Мамин рецепт

Долгожданный снег не выпал даже на Покров. Лишь 31 декабря стали порхать снежинки. Сначала стеснительно, редко. И тут же таяли, едва позволяя рассмотреть узорную холодную красу. Постепенно смелели. Уже кружили хороводы, опускаясь  на землю лёгким лебединым пухом.

Утром 1 января земля была как невеста – в белом платье, в роскошной фате. Жарко горели нарядные рябиновые кисти, припорошенные голубоватыми блестками. Огороды укрылись белоснежными пушистыми одеялами. Везде сугробы! Тишина! Красота!

Ольга накрыла праздничный стол. С вечера они с дедом вкусно поужинали в обычное время, не ждали 12 часов ночи. Телевизор смотреть тоже не стали – там одно и то же каждый год: «С легким паром».

В доме уютно. Пахнет пирогами. Дед рядом. Дедом стала называть с тех пор, как внук-первенец появился. Так-то мужа Карпом зовут. Ну что это за имя рыбье? Другие женщины своих мужей ласково: «Коленька» или «Сереженька», а тут - «Карпик». Поэтому в молодости все чаще «рыбонька моя» называла шутливо, а потом дедом. Он молодец, не обижается.

Домашняя колбаска ноздри щекочет чесночным запахом, грибочки, огурчики соленые.  Студень как ледок. Налили по рюмашке белой, тосты и пожелания друг другу произнесли. Главное пожелание на двоих одно: вот бы случилось чудо новогоднее, приехал бы сын с внуком. Соскучились! Только вот чудеса в сказках бывают.

Беседуют неспешно за праздничным столом – то ли завтрак поздний, то ли обед ранний. Откровенно любуется Ольга Карпом своим. Много лет вместе, но любит с каждым годом всё крепче. Статный, высокий. Не балагур, но нужное слово к месту вставит. Золотой мужик достался. Да ведь и сын в отца удался! Жаль, навещает редко.

Странный шум с улицы прервал их тихое уединение. Похоже, сосед снова свою машину напротив их въездных ворот поставил. Уж сколько раз просили не загораживать въезд, нет, как медом намазано.

Карп накинул куртку, сапоги и быстро выскочил на улицу. Ничего, разберется. Сосед хоть и бестолковый немного, но незлобивый. Уберет машину.

Спустя какое-то время Карп распахнул дверь, счастливо улыбаясь: рядом сын! Господи! Радость какая!
 
Ольга целовала родное лицо, трогала руки, плечи: «Солнышко моё! Солнышко!» Отец тоже растроганно всматривался в возмужавшее лицо сына, слегка покашливая, словно в горле першило.

Осознавая, что радость неполная, так как сын один приехал, Ольга задала вопрос, который уже выплескивался из глаз отца:

- Сынок, а где же твои? Лера, Костик?
- В Тайланд отправил, пусть в море поплещутся. Позагорают!
- В Тай-ла-а-нд? А что ж сам не захотел к морю.
- А вы мне что, не  рады? Отосплюсь, на лыжах покатаюсь! – Сын игриво сгреб обеими руками родителей. А те и размякли, приникли к кровиночке своей.

Долго-долго разговаривали. Подсовывали домашние вкусности, угощали. И так хорошо было всем вместе. Какое чудо новогоднее – встреча! Сын с любовью всматривался, гордился: «Вы у меня как молодожены! Хорошие мои!»

Постелили сыну в детской. Там, как и раньше, на стенах висели фотографии. Совсем маленький пупсик. В детском саду сфотографирован – гусар! Школьная фотка, всем классом. На всех школьных фотографиях Светка Комова старалась рядом прилепиться. Везде – рядом. Все 11 лет. Неужели правда так любила, а он не хотел замечать? Армейский снимок. Орел! Картинный легкий поворт головы… Мужественный взгляд… Красавчик!

Утром вошла в комнату мама. Только мама умеет ходить тихими-тихими шагами. Склонилась, всматриваясь в утренних сумерках. «Да не сплю я, мам», - ласково взял за руку.
 
Ольга присела на краешек дивана.
- Отдохнул? Выспался?
- Давно так не спал!
- Жаль, что своих не привез. Дался им Тайланд! Лучше бы Котька в снегу покувыркался. Вон какие сугробы намело!
- Нормально, мам!  - сын явно не хотел продолжать эту тему.
-     Скажи правду, сынок, у вас все в порядке? Рада я твоему приезду! Рада! Но что-то меня тревожит. Поделись с матерью!
- Чем делиться? Ты только не переживай, ма, но разводимся мы. Будем разводиться ,  как только время придет.
- Как-то загадками говоришь. Развестись – это ж не проснуться по звонку будильника. А у тебя так получается. Прозвенит звонок – время разводиться наступило. ЧуднО!
- Чудно… Но тебе не понять, мам. Да я и сам не совсем понимаю.
- Не темни! Что у вас случилось? Уж не гульнул ли на стороне? – Ольга строго насупила брови.
- Ой, мам, ну что за ерунда? Гульнул… Я пашу как папа Карло. Мне не то что гулять – пообедать некогда. Вечером за продуктами и домой, чтобы утром снова на работу. Встаю – мои еще спят. Только вечером, да по выходным и вижу!
- Подожди, подожди. Но Лерочка вроде бы не работает. Почему бы ей в магазин не сходить днем?
- Мама! У современной женщины тоже дел хватает.
- Каких же?
- Костю – в школу отправить надо? Потом встретить, накормить надо? Два раза в неделю на английский возит! Ну и самой за собой следить надо же! Фитнес, бассейн, массаж.

- А, ну это конечно! Совсем замотали вы, мужики, Лерочку, - в словах матери угадывалась колючка, - ну а развод здесь при чем? Вроде бы все налажено.
- Мам, здесь дело такое. Была Лера у экстрасенса. Он сказал ей, что мы с ней не подходим друг другу. Для нее я – вампир. И что скоро она встретит своего настоящего суженого. Жить будет за границей. И даже сын наш получит очень хорошее образование. Лера, она необыкновенная. Долго не решалась мне сказать, чтобы не обидеть. Поговорили мы с ней откровенно. Решили, что будем пока жить вместе. Но как только Лера поймет, что встретила ЕГО, мы сразу же оформим развод. Я ей жизнь ломать не стану.

- Ну это, конечно, у нее не отнять – деликатная. Ну, лиса! Вокруг пальца обвела! Ай да Лера! – В голосе матери звучит осуждение. - А теперь послушай меня! Я хоть и не астролог, не экстрасенс, но кое-что в этой жизни понимаю. Вы там с ума посходили, что ли? Да вот у нас последняя старуха не так суеверна, как вы там, а еще образованные люди. Раньше если черная кошка дорогу перейдет, уж и сплевывают через плечо, и другим переулком пойдут. А теперь считают, ну в чем бедное животное провинилось? Не человек кошку опасаться должен,  а наоборот! Что за выдумки? Разбаловал ты ее! Не работает, бездельничает целыми днями. Скуча-а-ет! Ты вон ей машину купил, чтоб такая краса общественным транспортом не обременялась. Товарок завела, таких же бездельниц. Целыми днями то маски им накладывают, чтоб морщинки не появлялись, то ногти наращивают с картинками, то спины массируют. И все эти красоты ты своим горбом обеспечиваешь. Сам говоришь, что пашешь от зари до зари. Знаешь, в чем дело? Простоват ты стал для нее. Стесняется. Ну, и веревки из тебя вьет. Знает, что любишь…

- Люблю, мам! Так люблю, на всё готов ради ее счастья!
- Я знаю рецепт, как семью сохранить.
- Какие рецепты? О чем ты, мама! Все уже решено бесповоротно!

- Так вот! После новогодних праздников вернетесь вы домой. А ты ей кулаком по столу тресни, так чтоб посуда до потолка подпрыгнула и скажи: «Все, милая! Работать иди. Сама себя содержи. И жди своего принца заморского. Я тоже буду жизнь свою обустраивать. Не принцессы кругом, но хорошие женщины есть!» Скажи, что не намерен ждать, пока на горизонте появится ее «суженый», требуй сам развода и немедленно! Не будь тряпкой! Крепко себя поставь!

- Мама! Я не хочу грызни, конфликтов. А уж кулаком по столу – грубо и низко как-то, не по-мужски. - Сын даже поморщился, представив себе нарисованную матерью картину.

- Послушй меня! Потом спасибо скажешь!

Больше к этому неприятному разговору ни сын, ни мать не возвращались. Не рассказывали и отцу по негласному соглашению. Сын отдыхал в родном доме и чувствовал себя беззаботным мальчишкой: рядом родители. Часто одевал старые отцовские валенки, овчинный тулупчик и уходил в лес, прихватив с собой Тузика. Там оставляли затейливые следы, бродя между березами и соснами. Возвращались веселые, довольные.

Вечерами семья сидела у телевизора. И было хорошо-хорошо! Ольга любовалась на своих мужчин, сердечко таяло от нежности.
Пролетели праздники. Сложили в коробки домашние гостинцы с разными соленьями, разместили в багажнике красивой импортной машины. И уехал гость, будто и не приезжал вовсе. Сразу тоскливо стало Ольге и Карпу. Лишь след от колес несколько дней, до нового снегопада, напоминал, что сын приезжал наяву, не во сне приснилось.
Вернувшись домой, сын отзвонился, чтобы не переживали.
На 8-е марта веселой трелью дал знать о себе телефонным звонком:

- Ты чудо, мама! Как же я тебя люблю! Твой рецепт сработал!  Все получилось!
Карп склонялся ухом к трубке, но ничего не понял, о каком рецепте сын сообщил и почему так порхать стала Ольга. Главное – счастливая, веселая. Напевает себе под нос песенки.
Слава Богу, всё хорошо! Хорошо всё!


Рецензии
Замечательный рассказ,
спасибо, Вера!
В семье всё сложно порой бывает...
С уважением и теплом,

Эльвира Гусева   01.02.2019 17:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Эльвира!
С теплом,

Вера Редькина   06.02.2019 10:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.