Улыбка забытого бога

    Мы сидели в таверне и спорили о верованиях.  Священник, пивший кислое вино вместе с нами, заявил: «Вы же никогда их не видели – своих богов.  Перестаньте думать о них и приходите, лучше, к нам в церковь».  «Не видели, говорите», - отвечал немолодой уже военный, - «Что ж, тогда послушайте, пожалуйста, мою историю».  И он приступил к рассказу:


     Дорога вьется перед моим взглядом между полей и лесов.  Я еду по ней уже седьмые сутки и скоро должен добраться до цели - Кампильдонских болот.  Смогу ли я получить разъяснения там, не знаю.  Мысли!  Они не давали мне покоя последний год.   Десятки раз говорил себе, что все это неважно, но вновь и вновь вступал с собой в тот же самый монолог.
        Я отношу себя к приверженцам бога Имты.  Это имя и знакомо-то далеко не каждому.  Сейчас  времена когда большинство - приверженцы официозной религии раздуваемой властями и насаждаемой их попами.  Старый бог Имта позабыт.  И если в разговоре я оброню что-нибудь о нем, то, обычно, следуют вопросы "Кто это".  Что же, я показываю свой амулет, который ношу на шее с подросткового возраста, когда мне его надел отец.  Рассказываю вслед за этим о его, бога Имты, семье, доблестях и заслугах, а также об ожидаемых милостях его поклонникам.  Хотя есть такие, которые при этом смеялись, большинство относилось серьезно, но мало кто дослушал до конца.
      Но дело не в этом, а в том, что я все эти годы сомневался в боге Имте.  Нет, я, конечно, не сомневался в отце, искусном воине, надевшем мне на шею амулет своей тяжелой рукой, показавшим вслед за этим на него и назвавшим - Имта.  Я, тогда, воспринял это в высшей степени серьезно и, с тех пор, не расстаюсь с амулетом.  Но как-то само собой не раз возникало на протяжении жизни: где же ты мой бог? где же ты Имта?  Особенно часто в последние годы.  Бывало, даже, что сижу себе в таверне с однополчанами за кружечкой молодого вина и вдруг накатывает: жизнь пуста и уныла, окружающий мир темен, где же ты Имта?  Да, именно так!  Не нужны даже никакие милости.  Лишь бы он присутствовал.  Но нет, он не появлялся!  Вот и стал я сомневаться и задаваться вопросом "а есть ли он, Имта, вообще".  Стал, даже, иногда прислушиваться краем уха к поповским речам.  Сторонников Имты в нашей крепости можно пересчитать на пальцах рук.  Ничем они мне не помогли.  Вот и решил отправиться к святому месту.
      Дорога привела к пустынной местности с мелкой неказистой растительностью, сквозь которую виднелась вода, и повела в обход.  Я понял, что это и есть Кампильдонские болота.  От дороги, здесь, отходила узкая тропинка, возле которой я заметил невысокий деревянный столбик, увенчанный вырезанным изображением, напоминавшим мой амулет.  Я направил свою кобылу  по ней.  Дальше мой путь пролегал через многочисленные гати, порою лишь намеченные.  Ноги кобылы, и, часто, и мои собственные, утопали в воде на стволах поваленных деревьев и на заболоченной почве, лишь изредка отдыхая на островках-косогорах.  Рядом что-то булькало.  Как в разогреваемой наваристой похлебке, подумал я.  Наконец-то начался участок с крупным каменистым песком, и я понял, что добрался до цели моего путешествия.
       Впереди виднелся каменистый остров, окруженный затхлой водой и кочками, поросшими невысокими деревьями.  Я провел кобылу по длинной гати над булькающей болотной жижей и вышел на твердую каменистую почву.  Пройдя немного вглубь островка я, как и предполагал, предстал перед капищем.   Оно представляло собой площадку из лежащих  обтесанных камней, в центре которой был вертикально расположен обтесанный с одной стороны валун в рост человека.  На нем я заметил выбитое большими буквами имя бога Имты и еще какие-то письмена.  В стороне от капища вросла в землю неказистая хижина скорее напоминавшая шалаш.  От костровища перед ней шел легкий дымок.
        Я привязал кобылу к чахлому деревцу и направился к хижине.  При моем приближении оттуда показался человек.  Одет он был в серый балахон, опоясанный веревкой, которую он завязывал на ходу.  Длинная седая борода до пояса венчала его волевое лицо. 
  - Здравствуйте, - обратился я к нему.
  - Здравствуйте.  Что привело вас сюда? - услышал я в ответ.
  - Я ищу святыню посвященную богу Имте.
  - Это и есть место бога Имты, - старик обвел капище руками.
  - Значит, я правильно выбирал путь.
  -  Возле дороги есть знак.  Если вы с ним знакомы, то не могли ошибиться.
  - У меня дело к Имте.  Я хотел бы с ним немного поговорить.  Возможно ли это?
  - Я жрец и говорю со своим богом постоянно.  Могу передать и ваши вопросы.
      Я поглядел на него с сомнением.  Худой, невысокий, седой, без обуви.  Неужели он священнослужитель моего бога Имты?  Но глаза горят.
   - Давайте, прежде, чем поговорим с Имтой, перекусим моими запасами, - предложил я.
   - Хорошо. Я разведу огонь.
     Я вернулся к кобыле и извлек из сумки кусок провяленного мяса и хлеб.  Отнес все это к костру и мы принялись прожаривать кусочки пищи, насаживая их на палочки и отправлять еду в рот.  Жрец расспрашивал меня о моей жизни в крепости и о том, какое место занимает сейчас Имта среди людей.  Я рассказывал все как есть.  Узнав, что бог Имта почти забыт в нашей крепости, он  лишь горестно покачал головой:
   - Приходившие из других мест люди рассказывают тоже.  Я надеюсь, что это все временно.
     На это я смог лишь тяжело вздохнуть.   Покончив с едой, мы встали, засыпали остатки костра и отправились на капище.  Жрец встал возле большого центрального камня и сказал мне, что можно говорить.  Я задумался.  Слова, казалось, потеряли всякий смысл.  Пересилив себя, я все же сказал,  хотя, должно быть, это больше напоминало крик:
   - Имта, что мне следует делать?
  Наступила полная тишина.  Жрец застыл в напряженной неподвижности.  Черты лица его неуловимо изменились, и он стал напоминать изображение на моем амулете.  Медленно потянулись секунды.  Наконец-то жрец встрепенулся и отрешенно проговорил:
    - Тебе надо ехать в город Каниг и уничтожить нападающего на горожан зверя.
   Вслед за этим лицо жреца медленно оплыло, и он принял свои прежние черты.  Огонь в его глазах прекратил бушевать.
    -  А где находится этот город Каниг? - спросил я его, когда он пришел в чувства.
    - Я не слышу, когда моими устами говорит Имта, если вы про это.  Городок же Каниг, как я слышал, находится невдалеке от болот.  Можно ехать по той же дороге что привела вас сюда, - ответил он.
   - Спасибо я, пожалуй, поеду, - сказал я и пошел к своей кобыле.
   - Не забывай, что сказал тебе Имта, - громко напутствовал меня жрец.
    Через минуту мы с кобылой шагали прочь от гостеприимного острова.  Снова вижу вокруг трясины и топи и ступаю по опасным гатям.  Но теперь уже к выходу с болот.  В голове застряли слова бога Имты.  Так как же это понимать?  Имта и впрямь говорил устами жреца или жрец просто сумасшедший старик?  Я вспомнил его горящие огнем глаза.  Очень может быть!  Но  почему он стал похож на изображение на амулете?  Нет, что-то во всем этом есть.   
       Болота закончились к позднему вечеру.  Я решил заночевать у развилки дорог.  Развел костер и сидел перед ним до глубокой ночи, наблюдая как пляшут немыслимые тени, и, раздумывая, стоит ли ехать в незнакомый город Каниг.  Указание бога Имты, полученное через жреца, выглядело по меньшей мере странным.  Я не стал уточнять перед алтарем Имты что мне не хватает веры.  Но ведь я ношу амулет с детства и бог Имта должен знать мои помыслы!  Тогда что означают его слова?  Что случится в Каниге?  Он предо мной явится?  С другой стороны, этот зверь.  Каков он?  Нет, я не боюсь и, к тому же, уверен в своей силе и воинских  доблестях.  Недаром я конный всадник его высочества.  Но, все же, я не охотник, не обучен сидеть в засаде. К тому же, зверь может быть большим и сильным.  Справлюсь ли?  А как связан со зверем Имта?
    Так раздумывал я и, в конце концов, решил, что надо ехать.  Там, в Каниге, меня ждали ответы на вопросы. 
    Поутру я оседлал свою кобылу и двинулся дальше по дороге, которая вела вдоль болот.  К полудню болотный пейзаж слева от меня сменился лесом.  Однако позже лес сменился возделанными полями, а вскоре невдалеке показались и крестьянские домики.  Я подвел кобылу к одному из них и поинтересовался, далеко ли до Канига.  Мне ответили, что день пути для всадника. 
      Я поскакал дальше по той же дороге.  Поля сменялись лесами и рощами.  Легкий ветерок обдувал меня и, нежась в лучах теплого солнца, я чувствовал себя прекрасно.  Переночевал на открытой опушке небольшого леска.
      Каниг раскинулся в низине среди цветущих полей на возвышенности.  В отдалении виднеется лес, который подходит к самым улицам города.  Крепостной стены нет.  Но есть застава на дороге, где у меня выспрашивали кто я таков.  Улицы города узкие.  Вокруг дощатой или булыжной, ближе к центру, мостовой располагаются невысокие дома.  В основном - каменные, хотя встретилось и несколько деревянных.  Небольшой, в общем, то, городишко.  Но больше чем моя крепость.  Если бы не несколько более высоких зданий в центре, то уместнее было бы его назвать просто поселением. 
      Я поинтересовался у прохожих, где находится таверна и вскоре оказался у ее дверей.  Передал подбежавшему мальчишке поводья своей кобылы и вошел внутрь. Помещение было просторным, но казалось низким.  Темный потолок, освещенный тусклыми светильниками, свисающими с него вплоть до уровня плеч, сдавливал.  Зала была заполнена столами и лавками.  У дальней стенки находилась стойка и еще одна дверь.  За стойкой стоял немолодой уже человек среднего роста.  Рядом с ним на стуле расположилась женщина с передником - должно быть официантка.  Зал был почти пустой.  Лишь двое посетителей в дальнем углу. 
     Я прошел внутрь зала и сел поближе к окну.  Официантка сразу же подошла ко мне, ловко лавируя между столов и скамеек.
     - Чего, сэр, изволит?  Есть свежее жаркое из телятины, - произнесла она.
     - Давайте ваше жаркое, - согласился я.  И добавил, - а какие есть напитки?
     - Есть красное прошлогоднее вино и этого года белое из полузрелого винограда.
     - Тогда давайте красное,- сказал я с сомнением, - И вот еще что.  Есть тут у вас кто-то с кем можно поговорить о городских делах?
     - Хорошо, сэр.  А с кем поговорить... сейчас я его приглашу.
    Она ушла, но перед тем как хлопнуть дверью, которая вела, по-видимому, на кухню, сказала что-то человеку за стойкой.  Тот не спеша прервал свое занятие, сложил какие-то свитки и степенной походкой направился ко мне.
     - Здравствуйте. Что вас интересует, сэр?
     - Я слышал, что на горожан нападает какой-то зверь.  Так ли это? - спросил я его.
     - Да, это так.  Уже полгода.
     - А с кем я могу поговорить по этому поводу?
    Он задумался, потом ответил:
     - Думаю с мэром.  Он занимается этим делом.
     - А каков этот зверь из себя, - несколько непоследовательно поинтересовался я.
     - Поговорите с мэром, сэр.  Я, здесь, плохой советчик. 
     - Хорошо.  А как найти мэра?
     - Я дам вам провожатого. ...
    - Спасибо, - с этим я протянул ему монету.
    Он спрятал ее в карман и направился к выходу из таверны.   Вышел, но через минуту вернулся вместе с босоногим мальчишкой.  Тем самым, что принимал у меня лошадь. 
    - Он проведет вас, сэр, - промолвил мужчина и направился к себе за стойку.
    - Жди меня у выхода, - сказал я мальчишке.
    Он кивнул и вышел из таверны. 
    Я с удовольствием принялся за обед.  Уже дней десять не ел горячей пищи, если, конечно, не считать зажаренных на костре кусочков.  Жаркое превзошло мои ожидания, а ароматный привкус приправы преследовал меня и позже - на улицах города.  Вино оказалось не в меру душистым и простоватым.  Но настроение уже было не испортить.  Расплатившись и поблагодарив, я вышел из таверны.  Тот же босоногий мальчик подошел, ведя мою кобылу в поводу. 
    - Как тебя зовут,- спросил его я.
    - Петер, сэр, - глядя исподлобья, отвечал он.
    - Веди меня к мэру, Петер,- чуть не пропел я.  Настроение было превосходное.  Я вскочил на лошадь, и мы тронулись.
      После прохладной таверны на улицах города припекало.  Мы миновали множество улиц и переулков и, наконец-то, мой провожатый остановился возле аккуратного небольшого домика с огромным серебристым колокольчиком у дверей. 
   - Мэр живет здесь, - промолвил Петер. 
   - Подожди меня, - сказал я ему, слез с кобылы и пошел к дверям.
       Мэром оказался невысокий седоватый мужчина лет сорока пяти - пятидесяти.  Он радостно принял меня.  Радость его удвоилась, когда я сообщил, что я - обученный воин из крепости.  "Вас-то нам, здесь, в городке, и надо", - воскликнул он.  Вслед за этим он принялся рассказывать о чудище.  Оказалось, что снаряжались специальные партии, чтоб поймать и уничтожить монстра.  Туда входили горожане знакомые с охотой.  Но ничего не вышло.  То есть, найти его было можно - горожане хорошо знали городок и окрестности - но уничтожить не получалось.   Чудовище не брали ни стрелы, ни капканы.  Оно было словно каменное, и, при этом, весьма подвижное.  Ростом оно было немного меньше человека.  Это меня уже немного успокоило.   Были и такие, которые наносили чудищу прямые удары ножами и даже рогатиной.  Но крови чудища они так и не увидели.  Некоторые поговаривали, что здесь замешано колдовство или какая-то магия.  Мэр, однако, не унывал. Он собирал партию за партией, но результатом были только все новые искалеченные и увечные.  К настоящему моменту  терпение его уже было на грани, почти иссякло, и он подумывал о том чтобы "сложить руки" и подать в отставку.
      После описания ситуации мэр сказал, что может собрать новую партию за день и спросил "Пойдете во главе?"  "Конечно", - ответил я, - "за этим сюда и приехал".   "Что ж, возможно провидение послало вас и ваш меч сделает то, что не под силу другим", - произнес вполголоса мэр.  А я подумал "Не провидение, а бог Имта прислал меня, быть может, на мою погибель".  А вслух высказался за то, чтоб мэр помог мне найти место стоянки.  Мэр собрался, взял трость и отправился со мной в город.  С Петером я распрощался.
      Местом стоянки  оказался средних размеров дом.  Хозяева отвели мне в нем целую комнату, и я был очень доволен.  После недели в седле и на улице так хорошо было вытянуть ноги в своей комнатке и на своей постели.  С мэром договорились, что он соберет партию и пришлет всех ко мне.  С этим он и ушел, бормоча что-то про провидение.  Хозяева оказались не в меру любопытными и постоянно о чем-то расспрашивали, а также я, используя момент, узнавал, что еще известно о чудовище.  Известно было мало, но хорошо известен был, как я понял, ужас от такого соседства в городке, а также знакомы хозяевам были многие искалеченные и четверо погибших.  Вскоре темы для разговоров иссякли и вторую половину дня я провел в покое.  Сходил
только проведать свою кобылу.  С ней оказалось все нормально - она стояла в стойле, из которого торчал большой пучок свежего сена и дремала.  После простого, но качественного ужина поданного хозяйкой, вскоре, я уснул.  Спал крепко, без снов и проснулся поздно.  Солнце стояло уже довольно высоко, когда я занимался утренними делами: приводил себя в порядок и завтракал.  Завтрак, кстати сказать, тоже был отменного качества.  Затем потекли минуты ожидания.
      К полудню пришли все семеро охотников.  Все были горожане, одетые по-разному, что мой натренированный глаз, привыкший к единой форме в крепости, сразу отметил.  Вооружены все были длинными ножами.  Один взял с собой сеть, а другой, явно охотник, принес лук.  Высокий крепкий малый, кузнец как оказалось, кроме ножа имел еще огромный топор.  Мне он напомнил гусака.   "Уж  если я  поймаю эту тварь, так рубану, как следует", - сказал он, ловко помахивая топорищем.  "Не успеешь - тварь очень верткая",- заметил ему невысокий горожанин с сетью.  Я задал вопрос, как найти монстра.  Оказалось это всем известно - тварь пряталась в заброшенном доме на краю города.  Все это знали, но желающих сразиться с ней самостоятельно не нашлось.
        Когда все собрались, я спросил у каждого готов ли он.  Получив утвердительные ответы, я вместе с ватагой храбрецов тронулся в путь.  День выдался солнечный.  В воздухе повисла сверкающая тишина.  Мир казался совсем неготовым к смертельной схватке.  Но такова уж природа жизни: за сверкающим фасадом вполне может скрываться уродливое нутро.
        Город встретил нашу группу настороженными взглядами.  Горожане смотрели на нас с опаской и, словно, сожалея о нас, пока мы перебирались мощеными улочками.  Одна старая женщина даже промолвила, посмотрев вслед нам: " Хоть бы они справились наконец-то.  Хоть бы им повезло”.  Минут через двадцать мы, наполненные тревожными чувствами, подошли к довольно высокому строению на краю города.   
         Оно возвышалось в конце улицы и свидетелей нашего входа в дом не было.  Нас встречало раскрытое настежь окно чердака и сорванные с петель ставни окон фасада.  Давно состарившийся забор был на запоре, но мы открыли калитку и вошли.  Ступеньки деревянного крыльца под нами протяжно заскрипели, как-будто мы услышали жалобы старого больного человека.  Входная дверь  была не заперта, и мы вошли: впереди я с обнаженным мечом, за мной остальные.  Гостиная встретила нас сумраком, перемежаемым косыми снопами света, сыростью и запахом гнили.  Все здесь состарилось, но полы, на удивленье, не скрипели.  Мы принялись внимательно рассматривать комнату.  Через несколько минут стало ясно, что здесь никого нет.  Тогда мы  собрались возле лестницы на чердак.  Горожане пропустили меня вперед, и я с блистающим мечом в правой руке полез вверх.   Лестница отозвалась на множество ног глухим скрипом.  Все вокруг было подгнившее, но довольно крепкое - ощущения, что сейчас все рассыпится не было.
         Едва я выбрался на чердак, как на меня налетел черный сверкающий вихрь.  Понятно, что это и было чудовище.  Целью его, вроде бы, было не сбить с ног, а вонзиться когтями.  Я устоял.  Под когти я подставил меч и руку в железной рубашке.  Монстр не смог добраться до моего тела, издал протяжный клич и отступил.  Вдогонку, я ударил мечом и попал по лапе.  Тут же новая атака - я парировал и нанес мечом сильный удар по туловищу чудовища.  Зверь отступил и остановился на какую-то секунду, так что я смог его рассмотреть.  Ростом с невысокого человека, он обладал длинными верхними лапами-руками с угрожающими длинными когтями на пальцах.  Короткие крепкие нижние конечности говорили о хорошей прыгучести монстра.  За спиной развивались два  длинных кожистых крыла.  Угловатая пасть приоткрыта делая видимыми острые клыки.  Удлиненные уши стояли торчком, тяжелый взгляд  глаз с гигантскими зрачками направлен на меня.  Весь монстр был покрыт черной толстой кожей, сверкавшей в солнечном ручейке, ниспадавшем из щели в стене.  Не было видно ни царапины, ни капли крови от моего меча.
       Короткая передышка закончилась и чудовище, оскабливаясь как-будто в усмешке, опять бросилось на меня. Я встретил его сильными прямыми ударами мечом - раз и еще раз.  Оно отскочило, снова не добравшись до меня.  Но и не было заметно хоть какого-то эффекта от моего меча.  "Что же оно бронированное, что ли?" - подумал я, - "Как быть? Рано или поздно оно доберется до меня". 
       Словно в ответ на мои мысли, возникло явление.   В вышине чердака над монстром показался призрачный синеватый свет, и высветилось изображение бога Имты.   Я узнал его по фигуре на моем медальоне.  Он сидел, скрестив ноги, и широко улыбался.  Когда фигура его вполне сформировалась, он привстал и указал на что-то пальцем.  В продолжение пальца возник синеватый лучик и показал на туловище монстра, на место где билась, должно быть, какая-то жилка.  После этого видение исчезло.   Ах, Имта!   Ты все-таки явился!  И так вовремя.
       Чудовище опять ринулось в атаку.  Но теперь я знал, что надо делать.  Я подпустил его поближе, заслоняясь рукой, и нанес прямой колющий удар в место показанное Имтой.  Монстр остановился передо мной парализованный.  Тогда я нанес еще удар в то же место и еще.  Жилка на груди монстра перестала биться.  Враг застыл передо мной.  Я нанес множество ударов мечом по его телу и голове.  Чудовище рассыпалась на камни и песок.  Теперь только я позвал людей из своей партии переминающихся на лестнице: "Все кончилось.  Я победил!"


       Военный завершил свой рассказ: «Вот так я и познакомился со своим богом, и, с тех пор, в нем не сомневаюсь».


Рецензии
добрый день. начала читать ваш рассказ и не оторвалась. легко написан легко читается. правда конец по-моему предполагал каких-то больших событий, благодарности жителей города, мэра. появление старца, жреца, как-то скомкано.... а так весь рассказ здорово... удачи вам

Татьяна Щербинова 2   20.12.2015 09:26     Заявить о нарушении
Спасибо за высокую оценку и просто за чтение!

Гаррий Забавский   20.12.2015 19:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.