Прости

Шел снег с дождем. Не сильный. Почти незаметный. Мать крепко спала своим беспробудным сном. И что-то ей снилось кошмарное. Горестно были сомкнуты губы. В морщинках блестели слезы.
Пахло хвоей. Слезами сосны.
Плакали пожилые дети, провожая мать в последний путь. Всматривались в родное лицо. Холодное, не боящееся холода. Да, была тайна… Тайна ухода. А внутри булькал крик -  до неба! Сдерживаемый, лишь изредка выплескивающийся стоном. «Прости» – молили глаза, всматривающиеся в лицо матери. «Прости!» А мать уходила. В последний раз видели. Только теперь – и больше никогда-никогда. «Мама, прости!» – и глазам жарко.
Чем дальше уходила мать от своего дома, где жила, растила детей, где оставались радости и горести земной жизни, чем дальше уходила мать от родного дома к месту своего вечного покоя, тем заметнее на снегу виднелась зеленая тропка, устланная сосновыми веточками.
- Зачем это?
- Чтобы душа матери легко нашла дорогу к дому. Первое время ей будет тяжело.
- Нелепость. Душа без дорожных знаков найдет дорогу…
«Прости, прости, родная!» Горячие волны набегают на глаза, искажая лицо матери еще большей скорбью.
А вечером… Разошлись по домам те, кто приходили помянуть. Остались дети. Взрослые, пожилые дети. И прилетела домой душа матери. Смотрела безмолвно на детей своих, слушала и кричала беззвучно.
А дети делили дом. Родительский кров. И слепы были их глаза и глухи уши. А душа матери – вот, рядом с детьми.
- Доченька моя, первая радость, моя первая нежность. Как быстро взрослела ты…
- Сыночек! Цветочек! Карапуз, баловень, непослушник…
- Сын! Хитрулька! Радость моя…
- Сынуля! Хороший, родной! Время суровое выпало тебе, мало ласкала тебя…
- Девочка! Дочурка моя милая! Былинка на ветру! Кровиночка…
- А где моя радость, моя нежность, мой бесценный – дороже не бывает – сынок, мой младшенький? Цветом майской черемухи, запахом весны и последней радостью в жизни был младшенький. Где он?
Душа матери металась и мучилась. Слова детей были острыми стрелами. Погреться бы рядом с солнышком своим. Да нет его здесь. Взмыла душа, полетела к сыночку. И хранила его в пути.
Потом разъехались седые дети. Оставили в доме погасшую свечу да стакан воды, чтобы мятущаяся душа матери 40 дней могла утолять жажду.
Ох, как мучилась душа! Как билась о стекла закрытого пустого дома. Никто не ждал, не пускал. Раненой птицей исторгнет душа матери неслышный крик, от которого вздрогнет прохожий, перекрестится верующий.
Прости, мама…


Рецензии
Первый раз читаю такое. Сильно сказано.

С уважением.

Светлана Зимина 2   10.04.2020 15:05     Заявить о нарушении
На это произведение написано 174 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.