Игорьком халтуру искать. Дело пошло, настоящие деньги появились…  Ну, а хозяин ментам стукнул, кто крышевал его фирму. Нас и накрыли на шабашке. Приписали, что мы работаем на сворованном материале.  Игорюха все на себя взял. Говорит, так меньше срок получим. Если паровозом, то обоим по пятерке светило, а так он трояк получил. Условие, правда, поставил – передачки высылать ему в зону. Ну, я все полтора  года исправно ему посылки гнал. Освободился досрочно и сразу ко мне...
- А дальше? – мне стало интересно. Вот стоит человек с виду алкаш - алкашом, но начал говорить и получается, что он пострадавший за дружбу и товарищество.
- Остальное я уже рассказал тебе ,командир...
Я набрал 50 рублей мелочью и отдал трясущемуся около машины  молодому человеку.
- Вот, спасибо! Пойду, мочи нет больше терпеть….. И он зажав в руке мелочь, бросился к пивному ларьку.
Я с удивлением для самого себя я поймал себя на мысли, что алкаши, не просто опустившиеся люди, это образ их жизни. Вот взять хотя бы этого парня, послушаешь, пожалеть хочется… Обстоятельства заставляют его пить, от расстройства, из-за обмана, в конце концов, из-за предательства друга.
Сколько сейчас в России обманутых и брошенных на произвол – миллионы. А мы удивляемся откуда  столько пьяниц берется. Рассуждая, таким образом, я на какое-то время отвлекся. Но неожиданно мой взгляд привлекла стычка,  произошедшая прямо перед машиной. На парня, который нес пластмассовую бутылку пива, напали двое и стали ее отбирать, мужчина  в бейсболке и краснощекая женщина.
К сожалению, я  не заметил главного: как эти двое появились около парня, в котором я узнал человека,  которому только что  давал деньги . Наконец, парень вырвался из объятья двух преследователей и побежал. Мужик в бейсболке кинулся за ним. Женщина отстала, огорченно оглянувшись вокруг, и ее взгляд упал на мою машину. Она прямиком направилась ко мне. Я уже включил мотор, решив переехать  на другое место, но женщина, догадавшись о маневре, встала около бампера. Я открыл дверцу:
- Извините, но вы мне мешаете выехать – как можно тактичнее сказал я.
- Неужели!? – усмехнулась она. – Извините, а закурить не найдется? – без объяснений перешла она в наступление.
Я достал пачку «Мальборо» и, встряхнув ее так, что пара сигарет выскочила наружу, протянул женщине.
Взяв сигареты пальцами с грязными ногтями, но  со следами красного лака, женщина одну тут же отправила в рот, а вторую засунула в верхний карман курточки.
- Огоньку можно?
Я, щелкнув зажигалкой, дал прикурить.
- Вот другое дело, хорошие сигареты  - ответила женщина вместо благодарности, выпуская дым в сторону. – Скажите мужчина, сколько вы денег дали Теркину?
- Какому Теркину? – не понял  я.
- Ааа… Значит он вам не представился – засмеялась женщина и закашлялась от сигаретного дыма.
- А, этот парень, у которого вы хотели отнять пиво? – догадался я.
- Не отнять, а разделить по братски… - после очередной затяжки ответила женщина. Не парень он, а козел. Скрысятничал, как всегда…  Между прочим я его законная сожительница.  Три года у меня живет, а как деньги появятся, так проматывать без меня… Сволочь  он  – выругалась женщина.
- Да, нет – заступился, было, я за  парня… Неприятность у него, дружок  подножку сделал…
Женщина хрипло рассмеялась.
- Да, врет он все, врет, кабель бессовестный. - Мол, дружок с тюряги пришел, выпили с радости, а утром ни дружка, ни денег, ни девок.
Тут уж я с удивлением уставился на женщину.
- Он что ли вам рассказал? – спросил я.
- Тьфу… Да, он всем эту историю втюхивает. И главное, что верят – и тут женщина поняла, что лишку сболтнула.
Я усмехнулся. В принципе я верю любому человеку первый раз, если даже вижу, что привирает. Зачем человека обижать недоверием, тем более, если это мне ничего не стоит. Второй раз меня можно тоже обмануть, но сложнее. А вот третий раз – я ему не верю, если он и правду говорит.
Женщина хмыкнула.
- А вы философ, мужчина… - и с любопытством посмотрела на меня.
- Почему? – я пожал плечами. Да, нет, это нормально для нормального человека.
Женщина вновь усмехнулась.
- Ваши бы слова да богу в уши. Нас и за людей то не считают. Не то, что кто-то поверит. Хотя облапошить можно каждого. Вот, как Васька Теркин делает…
- Почему Васька, да еще Теркин – перебивая женщину, спросил я удивленно.
- Зовут его Васькой от рождения, это точно, а Теркин - фамилию взял для понта. Старшее поколение, вроде вас, Твардовского уважает  – и женщина опять стрельнула на меня глазами.  Вот он этим и пользуется. Мол, я внук того самого Василия Теркина. Дед погиб, отец в честь его назвал, меня Василием. Стою перед вами прямой потомок знаменитого Теркина. Кто откажется, дать попавшему в беду, прямому потомку Василия Теркина? – съязвила женщина.
Тут уж усмехнулся я.
- Действительно, никто!
- Многие, кто пытался вслед за ним стать Теркиным, но  им не верили, а ему – верят. Глаз у него такой, посмотри на человека, тот и поверит – женщина затянулась сигаретой, явно, смакуя хороший вкус табака. Вот и я,  ему в свое время поверила. Мой-то прежний мужинек,  Игорек ,сел за кражу, они  с Васькой вместе работали на стройке, это правда, вместе подхитрили, а сел мой – дурак. Пока тот полтара года на хозяина горбатился, Васька на мне скакал… - и женщина грязно выругалась. Извините - увидев мое недовольство на лице, извинилась она. - Не выдержала я, в том смысле, что подвалил ко мне Василий. Мол, Игорек, когда еще выйдет, а жизнь продолжается. Не хоронить же себя заживо. Ну, в общем, слово за словом и уговорил меня. Стали вместе жить в гражданском браке. Сперва, вроде бы все ничего: у меня комнатуха в общаге, у Васьки домик в деревне, рядом с городом. Все есть, живи – работай. Но друзья – товарищи перетянули, пить стал. Шабашку сделает, и пьют неделю. Я сперва сопротивлялась, а потом сдалась – себе дороже спорить. Так покатились вниз. Вместе   пить стали.  Домик продали, деньги промотали, правда, на юг съездили, у моря отдохнули. Закончились денежки – и женщина со вздохом, словно о чем-то самом сокровенном сказала. Все хорошее быстро проходит. На юге попытались задержаться, но там таких, как мы пруд-пруди. Все хотят к морю, солнцу. Одним словом, турнули нас оттуда. Вернулись,  работы нет, место в общаге пропало. Вот и болтаемся, где придется. Сейчас комнатуху у одной бабки снимаем. Игорь, мой первый муж, вернулся, понял, что друг его облапошил, хотел его отшить, но Васька опять как-то смог уговорить. Тот поверил. Сошлись, теперь живем втроем, но оба работать не хотят. Кто после тюряги работать будет? А Васька тем более, какая от пьяницы работа… Вот и переквалифицировался в Теркина – деньги стрижет  с лопухов.
-  Сын лейтенанта Шмидта – съязвил я.
- Вроде того! Жить на что-то надо. Вот вы, человек видать не бедный, на что живете? Хорошая машина, дорогие сигареты, жена, детки… Где на все берете деньги?
Я, сперва, опешил.
- Как где? Мы с женой работаем…
- Ну, что вы делаете конкретно? – не унималась женщина.
- Работаю в одной фирме, руководителем отдела.
- Я не об этом – наморщила лоб женщина. Из чего состоит ваша работа?
- Работаю с важными документами, договорами и прочими – не понимая, еще к чему клонит эта алкашка.
- Во, во, что и требовалось… Вся страна, начиная с президента и кончая клерками в офисах, работают с документами – и женщина хохотнула.
- Ну, а чтобы вы хотели? – теперь уже разошелся я. Мне стать вторым Василием Теркиным?
Женщина ослабилась в улыбке.
- Нее, из вас не получится… Тут талант нужен…
- Позвольте – уже не на шутку разозлился я.  И вы это говорите мне, человеку, окончившему два вуза, кандидату наук?
Женщина захлопала в ладоши…
- Браво. Ой, ой обиделись… А зря… У нас сейчас хоть три диплома выдадут, плати бабки. А кандидатов и докторов наук  – чуть не каждый чиновник. Как говорят люди - вес себе повышают.
Я не стал спорить, хотел было закрыть стекло и распрощаться, но интерес пересилил.  Действительно, а что думает наш народ, о нас  успешных. Как ни крути, а только десять процентов может похвастаться, что они что-то из себя представляют, в основном бизнесмены, чиновники и  немногие из интеллигенции.
А женщина тем временем достала вторую сигарету, спрятанную в верхний карман куртки, прикурила от охапчика, бросив его под ноги.
- Я училась в техникуме при советах. Тогда учеба была главной заботой: готовилась, боялась занятия пропустить. А сейчас – пародия на учебу. В одном институте год подрабатывала, полы мыла, убирала в туалете у девчонок. Срам один: презервативы, шприцы для наркоты, таблетки…  Меж собой мужиков из преподавателей делят. Кто за сколько экзамены принимает, или кто за постель зачеты ставит… Вот и вся учеба нынешняя.. Такие же и дипломы – липа!
Мне собственно нечего было ответить, у самого дочка в университете учится, как зачет или экзамен – деньги просит. Так и говорит, без денег не сдать, хороший ты студент или нет…деньги плати.  Кто будет за десять тысяч деревянных преподавать.
- Ну, а вы, техникум окончили, почему   работу себе не найдете? – перешел в атаку я.
- Найдешь работу. Техникум назывался мелиоративный и специальность у меня технолог меллиоризации полей. А где они поля?  Вы видели?
Я мотнул головой.
- У нас нет, а на юге? – поздно среагировал я.
- Полно, но там корейцы и китайцы за горсть риса вкалывают, местные тузы на дух не подпускают русских, чтобы цену не сбили… Это временные трудности -  решил я перевести разговор. С вашим образованием можно найти работу  в городском хозяйстве или на богатой даче.
- Можно, я пробовала и не раз. У одного крутого, в коттедже, устроилась садовником, до осени продержал: газоны косила, за цветами ухаживала, детишек заодно нянчила... Осенью выгнал без выходного пособия, пять тысяч вот и весь расчет за 6 месяцев работы, меньше тысячи  за месяц. Нынешние богачи сплошные упыри или нас доят или гастербайтеров из Азии.  Правда, те огрызаться стали. Теперь их меньше берут, и платить стали, а мы куда денемся, используют и бросают, как презервативы. Так, что, мил человек работы настоящей нет.
- А ваш сожитель, Василий. Вы же говорили, что строителем работал и этот ваш бывший муж Игорь, жестянщик хороший. Чего не работают?  Сейчас жестянщики на вес золота. Вот и мне на даче крышу  нужно закрыть…- пусть приходят, с удовольствием найму.
Женщина усмехнулась.
- Ну, сделают одну крышу, две. Хорошие деньги  заработают, если не обманут. А обманут? Кому жаловаться пойдешь? В ментовку? Да, там тебя и обвинят: где договор, почему налоги не платишь? Какой дурак будет с нами договор заключать.  Вы будете? – спросила женщина, посмотрев на меня в упор.
Я пожал плечами
- Если надо, то можно!
- Ну, это вы такой один из тысячи. Другие на три буквы пошлют или в морду дадут, чтоб не умничал. Нет, пока в стране бардак, никто ничего делать не будет.
- Давайте вместе порядок наводить – предложил я. Согласен, договор  на ремонт крыши заключить, хоть сегодня. Пусть завтра ваши знакомые приходят работать – продолжал я.
- Счас, разбежались… Договор заключишь, а налоги кто платить будет?  Вы согласны увеличить зарплату на треть, чтоб налоги мы могли заплатить?
- Почему на треть? – удивился я.
- А вы разве не знаете, что помимо налога на доход с зарплаты,  нужно еще другие заплатить.
- Не задумывался – честно произнес я.
- А мы прошли через это. Сыты по горло. Нее, при наших законах честно не зарабатывают. Вот и вертится народ, как может, но честно, никто не работает и работать не будет.
Я хотел было возразить, но женщина докурила вторую сигарету и бросив окурок, усмехнулась.
- Заговорилась я с вами. Мне пора. Теркин с Игорем на горизонте обозначились, видно за мной, денег раздобыли, хотят даму пригласить в пивнуху. И она махнула рукой, исчезла так же внезапно, как и появилась.
Я же сидел, не зная о чем думать. Мысли бродили по голове, одна нелепее   другой.
Как же жить дальше с таким народом? Что же сделать, чтобы он стал работать и не сшибал  деньги на пьянство… И не находил ответа. Вот жизнь трех алкашей промелькнула перед мной за какие-то полчаса. И что? Оказывается они не родились  пьяницами и бездельниками. Жизнь их заставила быть такими. Ну, а почему я не стал таким, как они? Повезло! Хорошо, пусть так! Но сколько вокруг меня нормальных людей, да живут трудно, вкалывают на нескольких работах, но что-то делают, чтобы нормально жить, детей растят. Почему мы должны оправдывать алкашей? Впрочем, не такие уж они и  алкаши. У женщины техникум окончен, Вася Теркин, просто артист, Игорь – жестянщик от бога. Тогда  почему, почему они такие?
И я вдруг вспомнил своих родителей, которые  в один миг потеряли работу. Завод, на котором они проработали всю жизнь, закрылся. Отец не пережил унижения, заболел и умер. Мать почти следом за ним. Не могу на рынке трусами торговать, стыдно и не умею. Я наладчица электротехники шестого разряда и  трусы?!  И она от возмущения крестилась: Прости Господи, не ведают, что творят. Да, что их семья, весь дом, который так и назывался заводским, остался без работы. Мало кто и тех ударников  комтруда остался в живых, кто спился, кто ушел в мир иной, поняв, что они чужие в своей стране. Редко, кому удалось вырваться из костистых рук безжалостного рынка. Единицы. Тем, кому на мать-родину и завод было наплевать. Вчерашние неучи, наглые и злые почувствовали свободу, обманывать и красть. Разжирев, как коты на чужом добре они лениво вылезали из своих дорогих иномарок и с презрением смотрели на своих вчерашних соседей, копошащихся около своих «шестерок» и «москвичей».
 - Че, дядя Леша, рухлядь свою не сдаешь в металлолом..., больше выручишь, чем на запчасти тратишь? – сквозь зубы мычал новый русский с их подъезда.
- Ничего, Серега, она еще побегает и переживет тебя... Вчера слышал, дружка твоего , похоронили, с третьего подъезда, что на мерсе шестисотом  ездил ?
- Нее, а что с ним?
- Грохнули, так теперь у нас это называется... Не поделился с кем-то... А как твой бизнес, Сергей?
- Да иди, дядя Леша, знаешь куда? – зло отвечал бизнесмен, с купленным дипломами – строителя, экономиста и юриста.
И я усмехнулся, представив перед глазами  эту сцену, произошедшую лет десять назад. Нет, уже Сереги. Дядя Леша пережил его,но не намного. И чего надо людям? Ведь с собой туда все не унесешь... В конце концов два метра земли-матушки и надо, чтобы  упокоится и алкашу и богачу и простому смертному. И не важно, какое надгробие памятника будет стоять, важно, что на их могилках никто и никогда не всплакнет, никто не помянет их добрым словом, погибших за «новую» Россию.
Чертовщина какая-то, попытался остановить себя я, но мысли нахлынули волной, одна за другой и казалось, им не будет конца, я сжал руками голову.
Ндаа..- Виталик, ты чего сидишь,  не видишь, что твоя жена как верблюд,  груженая идет - привела меня в  чувство жена, неся в руках огромные пакеты с покупками.
- Извини, проследил. Тут алкаши  - и я осекся... Люди подошли, разговаривались и я задумался о смысле бытия - беря сумки и, помогая сесть жене в машину.
- А нечего с алкашами разговаривать, а если сильно хочется, то поговори со мной – удобно усевшись в кресле, проворчала жена.
Я ничего не ответил, лишь кивнул головой.  Действительно, стоят-ли они этого? Как вы думаете?


Рецензии
Замечательный, очень жизненный рассказ! Единственное замечание от меня, "чистоплюя" - пройдитесь по опечаткам. Так хочется, чтобы хорошая вещь имела достойную "оправу"! Вот видите, даже слово "ОПРАВА" от глагола "править":-))) Ну и успехов в труде и счастья в жизни!

Александр Курчанов   03.08.2012 13:12     Заявить о нарушении
Спасибо ,Александр,за добрые слова по поводу рассказа,опечатки есть,грешен,исправлю,с уважением,Иван.

Русский Иван   03.08.2012 16:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.