Подружка

                Л.Ф.

I

3

Несмотря на априорную досаду, субботним утром Смирнов проснулся с неожиданно хорошим настроением.
В последние времена оно стало редкостью: по будням его угнетали мысли о работе – нелюбимой в той степени, в какой может быть любима любая работа в его возрасте - а выходные приносили тоску от того, что их предстояло прожить не так, как хотелось.
Но на этот раз пробуждение принесло странную радость.
Открыв глаза и осознав себя бодрствующим, он ни с того, ни с сего подумал о Ларисе.
Не о ее длинноногости, не о запахе ее тела, который все-таки достигал обоняния, когда она убиралась, просто о ней как безразличной ему – и безразличной к нему – молодой женщине, с которой по необходимости предстоит провести несколько часов на даче.
Причин к радости от мыслей о ней не имелось, но радость имелась бесспорно.
Впрочем, разбираться в причинах беспричинного Смирнов не видел смысла; в его возрасте любая утренняя радость была самоценной и не требовала разъяснений.
Он побрился тщательней обычного – хотя всегда предавался занятию с тщанием – и долго принимал душ. Потом выпил двойную дозу кофе, съел полпачки печенья с шоколадной глазурью, оделся во все свежее, как делал каждое утро.
Перед уходом из квартиры заглянул в холодильник, чтобы прихватить с собой коробку копченых мидий - одну из десяти, сложенных штабелем. «Смирнов №21» молча стоял на дверце и ждал вечера, который при любом раскладе обещал прийти. Ведь поездка на дачу ограничивалась временем сбора, больше там было делать нечего. Поистине стоило жить, как живется; отсрочка удовольствий из-за Ларисы со сливами обещала сделать эти удовольствия еще более удовлетворительными. А впереди ждало воскресенье, которое можно было провести чисто по-субботнему, взяв в понедельник отгул.
Уже без раздражения он отправился за девушкой, по пути купил еще целую упаковку минеральной воды, которая на даче всегда пилась легко.
Адрес был ему не только известен, но знаком: в минувшем феврале он отвозил Ларисе большую сумку с вещами, которые жена перестала носить, но сохранила в пригодном состоянии. Но та поездка доставила сплошные неудобства из-за снега, который занес богом забытый окраинный район, обитель пенсионеров да съемщиков, а сейчас все показалось почти прекрасным: лето расцветило солнцем убогие стены, заставило сверкать стекла, скрыло кустами разбитые  тротуары.
И даже унылый бульвар радовал старыми липами, изумрудными и полными жизни.
Ларису он заметил издалека; в белых брюках и белом топе она сияла на условленном углу.
Обтянутые тонкой тканью, ее бедра выглядели невероятно привлекательными.
Девушка смотрела не в ту сторону – он посигналил, как мальчишка. Она услышала, обернулась, улыбнулась, у него на душе просветлело, хотя и так было достаточно светло.
Когда она подошла к машине, открыла заднюю дверь, поставила на пол два полиэтиленовых ведра, положила на сиденье пластиковый пакет, а сама села рядом с ним, Смирнову почудилось, что с ним едет не приходящая домработница за даровыми сливами, а просто женщина.
Правда, показалось это лишь на миг.
- Ты так сливы будешь собирать?
Сбор плодов всегда был сопряжен с пылью и грязью от коры.
- Нет, конечно.
Усмешка девушки вышла такой, словно она предугадывала нечто, лежавшее за пределами домыслов.
- В шортах, ясное дело. И еще купальник взяла.
- Это хорошо.
- Я тоже так думаю.
Сняв розовый обруч, она двумя руками растрясла по плечам длинные русые волосы – его обдало запахом свежих подмышек.
- Вы мне разрешите там чуток позагорать?
- Разрешу и не чуток.
Ответ вырвался непроизвольно, обусловленный вопросом.
На самом деле Смирнов думал лишь о том, как поскорее управиться и вернуться ко всему, что ждало дома.
Проехав до перекрестка и остановившись на красный свет, он все-таки еще раз взглянул на навязанную спутницу.
Лариса в белом была, конечно, хороша.
От нее сильно пахло телом, молодым и полным сил; длинные волосы, переброшенные на грудь, скрывали ничтожность последней, бедра круглились беззастенчиво, а отметка оспы на голом плече - левом, обращенном к нему – просила хотя бы потрогать.
Но тем не менее никакого отклика в себе он не ощутил.
Девушка не относилась к его типу. И, кроме того, была слишком близка его жене, вхожа в дом, являлась почти членом семьи.
Но на самом деле причина равнодушия крылась не в эстетике и даже не в социальном табу.
Смирнов не испытывал к ней живого интереса.
Лариса, для кого-то желанная и кем-то познанная, оставалась ему чуждой, как и он всегда был чуждым ей.
Но тем не менее, факт ее присутствия вызвал в душе нечто ненужное.
Именно в душе, а не в теле, но ненужное продолжало радовать той необъяснимой радостью, с какой началось утро.


***********************************************************
ВЫ ПРОЧИТАЛИ ТРЕЙЛЕР ДАННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ МОЖНО ПРИОБРЕСТИ У АВТОРА –

обращайтесь по адресу victor_ulin@mail.ru

*********************
АННОТАЦИЯ

Если добропорядочный семьянин на пороге пятидесятилетия не готов броситься в пучину приключений с первой попавшейся девицей, годящейся ему в дочери, то ему не следует проживать следующие полвека. Но цель мужчины проста и одномоментна, а сознание женщины прячет Вселенную, она сама не всегда видит конечный пункт своих действий, основанных на хитрости, присущей лишь существам слабого пола. Но результат всегда результативен.

******************************************
               
                2012-2019 г.г.

© Виктор Улин 2007 г. - фотография.
© Виктор Улин 2019 г.
© Виктор Улин 2019 г. – дизайн обложки.

http://www.litres.ru/viktor-ulin/podruzhka/

70 стр.

Аудиокнига:

http://www.litres.ru/viktor-ulin/podruzhka-65294516/

2 ч. 03 мин.


Рецензии
Перепост из письма Александра Ануфриева.

**********
Да,мастерски описываешь.

Виктор Улин   19.12.2019 16:53     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.