Расходный материал

                I

- Привет Сироткин! Как поживаешь?
- Сигареты есть.
- Конечно, есть, угощайся.
- Я две возьму.
- Да, бери, сколько хочешь, что ты, прямо, как не родной.
- Тогда три. А спички?
-Всё у нас есть.
    Я чиркаю зажигалкой, прикрываю ладонью пламя, от противного ноябрьского ветра и жду, пока бывший коллега по работе прикурит.
 Чем занимаешься?
 - Лета жду – отвечает Сироткин, выпуская дым из всех дыр, как это делает, изголодавшийся по никотину, заядлый курильщик.
- А летом, что делать будешь?
- Зиму ждать буду, извини, я спешу.
-Ладно, бывай.
Сироткин, это не кличка, фамилия у него такая. Мы с ним
на одном заводе работали, пока всё не рухнуло. Я слышал, от него жена ушла, потому и убежал, так быстро, не хочет
расспросов.
   Он на заводе конструктором работал, а я регулировщиком,
настраивал мониторы его разработки,  к стати, очень, оригинальные,  даже уникальные.  У них развёртка была, не строчная, а векторная.  Луч, не целиком картинку экрана рисовал, а каждый символ в отдельности.
   Я на завод случайно попал, вернее, не случайно,  а по течению.
  Я, вообще, с тех пор, как мне после десятого класса, в лётном училище, крылышки подрезали, всю жизнь живу, только, по течению.
 И нашли на чём срезать, на последнем экзамене,  на

математике, хоть бы, на чём другом, не так бы обидно
было.
  -Видишь, не слушал маму, я же говорила, что, тебя туда не возьмут – услышал я, когда приехал с училища, зашвырнул рюкзак под стол и плюхнулся на диван.
 - Да мама, ты была права, я теперь только тебя слушать буду – и не соврал.
  Мама взяла мои документы и отнесла в пединститут на физмат факультет, который я успешно закончил и по распределению поехал работать в Кировоград.
   Ничего, сказала мама, это из сёл учителей в армию не забирают, из города, тебя быстро заберут, а после армии,
приедешь домой и устроишься в какую захочешь школу,
физики везде нужны.
  Так всё и получилось, как мама сказала, после армии я приехал домой и начал работать в престижной школе, с английским уклоном, с очень не престижной зарплатой,
135 рублей, это включая 10 за физкабинет и  15 за классное руководство.
  Ничего сказала мама, денег мало, зато уважения много,
а со временем, частные уроки появятся, меня, вон уже,
соседка просит, чтоб ты с её девочкой позанимался, так, что не переживай.
    За 135 рублей, я в школе находился  с утра да вечера.            
 Уроки, кружки, да ещё физкабинет был в ужасном состоянии. Там в препараторской лет тридцать никто порядок не наводил.  Я ремонтировал переломанные приборы, для лабораторных, из трёх электрофорных
машин ели одну собрал, даже, на стилажах  нашёл допотопные демонстрационные приборы, с открытой ртутью, пришлось вызывать санстанцию для утилизации.
    Работая в девятых и десятых классах, физика плюс астрономия, я начал понемногу втягиваться, даже стало появляться свободное время, для чтения специальной литературы в перерывах между уроками, как вдруг:
- Что это Вы  здесь делаете, в учительской.
- Учительскую газету читаю, Наталья Степановна, у меня
окно.
- А расписание, значит, Вы не читаете, у Вас сейчас урок в шестом “Б”, они сейчас школу разнесут, не слышите что ли.
 Ну и стервы же, эти директрисы, кто ей дал право, со мной так разговаривать, думаю, был бы я учеником, я б тебе ответил…, а так учитель, надо слушаться.
- Хорошо, Наталья Степановна, иду, сейчас, только журнал возьму, но у меня нет шестых классов.
- Уже есть, расписание с прошлой недели висит. Вы и к
уроку, поди не готовы – кричит она мне вдогонку.
  Подхожу к физкабинету, а там коридор ходуном ходит.
  Открываю ключом дверь, запускаю эту неуправляемую
массу,  которая вот, вот, перерастёт в критическую, как в атомной бомбе,  и  начнётся неуправляемая, цепная реакция.
  Со всего маху бросаю увесистый классный  журнал на стол. Раздаётся хлопок, как при выстреле из пистолета.
Это подействовало, они притихли как мыши.
- Всем молчать и повторять домашнее задание, сейчас спрошу каждого и всем двойки поставлю.
  Мама дорогая, роди меня назад, думаю.  Я мечтал о
Миге двадцать пятом, на скорости 3М, обогнав звук собственных двигателей, в полной тишине, пожирать околоземное пространство, а вместо этого,  сейчас
нужно садиться писать конспекты уроков и учебный план, для шестых классов.
  Своё обещание я не выполнил, мелочь пузатая оказалась
вполне вменяемой и адекватной.  Не только хорошо отвечала, но и понимала, о чём говорит.
   В конце урока я поломал у них на глазах деревянную линейку, накрыв её газеткой, продемонстрировав, тем самым наличие атмосферного давления, чем привёл их, в неописуемый восторг, и выгнал из  физкабинета.
- Борис Ефимович, что Вы им такое показывали - говорила мне потом их мымра, математичка – они все линейки переломали, с половинками сидят, линию нечем провести.
  Только я выгнал малышню и начал готовить приборы для лабораторной в девятом классе, как в дверь постучали.
  - Борис Ефимович, можно.
  - Да, Галина Михайловна, проходите пожалуйста. Я только, что урок в Вашем классе проводил, знаете, довольно смышлёные карапузы.
 - Да, знаю, они у меня молодцы, я, о другом хочу поговорить.


                II

    -Борис Еф…- она поперхнулась своим волнением и  глаза её налились слезами.
  - Что с Вами Галина Михайловна – я усадил её на кресло в
препараторской и налил стакан воды из графина.
  - Спасибо – поблагодарила она, сделав глоток.
  -Что то, случилось?
  - К сожалению.
  - Я могу Вам помочь?
  - Можете – усмехнулась она, сквозь слёзы.
  - Тогда, расскажите….
  - До выхода на пенсию, я много лет, проработала в этой
школе директором, но уйти совсем не смогла и упросила
“облоно”, разрешить мне работать на пол – ставки.
  - Вы уже на пенсии? Никогда бы не подумал.
  - Спасибо,  за комплимент – улыбнулась она.
Понимаете, с новым директором, у меня не сложились отношения, она мои часы распределила  между  Алой
Трофимовной и Вами, а меня уволила, сославшись, на то,
что я, уже плохо справляюсь со своими обьязанностями.

  - Чушь собачья, я только, что провёл урок в Вашем классе,
погонял их по всему пройденному материалу, все дети прекрасно отвечали.
 - Спасибо.
- А давайте, я откажусь от ваших часов.
- Вы не сможете этого сделать, во первых, потому, что приказ уже подписан, а во вторых, по штатному расписанию, на школу, полагается только два физика.
- Что же делать.
- Скажите, я за Вами наблюдала, Вы толковый молодой человек, учительской зарплаты, хватает только на сигареты,
а семью, на что кормить собираетесь.
- Я только с мамой живу, и она меня кормит.
- Так Вы, что, всю жизнь на маминой шее сидеть собираетесь?
- Не знаю, не думал об этом – честно признался я.
- А хотите получать зарплату, достойную мужчины,
пятьсот рублей?
- Банки грабить?
- Ха – ха – ха – засмеялась она - чувство юмора у Вас тоже есть. Нет, грабить банки, я Вам не предлагаю, у меня зять,
на “почтовом ящике” (военный завод)  зав. производством,
у него регулировщики такую зарплату получают.
  - Галина Михайловна, я человек слова, но дал его маме, что буду её слушаться. Я сегодня с ней посоветуюсь, а завтра дам Вам ответ.
  -  Ха – ха – ха – засмеялась она, а с Вами весело, к стати,
у меня девочка очень хорошая есть, заодно, спросите у мамы, если она разрешит, могу познакомить, не пожалеете.

               
 



                III

- Мама, не надо на меня так кричать, я же только спросил.
   - Нет, скажи мне, она, хотя бы нормальная, учительница эта, предлагать такое, чтобы учитель физики пошёл работать регулировщиком, чем она это мативировала.
  - Зарплатой.
  - Какой зарплатой….
  - Пятьсот рублей.
  - Сколько……
  - Ладно, мам, считай, что я ничего не говорил, спасибо за ужин, иду спать. Завтра рано вставать, моя очередь в школе дежурить на входных дверях.
     Всю ночь мама ворочалась за стенкой, а утром…
  - Спасибо мамуля, глазунья с твоими гренками, это моя любимая еда – я целую её в щёку и бегу к вешалке за пальто.
  - А у этой учительницы телефон есть, я хочу с ней поговорить.
 - У меня был где то записан, вот на переписывай.
 

                IV
    - Здравствуйте, Борис Ефимович, Вы что, сегодня дежурный.
  - Здравствуйте, Галина Михайловна, как видите.
  -Ну, что спрашивали у мамы?
  - Да, она сегодня вечером Вам позвонит.
  - А на счёт девочки, советовались?
  - Ой, забыл, а вы когда будете с ней разговаривать, заодно и спросите, если она разрешит, то я не против.
 - Договорились,- улыбнулась она – счастливого дня.

      

                V

     - А ты когда ни будь живой транзистор видел – спросил
зав. производством.
  - Нет, честно признался я.
  - А как работать собираешься? Ты учти, там сделка, закон джунглей, сделал на пятьсот рублей, будьте любезны, получи всё до копеечки, а сделал на пятьдесят, столько и получишь, там оклада нет.
- Не знаю, как выглядят транзисторы, не имею представления, но принцип работы любого из них: прямой, проводимости обратной, полевые транзисторы,  п-н-п,
н-п-н, с электронной проводимостью, дырочной, хоть туннельный диод, основанный на принципе, квантово – механического  туннелирования знаю. Я в институте курсовую писал по полупроводникам.
 - О да ты профессор, может, тогда инженером пойдёшь,
правда, там потолок двести двадцать.
 - Нет, мама согласна только на пятьсот.
 - Ладно, тогда решайте там в школе, с моей тёщей свои педагогические проблемы, чтоб мне жена плешь не
ела и выходи на работу.

               
                VI

- Добрый день, Вы мастер цеха, Николай Иванович?
- А ты Борис?
- Да.
- Тогда пойдём со мной.
   Мы долго шли по коридору мимо  массивных, железных дверей с кодовыми замками.
- Здесь ты будешь работать – сказал мастер, и начал набирать код на замке двери, возле которой мы  остановились.
    Дверь открылась и мы вошли в комнату с большими столами, на которых стояли пирамиды из различных приборов.
     - Привет, мужики, знакомьтесь,  это Ваш новый работник, зовут Борис – представил меня мастер – введёте в курс дела.
    - Удачи тебе и трудовых успехов, будут бить стучи в дверь -   сказал мне мастер напутственные слова на прощанье и ушёл. 
  Потом ко мне подошёл пузатый мужик, лет сорока и заговорил:
 - Я бригадир, зовут меня Коля,  если что надо будет обращайся. Вот твой стол, вот изделия, берёшь одно, подключаешь, согласно техническому условию и на выходе должен получить то, что там написано. После этого зовёшь
ОТКашника и сдаёшь ему изделие и весь хрен до копейки.
  Одно изделие стоит двадцать пять рублей, пока одно не сдал, другое брать запрещено. Понял?
- Понял – ответил я и пошёл за изделием.

                VII

  - Коля, там, на выходе ничего нет.
  - А ты что, уже подключил?!
  - Да – отвечаю – всё по техническому условию сделал.
  Он срывается с места, бежит к рубильнику и обесточивает всё помещение, потом идёт к моему столу и отключает  блок.
  - Ты, что сумасшедший, блок же сырой, только с производства, знаешь, сколько там ошибок? Там в одном только жгуте больше ста проводов, тысячи деталюшек,
да и паяльщицы, после себя, сопли оставляют.
 - А что, у них носовых платков нет?
 - Сопли, это застывшие брызги олова. Значит так, я тебя от работы отстраняю и буду разговаривать с мастером, кого он суда приводит. Этот блок стоит как два “Жигуля”, а ты его
только что, спалить мог.
  - Приводят сюда блатных, думают, тут с ними возиться кто то будет - доносилось в столовой до моих ушей, куда я пошёл на обед вместе со всеми.
  Ну, ничего думаю, я научу Вас, как работать надо.
  После работы, пошел в техническую библиотеку, набрал литературы и притащил её на завод, после чего получил кличку студент.
     В этом величайшем изобретении человечества, я нашёл всё, что мне было нужно. Там были описаны методики поиска неисправностей, о которых мои коллеги понятия не имели. На каждое изделие я написал алгоритм локализации неисправности, вместо тупого метода последовательного исключения, которым пользовались мои сотрулники и через неделю, изделия у меня вылетали как из пулемёта.


                VIII

   Так, подумал я, пора стучать в дверь, когда увидел, что мой стол окружают коллеги по работе.
  - Ты, чего это тут дурачком прикидывался вначале, будто транзистора никогда в глаза не видел – наступал бригадир Коля.
  - Мужики, зуб даю, падла буду, век воли не видать, только здесь живой транзистор увидал, просто по теории полупроводников я курсовую в институте писал.
 - Значит тебя не зря студентом назвали – сказал пожилой мужик, у которого одно ухо было нормальное, а другое,  намного больше и свёрнуто в трубочку, как цветок гладиолуса.

 - Ты как нашёл, почти  не глядя, неисправность в блоке телефонного концентратора, я над ней целый день бился-
наседал разноухий.
  - Там же кварцевые резонаторы перепутаны местами были, ошибка в маркеровке, но они ведь пищат по разному.
 - Врёшь, я за тобой наблюдал, ты блок даже в сеть не включал, сразу паяльщицу вызвал, менять местами – не отступал разноухий.
  - Да эти резонаторы, они же в стеклянном корпусе, их по внешнему виду различить можно, у одного пластинка больше чем у другого – оправдывался я.
 - Ты что, совсем меня за идиота принимаешь.
 - Да нет же, просто у кристаллов кварца свойство такое, если к нему подвести напряжение он расширяется, а если поменять полярность – сжимается. Если же к нему подвести переменное напряжение с плавающей частотой, то кварц её стабилизирует в зависимости от геометрических размеров
кварцевой пластинки. Чем пластинка больше, тем частота
стабилизации ниже. Как камертон, его можно ударить сильно, слабо, а звучать он будет всегда одним тоном.
 - Ладно, живи пока,- сказал бригадир - ты тут нарядов уже позакрывал, на восемьсот рублей, если их все оплатят, нам на следующий месяц расценки порежут. Я тебе оставлю на пятьсот, а чтоб ты ничего не подумал, на триста рублей при тебе рву.
  Больше до конца месяца ничего не делай, можешь идти в отгулы, я подпишу.
- Хорошо, мне больше и не надо,  я маме пятьсот обещал.
   
 
                IX

   Начались годы, о которых вспоминать мучительно приятно. Я женился, у меня родился сын, пол - месяца работал, а пол сидел в отгулах и занимался тем, на что никогда не хватало времени, играл в теннис и строил самолётики, а два раза в год ездил с семьёй на самые дорогие курорты.
   Но, ничто не бывает вечно под луной, по стране задули сквозняки перемен, они постепенно превратились
в ветры враждебные, которые начали веять над нами.
   Страна распалась на составляющие, про войну забыли,
наш бронепоезд, стоявший на запасном пути, пустили под откос, вместе с моим заводом, который работал исключительно на  “ военку ”.
  После прощальной пьянки со своей бригадой, которая за шесть лет стала родной, я возвращался домой пешком вместе с Егорычем, обладателем уха трубочкой.
  -Егорыч, бросай курить, вон как кашляешь.
 Ели откашлявшись, переведя дух, он опять глубоко затянулся.
  - Мне легче жить бросить, чем курить, я с пяти лет курю в затяжку, эхо войны.
 - А ты, что войну застал?
 - Не я её, она меня застала. Я с тридцать седьмого года,
мне в сорок втором, когда пришли немцы, пять лет было,
 с тех пор ещё пристрастился. Даже пострадал из - за сигарет однажды,
видишь, ухо, какое.
  - А я думал это у тебя с рождения.
  - С нормальными ушами я родился, это немец, гад,
выкрутил, чуть не оторвал.
  - Ничего себе, Егорычь, так это у тебя выходит ранение с войны.
 - Выходит.
 - Слушай, Егорычь, так ты выходит герой, расскажи, а.
 - Да, что рассказывать, “бычки “  все кончились, а курить страшно хотелось. Немцы за одно яйцо целую сигарету давали.
  Наши соседи кур держали, ну я к ним через забор и залез в
курятник. Искал, искал, ни одного яйца нет, смотрю,
курица подозрительно сидит.
  Я её согнал, а под ней кладка яиц, вот, думаю, подфартило,
взял два и побежал к немцам.
  Смотрю, один сидит, на солнышке греется и спичкой в ухе ковыряется.
  Я подошёл к нему, дал яйца, он мне две сигареты, и нет чтоб подождать, сразу пить начал.
   А там, уже цыплёнок был, он им чуть не подавился.
Я бежать, а он догнал и чуть ухо не оторвал,  гад.


                X

    Да, жалко Сироткина, башка какая светлая, хороших исполнителей много, а генераторов идей, раз два и обчёлся.
  Сколько ещё проектов, могло бы родиться в его голове,
но после обретения Украиной незалежности, конструктора
стали не нужны, да и вообще никто никому не нужен, наступила полная независимость, то есть, абсолютная.  Как в зверохозяйстве, когда зверей кормить нечем, открывают клетки, что б звери сами шли искать себе пропитание.
  Вот людишки и разбежались, кто в Турцию за товаром, кто в Польшу, кто в Москву на заработки поехал.
           Мой город покрылся сетью толкучек, на которых
продавали  привезённый товар и продукты, по городу стали бегать так называемые, представители канадских компаний с огромными сумками и предлагать всем и каждому никому не нужный импортный хлам, наборы гаечных ключей, электробритвы, светильники и прочий хлам ужасного качества.
   Деньги были на исходе, мама к тому времени умерла,
что делать, посоветовать было некому, а мысль, о поездке в Турцию за тряпками, вызывала у меня тихую панику.
  Я бес толку бродил по городу, читал обьявления, с предложениями заработка, потом оторвал номерочек, зашёл в телефонную будку и  набрал номер.
  - Ало – ответил приятный женский голос.
  - Я по поводу работы, что Вы можете предложить.
  - Это сетевой маркетинг. Вы приходите к нам, проходите курс специальной подготовки, покупаете у нас оптом товар и реализовываете с прибылью для себя.
  - Канадские компании что ли?
  -Да, мы представители канадских компаний на Украине.
  - Сволочи Вы, у людей и так денег нет, а вы у них последнее забираете, своё дерьмо втюхиваете – я бросил трубку и пошёл дальше. 
  Время было обеденное, я проголодался и решил перекусить. Завернул в скверик, взял кружку пива, и пристроился за пустым столиком. Отхлебнув большой глоток прохладного пива, я с аппетитом стал наползать на бутерброд как удав.
  Смотрю, за соседним столиком сидит мужик, круглый как шар, килограмм на сто пятьдесят. Он открывает бутылку водки, наливает полстакана,  проглатывает одним глотком,
и закусывает огромной селёдкой, держа её в руках как тюлька.  Потом разворачивает пачку мороженного, откусывает от него  кусок и всё заедает большим куском хлеба, который отрывает прямо от буханки.
 Прожевав, он повторил всё в той же последовательности,
с неописуемым выражением счастья на лице.
   Перехватив мой любопытный взгляд, он улыбнулся необычайно доброй и обаятельной улыбкой, махнул мне рукой и подвинулся, приглашая, присоединится к нему.
   - Меня колпак зовут - представился он.
  - А меня Борис – ответил  я, усаживаясь за его столик.
Только когда я сел за его столик, всё прояснилось и встало на свои места, оказывается, это было не мороженное,
а двухсотграммовая пачка сливочного масла.
  -Ты, не против, я тебе пиво немного разбавлю.
- Давай –  сказал я, мы чёкнулись, выпили и закусили, каждый, по своему.
- Я стопроцентный инвалид – сообщил колпак – у меня давление, сахарный диабет, в общем, куча болезней и все не совместимы с жизнью, но мне наплевать.
  Он оказался очень весёлым и жизнерадостным человеком,
смешил меня анекдотами и разными смешными историями, от него прямо исходила положительная энергия.
  - Ладно, Колпак, живи сто лет, мне пора.
  - Да и ты, Борька не хворай.

                XI
               
  После пива, щедро разбавленного Колпаком, ноги сами понесли меня на улицу, где я раньше жил. Проходя, мимо
моего старого двора я увидел шикарный, новенький двухсотый мерседес, и решил подождать, посмотреть, к кому же он приехал.
     Из подьезда вышел молодой мужчина, коротко стриженный, с иголочки одет, как на обложках гламурных журналов и направился к машине.
  Не может быть.
   - Виски – позвал я.
  - Ха, Бублик, привет (Бублик, это я), ну, где твой миг двадцать пятый.
  - Улетел.
  - А у меня, вот, двухсотый – от него шёл, какой – то умопомрачительный запах одеколона, а на щеке был глубокий шрам от ножа.
  - Да я вижу, слушай, откуда, он же стоит, как самолёт.
   Виски, пацан, с нашего двора, из молодого поколения, на пять лет младше моего, я ему подзатыльники ещё давал.
 
  Он в детстве, достал армейскую, металлическую флягу, покрасил её в белый цвет, и черной краской написал
“ Виски”.
           В неё,  наливал воду из крана, бросал туда разные леденцы, барбарис, дюшес, настаивал всё это на корках лимона и апельсина, сыпал аскорбиновую кислоту
и всегда таскал с собой. Малышня за ним гурьбой бегала и за колпачок виски, была согласна на всё.
  - Я в Москве живу, у меня свой бизнес, женился, дочка,
маленькая принцесса, два годика. А ты как?
 - Никак, завод закрылся, сейчас, хожу работу ищу.
 - Нашёл?
 - Да где её сейчас найдёшь, полный голяк.
 - Слушай, а ты в электричестве волокёшь?
 - Вроде того.
 - Так давай ко мне, в Москву, мне, как раз, надёжный человек нужен.
 - А семья?
 - Ну, смотри, моё дело предложить.
 -А платить, что будешь.
 -Пятьсот баксов в месяц.
   Я широко раскрыл глаза, в то время, на двадцать долларов, семья месяц могла жить припеваючи.
 - Это зарплата, а если подсуетишься, через пол года на иномарке приедешь.
 - А ты не п……?
 - Когда это я п……, короче, вот тебе моя визитка, вот тебе сто баксов подьёмных, позвонишь до завтрашнего вечера, если согласен – сказал он и открыл машину брелком от сигнализации.
 - А когда ты дома будешь?
 - Звони в любое время, у меня мобильник – убил меня на повал Виски, завёл мотор и рванул с места, так, что резина завизжала.
   
                XII
- Привет, дорогая.
- Ну, что, нашел работу – ответила жена не оборачиваясь,
стряпая,  что то на кухне.
- Нашёл – сказал я, и поцеловал её в шею.
- Ну, то, что ты, пивнушку нашёл, это точно.
    Я достал, зелёненькую сто долларовую бумажку и помахал у неё перед носом.
   Она тут же обернулась, глазки у неё заблестели и она,
с визгом, бросилась мне на шее.
  - Откуда?!
  - Вот, все Вы женщины такие – сказал я отстраняясь –
доллары, как лакмусовая бумажка, проявляют всю Вашу сущность.
 - Ладно, хватит прикалываться, рассказывай.
 - Встретил в городе салабона из нашего двора, он мне предложил работу, вот его визитка, смотри какая рельефная с теснением.
  - Евроремонт квартир, отделка офисов под ключ, гарантия качества гарантирована. Директор  Андрей Кистол – читала жена, сияя от счастья и вдруг погруснела -
- адрес, Москва, Гурьевский проезд…., это, что в Москве?
 - Ну, да, в Москве, а что делать, здесь, полный голяк.
 -А. как же мы, это не семейный вариант.
 -Ну, тогда пакуем чемоданы и едем в Израиль.
 -В Израиль не поеду, я не еврейка.
 -Но, так тоже, сидеть нельзя, если о сыне не беспокоишься,  хот, о мальчике подумай, чем кормить будешь?  Да, мальчик, иди ко мне, мой дорогой – это двухлетняя немецкая овчарка, он тут же подбежала ко мне, сел рядом, завилял хвостом и начал беспокойно переводить взгляд с меня на жену. Смотри, как волнуется,
чем она тебя кормить собирается – я потрепал собаку за уши и поцеловал.
  - Прекрати целовать собаку в морду, потом ко мне целоваться лезешь – завизжала жена – езжай, куда хочешь.
 - Надо же, Галина Михайловна, такая хорошая женщина была, а такую грымзу мне подсунула.
 - Ты сейчас договоришься – сказала жена и расплакалась у меня на плече.

                XIII

   - Слушаю – прозвучал в трубке голос Виски.
   - Привет, Андрей, ну, я выезжаю, как и договаривались,
завтра в семь вечера, буду на Киевском вокзале.
  - Хорошо, значит, запоминай, на частной стоянке вокзала, будет красная семёрка, номер семьдесят восемь, семьдесят восемь, ключи в колпаке правого переднего колеса, в бардачке документы,  доверенность на твоё имя, карта с указанием маршруту и адрес  офиса, где ты будешь жить. В холодильнике есть пиво и жрачка, а  утром я приеду и введу тебя в курс дела.
 - А ты разве меня не встретишь?
 - Во первых, я сейчас не в Москве, а во вторых привыкай, тут с тобой за ручку никто ходить не будет, головой нужно вертеть на триста шестьдесят градусов, это тебе не Черкассы, здесь мусора, бандиты, проститутки…, раскроешь варежку, сожрут и оглянуться не успеешь.
   Билет с поезда не вздумай выбросить, он вместо прописки, три дня действителен. Ты же на хачика похож, если, менты без прописки поймают, сразу в обезьянник посадят. Ну всё, давай.
- Давай, сказал я и положил трубку.
- Ты чего такой кислый – спросила жена – то таким героем ходил, а как время ехать пришло, весь сикось накось стал.
- Боюсь, что разлуку с тобой не перенесу.
- Ладно, ладно, ты там смотри у меня, если, что узнаю,
я тебе …..
                XIV

- Хватит дрыхнуть Бублик, подьём.
- А, Виски, привет, я вчера, пока этот офис нашёл, чуть с ума не сошёл.
- Ничего, ничего, привыкай, иди, умывайся и кофе попьём. А то сейчас сюда Оля придёт, секретарша, нашу бухгалтерию ведёт и моя рабочая жена по совместительству, но если ты договоришься, я ничего против иметь не буду.
- Не Виски, я не по этим делам.
- Да ладно, все мы тут, не по этим делам. Волына здесь лежит – он достал из книжного шкафа пистолет и перезарядил – стрелял, когда ни будь.
- Нет, только в армии из “Калашникова”.
- Ха – ха – ха – засмеялся он – что с тобой Бублик, ты аж побледнел, это на всякий пожарный случай, как спасательный круг на корабле. Ладно, иди мойся я пока кофе сделаю.
           Когда я после душа зашёл в кабинет, там за столом
сидел Виски и пил кофе с миловидной блондинкой.
- А вот и наш новый работник, Борис, познакомься Оленька.
 Я пожал протянутую для поцелуя руку, взял свою чашку кофе и сел за стол.
- Это мой старинный друг – продолжал Виски – когда то,
он мне подсрачники давал, а вот сейчас, я с ним, за всё и посчитаюсь, ха-ха-ха. Он будет моим заместителем, а если будут возникать проблемы по электрике, то это тоже к нему.
 - О, как раз к стати, - сказала Оленька - у нас в квартире на метро “Кропоткинская”, электрик не может никак подключить джакузи, массажные насосы не работают.
- Вот и отлично, сейчас попьём кофе, бери и вези Бориса туда, а по дороге, заскочишь в какой ни будь бутик и оденешь его по человечески, ему придётся работать с заказчиками. У меня что сегодня?
   -У тебя до обеда две встречи с заказчиками, а после текучка.
  - Всё, кофе попили, тогда по коням.  Да, Оленька, возьмешь у Бориса паспорт и сделаешь ему временную прописку.

               
                XV
 
  Когда мы с Оленькой в четыре часа вернулись в офис,
Виски сидел в кабинете за столом с молодым парнем в очках и рассматривал цветные эскизы.
- А приехали, заходите, знакомься  Борис, это Лёша, наш дизайнер, заканчивает институт. Он нам делает все дизайн проекты интерьеров, по желанию заказчиков, гений в своём деле.
- Да чо Вы, Андрей Викторович – сказал парень, смешно растягивая слова, с московским акцентам и краснея.
- Не скромничай, Лёха – Виски вынул  из стола двести долларов и протянул парню - это тебе за Красногвардейскую, и за Печатники.
- Спасибо огромное, Андрей Викторович – парень взял деньги и покраснел ещё больше – я могу идти?
- Да Лёшенька, иди работай.
-Ну – обратился ко мне Виски – теперь, совсем другое дело, на человека стал похож. Он к тебе не приставал, Оленька?
- Нет, не приставал.
- А ты к нему?
- Пока нет, но только, пока – сказала Оленька и кокетливо улыбнулась.
- Ладно, чувствую, Вы сработаетесь, а с джакузи, что было.
 - Двигатель сгорел.
- По чьей вине?
- Электрик фазы перепутал, полюсные башмаки статора сгорели – сказал я.
- Мы заехали в мастерскую, я заплатила сто баксов, они при нас перемотали, потом вернулись, Борис всё подключил,
Джакузи уже прекрасно работает – отрапортовала Оленька.
- Значит так, при окончательном расчёте, за мотор, с бригады удержать пятьсот баксов, а Борису за работу сто
Баксов, бонусов к зарплате, всё, можешь идти домой.
- “Будь зделано”- сказала Оленька, послала воздушный поцелуй и побежала к своей  Таёте.
- Она, в отличии от нас, работает до пяти, а мы сейчас заедем перекусить и поедем принимать обьект.
    
               
               

                XVI
 
   Виски позвонил в очень красивую дверь из настоящего дуба,  которая тут же открылась.
 - Слава Украiнi – поздоровался Виски.
 - Героям слава – ответила полная женщина, лет пятидесяти
и засмеялась.
 - Нагодуешь нас, Петрiвна.
 - А вже ж, хлопцi, заходьте, в мене усе готово.
  Мы зашли на кухню, какую я видел, только в американских фильмах.
  Я целый день не ел, и когда услышал запах который распространялся по кухне, чуть не захлебнулся слюной.
  Женщина поставила перед нами глубокие глиняные расписные тарелки и налила настоящий украинский борщ, со сметаной и свининой на мозговой сахарной косточке.
  Потом открыла бутылку столового токайского, и налила два больших бокала.
 -Ну - сказал Виски, поднимая бокал - с почином тебя.
Вино было прекрасное, а борщ, умопомрачительным.
        Потом Петрiвна, поставила на стол два горшочка "жаркого"  c грибами и графин сока грейпфруктов.
- Смачного Вам хлопцi – сказала женщина и удалилась.
- Она бендеровка, два года назад с западной Украины приехала в Москву на заработки, да так со мной и осталась.
Таких поваров на свете больше нет, это я тебе точно говорю, ни один шеф повар лучшего ресторана столько блюд не знает, сколько она.
  - А где она живёт?
  - Здесь и живёт, это моя квартира, для романтических встреч. Убирает, готовит, у неё своя комната, зарплата хорошая, даже родственники приезжают, когда хотят, я разрешаю.


                XVII

           Так, червячка заморили, по коням. Мы вышли в прихожую, там стояла Петрiвна с нашими куртками в руках.
- Дякуемо, дуже смачна вечеря – поблагодарил Виски и нежно обнял женщину.
- На здоровьячко, хлопцi.
- Слава Украiнi.
- Героям слава – ответила Петрiна, на бендеровское приветствие и расхохоталась.
  - Пока едем на прийомку обьекта, я начну тебя вводить в курс дела. Ты уже понял, что мы делаем евроремонты, очень высокого качества, которые стоят очень дорого.    
   Только работа по ремонту трёхкомнатной квартиры, без стоимости расходных материалов, инструментов и всей остальной трихомудрии, стоит от сорока да пятидесяти тысячь долларов.
 - Сколько – вырвалось у меня.
  -А ты, как думал, здесь такие расценки. Но ремонт включает в себя всё, включая перепланировку. Полы срываем до панелей перекрытия и стелим новые, меняем все окна, двери, сантехнику, короче разваливаем квартиру до голых стен и строим заново.
  А ремонт двухэытажной вилы, совсем другие деньги стоит.
   У меня есть постоянный столяр краснодеревщик, он винтовые лестницы делает из ценных пород дерева. Там не лестницы, а произведения искусства, так он, только за работу три тысячи долларов берёт, а камин хороший, знаешь, сколько стоит….. 
- И сколько это занимает времени.
- По разному, бывает и до трёх месяцев.
- А где рабочие живут?
  -Там же и живут, им выходить нельзя, у них прописки нет,
менты поймают, в обезьянник посадят, если не откупятся.
 А сделать это очень трудно.
-Что, очень дорого.
- Как раз нет, но мент с тебя деньги возьмет, посмотрит куда ты идёшь и своему другану по рации стукнет, а тот следующему и если на всех денег не хватит всё равно в обезьяннике окажешься, ха – ха – ха …..
- Да, весело, а что они едят?
- Ты их кормить и будешь, продукты покупать, расходные материалы, инструмента привозить, качество работы проверять.
  Это и есть, твоя основная работа, в среднем, за три обьекта будешь отвечать одновременно, семёрка в твоём полном распоряжении.
  Мы подьехали к кирпичной сталинской пятиэтажке и поднялись на третий этаж.
- Смотри - сказал Виски - это наш фирменный звонок,  и позвонил, один длинный, три коротких - иначе не откроют, даже если я кричать им стану, конспирация, батенька.
 Дверь открылась, Виски вошел в квартиру уверенной и какой то, злой походкой.
- Здравствуйте, Андрей Викторович, поздоровались рабочие, три женщины и двое мужчин, на что получили в ответ, ели заметный кивок.
- Здравствуйте - поздоровался я громко, за двоих, и прошёл в зал в след за виски.
- Какая красо…- вырвалось у меня, и я тут же получил из подтишка локтём в бок.
 -Молчи – шипнул Виски и начал ходить по комнатам, открывать окна, спускать воду в унитазе, проверять краны в ванне, на биде, как двери закрываются, перевернул весь дом.
  Потом позвал рабочих в зал, они зашли и стояли как затравленные звери.
- Ну, что, плохо, ничего хорошего, о работ, я сказать не могу, плитка на кухне расшита плохо, гуляет, я для чего пластиковые крестики покупаю.
- Я профессионал, крестиками никогда не пользуюсь – оправдывался седой мужчина – там ведь не больше полу миллиметра, совершенно не заметно.
- Но я же, заметил, значит заметно. Стены в зале выровнены
плохо.
- Как плохо – воскликнула женщина лет тридцати и побледнела - почему.
- А я не знаю почему, у тебя надо спросить. Смотри.
Виски взял настольную лампу и вплотную приставил к стенки, от света под таким углом, малейшая неровность начинала давать тень.
- Это, что, такое, а? – женщина опустила глаза и не отвечала.
 - Вы сейчас уедите, а отдуваться перед заказчиками я за Вас буду. Потом, тройной стеклопакет вы побили.
 - Мы не били, он сам треснул, бракованный был – ответил другой рабочий.
-Это ты кому ни будь другому, рассказывать будешь, про бракованные немецкие стеклопакеты, если не, побили, значит, с перекосом установили, вот он и треснул.
  -Короче, мы договаривались на пять тысяч,  вот вам четыре, вот билеты на поезд, сейчас за Вами приедет микроавтобус,  шофёр отвезёт и посадит на поезд, с ним, Вас никакой мусор не тронет.
 - Андрей Викторович – робко спросила женщина, которая всё время молчала – может у Вас ещё, какая то работа есть.
- Рабаты у меня много – но для Вас нет, мы делаем евроремонты, а не халтуру.


                XVIII

- Учись, как нужно принимать обьект и расплачиваться с рабочими – сказал Виски, когда, какой то мордоворот увёз рабочих на вокзал.
  Общаться с рабочими нужно по принципу двух букв пэ. Если рабочий работает плохо, его нужно поругать, если рабочий работает хорошо, нужно промолчать, когда принимаешь обьект и расплачиваешься, рабочх нужно ругать всегда.
 - Даже если рабочие работали прекрасно, как сейчас?
- Ну во первых они работали не прекрасно, они работали просто хорошо, ты ещё не видал что значит прекрасная работа, а во вторых это не мной придумано, меня так учили работать, а я учу тебя.
- Видно ты, хорошим учеником был.
- Ты бы спасибо лучше сказал, чем ёрничать, это, прежде всего тебе нужно, не мне. Всё проверить ты всё равно не сможешь, что - то да вылезет, не сейчас, так через месяц.
  Мы на свою работу даём гарантию, хозяева ни ко мне придут, а к тебе, вот и будешь ремонтировать на эту тысячу, а если ничего не вылезет, тебе бонусы будут.
  И вообще, ты приехал сюда на всё готовое, я тебе машину дал, бабки хорошие, в офисе на кровати спишь, секретаршу под тебя подкладываю, а ты ещё и носом крутишь…
  Я, когда приехал в Москву, черкасской колбасой на Казанском вокзале торговал, с бомжами в колодцах теплотрассы ночевал, в обезьяннике неделями гнил, а когда у меня денег не было бандитам за место на вокзале заплатить, они меня на перо посадили. Так бы и здох, на Казанском, если б, другие бандиты не спасли и к себе не взяли.
 - Ладно, извини, Виски, может я и не прав.
- Я потом с бандитами жил, с ними работал, долги выбивали, стартовый капитал оттуда, а сейчас они меня крышуют, всего за двадцать процентов от прибыли.
  К стати, ты, помнится, профессионально кулаками махал, КМС по боксу, можешь с ними в свободное время поработать, там совсем другие деньги.
- Нет уж спасибо, только с бандитами, мне не хватало связаться.
- Всё равно с ними придётся иметь дело, они будут крышевать твои обьекты, ты им будешь платить двадцать проценьов и не вздумай обмануть, убьют.
- Да, весёленькая работка получается.
- А как ты думал, деньги зарабатываются? На блюдечке тебе никто не поднесёт, их нужно выбивать кулаками и выгрызать зубами, если хочешь, что бы твоя жена в норковой шубе ходила, а ребёнок в престижной школе учился.  Помнишь, как ты на ринге стоял, мы всем двором смотреть бегали.
 - На ринге проще было.
 -Ладно не переживай, привыкнешь, а если не привыкнешь- здохнешь ха – ха - ха.
- Слышь, Виски, ты мне сейчас за базар ответишь.
- Всё, всё, всё, ха –ха- ха-  ну вот,  совсем другое дело, а то нюни распастил.
- А так ты ещё и психолог, смотри у меня, я ещё не забыл, как на жопу сажать.
- Ну, красавец, любо дорого посмотреть, ха –ха – ха.
 И ещё рабочие – это мы с тобой, а на обьектах это
расходный матерьял, одноразовые перчатки.  Одел, сделал работу и выбросил, следующий обект новые перчатки.
  Разговаривать с рабочими можно только о работе и так, как ты только что видел, откроешь варежку, они же тебя и сожрут. Захочешь больше денег, я научу, как это сделать.
  -Как?
 - Очень просто. Это у тебя есть прописка, а они живут нелегально. Перед окончательным расчётом, даёшь мусорам триста долларов, такая такса, они их в обезьянник, а на следующий день депортируют.
 - Ты и так делаешь?
- Я тебе не говорю как я делаю, я отвечаю  на вопрос, как заработать больше денег.


                XIX

  -Ну, вот видишь, а ты боялась, даже платье не помялось,
ха – ха – ха – засмеялся Виски – месяц прошёл, держи тонну зелёных.
 - Да куда мне столько, мы же на пятьсот договаривались.
- Держи, держи, хорошо работаешь, я тобой доволен.
С рабочими, правда, нужно, построже, а с клиентами у тебя прекрасно получается, мёртвую уговоришь ха – ха –
ха, от тебя ещё ни один заказчик не ушёл.
  И это только зарплата, а за бонусами к Оленьке, она у нас этим делом ведает, к стати, ты её ещё в качестве бонуса не использовал?
  -Виски…
- Знаю, знаю, ты не по этим делам, каждый дрочит как он хочет ха – ха – ха…
- Ты забыл как в детстве подсрачники получал, я тебе сейчас напомню….
-Пусти, пусти, я же пошутил, ха – ха – ха, Оленькаааа,
напомощ, спасаааай, убивают ха –ха – ха…..
- Что случилось – Оленька вбежала в кабинет с глазами, как у испуганной лошади.
  Я швырнул Виски на диван.
- Ха – ха –ха – заливался он , это мы шутим, детство вспомнили, или у Бублика тестостерон зашкаливает ха –ха – ха …..
 - Опять начинаешь …..
-Не, не, не, сдаюсь, больше не буду – задрал ноги выше головы на диване Виски, защищаясь от меня – Оленька,
сделай, милая нам кофе пожалуйста, для успокоения нервов, фу, давно так не смеялся.
 - Для успокоения нервов, лучше чай, кокетливо улыбнулась Оленька.
- Тогда чай, дорогая, фууу, уморил ты меня Бублик - простонал Виски, сползая с дивана.
 Через пять минут в кабинет вошла Оленька, в коротенькой юбочке, по самые никуда, с двумя чашками чая на подносе, грациозно наклонилась и поставила его на журнальный столик.
 - Пейте мальчики.
- Спасибо милая, ты очень любезна – поблагодарил Виски.
Гвозди бы делать из этих людей, крепче не было б на свете гвоздей – начал он декламировать, когда секретарша закрыла за собой дверь.
- Ты Тихонов, Николай Семёнович, недорезанный.
-Э, так шутить не надо, котлеты отдельно, а мухи отдельно, ладно, квиты.
- Слушай, Виски, я не понимаю, зачем на каждый новый обьект, набирать новую бригаду рабочих, если они хорошо работают и хотят работать ещё. Зачем выбрасывать, перчатки, если они ещё хорошие, удобные и только примялись по руке, новые неизвестно какие будут, ещё мозоли натрут.
- А я тебе обьясню, зачем – отвечал Виски, отхлёбывая ароматный чай – рабочие, хоть и расходный материал, но живой.
    Это они только на первом обьекте, как затравленные мыши снуют, а потом, привыкают, осваиваются, узнают,
что по  чём, требуют прибавку к зарплате…
 Ты с ними уже не поспоришь, начинают огрызаться…
 Нет, можно конечно пресануть, нефик делать, для этого бандиты есть, они за это деньги получают, но зачем…


               
                XX
 
 - А почему это все сидят и делают вид, что ничего не случилось – заговорил в конце рабочего дня Виски, убрав папки с документами в стол.
- А что случилось - переполошилась Оленька, начав перебирать в памяти, всю текучку за день, ничего ли она не выпустила из виду.
- Ничего не случилось – сказал я, отложив, в сторону Лёшины эскизы будущего заказа – по крайней мере, у меня.
- А вот и ошибаетесь, почему я должен помнить, а Вы нет.
Сегодня вторник, 12 августа,  день строителя, наш профессиональный праздник, и я приглашаю Вас на банкет, все по коням и за мной.
 Ура – закричала Оленька и захлопала в ладоши.
    Впереди ехал Виски на своём мерседесе, за ним Оленька на тойоте, замыкал процессию я на семёрке. Сначала ехали
ко Каширке,  потом мерседес свернул направо и через сто метров остановился, из него выскочил Виски и скрылся в подьезде ближайшего дома, мы тоже остановились и стали ждать.
  Через пять минут, он вышел с барышней в вечернем платье на пол головы выше его и усадил её в машину.
 Мы вернулись на Каширку и через пять минут я понял, куда  едем.
  - Слава Украiнi.
  - Ха – ха – ха – засмеялась Петрiвна – заходьте дiточки
я вже стомилася чекати, в мене все готово.
    Петровна была одета в украинскую вышиванку из тончайшего батиста, которая подчёркивала её необьятную грудь, длинную,  красную суконную юбку с вязанным белым передником и красные сапожки из тоненькой кожи, на маленьком каблучке. На голове была кругом уложена чёрная коса, а поверх, белый кокошник.
  - Петрiвна!, яка ж ти гарна, та файна – не выдержал Виски и крепко обнял женщину – i навiщо  тiльки я цих
двох краль сюди привiз не розумiю.
 - Андрiко, скажений, задушишь – заливалась смехом Петровна.
   -Проходьте дiточки на велику хату ciдайте за стiл, щiро
запрошую.
  В великой хате я сразу узнал, руку нашего гения -  дизайнера,  студента Лёши. Выложенный из красного кирпича, старинный камин с електрической имитацией горящих поленьев, на потолоке  великолепная настоящая лепнина, а не бутафорская, пенопластовая, на стенах матерчатые, парчовые обои, тяжёлые, шитые золотом, зелёные шторы были закрыты. Комната ярко освещалась
электрическими люстрами, стилизованными под старинные конделябры со свечами.
  Мебель тоже бала под стать интерьеру, массивная, из тонированного ореха, ручной работы.
 Создавалось такое впечатление, будто переступив, порог
“великой хаты” ты шагнул через временное окно прямо в восемнадцатый век.
    Извините, дорогие товарищи – заговорил Виски - но я чту, не только уголовный кодекс, но и советские традиции, сегодня вторник, а значит рыбный день, прошу, не обессудьте, присаживайтесь за стол.
  На столе стояло мускатное шампанское в серебряном ведерке с колотым льдом, сухое мартини всех цветов,
Чинзано, запотевшая водка в графине, красная и чёрная икра с блинами, устрицы, крабы, тигровые криветки.
 - Я заказал Петрiвнi, все блюда только из рыбы, даже салаты из морской капусты и морепродуктов оправдывался, Виски.
  - Петрiвн, неню, будьласка, принеси нам своеi горiлки.
  - Зараз Андрiйку - через минуту, она появилась с пузатым запотевшим графинчиком самогона.
  - Наливай - скомандовал Виски.
  - Але ж хлопцi, дивiться, це Вам не абсолют, це первак-
говорила Петровна, разливая самогон по хрустальным рюмкам.
 - Що ж ми, Петрiвна, чи не козаки – спросил Виски.
 - Козаки, хлопчики, козаки – ответила Петровна- а вам дiвчатка що налити, шампаньське, чи мартiнi?
 - Не закричала спутница Виски, нам тоже первак.
 - Ну за день строителя, ураааа…- закричал Виски.
Жидкость разлилась огнём по всему телу, до пальцев ног, и в животе сразу разверзлась пропасть, которую все дружно бросились заполнять чудесным содержимым стола.


               


                XXI
 
   Ничто так не обьединяет и не сближает людей, как общий аппетит, при совместном поедании пищи, особенно, когда она безумно вкусная и разнообразная.
  - Вы заставляете меня прибегать к насилию - сказал Виски устрице и…
  - Андрей, хватит жрать – возмутилась захмелевшая Оленька.
- Что такое? Бунт на корабле?
- Когда ты, наконец, представишь нам прелестную незнакомку.
- А, прошу пардону. Модельер, фотомодель и наконец, просто красавица Полина.
  Девушка встала, профессиональной походкой прошлась по диагонали зала, сделала два разворота на триста шестьдесят градусов, просунула ногу в глубокий разрез платья, поставила её на старинное кресло и замерла в грациозной позе.
- Вау- зааплодировала Оленька, я с воодушевлением её поддержал.
 - Полина была, на столько совершенна, что, если -  бы, глаз и хотел зацепиться за какой ни будь микроскопический изьян, у него бы ничего не получилось.
 - А теперь танцы – скомандовала захмелевшая Оленька.
Андрей взял “дистанционку” включил музыку и подхватил Оленьку, а мне, больше ничего не оставалось, как пригласить Полину.
  Я некогда не находился так близко с такими шикарными женщинами, чувствовал себя скованно и боялся к ней прикоснуться, а когда Виски, скомандовал “кавалеры меняют дам”, с удовольствием обнял Оленьку и начал с ней кружиться.
  А теперь сюрприз скомандовал Виски, девки, вот Вам
чёрная повязка, завязавайте ему глаза.
  Девушки завизжали от предвкушения, чего то, необыкновенного, и с энтузиазмом бросились выполнять команду. Оленька держала мне руки, а Полина туго завязывала повязку на глазах.
 - Готово - скомандовала Полина.
 -Петрiвна, давааай – закричал Виски.
  Мне ударил в нос, до боли знакомый запах и перед глазами появилась бабушка.
- Итак – декламировал Виски – для нашего ценнейшего работника, представителя древнейшего народа, моего друга Баруха, Гефильте фииииш….
 Полина сняла чёрную повязку, передо мной стояла Петрiвна, и протягивала  фарфоровый поднос с фаршированной щукой, которую кроме моей бабушки никто готовить не умел.
  Я взял у Петрiвни поднос, и у меня из глаз ручьями потекли слёзы, а я стоял с подносом в руках и даже не мог их вытереть.

                XXII

 - Спасибо тебе Петровна, я наверное с пятого класса не плакал, даже когда меня в лётном училище, на последнем экзамене срезали, а тут на тебе…
  Петровна, поддержала меня в мокром деле, взяла поднос нарезала рыбу и всем разложила по тарелкам.
 - Наливай, Андрюха – скомандовала Полина – первааак,
такое дело нужно обмыть.
- Петрiвна, - попросил Виски - будьласка, сiдай з нами на хвилиночку, випий чарочку.
- Iз великим задоволенням, дiточки.
Я встал, поцеловал Петровну, сказал в честь неё красивый тост, все выпили и стали есть это чудо кулинарного искусства.
- Такую рыбу умела готовить, только моя бабушка и больше никто, даже мама – сказал я.
- А немае у свiтi такоi страви, щоб я готувати не вмiла, чотири роки поварськiй справi в Угорщiнi навчалася.
В нас там кордону немае, ми вiльно туди – сюди ходимо.
Але ж зараз нiде роботи немае,  я одна працюю, i усю сiмь
годую, вже два роки, усе завдяки Андрiковi, дай йому Бог
здоровьячка, дай Вам Бог усiм, дiточки, здоровьячка.
  Она закрыла ладошками лицо и выбежала из – за стола.
 Да, трогательная, какая - то картина, получается – прервала повисшую паузу Оленька, глаза у которой тоже были красные – пойдём, Полиночка, носики припудрим.
 - Спасибо, тебе Андрюха за всё, пойду я.
 -Куда сумасшедший – схватил меня за рукав Виски – ты же устриц с креветками обожрался, ночью, что делать будешь?
 - Драчить буду, пусти меня.
 - Ну и проваливай, придурок, я и с двоими справлюсь.
Машину здесь оставь, такси возьми – крикнул мне
вдогонку Виски.
 - Хорошо.
 

                XXIII
 
   К себе в офис я приехал в одиннадцать ночи, умылся и начал накручивать телефон.
- Да - услышал я в трубке до боли родной голос.
- Здравствуй дорогая!
- Ты где?
- Я в офисе.
- Я в офис, целый вечер звоню, никто трубку не берёт.
-Я только пришёл, работы много было, по обьектам мотался.
- А ну, положи трубку.
-Пожалуйста.
Пи – пи – пи – запищал телефон.
- Ну, что, ты же знаешь, я никогда не обманываю, я только тебя и мамау любил, пока жива была, а сейчас, только тебя.
- Ладно, извини, мы все тоже, тебя очень любим и соскучились, особенно Мальчик, у него глаза грустные
стали.
- Тяв –тяв – тяв - донеслось из трубки.
- О, услышал, что о нём разговаривают, несётся уже, тише ты, сумасшедший, соседей разбудешь. На трубочку, поговори с папой.
- Бой, Бой, мальчик мой хороший, как я хочу за ушки тебя потрепать.
- А меня, ты не хочешь за ушки потрепать?
- Не надо соль на рану сыпать, мне и так тошно.
- Ты же обещал в конце этого месяца на пару дней приехать.
- В конце этой недели, точно приеду, у меня всё готово, рабочих уже  отправил,  только лак на паркете хорошо просохнет, обьект сдам и приеду.
  А Вадька, где.
- А я не знаю, где его черти носят, тринадцать лет, а он уже с девками путается, ну ничего, сейчас придёт, получит у меня чертей. Он разбаловался, почувствовал, что у нас деньги появились и сам уже не знает, что ещё себе вытребовать.
 -Хорошо, дорогая, до встречи, у меня уже глаза слипаются, спать хочу. Целую.
- Я тебя тоже целую. До, встречи.

                XXIV

  - Ну, наконец - то, мои дороги – я обнимаю и целую сразу двоих, жену и сына на перроне ж.д. вокзала.
-Бой, бой, рубашку разорвёшь когтями – кричу я псу, который дожидаясь своей очереди, от нетерпения, встал на задние лапы, а передними начал скрести по моей спине.
- Ну, иди сюда мой хороший мальчик – он тут же начал меня всего облизывать.
- Куда ты ему лицо подставляешь – закричала жена.
А ты прекрати его лизать - лупила она Боя по морде.
Два педика несчастных, устроили тут зоофилию, поехали уже, такси ждёт, дома стол накрыт….

  - Мама, хватит Вам дрыхнуть, жрать хочу -  донеслось из коридора, дверь нашей спальни открылась, вбежал Вадька и со всего маху, плюхнулся в нашу кровать, его примеру последовал и Бой.
- Бой, куда с лапами на кровать – закричала жена – а, ну Вас, выпустите меня – засмеялась оно, надела халатик и убежала в ванну.
 - Ну, что сын, едем на вокзал.
- На какой вокзал? – перепугался Вадька,- ты ж только приехал.
- На грузовой, железнодорожный, не боись, это сюрприз.
- Ух, ты, это я люблю.
- Пойдём умываться, завтракать и поедем.
- Балуешь ты его папа – сказала жена, раскладывая по тарелкам глазунью с гренками - а он этого не заслуживает, совсем от рук отбился.
- Что поделаешь, детей нужно баловать, только тогда из них вырастают настоящие разбойники – засмеялся я.
 

                XXV

  -Пятый склад, седьмое место - сказала женщина в окошечке, возвращая квитанцию – отдадите кладовщику, он Вам покажет.
 - А вон он стоит, сюрприз.
- Что это пап?
- Это скутер, Ямаха, самый крутой.
- Это же полный п….
- Слыш, ты, салабон, за базаром следи с отцом, разговариваешь.
- Извини бать, вырвалось…, но у меня же прав нет.
- Какие права, тут пятьдесят кубиков, ничего не надо.
- А скорость как включается?
- Какая скорость, это полный автомат, вот газ, вот тормоз,
заводить ключом вот так – я вставил ключ в замок зажигания и мотор тихо заурчал – садись и езжай  домой.
 Он осторожно сел и плавно тронулся с места, а через десять метров дал полный газ, скутер взвыл и исчез из виду.
 
      - Что то Вадьки, долго нет, я уже пол часа, как приехал.
- А он скорее всего у Алинки, хвастаться поехал.
- А кто такая Алинка?
- Подружка его, не волнуйся, сейчас вместе прикатят.
- А это не они подкатили – жена посмотрела в окно –
точно они, ух какая красота.
- Ямаха, Япония, самый крутой, какой только был в Москве – похвастался я жене.
- Привет пап, знакомься, это Алина.
За ним вбежала девочка лет тринадцати, его роста, с ёжиком на голове белых волос, в майке, подранных джинсах и очень дорогих кроссовках.
- Привет – сказала она, улыбнулась до ушей, как буратино, обнажив при этом огромные зубы, и шмыгнула к Вадьке в комнату, как к себе домой.
  -Какие у неё огромные зубы  – сказал я жене когда дверь за детьми захлопнулась – у неё хоть рот закрывается?
 -Всё у неё закрывается, не переживай.
- Да, но такие зубы, страшно…
-А он не такой трус как ты – засмеялась жена.
- Слушай, а может по дому нужно что – то сделать.
- Ничего не нужно делать, отдыхай, возьми собаку, и пойдите на Днепр, погуляйте, а я пока обед приготовлю.


                XXVI

- Пиу- пиу-пиу – доносилось из за двери офиса – где же этот ключ, куда я его засунул, это наверное жена звонит, а вот он – я быстро открываю дверь, забегаю в офис, бросаю сумку на диван и успеваю схватить трубку.
- Ало.
- Привет, дорогой. Как ты доехал? Как настроение. Ты такой грустный вчера был на вокзале, у меня аж сердце защимило.
  - Да как, лучше б, я и не приезжал, только душу разтеребил, ты бала права, это не семейный вариант.
  Я не могу так, мне плохо без Вас троих, Вы моя семья и Вы должны быть всегда рядом.
- Я на тебя кричу иногда, ты не обращай внимания, я тебя очень люблю  и горжусь тобой.
  - Мне все подруги завидуют, их мужья такие крохи домой приносят, что дети голодные ходят, скандалы постоянные из – за этого, до развода доходит. Они все за мной гуськом бегают, деньги одалживают. И, я тебе не говорила, мои родители тоже на твою зарплату живут, их пенсий папе на сигареты не хватит.
 Так что держись, не раскисай, мы любим тебя.
- Спасибо.
- Всё, ты с дороги, не буду тебе голову морочить, там я тебе курицу положила в сумку, не забудь, прямо сейчас переложи в холодильник.
 Всё, целую, пока.
- Я тебя тоже целую.
 Не успел я отойти от телефона.
- Пиу- пиу-пиу.
- Забыла что – то?
- Я ничего не забыла, добрый вечер, я по поводу работы звоню – раздался в трубке детский голос с молдавским акцентом.
- Девочка, не балуйся, положи трубку.
- Пиу- пиу-пиу.
- Ало.
- Я уже не девочка, и очень давно, наоборот, у меня есть две маленькие девочки, три годика и шесть, и они хотят кушать,
и муж у меня тоже есть.
- А почему муж работу не ищет?
- У меня муж, учитель математики в школе, только задачки решать умеет, а руки у него не с того места выросли.
- А всё остальное, у него из того места растёт?
- Ха - ха - ха – ха – заливалась она смехом, от которого, у меня мурашки побежали по спине – конечно оттуда, я же говорю, у меня две девулички и обе красотулички.
- Ладно, девушка, я только приехал, ещё ничего не знаю,
позвоните завтра после обеда.
- Только пообещаете,  если будет работа, никому кроме нас
её не давать, наша бригада с Молдавии.
- Обещаю.
- Спокойной ночи и приятных снов.
- Спокойной ночи – сказал я, положил трубку и пошёл в душ.


               





                XXVII


  -Привет Виски, что такой заклопотанный, в бумагах с утра закопался.
- А Бублик, привет, как сьездил, проходи садись. Оленька, милая, там заказчики сидят, пригласи их к Борису в кабинет и сделай им кофе, он сейчас к ним выйдет.
 Слушай, тут такие дела начинаются. У меня один знакомый бандит…
   -Опять ты про бандитов, я не хочу о них слышать, завязывай со своим криминальным прошлым.
 -Как раз он уже и не бандит, а председатель госкомиссии по банкротству, короче тот же бандит, но государственный,
обанкротившиеся предприятия продаёт на приватизационных аукционах.
  Я сейчас от строительства отхожу, и начинаю работать с ним, а всё строительство на тебе будет, за отдельную плату, разумеется.
- Ты, что все свои обьекты на меня повесить хочешь?
- Надо, потерпеть. Скорее всего, строительство, мы вообще оставим, будем работать совсем с другим материалом.
   И если всё получится, тебе не надо будет домой на иномарке ехать, свою семью, в Москву жить привезёшь, это я тебе серьёзно говорю.
- Я не хочу работать с бандитами, хватит с меня нашей крыши.
-Да какие бандиты, всё официально, давай, иди работай с заказчиками, они в общих чертах описали мне, что хотят, там приблизительно на семьдесят тысяч. 
  Клиентами были супружеская пара, лет пятидесяти и сын лет семнадцати, страшно морочливые, особенно парень.
  Только я закончил составлять смету, они сидят, думают шепчутся между собой, заходит Виски, с подчёркнуто важной физиономией, артист да и только.
  -Ну, Борис Ефимович, как у вас здесь дела – и берёт у меня енкземпляр договора.
 - Э нет, мой дорогой, так дело не пойдет – сказал он, сделав
кислую мину, пробежав глазами договор – этак вы меня по миру пустите, восемьдесят тысяч, это только себестоимость,
а мне ещё ведь заработать, что то нужно, зайдите ко мне, - и направился с договором на выход.
 - Но позвольте, – сказала женщина – зачем же мы тут два часа сидели цены обговаривали,  это что за подход к работе у Вас.
    - Ладно, отложим этот разговор до завтра – недовольно сказал Виски, положил договор на стол и вышел.
   Женщина схватила листы, подписала и протянула мне.
Я взял листы, глубоко вздохнул, подписал, поставил печать и протянул женщине.
- Когда приступаете к работе – спросила женщина.
- Как только на наш счёт поступит предоплата.
-Я на следующей неделе переведу деньги.
 -Тогда мы на следующей неделе и приступим.
 -Вот Вам ключи от квартиры. До, свидания.
- Всего доброго.
               
                XXVII

    Не успел я задремать после обеда, как меня разбудил телефон.
- Вы сказали позвонить после обеда – услышал я в трубке детский голос - на счёт работы, есть, что ни будь.
- В принципе есть.
- Я не очень хорошо понимаю по русски, есть или нет.
- Есть, но работы очень много, месяца на три.
-Так это же прекрасно. Какая зарплата?
- Работа, без выходных, с утра до вечера, квартиру нужно будет разобрать полностью до голых стен и построить заново. Требование к качеству очень высокое, электрик должен быть не ниже четвёртого разряда с документами.
Зарплата, до тысячи долларов в месяц, но хорошо подумайте, если качество работы нас не устроит, мы  Вас отправим домой сразу, не заплатив, ни копейки.
 - Всё Вас устроит, не волнуйтесь, когда приезжать.
- Сегодня.
- Как сегодня?
- Шучу я, Когда возьмёте билеты, позвоните, я Вас встречу.


                XXVIII

 Следующий день начался с аврала.
 - Этого нам только не хватало, - услашал я в своей комнате голос Виски – Оленька немедленно буди Бориса.
 - Что случилось, я не сплю, просто у себя в комнате работал.
 - Бросай всё, дуй в Печатники, мы там обьект сдали три месяца назад, а сейчас звонит хозяин, что жена пошла руки мыть в ванну и её током ударило от струи воды.  Это, может быть наша вина?
- Не может быть, а скорее всего, мы же всю проводку заново протягиваем.
- Если он сейчас на нас заявит, мы лишимся лицензии, и у нас могут быть очень крупные неприятности. Оленька звони нашему адвокату, пусть он, со своей стороны, сделает, всё, что можно в таких случаях.
    Жаль я не могу Вам помочь, очень важный аукцион Платите любые деньги, этот пожар не должен разгореться.


               


                XXIX
 
    А вот и наш электрик, услышал я знакомый голос адвоката, через приоткрытую дверь.
 - Добрый день - поздоровался я с огромным мужчиной лет сорока, но ответа не дождался.
- Вы кому работу даёте, услышал я его голос в комнате, у нас русским людям есть  нечего, пусть в Израиль едет людей током убивать.
   Вот, хам думаю, благодари Бога, что твоя жена руки помыть пошла, а не пописать, так и есть, вся канализация под напряжением.
 - Я сейчас буду звонить в комиссию по трудовым спорам-
распинался хозяин.
 - Не надо так волноваться – говорил  медовым голосом наш адвокат, ничего же не случилось, мы сейчас всё исправим и заплатим за моральный ущерб.
 Что же могло случиться, думал я, открывая дверцу электро щитка с пакетниками, неужели электрик накосячил.
  Да нет, вроде не похоже, всё сделано очень аккуратно, даже педантично правильно, такой эдектрик напартачить не мог.
  Когда я взял электрическую схему разводки проводов по квартире, и вышел в коридор, мне всё стало ясно.
  -Пойдем – сказал я адвокату, - пусть, звонит, куда хочет
и пусть, не вздумает, поднимать рубильник, без опытного электрика, я квартиру обесточил.
  - Желаю успехов – попрощался адвокат с хозяином, соображает моментально, не зря, видно, ему Виски, такие бабки платит.
 



                XXX

  Когда мы с адвокатом зашли в офис, Виски уже был там.
- Ну, что там рассказывайте, Бубличкк, по вашим рожам вижу, что всё хорошо.
 - Лучше и быть не может – сказал адвокат.
 -К нам никаких вопросов – начал я, сделав паузу, подобающую важности момента – работа электрика, выполнена на пять баллов, и схема разводки, скрытой проводки электрических кабелей по квартире, составлена грамотно.
 Когда я её развернул и прошёлся по квартире, мне всё стало ясно.
- Ну, и в чём же, было дело – сгорал, от нетерпения Виски.
- В коридоре, с обратной стороны ванны, я увидел огромное зеркало в массивной, резной, деревянной  раме, а под ним остатки мусора, который обычно остаётся после  сверления стен.
  Они вешали зеркало  и огромным шурупом, пробили электрический кабель,  а вдобавок  ко всему, привинтили его к металлической арматуре, которая находится внутри бетонных перегородок.
  Эта арматура, сваривается сваркой между собой, когда перегородки крепятся друг к другу, вот у них и получилась
электрическая шкатулка вместо ванны.
Если б хозяин не был хамом,  я б ему сказал, в чём дело, а так, пусть сам поищет и посидит без света.
- Бубличек,  дай я тебя обниму.
Оленька, закрывай лавку, едем все на обед к Петрiвне, есть повод, я угощаю. Ура завизжала Оленька в прихожей.
  Перед самым выходом зазвенел телефон, Виски на ходу снял трубку.
- Бублик, тебя какая то маленькая девочка спрашивает.
- Ну что, взяли билеты, когда в Москве будете.
- А мы уже на Киевском вокзале, перед выездом не успели позвонить.
- Тогда ждите меня там, я только через два часа смогу за вами приехать, билеты не вздумайте выкидывать.
- Мы знаем.
- А как я Вас узнаю.
- У меня косичка есть.
-У половины всех девушек на свете есть косички.
- Ха – ха – ха - услышал я в трубке детский смех, от которого у меня снова пошёл мороз по коже – а Вы не волнуйтесь, не перепутаете, таких косичек, на свете больше нет.
               

                XXX1

   Почему то, все думают, что человеком управляют мозги, ерунда это всё, человеком управляет желудок.
  Бывает,  соберёшься, что - то сделать, а он тебе говорит:
“ Что – то есть хочется,  перекуси сначала, а то затеешься сейчас, потом голод мешать будет”.
     Послушаешься его, а он тебе потом: “Ну, куда ты, сейчас, с полным животом на лестницу полезешь, отдохни пол часика, ничего же не  горит”.
  Открываешь через два часа глаза, а он тебе: ” Ну, вот видишь, жизнь то, прекрасна, сейчас, только, чашечку кофе и я от тебя отстану”.
 После в окно посмотрел, а там уже темно.
     Ну, и кто ж, это со мной так управился, мозги что ли, нет конечно – желудок,  нельзя его слушать.
    Вот и сейчас, еду я, после фантастического обеда у Петрiвны, за  бригадой, на Киевский, а он мне провокатор шепчет: “Эх, сейчас бы в офис завернуть, да вздремнуть часок… Ничего с ними не случится, ждали два часа, ещё один подождут, приехали без предупреждения, сами виноваты”.
  Представляете, какой, негодяй, а я ему отвечаю: “ Как тебе не стыдно, люди с дороги, устали, на чемоданах там сидят, ждут…., что ж я Виски что ли”

                XXXII

     Да такой косички я в жизни не видел, как канат в школьном спортзале, даже плетение такое - же, только толще и цвет не белый, а коричневый.
   Она лежала на плече у высокой девушки в футболке и джинсах, которая в одной руке держала огромный чемодан, а в другой большую спортивную сумку.
 -Ну, вот, видите, а вы боялись, что мы не узнаем друг
друга – услышал я в живую звонкий детский голос с молдавским акцентом – меня Кристиной зовут, а это мои подруги, Аврора и Авиталь, они плохо говорят по русски.
 - Уже весело  - сказал я – как кунаки влюблённого джигита, совершенно не говорят по русски, но всё понимают.
   -Нет – засмеялась она – понимают они тоже плохо.
  - А электрика, Вы за пивом послали?
  - Наш электрик заболел, не смог приехать.
  - А Вы тогда чего приехали, не позвонили, не посоветовались.
   - Но у нас в Москве есть земляк, он маляр, но в электричестве разбирается ….
   -Да Вы, что, в самом деле, это же ток, если не дай бог, кого - то убьёт, то в тюрьму посадят электрика, а если у него не окажется документов, то в тюрьму посадят меня.
   А у меня дома жена, ребёнок и любимая собака, поэтому, вот вам сто долларов на обратную дорогу и счастливого пути.
  Кристина поставила на перрон чемодан, села на него и закрыла лицо руками.
  Я сунул купюру её, ничего не понимающей подруге, развернулся и пошёл обратно.
  И тут, меня будто, по локтевому нерву стукнуло, от детского рёва, который раздался сзади, я замер, как вкопанный. Пока я собирался с мыслями, ноги сами понесли меня обратно. Её  подруги, увидев, что я возвращаюсь, начали что то щебетать по молдавски.
 Она тут же перестала плакать и просияла, как ребёнок, который выплакал у родителей дорогую игрушку.
 - Ладно, чёрт с вами пойдёмте.
- А как же электрик?
- Я за него.
- А Вы электрик?
- Нет, я лётчик, но летаю только во сне, а электрик, так, по совместительству.
  Я нагнулся за чемоданом, вспомнил её маму и остался в этом положении.
- Ой, как же я не уследила, он же тяжёлый, сейчас миленький, я помогу, это не прострел, это мышца.
Руку, руку вот сюда, теперь локоть, так, сейчас больно немножко будет, но нужно потерпеть.
  Я спортсменка, мастер спорта, спринт, двести метров с барьерами – щебетала она – у меня, знаешь, сколько травм было.
   -Ай – заорал я – больно.
  -Вот и всё, всё, поболит, правда, несколько дней, но до свадьбы заживёт.
 - Ты, что туда, кирпичей наложила?
 - Нет, это мои инструменты.
 - Какие к чёрту инструменты, Вы не имеете права работать своими инструментами, только фирменными, мы на каждый обьект закупаем новые, это тоже расходный материал.
  Выбрасывай всё к чёртовой матери, в конце работы заберёшь себе фирменные.
  Она подошла к мусорному ящику и открыла чемодан.
Там были аккуратно уложены вычищенные, добротные малярные и штукатурные инструменты.
 Вздохнув и надув губки, она взяла мастерок и кирочку.
 - Ладно, можешь не выбрасывать, если, не лень таскаться, но не вздумай ими работать.
 - Спасибо – улыбнулась она.
- Ох, чувствую, намучаюсь я с Вами…  Вот и не верь после этого приметам, что возвращаться нельзя и всё такое – сказал я, и пошёл в полусогнутом положении к машине.


                XXXIII

 
   Каждый раз, после совершения, какой ни будь глупости,
я начинаю подыскивать ей логическое оправдание.
   Вот и сейчас, я ехал по Садовому, и думал про себя, что нужно и руками немного поработать, а то совсем атрофируются и превратятся в рудиментарный орган, как глаза у крота, вернее полное их отсутствие.
   Я остановился возле огромного строительного магазина, в котором всегда делал закупки.
  - Кристина, пойдём со мной, поможешь, а подружкам скажи, чтоб в машине сидели и нас подождали, мы скоро придём.
  - А, наш уважаемый клиент, здравствуйте – улыбнулась мне женщина - продавец отдела электротоваров.
 - Здравствуйте, Ангелина, вы, как всегда очаровательны
и полностью соответствуете своему имени.
- Спасибо. А что это с Вами сегодня, ходите как то боком?
- Радикулит разбил.
- Радикулит, в Вашем возрасте?
- Не слушайте вы его – засмеялась Кристина – просто он хорошо воспитан, хотел помочь хрупкой девушке.
  Ангелина смерила её взглядом с головы до ног и загадочно улыбнулась:
- Тогда я его понимаю….  Ну что сегодня берём, зелёный немецкий “Бош”, или синюю японскую “Макиту”?
- Нет, Ангелиночка, сегодня, красный швейцарский “Хилти".
- Что, весь комплект “Хилти”?
- Весь. Перфаратор, ударная дрель, шуруповёрт. Все биты не победитовые, а корундовые, фрезы и коронки с алмазным напылением и даже всю спецодежду “Хилти”, комбенизон, ботинки, перчатки, каску всё.
- Что это с Вами сегодня?
- Эх, Ангелиночка, один раз живём.
         
            - Кристина, дай я тебе помогу, тоже что – то понесу.
- Ой, да идите уже, хватит с меня одного раза.
- А на вид хрупкая девушка…

                XXXIV

 - Вот и наш обьект – сказал я, открыл входную дверь и запустил девушек внутрь.
- Хорошая квартира – сказала Кристина, осмотревшись – всё есть, заходи и живи, даже ремонт, можно ещё лет пять не делать.
- Через три месяца здесь должен быть дворец, особенно комната юноши. Трёхуровневые потолок с особой подсветкой, барная стойка из красного дерева со столешницей из розового китайского мрамора, на стенах пробковые акустические обои и встроенные колонки, общей мощностью двести ватт, цветомузыка, стробоскопы…
    Сегодня отдыхайте, а завтра с утра приступайте к работе,
арбайтен, арбайтен и ещё раз арбайтен.
  Завтра вам привезут контейнер, для строительного мусора, оставлять только входную дверь и несущие стены, а
полы все перегородки , окна, комнатные двери, разобрать и выбросить в контейнер.
 - А мебель?
- Оставьте себе самое необходимое, а остальное раздайте соседям.
 Подружка, которой я всучил сто долларов на дорогу, протянула их мне обратно.
- Вам сейчас по Москве ещё три дня ходить можно, если милиция спросит прописку, покажете билеты. Пойдите и купите на эти деньги еды, на первое время, а потом, я вам привозить буду.
 Эх, милые девушки, разве для Вас, эта работа…
- Для нас, для нас – засмеялась Кристина – мужик – то, нынче хлипкий пошёл….

               
                XXXV
 
    Ну вот, так всегда, только после обеда вздремнуть ляжешь,  телефон, тут как тут, звенит, разрывается.
- Да, слушаю.
- Борис, это Кристина, у нас тут такое творится, приезжайте немедленно.
- Что у Вас стряслось.
- Мы уже всю квартиру разобрали, а сегодня к полам приступили. Паркет разобрали, бетонную стяжку разбили на куски и тоже начали выносить, а там в бетоне какие то провода, искры кругом.
- Вас не ударило, в квартире свет есть?
- У нас свет есть, а у соседей под нами пропал, уже мужик снизу прибегал, скандал страшный устроил.
- Ничего там не трогайте, я сейчас буду.
    
       - Что тут у вас творится.
 - Вот смотрите, провода из бетона торчат, но больше не искрят.
- Ясное дело не искрят, если снизу давно пробки повыбивало.
   Да, такого я ещё не видел, чтоб разводку кабелей потолочного освещения прокладывали по полу квартиры сверху. Хотя с одной стороны, логично получается, не надо мучиться, кабель внутри панелей прокладывать, на пол положил, через дырочки просунул вниз и залил бетоном.
  Ладно, это мы сделаем, сейчас, пожар тушить нужно, люди внизу без света сидят, Кристина, пойдём, поможешь.
 - Мне ж выходить нельзя, три дня давно закончились.
- Со мной можно, я отмажу если что.
   
       - Нам, пожалуйста, ящик водки и ящик пива, только холодного, три копчёных леща, побольше и пять палок сервелата.
   Кристина бери водку пошли. Пожар, лучше всего тушить холодным пивом.
- А водка, тогда зачем?
- Водка, это уже потом, в спокойной обстановке, когда ничего не горит.
  - Давай, звони в дверь, у меня руки заняты.
  - А - донеслось из тёмного коридора – явились - и на лестничную площадку вышел мужик в майке.
 - Мы приносим Вам свои извинения, за доставленные неудобства, может, Вы согласитесь поужинать при свечах,
а мы, через два часа всё исправим.
 Кадык мужика судорожно заходил по тонкой шее.
- Так ты, это, заходи ... –  выдавил он из себя, не отрывая взгляд от ящиков с лещами и колбасой.
- Ну, Вы пока начинайте, а мы скоро подтянемся.

                XXXVI

 - Борис, возьми телефон, пожалуйста, тебя опять с Красногвардейской спрашивают – зовёт меня Оленька.
- Я слушаю.
- Борис, добрый день, мы все стены и перегородки выложили, можно начинать ставить розетки, выключатели, провода прокладывать в стенах, нагреватели для тёплых полов начинать укладывать.
 - Хорошо, с завтрашнего дня начинаю делать у Вас электрические работы.
- И ещё, у нас продукты заканчиваются.
- Хорошо, привезу, я замотался последнее время, всё строительство на мне осталось, три обьекта сразу сдавал, а сейчас только Вами заниматься буду.
-Когда Вас ждать.
- Завтра после обеда.
- Кто это тебе так часто с Красногвардейской звонить стал,
таким ангельским голосочком разговаривает, с неземным акцентом – лукаво спрашипает Оленька.
- Что такое, почему не знаю – оторвался от своих бумаг
Виски и уставился на меня.
-А я с бандитами не разговариваю.
-Чего это я бандит?
-А кто ж ты, людей по миру пускаешь.
-Не людей, а банкротов, они работать не умеют, страну развалили, отечество спасать надо.
-Сиди, уже там, спаситель отечества….
      
      Так, один длинный, три коротких. Дверь открывается и на пороге меня встречает сияющая Кристина.
- Что - то Вы забыли нас совсем.
- Всё, теперь только Вами занимаюсь, последний обьект.
- Как последний?
- Так. Ремонтами больше заниматься не будем.
- А чем будете?
- Будем покупать предприятия, приводить в порядок и продавать. Наш начальник, уже визитки новые заказал.
- А мы  надеялись, у Вас, ещё, где ни - будь поработать.
-Это исключено в любом случае.
- Почему?
- У нас, одна бригада дважды не работает.
- Почему?
- Политика такая у нашего начальника, это долго обьяснять почему.
 Так, ладно, месяц прошёл, как договаривались, вот Ваши деньги, по тысяче долларов каждой, остальные после сдачи обьекта.
Советую, прямо сейчас поехать на почту и отправить домой.
- А как это сделать?
- Твои подружки тебе доверяют?
- Конечно.
- Тогда поехали со мной на почту, ты отправишь все деньги.
- Как здорово – засмеялась она – сейчас только девчонок обрадую и переоденусь.

                XXXVII

    Говорят, что здоровая мышца, при работе, вырабатывает гормон счастья, эндорфин, и наверное не зря.
   Перфоратор Хилти, алмазными фрезами прокладывал в бетоне борозды как в масле, я укладывал туда электрические кабеля а Авиталь, которая совсем не говорила по русски, но уже кое о чём, начинала догадываться, шла за мной и всё заштукатуривала.
  Кристина с другой напарницей наклевали плитку в ванной супер клеем на водостойкий гипсокартон, и даже о чём то пели по молдавски.
   Эндорфин ударял мне в голову и я работал, можно сказать с удовольствием.
   Так продолжалось уже неделю, с утра я проподал, на предприятии, которое, купил Виски с аукциона, проводил с аудиторами инвентаризацию основных фондов, списывал с баланса ещё хорошее оборудование…, вообщем работы хватало, а после обеда, работал с молдавашками.
  - Всё, шабаш – сказал я – на сегодня хватит, наверное метров тридцать кабеля уложили.
  Да Авиталь, Авитаааль, имя то какое красивое, Авиталь.
Куда это она убежала – спросил я у Кристины, которая вышла из временного душа, в коридоре и села перед зеркалом расчёсывать волосы.
- Она не понимает, чего ты от неё хочешь, вот и боится – засмеялась Кристина.
- А ты?
- А я понимаю – продолжала смеяться она, смехом, от которого у меня всегда бежали мурашки по телу.
- Что у тебя за волосы такие густые, интересно, как они растут?
- А ты подойди и посмотри.
Я подошёл и раздвинул пряди волос.
- Ничего себе, никогда в жизни такого не видел, у тебя из одной луковицы не один волос растёт, а три.
   Она запрокинула назад голову, полу закрыла глаза, своими огромными ресницами и тихо сказала,
- А у меня всё такое, чего ты никогда в жизни не видел и больше не увидишь……
   
     Не правду говорят, что нельзя зарекаться только от тюрьмы и от сумы…..
   - Я не хотел этого.
   - Я знаю – тихо сказала она.

               
                XXXVIII
   
-Пиииииииииииии – куда меня чёрт несёт, совсем с ума
сошёл, куда мои глаза, только, смотрели, на красный свет проехал, чуть аварию не сделал.
  Но, сейчас, меня Бог уберёг, а вот час назад, нет, оставил,
 что теперь делать, как я жене в глаза смотреть буду, а самое главное возвращаться надо будет, там ещё работы, начать и кончить.
  Это сумасшествие длилось целый месяц.  Дошло до того, что я спать там начал оставаться, одно успокаивало, что скоро это всё закончится, работа подходила к концу, осталось только отполировать паркет.
  - Виски, я уезжаю на пару дней, у сына день рождения.
  - Счастливого пути, ты мне не нужен, предприятие готово к продаже, с этим, я и без тебя справлюсь.
 - Виски, а деньги где, почему сейф пустой,  мне через пару дней расплачиваться с молдавашками.
 - Всё на взятки чиновникам ушло, это ещё те бандиты, с нашими всегда договориться можно, подождут если, что, а этими, вынь да полож, иначе и разговаривать не станут.
 Ладно не переживай я придумаю, что ни будь.
         
Один длинный три коротких.
- А привет заходи.
- У какой стол, это, что в честь моего отьезда ?
- Конечно.
- А продукты, откуда, я такого не привозил?
- Это Семёновна купила, я её попросила. Да, зайди к ней, пожалуйста, пока не сели за стол, у неё розетка из стены вывалилась.
- У нас розетки ещё остались?
- Да сколько угодно.
- Принеси мне парочку.
- Всё готово, дело мастера боится, а барышни твои где?
- А тебе, что ещё барышни нужны?
- Нет, просто.
- Я их уже покормила, они у себя в комнате телевизор смотрят.
   
    - Какое море огней за окном, не море океан, миллиарды, а ведь у каждого из них есть своё имя, окошко в спальне, жёлтая фара машины,  красная лампочка стопсигнала, зелёный глазок светофора, фонарный столб уличного освещения, у каждого.
  Словно звёздное скопление галактики, которое видит космонавт через иллюминатор космического корабля,
А ведь там, нет, ни одной моей родной звёздочки, они находятся совсем в другой галактике, за сотни световых лет отсюда.
 - Ты скучаешь по дому?
- Да, очень.
- Ты любишь жену.
- Я очень любил свою маму, а когда  женился, у меня стало две мамы,  и обеих я очень любил, но по разному.
 А когда мама умерла, я жену стал любить за обеих.
- А меня?
- А тебя я не люблю, на тебе я просто свихнулся и то, что мы делаем, это очень плохо и мучит меня.
- А любовь это и есть сумасшествие, только до ума -помрачения.
   И не надо себя так грызть, ведь человек проживает не одну жизнь, а несколько и в каждой из них у него другие семьи, другие жёны…
  Всё изменилось внезапно помимо нашей воли, как погода, как ураган, налетел и унёс нас в другую галактику, в другое измерение, в параллельные миры, которые никогда не пересекаются, совсем в другую жизнь.
  И в этой жизни, твоя жена я, и ты меня очень любишь, и не надо чувствовать себя виноватым перед той женой за все, что происходит в этой, нашей жизни.
 Я привстал на локтях и заглянул в её широко открытые глаза.
  - Что такое? Мир перевернулся? Я слышу логические умозаключения из уст женщины, да ещё молдаванки, а ещё говарят, что это не национальность, а диагноз, с ума сойти.
Ай, ай не бей, больше не буду, виноват.
- Тише ты, девчонок разбудишь, целуй, если виноват.
- Пи- пи- пи – запищал мой будильник в часах.
- Нет времени, мне пора, в час ночи поезд, который увезёт меня в другую жизнь.
- Я тебя буду очень ждать, возвращайся скорей в нашу, попрощаться. Она бала такой короткой, так быстро пролетела и мы оба уже чувствуем смерть.


                XXXIX

- Что с тобой в этот раз – смеётся жена – отпусти меня, уже вставать пора, вечером гости придут, надо готовиться.
- Я очень тебя люблю.
- Я тоже тебя люблю, но нужно и перерывы делать.
Всё, всё, встаём.
- А Вадька, из похода, когда возвращается?
- Сегодня, конечно, это ж его день рождения. На завтрак, что сделать?
- Глазунью, конечно, с гренками.
- Я в душ первая, а ты ещё можешь поваляться пол – часика.

  - Пойди, лучше, с собакой на Днепр погуляй, смотри, он с утра за тобой ходит, не путайся под ногами, что - то ты мне не нравишься, с тобой всё в порядке, ты не заболел.
- Нет, всё в порядке, уже иду.  Пойдём, мальчик, пойдём, мой  дорогой.
 
         Нет, если у человека не одна жизнь, а несколько,
то надо проживать их последовательно, одну за другой, параллельно находится в двух, это невыносимо.
 
  Что они,  обалдели, музыку на полную мощность врубили,  сейчас весь дом развалится.
  Один длинный три коротких.
- А, Борис Ефимович, проходите, пожалуйста,  мы только вчера вьехали, а сегодня, как раз, новоселье справляем.
  У нас, просто нет слов, настолько всё замечательно сделано. А сын вообще без ума от счастья, всё, как он хотел.  Они там сейчас с друзьями в баре, празднуют.
  - Нет, спасибо Маргарита Павловна, я , пожалуй пойду.
   Один очень длинный.
- Ой, Боречка, горе то какое, их в тот же день, как ты мне розетки менял, ночью милиция забрала.
  Кристиночка так рыдала, её два милиционера, от перил оторвать не могли.  Я тоже всю ночь проплакала, никак успокоится не могла, после увиденного. Мы за три месяца как родные стали, я ведь на пенсии, дома всё время сижу.
 Что с тобой, может воды?
-Нет, спасибо, можно позвонить от Вас?
- Да, конечно, проходи, вот телефон, садись, звони.
- Что ж ты, Виски, молдавашки три месяца карячились, а ты их в расход.
- А Бублик, давай к Петрiвне,  мы все тут, празднуем, продажу первого предприятия отмечаем. С ремонтами покончено, всё проехали, работаем с другим материалом.
  Можешь звонить жене, пусть пакует чемоданы.
- Пи-пи-пи-пи. Пииии – пиии -  пиии.
-Ало. Ало, ало, Боря это ты. Боря….
- Собирай чемоданы.
- Да дорогой, как скажешь. Ты только не переживай, приезжай немедленно, ало, ало, ты слышишь меня,
Боря, Боря……


Рецензии
Большое спасибо, очень искренняя и непосредственная история. Ведь это лучшие годы героя были...

Ариадна Викторовна Корнилова   25.05.2019 15:38     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.