Жизнь длиною в ночь

  Господи, что это за звук?.. Голова раскалывалась на сотню мелких осколочков, острыми краями покусывающими каждый миллиметр мозга. Монотонный писк создавал полную иллюзию изощрённейшей пытки, приправленной запахом изысканных французских духов и дорогого коньяка. Нужно срочно попытаться открыть глаза и устранить этот ужас, вынимающий душу… Будильник. Единственный враг, всегда одерживающий победу. Он и на этот раз добился
своего  -  женщина  медленно поднялась с постели, замерла на секунду от удовольствия соприкосновения с огромным и пушистым ворсом ковра, дошла до стола и вдавила клавишу сигнала до упора. Ставить будильник рядом с кроватью было делом бессмысленным и безнадёжным. Рука  находила его с удивительным проворством, пальчики умудрялись отключить сигнал так ловко и быстро, что тело не успевало среагировать и проснуться. Теперь,  не оставалось ничего другого, как только признать, что утро, всё-таки, наступило. То самое...

  Весеннее утро чуть подразнивало лучиками солнца, обещая чудесную погоду.
Дурманящий запах раскрывающихся почек проникал сквозь открытое окно, врываясь в сознание вместе со  звонкими  криками воробьёв и пением прилетевших скворцов. Как она любила весну! Как никто, расцветая с каждым апрелем всё краше, сама удивляясь блеску в глазах и румянцу, играющему на щёчках...
Как же много всего произошло за этот год. За год, уместившийся в один день.

  Накануне женщина отменила все встречи, переговоры, звонки, поездки. Вечером, забравшись с ногами на мягкий и уютный диван, она с точностью до мелочей вспоминала тот вечер. Их вечер... Бутылка коньяка гордо возвышалась над сиротливо стоящим бокалом. Пила она редко, только за компанию, поэтому, резко пустеющей бутылке была и сама очень удивлена. А сознание напрочь отказывалось отключаться. Оно было ясным, как звенящий горный воздух. Настолько ясным, что безжалостно вырисовывало сюжеты той встречи во всех подробностях. Сердце  стучало так, будто стремилось вырваться наружу из ставшей тесной грудной клетки...

  Его губы... мягкие, тёплые, волнующие, обволакивающие своей нежностью и сладким дурманом. Её никогда и никто так не целовал, пробуя на вкус каждый миллиметр губ, смакуя каждый изгиб, пробегая язычком вдоль кромочки зубов, оценивая их остроту, задерживаясь на мгновение, чтобы вновь пуститься в путешествие по этим бархатным  розовым лепесткам. Хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно, поднимая на самый пик блаженства, одаривая невероятным теплом и предвкушением чего-то более волнующего и трепетного. Его руки были руками волшебника, сочетая в себе лёгкость касаний и твёрдость, которую она ощущала всем телом. Они были везде, успевая перебирать распущенные волосы, дотрагиваться до полураскрытых на вдохе губ, спускаться вдоль ключиц к груди, изучая дрожащие холмики с пристрастием опытного путешественника. Доходя  до спелых вишенок они на мгновение замирали, не веря счастью касаний, но тут же убегали в сторону, не в силах конкурировать с властными губами, по праву претендовавшими на столь изысканный фруктовый десерт. Пальцы напоминали крылья бабочки, касаясь потаённого нежно и чуть заметно, лишь обозначая искушение трепетом крылышек, бережно дотрагиваясь до бархатных лепестков, вдыхая аромат утренней росы и наслаждаясь невероятной красотой бутона, достойного кисти художника. Лёгким дуновением он приводил в дрожь всю суть её, каждая клеточка тела откликалась радостным наслаждением, негой и томлением.  На самом пике ощущений он рычал, как лев, заставляя содрогаться  тело и душу, наполняя суть её силой и гармонией, отдавая самого себя без остатка...

   Он стал для неё всем – прошлым и будущим,  раем и адом, радостью обретения и горечью потери. Самолёт, который уносил его в тот день, проложил долгую дорогу печали и ожидания. Не было минуты, в которую она не вспоминала бы его, не ощущала  его запах, его вкус, его присутствие... Долгих 365 дней, наполненных тишиной и безразличием, слезами и обидой, злостью и ревностью...
  Она не могла больше ждать. Увидеть его стало навязчивой идеей, болезненной необходимостью, с каждым днём обретающей форму уверенности в правильности принятого решения. Билет в оба конца лежал на тумбочке. Головная боль ушла, оставив после себя пустоту и невероятную слабость. Или, это воспоминания о той ночи лишили её сил и решимости?.. Неважно. Чемодан собран, такси вот-вот подъедет. Что она, в сущности, теряет? Нужно было давно увидеть счастье в его глазах, чтобы не умирать ежесекундно, вспоминая тот далёкий день, наложивший отпечаток на всю её жизнь…

  Аэропорт жил своей жизнью. Суматошной, непостижимой, наполненной слезами прощания и радостью встреч. Самолёты, как большие гордые птицы выстроились на поле, с равнодушием принимая в своё чрево желающих познать радость полёта.
  Скоро объявят посадку и одной проблемой в жизни станет меньше. Или больше?
Бог мой, кому я нужна в это время?.. Телефон не хотел успокаиваться, продолжая с настойчивостью молоденького юноши  проникать в её настоящее звонкими трелями. Лень было даже пошевелиться, чтобы отклонить вызов. На третий раз упорство звонившего было вознаграждено. Она слушала голос и не могла поверить в реальность происходящего... Звонил ОН... Мир перестал существовать в этот миг, звуки стихли, свет перед глазами померк. Она слышала только ЕГО голос...
  Когда до сознания дошёл смысл слов, слёзы выступили на глазах, совершенно не задумываясь о наличии на ресницах дорогой французской  туши, способной подпортить внешний вид. Он весь год решал свои проблемы, умирая каждый день от невозможности видеть её, боясь позвонить, так как  обнадёживающего сказать было нечего… Он жил воспоминанием того дня, запахом её волос, вкусом губ,  звуком её сердца. Он жил тем днём, когда вновь увидит её, чтобы никогда уже не расставаться…
- Я вылетаю, любимая... Встречай...

  Как изумительно красиво выглядели на подоконнике аэропорта оставленные билеты... Это были  билеты в будущее. Безоблачное и светлое, как небо, переносящее в эту секунду любимого...

 © Оленька Лазарева


Рецензии
Оля, всё таки Вы большая мастерица красиво писать о любви.
Хоть это и проза, но читается легко и напевно, точно это поэма.
А вот строчка о том, что "сердце стучало так, будто стремилось вырваться наружу"...напомнило мне живую картину, свидетелем которой мне пришлось побывать.
У моей кошки родился котёнок, у которого сердце было не в грудной клетке, а билось открытым на спинке. Боже, это такой ужас... Извините, что вспомнила.

Татьянагрушина   29.03.2016 22:09     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.