Чипсы

   Внезапно он понял, что умирает. И это ощущение идет не изнутри, а откуда-то снаружи. Странное чувство, от которого одновременно и пронзал холод, и разбирал смех: ну какая смерть? Еще не старый, здоровый! Он и смерть - понятия несовместимые!
   Внутренний смех внезапно захлебнулся. Остался холод. Кто-то извне методично и неумолимо перекрывал кислород, почему-то при этом тряся за плечо...
   - Возвращайтесь! Очнитесь! Ну же!
   В чужом голосе слышалась неприкрытая тревога.
   Евгений открыл глаза и моментально закашлялся, вдохнув в легкие слишком много воздуха, так не хватавшего ему только что.
   - Ну вот и славненько! - перед Евгением стоял маленький, полненький мужичок, напоминавший Колобка из сказки. Его заметно обеспокоенный взгляд ускользал от прямого контакта.
   - Что-то не так? - спросил Евгений охрипшим голосом.
   - Нет-нет. Все в порядке. Мы с вами уже закончили. Разберу записи, проанализирую и позвоню вам. Но, думаю, никаких отклонений в вашей психике не найду. Не волнуйтесь. Сейчас выпишу вас из больницы, идите домой и живите, как жили. Ни о чем не думайте.
   "Этот человечек - психиатр, - начал вспоминать Евгений события последних дней. -
Только вот почему он все время успокаивал меня, говоря, чтобы я ни о чем не думал? Ладно. Все - потом! А сейчас страшно болит голова".

   Доктор быстрыми шагами мерил кабинет и потирал неестественно маленькие, почти женские, ручки. Подойдя к окну в очередной раз, он воскликнул:
   - Это будет сенсация! И автором ее буду я!
   С Евгением дипломированный специалист доктор-психиатр Вениамин Петрович встретился совершенно случайно. Просто в больнице было его дежурство, когда нужна была консультация психиатра доставленному с места аварии странному пациенту. Больной несколько дней был без сознания, а когда пришел в себя, все время повторял одно слово: "Чипсы...чипсы..." Жалостливые медсестры даже картофельные чипсы ему предлагали, но он отворачивался и со слезами на глазах продолжал свою песню: "Чипсы! Чипсы!", чем немало раздражал всех, кто был в палате.
   Вниамину этого пациента, как говорится, сам Бог послал. Под гипнозом Евгений стал вспоминать не прошлую, а будущую жизнь! И ведь доказательство, что это - не бред, существует. Доктор даже щупал руку пациента.

   Евгений брел по залитой солнцем улице. Март... А ведь тогда была еще зима... Надо перейти улицу и зайти вон в то кафе, вывеска которого так и манила к себе чашечкой с дымящимся кофе. Именно его сейчас и не хватает больше всего на свете. Евгений ступил на мостовую и, словно, провалился куда-то. Вокруг - снег. Холодно. Поздний вечер. Ослепительный свет фар и... пустота.
   Евгений вспомнил все!
   Как он оказался за столиком в кафе, мужчина не понял. Возвратил его в действительность вид из окна. Перед глазами был перекресток, на котором Евгения сбил автомобиль.
   - Ты живой? - кто-то вырвал Евгения из темноты, немилосердно тряся за руку и тыкая в нее чем-то холодным.
   Открыв глаза, пострадавший столкнулся взглядом с растрепанной блондинкой, обследовавшей его руку каким-то приборчиком. Рядом маячила "скорая помощь".
   "Да при чем здесь моя рука? У меня же голова болит!" - мысли так и не прорвались сквозь плотно сжатые губы.
   - У него нет чипса! - удивленно воскликнула медичка. - Я не могу везти его в больницу.
   Два здоровенных парня вышли из "скорой" и, подхватив Евгения, перенесли его на обочину. Через пару минут "скорая" отчалила. Разошлись и зеваки.
   Снежный холод немного оттянул боль, и Евгений осторожно принял вертикальное положение. "Живой, ну и ладно! - подумал он и побрел к кафе. - Кофе вернет меня к жизни". Но выпить чашечку бодрящего напитка ему было не суждено. Бармен назвал сумму к оплате и протянул посетителю какой-то приборчик, предлагая положить туда руку. Приборчик издал возглас возмущения и дополнил его предупреждающим красным сигналом.
   - Простите, я не могу вас обслужить. У вас нет чипса! - в голосе бармена сквозило удивление. - Нет-нет, наличные деньги у нас уже давно отменили, лет 30 назад.
   Взгляд Евгения уткнулся в стену за барной стойкой. Там висел календарь за...2052 год.
   События, произошедшие дальше, любого могли если не свести с ума, то крышу сдвинуть, - это уж точно. Домой он попасть не смог, - ни в одной двери не было замков. Люди подходили к подъезду, прикладывали к двери ладонь, и она открывалась. Евгению этот трюк не давался. "А-а-а! У них есть чипсы!" - догадался он.
   В магазинах Евгений не смог купить даже элементарного батона. Протянутые деньги вызывали удивление и неподдельный интерес. Так смотрели бы на появившегося откуда ни возьмись мамонта. А фраза: "У него нет чипса!" сопровождала Евгения как флер французского одеколона, но была не такой приятной.
   В конце второго дня мытарств судьба все же сжалилась над несчастным и послала ему надежду на жизнь в лице полицейского. Хотя жизнью это было назвать трудно. Человек, у которого был чипс, а он был у всех поголовно, находился под колпаком властьимущих круглосуточно. Каждый его шаг был просканирован. И если этот шаг кому-то не понравился, любого могли лишить с помощью чипса всех социальных благ, вплоть до доступа к средствам существования. Но и без чипса жить было невозможно.
   В полицейском участке к сбивчивой речи отчаявшегося мужчины особо не прислушивались. Вывод сделали в течение нескольких минут: этого чудика необходимо отправить к психиатру. Одна проблема - без чипса этого сделать невозможно.
   В кабинет зашла миловидная женщина средних лет с небольшим чемоданчиком, в котором была сосредоточена огромная сила над всеми, живущими на Земле. С его помощью ставили чипсы! А значит, давали право на жизнь! Женщина продезинфицировала Евгению руку и поднесла к ней щупальца из чемоданчика.
   Боль обожгла руку. Евгений вскочил. На столе растекалась горячая кофейная лужица. Официантка быстро вытирала ее тряпочкой и приговаривала:
   - Ничего-ничего! С кем не бывает! Вы не ошпарились? Сейчас я вам сварю еще кофе. Да бесплатно сварю! Вот, кстати, ваша сдача. Вы ее на стойке забыли, - официантка протянула Евгению две монетки.
   И только он на всем белом свете знал сейчас их настоящую цену...


5 место в Лауреат-конкурсе Международного Фонда ВСМ
http://www.proza.ru/2013/08/28/832


Рецензии
Очень хорошо написано. Так все и будет. Друг моего знакомого погиб в Америке. Он вынимал деньги из банкомата и в этот момент его ударили ножом в спину - ограбление. Скорая не нашла у него страховки и уехала. А чипы, мне кажется чипы, а не чипсы - это дело не такого и далекого будущего.
Концовка мне не очень понравилась: "И только он на всем белом свете знал сейчас их настоящую цену..." Цену монеток?

Григорий Родственников   16.05.2015 08:59     Заявить о нарушении
Конечно же, чипы, а не чипсы. Но во-первых, я живу в Латвии, а в латышском языке принято добавлять букву "с" в конце слов, особенно, ассимилируя в свой язык иностранные слова. Но не это главное. Я не хотела в лоб называть это "устройство" в своем рассказе: чип. Это во-вторых. А в-третьих, мне захотелось обыграть созвучие чипов и чипсов. Возможно, моя задумка не совсем удалась. Буду думать.
По поводу концовки. Здесь речь идет не о простых монетках. Для моего героя монетки, как меньшее зло из того что есть, и что ждет нас в будущем, имели цену жизни.
Спасибо огромаднейшее, Григорий, за внимательное прочтение. Мне очень помогли Ваши комментарии взглянуть на свои рассказы под другим углом.
С добром, Ольга

Ольга Клен   16.05.2015 10:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.