Толстушка Бетти

– Если тебя не будет, считай, что ты мне больше не подруга! – срывающимся голосом прокричала мне в телефон толстушка Бетти и отключила его.

Это означало, что не на шутку разгневалась на мои увертки. Путь до Штатов неблизкий. И мне совершенно не хотелось снова встретить нашу старую компанию, особенно после того, как она фактически распалась, а я даже переехала в Европу, считая, что моя кинокарьера завершилась. Если понадоблюсь – я все еще в картотеках всех компаний Голливуда и не только. Находят без труда, даже на моих чертовых куличках.

Бетти получала своего третьего «Оскара», как и предыдущего, за роль второго плана. У меня тоже была парочка, но за главные, хоть давно. И не странно, что давненько, ведь я старше Бетти лет на двадцать. Мой звездный период, пожалуй, в прошлом. Так, по мелочи когда-никогда…

Срочно купив пару дорогих нарядов у себя в приозерном городке, я прилетела на церемонию. Бетти была обворожительна, как всегда. Остановилась я у неё, тоже как всегда. Банкет развернулся в её доме, официальный закатит в ресторане, кстати, принадлежащем её бывшему мужу. Но я на официоз не останусь. Чтобы не слышать, ах, как я хорошо сохранилась (а сами думают: заспиртовалась), в газетах пишут, что ты в своей Австрии тоже снимаешься безспрерывно, привезла ли компакты с фильмами, жалко, что забыла… И нужно было честно добавить: правильно сделала, что не привезла: никто ж и не собирается смотреть, и кого интересует старая перечница?.. Всё тот же театр в кинотеатре.

Я понимала, что Бетти не до меня теперь, и нисколько не обижалась на недостаток внимания. Мне хватало её фразы при встрече: «Привет, старая проблять, ты – настоящая подруга!». И традиционные чмоканья с обнималками.

- А давай напьемся! - ещё раз привселюдно обратила персональное внимание на меня Бетти во время приёма в её доме, когда я только-только разговорилась с одним любым моему сердцу милашкой, бросившим науку ради кино и преуспевшим в полнометражных фильмах и сериалах. Один мистический особенно пользовался популярностью во всем мире, никак не заканчивался, подобно какой-то бесконечной золотой жиле.

Был красавчик Уильям с ямочками на свежих щеках, пухлогубый и лет на пятнадцать моложе Бетти. Кажется, на съемках они вместе не раз встречались. Но толстушка Бетти симпатизировала ему, словно сыну не меньше, чем я ему, как внуку,  а то и правнуку. Всё сходилось: у Бетти детей не было, а у меня – дочь, от меня отказавшаяся по своему сволочизму (дай, боже, ей здоровья!), и неудачный внук с алкоголизмом. Впрочем, Бетти мне сообщила секрет, о котором лишь ленивый ешё не знал: Уилл страдал секс-зависимостью, изнурял себя изрядно, даже лечился. Но был верным супругом, переборчивым в связях и с Бетти не спал, по ее уверению. «Нельзя портить отношений минутной слабостью», –  объясняла она.

Тем временем мы с Уиллом медленно, но верно накачивались мартини. Периодически подзаправиться и пообщаться прикатывалась наша триумфальная толстушка. Щебетала: «Я его уговариваю сняться в непристойном фильме и совсем без одежды, пока молод и тело форму не потеряло. Даже просто для истории своей семьи. Ведь интересно потом, в дряхлости, пересматривать в окружении внуков и внучек хорошее кино, где ты гол как сокол и столь же прекрасен!»  После тирады Бетти выпивала свой очередной дринк и убегала к другим гостям. У неё была особенность: она никогда не напивалась. Я-то знала, насколько она могла быть пьяной, когда согласилась якобы после уговоров отколоть свой коронный фрик-номер – поиграть на пиле. На сей раз что-то из репертуара Анастейши.

У меня же другая беда: сколько бы ни прикладывалась, остаюсь трезвой-трезвой-трезвой, а потом раз – и в отключке!

Гости быстро расходились, Бетти едва успевала прощаться, не обижаясь: всем нужно было успеть за один вечер нанести визиты вежливости и другим оскароносцам –  таков этикет-бизнес в здешних местах.

…Открыла я глаза и не поняла, где нахожусь. Вокруг зеленые кусты и птички щебечут. Но я в постели и вроде не на улице. «Наверно, я умерла, и это – рай! Наконец-то, умерла...» –  подумала я с ужасом и снова глаза прикрыла. Долго лежала, вспоминая. Но мою память - как отключили!

Потом пришла толстушка Бетти и вернула меня на грешную землю. Голова её была туго перевязана шарфом. «Мы таки надрались до поросячего пения, как и собирались. Недавно звонил Уиллик, тоже умирает. Кстати, ты хоть припоминаешь, как зафингачила его жене в глаз? Ну, ничего: откупишься, не впервой. А сейчас вставай-ка, подруга!  Надо здоровье поправлять. Я знаю кое-какие средства. Будешь снова желтеньким огурчиком» –  весело, вопреки своему состоянию, защебетала моя Бетти, намекая на единственный фильм, в котором мы снялись вместе, что-то комедийно-драматическое про «жареные желтые огурчики».

А через пару лет Уильям действительно начал сниматься в весьма развязном сериале, где удивительно аппетитно сверкал своей изумительной попкой и всем остальным. Сериал до сих пор не закрыт. Скоро начнут шестой сезон, там и меня увидите, даст Бог!



ПОСЛЕСЛОВИЕ. Ввиду многочисленных вопросов трудящих коллег по Прозе, а также Стихи ру намекаю, что описанные события имеют лишь конфиденциальное отношение к моим коллегам по "важнейшему из искусств" (В.И. Ленин), а именно: Кэти БЕЙТС и Дэвиду ДУХОВНЫ!
 


Рецензии
Вроде весело и воспоминания у героев есть, а радости нет, жаль их небедных.)

Ирина Николаевна Никитюк   01.03.2012 08:52     Заявить о нарушении
А игра на пиле? А слава и мордобой - чем не жисТЬ?:)))

Юлиана Шоколадко   01.03.2012 11:32   Заявить о нарушении
У нас на ферме алкаши тоже любят вспоминать бурные попойки с мордобоями, может и есть в этом процессе своеобразная прелесть.)))

Ирина Николаевна Никитюк   02.03.2012 12:27   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.