Рассказ о Наде Корольковой

Рассказ о Наде Корольковой
Ржепишевский Юрий

Об одной привлекательной, но немного чопорной девушке-бухгалтере. Тут перед ней открываются, вроде бы, необыкновенные горизонты. Однако...
Легкий жанр.








   Девушки из фирмы "Топ-Конкорд" стоят в очереди в местном кафе у перекрестка. Большинство из маркетингового отдела, а также из бухгалтерии - как раз наступило время обеденного перерыва. Кассы жужжат, оперативно выбивая чеки, очередь движется быстро, и вот уже несколько девчонок с цветными пластиковыми подносами занимают столик - как раз под двумя большими мохнатыми пальмами в деревянных кадках. Все эти дамы совершенно разные - единственное, что их объединяет, так это что все они - молодые и незамужние. Ну да, незамужние, в поисках своего счастья. Все они знакомы между собой, так что разговор за столом завязывается легко и непринужденно.
   - Эй, девчонки, это что за чувачок? Вы его знаете? - спрашивает, понизив голос и обращаясь ко всему столу сразу, Люся Скрипаченко, из бухгалтерии. - Вон там, в очереди, в джинсах и светлом таком куртеце. Я его здесь который раз вижу. Он что, тоже из нашей конторы?   
   - Что, хотела бы с ним познакомиться? - интересуется Лана Гордячева, томная красотка из отдела сбыта.
   - Почему бы и нет? Если он свободен...
   - Какая тебе разница, свободен - не свободен? Знакомишься, кладешь на него лапу и все дела!..
   - Это наш новый специалист, - поясняет Даша Примакова, тоже из бухгалтерии. - Видела его в конструкторском. Сережей зовут.
   - Ничего, симпатичный, - говорит Гордячева, демонстрируя объективный и независимый взгляд на вещи. - И правда, он как, не занят еще?
   - Такие мальцы редко свободные гуляют, - веско говорит Капитонова. - Да и потом, встречаться с мужчиной, с которым вместе работаешь... Не знаю, не знаю... 
   Сима Капитонова из товарной группы - человек бывалый, к ней прислушиваются. У нее круглые бедра, ясный прямой взгляд, и говорит она этаким бас-фаготом, как мужчина.
   - Да, служебные романы здесь нам ни к чему, хлопот не оберешься, - поддерживает ее Примакова.
   - Где это - здесь? В учреждении? А где ж их тогда заводить? - удивляется Люся Скрипаченко. - Если вся жизнь практически на работе...
   - Есть такое хорошее правило: не трахайся, где живешь, и не живи, где трахаешься, - нравоучительно изрекает Капитонова.
   Гордячева окидывает Капитонову взглядом, а затем говорит со смешком:
   - Это что ж получается? Чтоб потрахаться, обязательно куда-то мотайся? Не очень-то и удобно.
   - И правда, - хихикает Скрипаченко. - Зачем еще куда-то мотаться? Лучше прямо не отходя от кассы!
   Надя Королькова, которая до этого момента молча, хоть и с интересом, прислушивалась к разговору, прячет взгляд в тарелку - еще, чего доброго, закраснеешься вся. Есть у нее, к сожалению, такое свойство - краснеть в самые неподходящие моменты. Что до этого капитоновского правила, то она, признаться, впервые такое слышит. Звучит вообще-то резонно. Может, стоит запомнить?..
 
   В этой торгово-транспортной фирме Королькова сравнительно недавно. У нее специальное образование: бух-учет и основы менеджмента. Почему, собственно, ее сюда и взяли. Впрочем, сама она считает, что причиной тому - главным образом ее привлекательность. Ну а как иначе, ведь все начальники - мужчины. Хотя стоит заметить, в отношениях с ними (с мужчинами, не с начальниками) Королькова очень такая строгая. Всегда на расстоянии, никакой игры, никакого тебе кокетства. И это при том, что она действительно привлекательна. Многие - не сомневайтесь! - с удовольствием приударили бы за ней. Но она не из тех, кто охотно принимает ухаживания или милые презенты, свидетельства мужского интереса. Непосредственный дружеский комплимент ее скорей насторожит. Заметив у себя на столе положенный кем-то цветок, она тут же начнет подозрительно озираться. Если же вам удалось пригласить ее на чашечку кофе в ближайший бар, то будьте уверены, за свой кофе (спиртного она не употребляет) она расплатится сама, лишая вас тем самым всякого удовольствия.
 
   Однако мы слегка отвлеклись.
   - Точно, итальянец, - рассказывает о чем-то Люся Скрипаченко. - Из Милана. Специально приехал, по приглашению дирекции.
   Судя по всему, речь уже о каком-то новом лице.
   - Специалист, - подтверждает Гордячева. - Будет нам оборудование менять. Такой, скажу вам, красавчик!
   - Оборудование? Какое еще оборудование? - перебивает ее Сима Капитонова. - Наши множительные машины, что ли? "Дупло"?
   - Ну да, эти наши дупликаторы. Их как раз и собираются менять.
   - И правильно, давно им пора на отдых. Древность, сто лет в обед!
   - Не знаю, что именно менять, но только он специалист по осваиванию импорта, - говорит Примакова.
   - По осваиванию русских бабс, - иронически вставляет Сима Капитонова.
   - Хочу, хочу! - восклицает Люся Скрипаченко. - Пускай меня осваивает, я согласная!

   Надя Королькова продолжает внимательно следить за беседой. Сказать ей по данному предмету вроде и нечего, хотя такие разговорчики кого хочешь выведут из себя. Что касается итальянца, о котором тут была речь... Кажется, это с ним она столкнулась вчера, выходя из кабинета главного бухгалтера. Он оглянулся на нее и, представьте, даже подмигнул. Странный субъект!

   - Все красавчики легкомысленные, вообще-то, - замечает резонно Даша Примакова. - Сегодня у него одна, завтра другая. Свяжешься с таким, настроишься на серьезное, а тут - бэмс...
   - Ну да, обычное дело, - кивает с невозмутимым лицом Сима Капитонова.
   - Ну какое обычное? С чем вы сравниваете? - энергично возражает Скрипаченко. - С нашими мужиками, что ли? Он же иностранец. Какое тут сравнение? Иностранец умеет к женщине подойти: он тебе и ужины, и развлечения, и театр. А то еще и бриллианты подарит. Не просто же - ля-ля, и в койку!
   - Да, иностранцы - совсем другое дело, - поддерживает ее Гордячева. - У меня уже был один такой, из Лондона...
   - Да ну! Англичанин, что ли?
   - Нет, американец. Ох, девчонки, как же он за мной ухлестывал!
   Примакова удивленно смотрит на Гордячеву.
   - Из Лондона? Какой же он тогда американец?
   - Самый обыкновенный.
   - Лана, окстись! Если он из Лондона, то, стало быть, англичанин.
   - Правда? - удивляется Гордячева. - Может, он эмигрировал? Переехал туда на ПМЖ? - И махнув рукой, добавляет: - Неважно, главное - иностранец!
   Снова подключается Скрипаченко:
   - Правильно! Иностранец может на тебе жениться, и увезти к себе. А там!.. Там ты уже не пропадешь.
   - Вот именно! - поддерживает ее Гордячева.
   А Примакова добавляет:
   - Нужно только найти к нему правильный подход. Чтобы не слинял до срока.
   - Это просто, - говорит Сима Капитонова. - Построй ему глазки, поверти задницей, повздыхай для вида... А главное, не торопись с ним в постель, что бы он тебе ни обещал... Потяни резину. И все получится - в лучшем виде.
   - Да-а... - мечтательно произносит Люся Скрипаченко. - Заграница! Высшее общество! Уж там-то все по-другому...
   Сима Капитонова с иронией смотрит на Скрипаченко и, окинув взглядом остальных, крутит выразительно пальцем у виска...
 
   Вернувшись на свое рабочее место, Надя Королькова включает компьютер, открывает папку с расчетами по квартальному балансу. Однако работа не идет. Королькова вся еще под впечатлением от разговора - задел он ее таки за живое. Да и кого бы не задело? Конечно, впадать в эйфорию нет причин, говорит она себе. Никаких абсолютно. Мужчины - ну и что такого? Или пусть даже иностранцы... При любых условиях следует сохранять трезвую голову, она ей еще пригодится.
 
   ****
 
   Надежда шла по коридору с какими-то бумагами в руках и едва не налетела на Карпухина. Тот выкатился на нее из-за поворота, летел буквально - иначе передвигаться он не умел.
   - А, Королькова! Тебя-то мне и нужно. Подойди, пожалуйста, сейчас ко мне.
   - К вам в кабинет?
   - Именно.
   - Прямо сейчас?
   - Я кажется ясно выразился:  с е й ч а с.
   - Хорошо-хорошо, Виктор Петрович! Только вот занесу бумаги в отдел.
   - Давай, и пошустрее... Это важно. Жду тебя через пять минут!
   Виктор Петрович Карпухин - директор, глава фирмы. И его слово, разумеется, закон. Так что не прошло и пары минут, как Надежда появилась у него в кабинете - в своих светло-голубых джинсиках, в темно-лиловом деловом кардигане и в туфельках под цвет. Очень вся такая располагающая и элегантная. Очки свои при входе она, к счастью, успела снять.
   Кроме самого Карпухина, в помещении находилось еще человек пять или шесть. Среди них - директорский зам Сила Петрович, далее, главный бухгалтер Лидия Сергеевна, а также двое номинальных управляющих - один из них, как Королькова знала, по фамилии Авербух. Присутствовала здесь и директорская секретарша, Николь. И еще какой-то незнакомый мужчина.
 
   - А-а, Королькова, это ты! - радостно возгласил директор, увидев вошедшую. - Какой приятный сюрприз! Хорошо, что заглянула, очень кстати. Познакомься, это наш новый компаньон, деловой представитель из Италии, синьор Рованьоли... Джакомо Рованьоли.
   Надя осторожно кивнула незнакомцу.
   "Итальянец! - пронеслось у нее в уме. - Уж не тот ли самый?"
   Мужчина сидел в кресле, непринужденно задрав ногу на ногу и дымя тонкой коричневой сигарой. Летний пиджак цвета какао, светлые брюки-дудочки, под пиджаком - не рубашка и галстук, как следовало ожидать, а обычная белая майка с какой-то иностранной надписью. И к этому - сандалеты на босу ногу. Несмотря на все эти мелкие аномалии, немного странные для бизнесмена, в общем и целом он выглядел даже симпатично.

   Между тем директор отозвал Надежду в сторонку, подальше от всех, и с таинственным видом проговорил:
   - Королькова, я очень на тебя рассчитываю. Надеюсь, ты поняла, зачем тебя позвали?
   - Нет, Виктор Петрович...
   - Этот самый господин Рованьоли - наш гость, и мы должны принять его по высшему разряду. Он в нашем городе впервые, знакомых у него тут никаких... Понимаешь, к чему это я?
   Надя отрицательно помотала головой:
   - Не совсем, Виктор Петрович. - Вид у нее был виноватый.
   - Вот непонятливая! Мне нужно, чтобы кто-то его сопровождал, помогал объясниться в неясных ситуациях... - Директор нетерпеливо мотнул головой. - Иностранцу сложно у нас одному. Русским он немного владеет, но тем не менее... Теперь ясно?
   - Нет, не ясно.
   Виноватое выражение у Надежды сменилось на неприступное и отчасти даже неприязненное. Карпухин устало вздохнул.
   - Младенец и тот бы понял. Королькова, или ты просто прикидываешься? Ты когда-нибудь про гейш слыхала?
   - Вы хотите, чтобы я сыграла при нем гейшу? - Надя была возмущена.
   - Ну вот, наконец.
   - Гейшей! Но это же... проституция!
   - Ну что ты такое несешь! - возмутился в свою очередь директор. - Что такое, по твоему, гейша? Это хорошо воспитанная, образованная дама, которая сопровождает мужчину, развлекает его разговором, пеньем, не дает заскучать... В общем, так. - Карпухин перешел к обычному своему начальственному тону. - Даю установку: берешь товарища под свою опеку, не отходишь от него ни на шаг. И все это время, пока он пробудет здесь...
   - Нет-нет, ни за что! - Надежда замахала руками. - И не уговаривайте.
   - Не понимаю, чего ты боишься? Такая славная, решительная девушка, - примирительно проговорил директор. - Английский знаешь, можешь свободно общаться. Тебе, как говорится, и карты в руки.
   - Но почему я?! Я ведь просто бухгалтер. Разве это входит в мои обязанности?
   - Кто-то же должен? А ты из себя привлекательная, приятная на вид...
   - Правда? - Надя подавленно улыбнулась.
   - Ну конечно! К тому же сообразительная, хорошо себя показала. И Лидия Сергеевна за тебя поручилась.
   - Не знаю, - нервно проговорила Надя. - Никогда ничем таким не занималась.
   Директор пожал плечами.
   - Неужели это так сложно? Погуляй с ним по городу, покажи достопримечательности. Главное, постарайся ему понравиться, составь ему компанию - всюду, куда бы он ни пошел. В кино там, или в кафе... Ведь все за его счет, разве плохо?
   Королькова замкнулась в молчании. За его счет... Вот еще! Когда это за нее кто-нибудь платил? Что за унижение!
   - Повеселитесь как следует, - продолжал между тем директор. - Своди его в такие места, куда ты, возможно, сама бы и не рискнула.
   Надежда подозрительно сощурилась:
   - Это куда еще?
   - В ночной клуб какой-нибудь, выпить, потанцевать. В стриптиз-бар...
   - В стриптиз-бар?! - ужаснулась она.
   - Ну а что? Ты сама там бывала? Нет? Ну вот и побываешь. Не в музей же его тащить! Впрочем, это не важно. Главное, чтобы мужик хорошо провел время, не скучал. Это в наших общих интересах. В интересах фирмы.
   Надя не отвечала, а лишь затравленно смотрела в потолок.
   - Важно не провалить заключение контракта, - продолжал увещевать ее директор. - А вот когда его подпись будет у нас в кармане... - Он сделал многозначительный жест. - О тебе я постараюсь тоже не забыть.
   Королькова молчит еще какое-то время.
   - Хорошо, а как же моя прямая работа? - спрашивает она наконец. - В отделе?
   - Ничего, без тебя разберутся.
   - Ладно... Ну, а вдруг он захочет... - Надежда смущенно отводит глаза. - Если он потребует от меня интимных услуг?
   - Ну вот, сразу уж и интимных... - Директор снисходительно передернул плечами. - Королькова, ты взрослая женщина, неужели нужно объяснять? Намекни, что у тебя жених, или что-нибудь в этом роде... Да и потом, что, если даже согласишься? Он ведь не бедняк какой-нибудь, может и отблагодарить.
   Королькова воззрилась на Карпухина круглыми глазами. Как вам эти заявочки? И это ей предлагают вот так, не стесняясь, прямым текстом!
   - Нет-нет, я не могу. - Она опять покраснела и, кажется, готова провалиться сквозь землю.
   - Ладно, Королькова, - заключает Карпухин добродушно, - не понимаю, из-за чего так расстраиваться. Ведь ни о каком интиме речь пока не идет! Главное, побудь при нем эти пару дней, а там будет видно.
   Голова у Надежды идет кругом. Бизнесмен-итальянец... Гейша... Стриптиз-бар... Выпить-потанцевать... В общем, все как в тумане. Ну и куда тут денешься - она человек подневольный, вынуждена делать, что велят.
 
   ****
 
   Несколько последующих дней у Корольковой пронеслись как во сне. Совершенно незаметно. Вы когда-нибудь замечали, как меняется ощущение времени, стоит лишь как-то перемениться внешним обстоятельствам? Жизнь приобретает совсем другой ритм, мгновения становятся неуловимыми, дни уже не тянутся лениво, как летние облака в небе, а мелькают со скоростью света. Вы словно выпали из реальности. Вот так и здесь...
   Да... А на седьмой день, под вечер, синьор Рованьоли исчез. Испарился практически. Не оставил ни своей подписи на контракте, ни другого какого завалящего автографа. Все попытки Карпухина связаться с ним ни к чему не привели, тот будто бы в воду канул.
   На Корольковой это происшествие никак не отразилось. Она просто вышла с утра, как обычно, на службу - серьезная и ответственная как всегда. Вернулась к своим привычным занятиям - активам и пассивам, дебетам и кредитам, балансам и пасьянсам. На вопросы любопытствующих - мол, как там и что? - не желала, правда, отвечать. А ее отчет Карпухину о проделанной работе состоялся за закрытыми дверями, без свидетелей. Так что все, что произошло за эти упомянутые несколько дней, осталось тайной для всех.

 
   ****
 
   - Сигарету? - спросила Даша Примакова.
   - Нет, спасибо, не курю, - ответила Королькова поспешно.
   - Ты чего, это ведь женские! И с фильтром. Полностью безопасные.
   - Да? Ну тогда ладно, давай.
   Даша Примакова и Надежда сидели на скамейке детской площадки поблизости от надиного дома и перекуривали. Был вечер, пятница, спешить было некуда. Они успели гульнуть в каком-то кафе, пошуметь, что называется (выпили по коктейлю, если уж говорить конкретно, а в остальном обошлись кофе и эклерами), и теперь вот возвращались по домам. Настроение у обеих было лирическое и располагало к признаниям.
   - Так что у вас там было, с этим итальянцем? - спросила ненавязчиво Примакова.
   Надя неумело затянулась сигаретой.
   - С итальянцем? Да так, ничего особенного. 
   - Ладно, не скромничай. Уж мне-то ты можешь сказать. Или боишься?
   - Да нет. Чего мне бояться?
   - Ну так скажи, не жмись. Спала ты с ним?
   - Спала... в каком смысле?
   - В каком - в каком. Ясно, в каком. Хотел же он тебя? Или нет?
   - Ммм?..
   - Я имею в виду, как мужчина.
   - А-а! Ну да, конечно, хотел...   
   - Стало быть, был у вас интим?
   - Ну да, был, - вздохнув, призналась Надежда. - У него в гостинице.
   Услышав это, Примакова приободрилась. Всегда приятно узнать, что хоть кому-то в чем-то повезло.
   - Класс!.. Ну и как он? Оправдал ожидания?
   - Да в общем, ничего.
   - Ничего? Что значит, ничего? Каков он собой, как мужик?
   Надя неопределенно пожала плечами.
   - Так что же, - продолжала допытываться Примакова, - клево с ним было?
   - Да ничего...
   - Про "ничего" я уже слышала. Или у вас там действительно ничего не было? 
   Надежда неопределенно качнула головой, вид у нее при этом был подавленный. Примакова пригляделась к Корольковой - с недоверием и одновременно с участием.
   - То есть как... Совсем ничего?.. Вот блин, как такое может быть? Он, что же, в постели слабаком оказался? Импотентом?
   - Вроде того.

   Надежда затянулась в очередной раз и, поперхнувшись, закашлялась. Примакова, конечно, человек свойский и понимающий, но, по правде говоря... Нет-нет, даже Примаковой она не смогла бы признаться, что там у них произошло с этим итальянцем. Ни ей, ни кому другому.
   Разумеется, синьор Рованьоли был терпелив и обходителен, жаловаться не было причин. Ежедневно приглашал ее к себе в номер, угощал шампанским и только затем шел на абордаж - естественно, ближе к вечеру, когда все прочие пункты дневного распорядка, вычерченного обязательной Корольковой, были уже исчерпаны. Да и сама она, вроде, была не против, особенно после конкретных установок Карпухина. Но, к сожалению, случилось так, что она тоже подпала под обаяние итальянца. Понравился он ей - да так, что она решила сделать все возможное, чтобы только его не упустить. Но что ей для этого придумать? какую применить тактику? И тут у нее в памяти всплыли поучения Симы Капитоновой - ну да, те самые, когда они сидели за столиком в кафе и обсуждали иностранцев. Построй, мол, глазки, поверти задницей, но вот чтобы так сразу отдаваться - с этим не спеши. Пускай, мол, рыбка сначала проглотит крючок!.. Вот она и следовала этой простой формуле буквально, что называется - от и до. В постель с ним ложилась, но вот затем...

   Разумеется, всего того, что за этим последует, Надежда никак не ожидала. Это ж она должна была мотивировать итальянца на заключение контракта, так? А что получилось в итоге? А получилось все в точности наоборот. От Надиных, так сказать, услуг бедняга пришел в такое расстройство, что плюнул на все контракты, договора, сел на самолет и срочно улетел к себе в Италию. Вот такой результат. Ну и как ты об этом кому-то расскажешь? Ведь если б такие подробности стали известны - что да почему, - все смеялись бы до упаду. Буквально весь "Топ-Конкорд".

   - Вот они, иностранцы, - философски заметила Примакова. - Форсу много, а как до дела дойдет...
   Надя в ответ только вздохнула.
 

   ****

_


Рецензии
Гиперреализм! Так оно и бывает: во всех бедах ищи женщину.

Ярослав Полуэктов   24.02.2017 10:41     Заявить о нарушении
Или мужчину. Одно из двух:)

Юрий Ржепишевский   01.03.2017 19:31   Заявить о нарушении