Трагическая одиссея Струмы

   Монумет в честь погибших на корабле "Струма"
               
История морской трагедии, разыгравшейся 24 февраля 1942 года в устье пролива Босфор, до сих пор остаётся малоизвестной широкой общественности. В тот зимний пасмурный день был потоплен болгарский моторный шлюп «Струма» водоизмещением в 144 тонны, шедший под панамским флагом к берегам Палестины.
 
На борту корабля находились 10 членов экипажа и 769 пассажиров. В том числе более 100 детей. Все они утонули. Спастись удалось только одному человеку. Им оказался 19-ти летний юноша Давид Столяр.
 
Непостижимо, но парень смог до прибытия спасателей почти сутки продержаться в ледяной воде на одном из обломков корабля. Да ещё после этого выжить в турецкой тюрьме.
 
История последнего рейса корабля «Струмы» является, наверное, самой наглядной иллюстрацией подлинного трагизма еврейской иммиграции 40-х годов прошлого столетия.

 В сущности это было даже не судно, а старая изрядно потрёпанная баржа, оснащенная допотопным двигателем. До того, как эта дряхлая  посудина вышла в последний рейс, на ней перевозили скот по Дунаю. Ниже небольшой рассказ об этой трагической одиссее.

В конце 1941 года по требованию фашистской Германии премьер-министр Румынии Ион Антонеску ликвидировал Еврейский совет. Это был последний, официально существовавший в стране общественный орган румынских евреев.
 
Этим указом единоличный диктатор чётко продемонстрировал серьёзность своих намерений по части нацистской концепции «окончательного решения» еврейского вопроса. В этом многовековом вопросе у кондукэтора Румынии Иона Антонеску не было абсолютно никаких разногласий с фюрером Германии Адольфом Гитлером.

А спустя совсем короткое время кондукэтор  приступил к реализации своих намерений. По его приказу  40000 румынских евреев были депортированы в германские концлагеря. Этой акцией диктатор не только поднял свой авторитет в глазах  нацистского фюрера, но и более чем на 40 млн. долларов пополнил свою казну. Примерно в такую сумму было оценено имущество, конфискованное у этих несчастных людей.

А 27 июня 1941 года в городе Яссы произошёл жуткий еврейский погром, организованный местными властями по личному указанию Антонеску. В результате погибло более 13 тыс. человек. Не пощадили никого, ни детей, ни беременных женщин, ни стариков и даже калек и инвалидов.
   
Вот тогда-то румынские евреи бросились врассыпную. Но бежать уже, собственно, было некуда. Из Румынии, находившейся к тому времени в кольце оккупированных нацистами территорий, еврейским беженцам был открыт практически только один путь.
 
Довольно опасный. Он проходил по охваченному войной Черному морю до турецких проливов Босфор и Дарданеллы и далее к побережью Палестины по не менее опасному Средиземному морю.
 
Поначалу румынские правительственные чиновники не сильно препятствовали выезду евреев из страны. Одни так поступали из жажды наживы, другие по каким-то своим гуманистическим соображениям. Однако и те и другие открыто грабили еврейских эмигрантов. Как и в дремучее средневековье, власти разрешали взять с собой только самый мизер. Всё имущество и капиталы изгоняемых людей переходили  в полную собственность государства.

Для перевозки еврейских беженцев из Румынии в Палестину гражданами Панамы супругами Дорой и Барухом Конфино был арендован болгарский моторный шлюп «Струма». 12 декабря 1941 года судно с 769 пассажирами на борту вышло из румынского порта Констанца. Оно следовало под панамским флагом.

Проблемы начались буквально в нескольких милях от порта. Заглох двигатель. Все попытки болгарского механика оживить его оказались тщетными. Капитан вызвал помощь из Констанцы. После ремонта корабль продолжил плавание. Вечером 14 декабря «Струма» вошла в турецкие территориальные воды. И тут опять отказал двигатель.

Турецкий корабль отбуксировал аварийное судно на стамбульский рейд. Утром 15 декабря 1941 г. на «Струму» прибыла бригада механиков береговой охраны. Осмотрев вышедший из строя дизель, они пришли к выводу, что восстановлению он не подлежит. Так возникла проблема «Струмы», в конечном итоге закончившаяся жуткой трагедией.

20 декабря после нескольких дней томительного ожидания «Струма» была арестована. Для пресечения всех связей с берегом на круглосуточное дежурство возле судна встал катер береговой охраны. Так как корабль с беженцами направлялся в подмандатную Палестину, турецкие власти поставили в известность о случившемся посольство Великобритании.

Турецкое правительство выразило готовность содействовать переправке пассажиров «Струмы» в Палестину по морю и даже по суше. Разумеется, при условии, что англичане согласятся принять их. Однако британцы поступили в худших своих традициях. Они заявили, что в Палестине эти люди не нужны.

А верховный комиссар Палестины сэр Гарольд Мак Майкл даже цинично  заявил, что беженцы со «Струмы» не являются «обладателями востребованных профессий и потому будут непродуктивным элементом населения вверенной ему территории».
 
Тем временем положение на аварийном шлюпе катастрофически ухудшалось. Запасы провизии, взятой беженцами в дорогу, иссякли. Правда, болгарский капитан проявил благородство. Поделился небольшим запасом продуктов, предназначавшихся для питания экипажа.
 
Его хватило ещё на какое-то короткое время. Зима 1941/42 годов для этих мест выдалась на редкость холодной. Среди пассажиров, сгрудившихся в ужасающей тесноте и антисанитарии в неотапливаемом трюме, начались инфекционные и простудные заболевания. Вообще-то врачей среди беженцев хватало, а вот медикаментов практически не было. Тем не менее люди не поддавались отчаянию и безысходности.
 
В первые же дни своего заключения пассажиры выбрали нечто вроде управленческого комитета. В него вошли пятеро наиболее уважаемых представителей большого разношёрстного еврейского коллектива. Они находились в постоянном контакте с капитаном. Вместе решали насущные вопросы.
 
Для привлечения к себе внимания общественности и прессы беженцы изготовили из простыней плакаты с сигналом бедствия «SOS» и призывами: «Помогите нам!» на английском, турецком и иврите. Развесили их по бортам корабля.
 
И в какой-то мере агитация сыграла свою роль. О еврейских беженцах, запертых на рейде Стамбула, с сочувствием стали писали не только в местной прессе, но и в ведущих мировых газетах. Даже в американской «Нью-Йорк Таймс»

В Палестине еврейские общественные организации провели несколько массовых манифестаций, требуя от британских властей предоставления пассажирам «Струмы» въездных виз. В Турции также нашлись организации и частные лица, оказавшиеся готовыми по мере сил помочь беженцам.

Местное отделение «Красного полумесяца» при финансовой помощи турецких евреев довольно быстро наладило доставку на «Струму» продовольствия. Ответственным за поставки продуктов был назначен турецкий чиновник еврейского происхождения Симон Брод.
 
 70 дней простояла "Струма" в  Стамбульском порту. Наконец терпение турецкого правительства, опасавшегося осложнения отношений с Гитлером, иссякало. Турки в ультимативной форме потребовали от Великобритании окончательного решения проблемы еврейских беженцев, направлявшихся в Палестину.
 
На турецкий ультиматум англичане долго не отвечали. И тогда береговой охране и жандармерии был отдан приказ выдворить «Струму» обратно в Черное море. 23 февраля 1942 года турки приступили к исполнению приказа. 150 жандармов пошли на абордаж безоружной посудины.
 
По воспоминаниям Давида Столяра, единственного уцелевшего свидетеля той давней трагедии, пассажиры тут же поняли – это начало их конца. Женщины и дети плакали, старики молились. На корабле находилось несколько десятков членов международной еврейской молодёжной организации «Бейтар». Давид тоже в ней состоял.
 
Молодые ребята образовали «живую цепь», отделив пассажиров от турецких солдат и жандармов. Бейтаровцы оказали турецким военнослужащим отчаянное сопротивление.  Но силы были явно неравными. Турки быстро сломили противодействие молодёжи. Несколько человек арестовали. Остальные скрылись. Успели нырнуть в толпу пассажиров.
 
Захватив корабль, жандармы загнали еврейских беженцев в трюмы, а экипаж – в корабельную рубку. Затем обрубили якорные канаты. «Струму» взял на буксир катер береговой охраны, и ночью вывел судно из пролива Босфор обратно в Чёрное море.
 
Разумеется, британцы поступили на редкость цинично. Несчастным, бежавшим от нацистских газовых камер людям, они отказали в праве спасти свою жизнь, иммигрируя в Палестину. Но турки отнеслись к еврейским беженцам не менее цинично и жестоко. Они ночью бросили в бурном открытом море совершенно беспомощный корабль с неработающим двигателем, без радиосвязи, провизии и почти без воды.

Лишенная хода «Струма» до утра 24 февраля беспомощно дрейфовала вдоль побережья европейской части Турции. Вот когда людей, сгрудившихся в переполненных сырых тёмных трюмах, по-настоящему накрыла волна жестокого безысходного отчаяния.

Выхода, в прямом и переносном смысле, у них практически не было. Даже перспектива быть выброшенными течением на болгарский берег не означала спасения.
 
Болгарский царь Борис III и правительство страны действительно сумели спасти от огня Холокоста всех болгарских евреев. Однако вырвать из нацистских когтей беженцам "Струмы" вряд ли бы им удалось.

Дело в том, что царь Борис договорился, не очень надёжно, с Гитлером о неприкосновенности только "своих" евреев, имевших болгарское подданство. На пассажиров "Струмы" этот шаткий договор не распространялся. Именно по этой причине, несмотря на протесты царя, евреев греческой Македонии, оккупированной болгарскими войсками, нацисты депортировали в лагеря смерти. Там они почти все и погибли.
 
24 февраля 1942 года примерно в 10 часов утра дрейфующую беспомощную "Струму" обнаружила советская подлодка «Щука». Она произвела торпедный выстрел в направлении судна. Цель была поражена точно. Раздался взрыв. "Струма" вместе с экипажем и пассажирами мгновенно пошла ко дну.

В 1978 году Воениздат выпустил книгу Ванеева Г.И. "Черноморцы в Великой Отечественной войне". Вот что я в ней обнаружил на стр.299: "подлодка "Щ-213" (командир капитан-лейтенант Д.М.Денежко, военком политрук А.Г.Родимцев) с рассветом 24 февраля 1942 года обнаружила вражеский транспорт "Струма" водоизмещением около 7 тыс.т, шедший без охранения.
 
Транспорт был атакован из подводного положения с дистанции 6 кабельтовых. Торпеда достигла цели и вскоре транспорт затонул. (Отделение ЦВМА,ф.32,д.1971,л.26-27). Особенно отличились старшина торпедистов главный старшина В.Д.Жернов, командир отделения старшина 1-й статьи Г.Г.Носов, торпедист краснофлотец И.М.Филатов".
 
В принципе, всё совпало. Разве что тоннаж "Струмы" увелечен почти в 50 раз. Но эту неточность, пожалуй, можно отнести к желанию командира подлодки украсить свой "подвиг".

26 марта 1942 года в Палестине прошли массовые демонстрации в память о погибших.  Английские власти, запретившее "Струме" подойти к берегам Палестины, демонстранты обвинили в преднамеренном убийстве почти 800 человек. Однако эти массовые выступления палестинских евреев практически никак не сказались на жестокой, антигуманной политике Великобритании по отношению к еврейским беженцам из Европы.
 
В 2000 году на месте, где когда-то затонула «Струма», турецкие водолазы обнаружили останки корабля. К сожалению, идентичность точно установлена не была.
 
3 сентября 2001 корабль с родственниками погибших пассажиров «Струмы», представителями еврейских общин Турции и послами Великобритании, Болгарии, Израиля и США подошёл к месту катастрофы в Чёрном море и по морской традиции  за борт были брошены венки.

В честь памяти погибших в израильских городах Ашдоде и Холоне установлены красивые монументы.


Рецензии
"В принципе, всё совпало. Разве что тоннаж "Струмы" увеличен почти в 50 раз. Но эту неточность, пожалуй, можно отнести к желанию командира подлодки украсить свой "подвиг"."

Это все точно.
Хотелось орденов и денег!

А после войны стыдились и прятались!

Спасибо.
Как всегда, нюансы были неизвестны!

Виктор Сапожников   08.09.2020 19:20     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.