Ночь кукол

(сказка из цикла «Мой сказочный мир»)


     Стрелки больших круглых часов шагали неуклюже по зелёному полю с ромашками. Рабочий день близился к концу, и продавщицы магазина «Детский мир» были уже не так улыбчивы. Из отделов выходили последние покупатели с книгами, пеналами и картонными коробками, в которых, наверное, лежали желанные игрушки. Две мамы несли цветные коробки, рассказывая что-то друг другу, а их дочери дружно прыгая по ступеням вниз, спорили, чья кукла лучше. Старый угрюмый сторож дядя Жора закрывал во дворе огромные синие ворота, ворча по привычке. На этажах постепенно гас свет, стихали шаги, и только шум тяжёлых дверных замков говорил о том, что в магазине не осталось ни одного человека. Залы детского магазина постепенно погружались в густые осенние сумерки, и в его высокие узкие окна робко заглядывали первые звёзды.

     Стрелка часов застыла на двенадцати, и кукушка на игрушечных настенных часах известила о начале сказочной ночи. Пластмассовый камин включился сам, и в нём весело зашумел нарисованный алой краской огонь. Поодаль от него засветились сиреневые колокольчики торшера из кукольного гарнитура.
     На полках широкого стеллажа начался переполох: что-то скрипело, хлопало, слышался шёпот, приоткрывались цветные коробки,  и из них выглядывали сонные лица самых разных кукол, больших и маленьких, с чёрными волосами, каштановыми и цвета соломы. У одних были капроновые цветные банты в косах, а другие были в атласных чепчиках, из-под которых выбивались шелковистые локоны.
     Из круглой коробки, стоящей на самой верхней полке, быстро выбрался озорной мальчишка в оранжевой сорочке. «Всем – привет!» – сказал он и стал играть на флейте. Восемь матрёшек, стоящих на средней полке, начали прыгать на пол, распадаясь на половинки. Половинки сами собирались в деревянные куклы разных размеров. Их стало так много, что они закрыли вход в отдел. Мальчик с флейтой был так удивлен, что на мгновение даже перестал играть. На матрёшках были разноцветные наряды и яркие косынки в мелкий горошек. Все они улыбались и старались пританцовывать в такт музыке. Кукла с чёрными косичками, аккуратно уложенными на голове и увенчанными большим лиловым бантом, помогла слезть с полки своей подруге в вязаном полосатом берете. Они по очереди стали кататься на деревянной лошадке-каталке, мирно стоящей у ящика с кубиками. Буратино усадил Мальвину на кукольный диванчик и стоя на игрушечной пожарной лестнице, выдёргивал бумажные цветы из высокой напольной вазы. Пьеро топтался рядом и был огорчён, что слишком длинные рукава его костюма не дают ему самому смастерить букет для девочки с голубыми волосами. В отделе «Игрушки» становилось оживлённее. Бурый плюшевый медведь вынул из коробки с гарнитуром столик и поставил его на середину кукольной гостиной, где стало очень уютно. Заводной экипаж ездил туда-сюда, подвозя зайцев, мышек и котят с дальнего стеллажа отдела.
     Серый долговязый волк в морской тельняшке и бескозырке расставил вокруг стола маленькие стульчики и табуретки. Матрёшки, расстелив белую скатерть с розовыми цветами, расставляли чашки с блюдцами. Вскоре на столе появились самовар и вазочки с печеньем, конфетами и джемом. Мальчик в оранжевой сорочке бережно уложил свою флейту в коробку и взял гармошку. Весёлые человечки посыпались с верхней полки, как перезревшие яблоки в саду. Самоделкин сразу пошел проверять электрические розетки, а Незнайка допытывался у плюшевого медведя, где можно достать сено для лошадки-каталки. Кукол в гостиной становилось всё больше. Белокурая Инга из Эстонии и Эмма из Германии учили остальных танцевать «Летку-енку», а подруги, с лиловым бантом и та, что в берете, прыгали через скакалку.

     Ночь кукол была в разгаре, все коробки опустели, и только одна сиротливо стояла на средней полке с закрытой крышкой. Она была кофейного цвета с белыми розами, а на боковой стенке было написано «Жаклин». Незнайка, взобравшись на полку, пнул коробку ногой. Читать он не умел и поэтому даже не догадывался, что там прячется хрупкая парижанка. Крышка медленно приоткрылась и из коробки высунулась рыжеволосая кукла. Она грустно посмотрела вниз и в её зелёных глазах заблестели слёзы. Незнайка в недоумении смотрел на вьющиеся длинные локоны, спадающие на плечи. Она не походила на остальных. У неё не было банта и привычных девчоночьих косичек и даже чепчика, а длинное платье из светло-розового крепдешина венчала нить из перламутровых бусинок. Ресницы были настолько большие, что когда она смотрела, они закрывали тонкие брови. Личико было молочного цвета, очень милое, и только пухлые ярко красные губы и накрашенные ногти портили весь облик. Она не хотела спускаться вниз, чувствуя себя, видимо, чужой. Ей не нравилось её длинное неудобное платье и копна рассыпанных волос. Но Незнайка показал ей верёвочную лестницу, привязанную к рейкам стеллажа, и она спустилась по ней вниз к развеселившимся куклам. Инга и Эмма подбежали к незнакомке и стали рассматривать её розовое платье с кружевной оборкой. А затем зашептались, глядя на её накрашенные ногти и бусы на изящной шее. Весёлые человечки, Винтик и Шпунтик, дёрнули Жаклин за шелковистые кудри. Она шагнула в сторону и стала плакать. Чиполлино дал ей свой накрахмаленный носовой платок, от чего слёзы потекли сильнее, наверное, он пропах луком.
     — Почему у тебя такое длинное платье и где твои бантики? — удивлялась кукла с чёрными косичками и лиловым бантом.
     — Почему ты накрасила губы красной помадой? — насмешливо спросила белокурая Инга.
     — Ты, наверное, хочешь быстрее стать взрослой? Ведь девочкам не нужна краска. Их кожа и так свежая и нежная.
     — Ты похожа на клоуна в цирке, — добавил Шпунтик.
     Жаклин зарыдала так сильно, что мальчик, играющий на гармошке, решил передохнуть. Все куклы и лесные зверята обступили рыжеволосую куклу.
     — Почему ты плачешь? — спросила Мальвина.
     Носовой платок незнакомки полностью промок, и слёзы катились прямо на нарядное платье.
     — Ей надо сначала успокоиться, — сказал доктор Айболит и протянул Жаклин пластмассовый стаканчик с клубничным сиропом. Когда стаканчик почти опустел, губы её стали ещё ярче, а слёзы сразу высохли.
     — Я хотела, чтобы у меня была короткая юбочка и легкая кофточка в цветочек или горошек, а волосы стянуты цветным бантом. И краски на лице и ногтях не было, я же обыкновенная девочка. Но меня на фабрике, в Париже, сделали именно такой, теперь я стесняюсь себя и от этого страдаю ещё больше, — печально сказала она.
     — Всю краску можно отмыть хозяйственным мылом, — деловито заявил Винтик и потащил растерянную Жаклин к игрушечному умывальнику из того же кукольного гарнитура. Но мыльная пена не справилась, и красный цвет губ остался прежним. Куклы изумленно смотрели друг на друга, пожимая плечами.
     — Тогда надо попробовать стереть краску ластиком, — сказал Самоделкин и отправил за ним Незнайку в отдел «Товары для школы». Незнайки долго не было и Самоделкин уже начал сердиться. Но вот он, наконец, появился, держа подмышкой новый жёлтый портфель, а в руке — белый ластик. Незнайка не мог объяснить, зачем ему портфель и сказал первое, что пришло в его пустую голову: «Я в него буду складывать орехи и гирьку, чтобы их колоть».
     Когда с краской на губах и ногтях было покончено, Жаклин повеселела и сказала, что ей мешают очень длинные ресницы и тогда Эмма, мечтающая стать парикмахером, укоротила их игрушечными ножницами, вынутыми из коробки со швейной машинкой. Все куклы хотели, чтобы Жаклин стала весёлой, как они, и радовалась жизни. Белокурая Инга подарила парижанке один из своих бантов. Эмма расчесала локоны Жаклин и собрала их в пышный хвост, повязав малиновым бантом. Девочка в берете, отрезала подол розового платья, а из кружева вырезала большой воротник, прострочив края на швейной машинке. Когда работа закончилась, Жаклин было не узнать. Её губы после ластика и остатков клубничного сиропа стали нежно-розового цвета, а глаза сияли от счастья. Матрёшки усадили её за стол, налили чай в игрушечную чашечку и подвинули поближе вазочку с печеньем.
     Мальчик в оранжевой сорочке снова заиграл на гармошке, а матрёшки принялись водить хоровод. Заяц начал бить в барабан, который лежал в его картонной коробке, подмигнув волку в бескозырке. Но мальчику с гармошкой это не понравилось. Зайцу срочно дали большую морковку, и он тут же угомонился.

     Куклы веселились и не смотрели на игрушечные настенные часы. Они так сдружились, что позабыли о том, что с наступлением утра и первыми лучами солнца сказочная ночь закончится. И только когда снова зашумел тяжёлый замок на входной двери магазина, и послышались торопливые шаги продавщиц, все засуетились. Нужно было выключить игрушечный торшер, сложить в коробку посуду и спрятать стол со стульями в картонный ящик. Они быстро всё убрали по местам, а сами спрятались, каждая в свою коробку. Продавщицы разошлись по этажам, а Лена, из отдела «Игрушки», поправляя ящики, увидела на полу жёлтый портфель.
     — Как он сюда попал? — подумала она и отнесла портфель в школьный отдел.
     Тёплое осеннее солнце приветливо заглядывало в окна «Детского мира». А куклы, засыпая, думали, что скоро зима, которая подарит им сказочную Новогоднюю ночь, полную чудес.



14 февраля 2012 года



© Copyright: Ирина Ханум, 2012
СТИХИ.ру,

Иллюстрация - фото из интернета.


Рецензии