По тропам Ануйского хребта

             
                По тропам Ануйского хребта

   Сплав на лодках по Аную и Оби состоялся после окончания девятого класса Акутихинской средней школы. В нём приняли участие  шестнадцать человек: Николай Иосифович – завуч школы, четыре девочки и десять мальчиков. Утром две лодки погрузили в кузов грузовой машины, заехали на буксировочный катер, который  тянул паром от пристани. За час мы переправились через Обь, проехали по улицам Быстрого Истока и устремились вперёд, к Ануйскому хребру. В кузове бортовой машины лежали две лодки, одна поверх другой. Николай Иосифович и все мои одноклассники сидели по бокам лодок. Шофером был Виктор Нагих – молодой парень, только что отслуживший армию. Несколько населённых пунктов уже остались позади, когда мы подъехали к селу Антоньевка, далее покатила машина по просёлочной дороге в предгорья Алтая. Водитель  привез нас после обеда к подножию Ануйского хребта. Лодки спустили ребята в горную реку Ануй, а мы разбили палаточный лагерь и начали готовить ужин. Виктор отдохнул немного и вечером уехал домой, в Акутиху.  Вечером долго сидели у костра, пели песни. Николай Иосифович играл на мандолине и пел прекрасно. Он сочинял музыку к своим  стихам.  Валера Попов, Толя Почуфаров играли на баяне. Я тоже показала своё умение в игре на гитаре. Мы же хотели концерты ставить в сёлах.
        Ночевали в двух палатках, а на следующий день после завтрака отправились на рудник, который находился далеко в горах. Путь был не близок. Дорога вела по горам, холмам, проходили мимо летних пастбищ, где паслись упитанные коровы, мы брели через маленькую горную речку. В ней удили мальчики рыбу. Николай Иосифович поймал одного хариуса, всем показал, какие хариусы бывают. Они зажарили его на костре и съели. Одной рыбки на всех не хватило. Остановку на обед сделали во дворе, на каком-то хуторе. Там жила семья с большим количеством детей. Пообедали сухим пайком, пошли дальше в сторону рудника. Рудник нас поразил тем, в каких условиях работали там горняки. Мы почувствовали внутри рудника,  как там было холодно, сыро, и под ногами хлюпала вода. Когда все прошли вглубь рудника, то увидели сам процесс работы, то, как горняки добывают руду, как ее транспортируют на поверхность. Все, конечно, заметили, каким тяжелым был их труд. Вот так  Николай Иосифович провёл незаметно с нами во время экскурсии  профориентацию. Про себя все отметили, что работать на рудник не пойдём. Потом был обратный путь до палаточного  лагеря.

       Вернулись в лагерь, не заходя на хутор. На костре варили вечером ужин. Утром группа ребят и Николай Иосифович ушли в сельский магазин.
       –  Без нас в горы не ходите! – наказал, уходя, учитель.
Валера Попов, Виктор Стабровский, Толя Почуфаров и Толя Акимов пошли в горы. Я увязалась за ними. Не послушались учителя, он не разрешал без него уходить далеко от палаток, но горы были рядом, манили к себе, и парни решили подняться на самую высокую из них. Меня они прогоняли, но я, молча, следовала позади. Парни карабкались, цепляясь за камни, уходили вперед, садились и отдыхали. Прогоняли меня, бросая мелкие камешки в мою сторону. Пока они сидели и отдыхали, я догоняла их. Потом они снова уходили вперед, а я опять их догоняла. Итак, несколько минут отдыха было у них при каждом привале. Я добралась до вершины горы без отдыха. Устала, конечно.

       Там увидели большой удлиненный камень,  отшлифованный ветром и дождём, он казался плоским. Рядом с камнем лежала стеклянная бутылка с запиской внутри, и флажок трепетал на ветру. В записке было написано, что пять лет назад, здесь была какая-то группа туристов. Это был их флажок. Мы ножом выцарапали начальные буквы имён и фамилий и своих любимых.  Получилось, что посвятили друг друга в свои душевные тайны, и  это откровение как-то сблизило нас. Находясь на самой высокой вершине горы Ануйского хребта, которая находилась вблизи расположения нашего бивуака, мы с восторгом осматривали горный массив, простиравшийся до самого горизонта. Впереди среди зелени, покрывавшей склоны гор, поблескивала в солнечных лучах быстро несущая свои воды река Ануй. А запах горных трав неистово насыщал воздух своим ароматом.

     Неописуемая красота открылась нашему взору. Это нужно увидеть своими глазами. Мы любовались природой родного Алтая. Я полагаю, ведь это очень важно для становления личности детей – знать природу родного края, чувствовать её. Жаль, что не было у нас фотоаппарата, чтобы запечатлеть  всю эту красоту. После того как отдохнули, начали спускаться с горы. Оказалось, что это делать было гораздо труднее, чем подниматься. Спустившись до половины, мальчики начали  сталкивать камни с горы. Каменные глыбы летели вниз с такой огромной скоростью, переворачиваясь несколько раз в воздухе, подпрыгивали вверх, падали опять вниз, ударяясь о горную породу, дробились на мелкие, мелкие камни и камешки. Они летели вниз, унося с собой другие, которые лежали на их пути. Получился искусственный камнепад. И тут мы увидели, что некоторые глыбы катятся уже по земле, в сторону лагеря.  Мы испугались, подумали, что они снесут палатки. Хорошо то, что за несколько метров до них те всё-таки останавливались. Поняв, что наша затея оказалась опасной, уже больше не сталкивали камни с горы. Пока мы спустились, потом шли к месту стоянки,  другие одноклассники и Николай Иосифович уже сидели у костра и готовили ужин. Учитель сделал нам замечание, потом сказал, что  они тоже поднимались на эту гору, только с другой стороны. Там был подъём и спуск менее опасный, поэтому быстрее пришли в лагерь. Мы не поверили, но в доказательство они рассказали об  инициалах, которые мы выцарапали на плоском камне.

       Девчата сварили кашу на ужин, все ели её с большим аппетитом. Вдруг учитель, посмотрев на небо,  сказал нам о том, что нужно сворачивать палатки, так как будем срочно возвращаться – испортилась погода. Солнце зашло за тучку, и начал накрапывать дождь. Все вещи уложили в большую лодку. В неё сели Николай Иосифович и 10 парней. В неё же погрузили музыкальные инструменты, мешок с продуктами, палатки. В нашей маленькой лодке умещалось только пять человек. Виктор Стабровский  сидел на корме с веслом в руке, как рулевой. А мы, четверо девчат – Валя Орлова, Наташа Попова, Галя Кованина  и я, были матросами. Сейчас вспоминая этот сплав, считаю, что нужно было отправляться в путь утром. Дождик переждали бы в палатках. Ведь был уже вечер, а в горах быстро темнеет, когда солнце прячется за склоны гор. Но учитель поступил так, как считал нужным.  Он объявил посадку и отправление. Я с берега шагнула в лодку, занесла ногу над водой. В этот момент тапочек с моей ноги упал в реку и сразу пошёл ко дну. Это был мне знак с Небес. –  Будь осторожна!
 
      Однажды я уже теряла обувь, таким образом. Мне было  девять лет. Это были послевоенные годы. Мы с мамой и младшей сестрёнкой возвращались по Оби пароходом из Могочино в Быстрый Исток. Я бродила по палубе, подошла к дыре, что была вырезана на полу парохода. Внизу была видна вода. Я сунула ногу в неё, чтобы глубину измерить, и вода сразу же разула меня, нога осталась босой. Пошла к маме в одной галоше, остальное время  босиком ходила по горячей палубе и по холодной земле на берегу. Это тоже произошло в июне месяце. Второй раз река разула меня. Я бросила в воду и другой тапочек и осталась с босыми ногами, но в шляпе на голове. Как он быстро слетел с ноги-то?! 

     Наша лодка шла первой. За веслами сидела я в паре с Галей Кованиной. Первый раз взяла весло в руки, Не было опыта и у другой пары девочек. Грести было не сложно. Двумя руками держишься за весло и одновременно с напарницей,   опускаешь другой конец в реку, с небольшим усилием отталкиваешь воду от себя. Лодка двигалась вперёд. Да если учесть то, что река горная, течение сильное, так и движение лодки усиливалось. Виктор управлял рулевым веслом. Мы шли по течению быстрой реки Ануй. Быстрая, потому что горная река, но была она неширокая, если сравнивать с нашей Обью. Половодье прошло. Вторая лодка с мальчиками и учителем шла  позади, в нескольких метрах от нас. Мы сплавлялись  уже больше часа, когда  впереди показалось какое-то село, виднелись в окнах огоньки. Продолжал моросить дождь. Солнце скрылось за горой, и быстро темнело, но Николай Иосифович сказал, чтобы мы продолжили путь. Он сплавлялся с учениками уже не первый раз по Аную, вероятно, знал о том, что скоро будет другой населённый пункт.   Через несколько минут  показался островок, перед которым река раздваивалась на два рукава.  Ануй бурным течением нёсся с левой стороны. С правой стороны острова была протока. На её берегу виднелись огни другого села. Только - огни, самих домов видно не было из-за темноты. Здесь нам нужно было устроиться на ночлег.

     Учитель  крикнул нам, чтобы  направили лодку в протоку и ожидали их. Нужно выбрать место причала для обеих лодок. Протока была неширокая, но мы не знали её глубины. Ушли с течения, свернули вправо и оказались на мели. Дно зацепило песчаную косу - лодка остановилась. В полной темноте ожидали отставших ребят. Вторая лодка стремительно приближалась. Из-за темноты  не увидели то, что мы стоим на мели. Со всей скорости они налетели на нашу лодку. И тут началось…. Их лодка покачнулась, перевернулась, и по инерции они все вывалились  в реку.  Но и вещи оказались в воде, и течение понесло их  вперёд. Мальчики переворачивали лодку, вылавливали мешки с палатками, с едой.  Чуть ли не ладошками мальчики вычерпывали из неё воду, так как ведро было только одно.  А у нас сломалось от удара одно весло с той стороны, где я сидела. Большая лодка зацепила и меня, поранила правую руку. О боли пришлось сразу же забыть, так как мы вылезли из лодки и помогали ребятам вылавливать из протоки музыкальные инструменты. Всё складывали в нашу лодку.   Хорошо то, что в этом месте протоки мы стояли в воде по пояс. Потом  мальчики  тянули оба судна за верёвки к берегу.  Все держались за бока лодок, шагая осторожно по дну протоки, не зная её глубины, которая с каждым шагом увеличивалась. Когда приблизились к другому берегу, вода достигала шеи. Мы брели, брели в полной темноте и ориентировались лишь на огоньки в окнах домов. Они были хорошо видны за кустарником. После того как мы  добрались до берега,  лодки привязали за деревья. Отжав одежду и натянув её на мокрое тело, пошли по бездорожью, пробираясь сквозь заросли, искать ночлег. Бедные мои босые ноги!

      Учитель постучал в дверь первого дома, что стоял на окраине села. На крыльцо вышел хозяин. Николай Иосифович попросил у хозяина  разрешение переночевать в его доме. Тот разрешил. «Располагайтесь! На полу места много, только подстелить вам нечего». И как только не простыли? Спали на голом полу в мокрой одежде. Проснулись утром рано. Уже светило солнышко. Вещи повесили на заборе для просушки. На костре варили в ведре суп с мясом. Хозяин свинью зарезал недавно, и учитель купил у него большой кусок. Пока мы завтракали, все вещи просушились, ребята отремонтировали сломанное весло. Намокшие музыкальные инструменты пришли временно в непригодность. Так что дальше без концертов и без приключений, без остановок сплавлялись  по реке Ануй до села Верх – Ануйское.

       Вспоминаю, как мы по очереди вели дневник нашего путешествия, записывали с юмором все, что происходило с нами в пути. Сплав по Аную проходил мимо села Паутово. Оно расположено на левом берегу реки. Справа вдали видна была синяя цепь Алтайских гор. Я посмотрела издали на родное село. Здесь –  моя малая родина. Я родилась  19 мая  1941 года, в 23 часа. В Свидетельстве о рождении сделана запись, что родилась 20 мая 1941. В Паутово мы с мамой жили первые два года с начала Великой Отечественной войны. Потом уехали в Быстрый Исток. И вот после стольких лет я вижу впервые родное село. Честно признаться, никаких чувств оно не вызвало в то время. Промелькнула длинная улица, что расположена была на берегу реки Ануй.
В дневнике записали: за селом Паутово, в малой заводи, мы увидели ведро, перевёрнутое вверх дном. Подплыли к нему, оказался наш трофей совершенно новым, прихватили его с собой. В селе Верх – Ануйское делали остановку, купались в реке и пообедали. Отдохнув на берегу, мы продолжили свой водный маршрут.

     Быстрые воды  Ануя несли наши лодки вперёд. Время от времени у вёсел менялись «матросы». Валя Орлова и Наташа Попова дружным взмахом вёсел ускоряли движение лодки. Затем эта пара отдыхала. Галя и я усаживались на их место. На ладонях от вёсел образовались мозоли, ныла спина. Мы непрестанно погружали вёсла в воду, и с каждым наклоном вперёд боль в спине и где-то по бокам давала о себе знать. Наш опытный капитан,  Виктор Стабровский, умело и бессменно управлял нашей лодкой. Он вырос у реки, был с детства заядлым рыбаком и охотником, поэтому ему доверили такое ответственное дело. Да и эта маленькая лодка была собственностью их семьи. А большую лодку мальчики весной мастерили вместе с Николаем Иосифовичем. Всё, всё делали своими руками. Вот и опробовали её в этом сплаве.

        На берегу села Усть – Ануй был последний привал. Здесь костёр не разжигали. Мы доели последние банки кильки в томатном соусе с хлебом. Время было ближе к вечеру, и мы спешили домой. Река Ануй впадает в Обь. Нам нужно было в этом месте пересечь Обь с одного берега на другой. Обь была довольно-таки широкой и быстрой рекой, так как чуть выше по её течению, она образовалась из слияния двух горных рек: Бии и Катуни. Обе  реки образовали мощный многоводный поток, называемый – река Обь. От места слияния этих рек тянется длинная  светлая полоса, которая как бы разделяет реку пополам, потом светлая полоса исчезает, и Обь несёт свои чистые воды дальше.

      А нашу маленькую лодку несла река, как щепку в воде несёт течение. И мы, «матросы», с каждым взмахом вёсел придавали ей скорость. И  махали мы вёслами ещё час и сорок минут, уж тогда, в полной тишине, обе лодки пересекли Обь.  Вспоминаю в последнее время об этом сплаве  –  страшно становится. Сейчас бы я не села в ту маленькую лодку. В июне Обь была в разливе. Вот и неслась наша посудина по быстрому течению Оби, но большая лодка обогнала нас и была ведущей. Такое решение принял Николай Иосифович. Парни обогнали нашу, направились на другую сторону Оби, а там шли у самого берега. Наша красавица река Обь была и здесь глубокая и полноводная, с множеством больших и малых островов. Серьёзная река Обь, поэтому ошибок быть не должно.  Мы спешили, так как был уже вечер, а над нами  зависла огромная тёмная туча.  Уже дул нам в спину сильный ветер. Прибыли к месту нашего причала вовремя. Закрепив лодки к бревну, которое лежало на берегу, все попрощались друг с другом и разошлись по домам. Наш дом находился в другом конце посёлка Акутиха. Когда я босиком, но в шляпе, переступила порог –  разразилась  гроза! Будто ждала непогода, пока я доберусь до своего дома. В окна бил сильный дождь с большими порывами ветра, гремел гром, и сверкала молния.  Так закончилось наше путешествие по Алтаю.
 
   На фото: река Обь, которую мы с одноклассниками переплыли на маленькой лодке в июне 1958 года, во время моего первого сплава.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.