С сервелатом и конфетами. Часть 2

Начало:
http://proza.ru/2011/08/09/1036



По окончании строительства, когда любопытные сотрудники института вереницей шли в Пенсионный фонд полюбоваться содеянным,  Маргарита Дмитриевна гордо  показывала им роскошные апартаменты. А когда к ним в гости пожаловал сам директор института, он, внимательно осмотрев всё, а злополучный туалет в особенности, отвел Маргариту Дмитриевну в сторонку и сказал:

– Молодчина! Мне бы Ваш характер.

Вообще помещение Пенсионного фонда Маргарита Дмитриевна  называла своим детищем и очень любила его. Иногда вечером, когда все работники расходились по домам, она ходила по пустым кабинетам и вспоминала, как во время строительства  ежедневно приезжала на стройку, как гоняла строителей, требуя качественной работы, как заставляла отрывать уже прибитые доски и исправлять допущенный брак, как выбирала на базах обои, линолеум, светильники. 

Она вспоминала, как по окончании ремонта строители остались довольны результатами своей работы. И те, кто вначале обижались на неё за  придирки, в итоге согласились, что она была права: помещение было современным и очень красивым.  И, самое главное, недорогим. Всё было построено качественно, со вкусом, но значительная часть из выделенных на строительство средств возвратилась на расчетный счет Пенсионного фонда.
 
Вот и сейчас, глядя на эти «убитые» площади для магазина, Маргариту Дмитриевну  меньше всего волновала запущенность помещения. Она смотрела, где лучше разместить склады для продуктов,  как  удобнее оформить подъездные пути для автотранспорта, доставляющего эти продукты. В целом помещение будущего магазина её устраивало. Она уже мысленно представляла светлые залы, сверкающие витрины, полные склады продуктов  и очереди довольных пенсионеров. И единственным камнем преткновения было то, что без согласования данного вопроса с главой администрации района она не могла приступить к строительству магазина.


В 16 часов 58 минут, ровно за две минуты до окончания рабочего дня, Маргарита Дмитриевна появилась в приемной главы администрации района. Секретарши на рабочем месте уже не было, дверь в кабинет Анатолия Павловича была открыта. Возле дверей кабинета сидел какой-то мужчина. Маргарита Дмитриевна сказала, что ей назначено на 17 часов. Мужчина кивнул:
 
– Хорошо, идите, я подожду.

Ровно в 17.00 Маргарита Дмитриевна  вошла в кабинет. Анатолий Павлович сидел за столом и подписывал какие-то бумаги. Маргарита Дмитриевна поздоровалась. Анатолий Павлович  внимательно посмотрел на неё, поздоровался, жестом указал на стул и подписал ещё пару каких-то документов. Затем он отодвинул стопку бумаг в сторону и спросил:

– Ну, Маргарита Дмитриевна, с чем пожаловали? Рассказывайте.

Маргарита Дмитриевна подробно рассказала ему о состоянии дел в районе с выплатой пенсий, об огромных суммах задолженности предприятий и о голодных стариках. Потом она достала из портфеля письмо Центрального Пенсионного фонда и положила его на стол перед Анатолием Павловичем.

– Вот, сказала она,  – наконец-то получен документ из Москвы, рекомендующий решать вопрос погашения задолженности по выплате пенсий за счёт строительства магазинов.

Анатолий Павлович, не взглянув на документ, побарабанил пальцами по столу, глядя в окно.

Маргарита Дмитриевна  продолжила:

– Помещение под магазин я уже нашла, вопрос аренды согласован. Деньги на строительство магазина Пенсионным фондом выделены. От Вас требуется только дать «добро».

Анатолий Павлович продолжал барабанить пальцами по столу, продолжая смотреть в окно и напряженно  думая о чём-то. Потом  он взял московскую директиву в руки, повертел её, быстро пробежал глазами по строчкам, положил на стол и ... щелчком направил в сторону Маргариты Дмитриевны, сопроводив словами:

– Строить магазин я не буду.

Маргарита Дмитриевна  спокойно  взяла документ, вторично положила его перед Анатолием Павловичем и жёстко сказала:

- Строить магазин мы будем!

Анатолий Павлович вновь посмотрел на Маргариту Дмитриевну, потом двумя руками аккуратно разгладил письмо и ... вторично - щелчком! -  возвратил ей его.

Маргарита Владимировна спокойно взяла письмо, аккуратно положила его в папку с документами и медленно убрала папку в портфель. Потом, убрав с коленей портфель и удобнее устроившись на стуле, она, глядя главе администрации прямо в глаза, сказала:

– А позвольте спросить, дорогой  Анатолий Павловича, кто посадил Вас в это кресло? А посадил Вас в это кресло народ, в том числе и эти голодные  пенсионеры. Посадили они  Вас сюда, потому что поверили, что Вы будете думать и заботиться о них, и приложите все свои силы для того, чтобы народу жилось лучше. Так или нет?

Анатолий Павлович промолчал. А Маргарита Дмитриевна продолжила:

– А ещё ответьте мне, Анатолий Павлович, почему, сев в это высокое кресло, Вы перестали думать об этом самом  народе, но зато очень хорошо стали думать о себе: строить дачи, коттеджи, в которых одно только крыльцо стоит баснословных денег...

– Что, разведка донесла? - усмехнувшись, прервал её  Анатолий Павлович.

– Да нет, не разведка. Я, не забывайте,  среди людей работаю. А люди всё знают и всё видят. И возмущаются, между прочим. Так вот, Анатолий Павлович, ответьте мне, почему некоторые люди, заняв высокое положение, начинают в первую очередь грести под себя? А как же с исполнением обещаний, которые Вы так охотно даёте народу на предвыборных кампаниях?  Почему сейчас, когда я обрисовала Вам такую тяжёлую ситуацию, сложившуюся в районе, когда старики буквально погибают от голода, Вы даже пальцем не хотите пошевелить, чтобы как-то исправить положение? И, что самое интересное, Вам ведь даже  и пальцем шевелить не надо, Вам только надо сказать «Да», и ничего больше.  Я бы, конечно,  и без Вас приступила к строительству этого магазина, но Москва «рекомендует» согласовать этот вопрос с главами администраций, то есть с Вами, и получить от Вас это самое «Да». Лёгким щелчком отбросить бумагу, конечно, проще, чем решить проблему. Да, я понимаю,  Вам лишние заботы ни к чему, без них проще, хотя Вам ведь даже ни одного рубля не надо вкладывать в это строительство. Но имейте в виду, я этот вопрос и после Ваших щелчков не снимаю с повестки дня. Завтра я пойду на приём к главе администрации города, Николаю Владимировичу. И, уверяю Вас, магазин в районе будет. Обязательно будет. И очень скоро!

Маргарита Дмитриевна  поднялась и взяла со стула портфель.

– До свидания, Анатолий Павлович. До встречи в мэрии города, - сказала она и резко пошла к выходу.

– До свида...а...а...ния, – услышала она за спиной голос Анатолия Павловича и уже знакомый стук пальцев по столу.

Выйдя в приемную, Маргарита Дмитриевна поняла, что мужчина, сидевший у дверей кабинета, всё слышал: входя в кабинет, она не закрыла за собой открытую дверь. Он молча  показал  Маргарите Дмитриевне руку с поднятым вверх большим пальцем. Глаза его говорили: «Молодец!»

Маргарита Дмитриевна посмотрела на часы. Было пять минут седьмого. "Ого, это значит, что я находилась   в  кабинете один час и пять минут, - подумала она. - Многовато!"

Приехав домой,  Маргарита Дмитриевна  включила магнитофон и старалась больше не думать о неприятном разговоре с главой администрации. Основной задачей на завтра было попасть на приём к мэру города. Маргарита Дмитриевна  была абсолютно уверена, что с мэром она быстро решит свой наболевший вопрос.


В десять часов вечера  в квартире Маргариты Дмитриевны раздался телефонный звонок. Звонила Нелли Ивановна, её коллега по работе и по совместительству подруга, заведующая отделом социального обеспечения, и сообщила, что завтра в восемь  часов утра Маргарита Дмитриевна должна быть в администрации на внеочередном совещании у Анатолия Павловича.
 
«Внеочередном», - усмехнулась  Маргарита Дмитриевна, моментально поняв, чем было вызвано это «внеочередное» совещание. Она   спросила:

–  И по какому же вопросу сбор?

–  По вопросу строительства магазина, – ответила Нелли Ивановна. – Представляешь, Рита, глава решил строить магазин, чтобы обеспечивать стариков продуктами питания в счёт не выплаченных пенсий. Молодец у нас глава, правда?

– Конечно, молодец, – опять усмехнулась Маргарита Дмитриевна. – Хорошо, я  буду в восемь.

Без пяти минут  восемь Маргарита Дмитриевна  вошла в зал заседаний администрации района. Зал был полон. «Когда успели обзвонить?», – удивилась Маргарита Дмитриевна и заняла своё место за столом.
 
Анатолий Павлович был многословен как никогда. Он начал докладывать собравшимся о тяжёлом в районе с  выплатой пенсий, о том, что «кормить стариков – наш святой долг» и что «им принято решение» о строительстве при отделении Пенсионного фонда специализированного магазина, который будет обеспечивать стариков продуктами питания в счёт не выданных пенсий.

Все собравшиеся горячо одобрили идею главы администрации, всюду слышались реплики: «наконец-то...», «молодец глава...».

Маргарита Дмитриевна, усмехнувшись,  прямо с совещания поехала в строительную фирму заключать  договор на строительство магазина. 


А уже менее чем через два месяца магазин был сдан «под ключ». Накануне открытия магазина, которое было запланировано на двадцать восьмое декабря, его  посетил сам глава администрации района, Анатолий Павлович. Прибыли также представители городской администрации и социальных служб других районов города. Придирчиво осматривались складские помещения, проверялся ассортимент продуктов, наличие кассовых аппаратов. Результатом остались довольны: помещение было удобным, залы – просторными, светлыми, подъезд автомашин к магазину не был затруднен. Ассортимент продуктов тоже удовлетворял. Но больше всех довольна была Маргарита Дмитриевна: её мечта  сбылась.

В день открытия магазина, утром, подходя к институту, Маргарита Дмитриевна  увидела огромную толпу людей, стоящих перед входом в магазин. Было только начало восьмого.

Маргарита Дмитриевна подошла к старикам и спросила, почему они здесь стоят.

– Так сегодня же будет открытие магазина, - ответила ей бойкая щербатая старушка.

– Да, открытие будет сегодня, но в десять часов утра. Там ведь ещё никого нет. Продавцы подойдут не раньше половины десятого. Вы что, так и будете стоять на морозе? Прошу вас, расходитесь, вы же замерзнете, -  попыталась уговорить стариков Маргарита Дмитриевна.

- Нет уж, любезная, мы никуда не пойдём. Мы лучше тут подождем. Уйдём, а вдруг нам потом чего-нибудь  не хватит, - затараторила та же бойкая старушка.

Старики наперебой заговорили, поддерживая щербатую старушку:

– Нет-нет, мы подождем...

– Дольше терпели...

– Да не волнуйтесь, мы на крылечке посидим...

– Не замерзнем, мы тепло оделись...

Из толпы вышел высокий седой старик. Во всем его облике чувствовалась военная выправка.

– Да не волнуйся, дочка, нам не впервой, –  проговорил он.

«Надо что-то делать», - подумала Маргарита Дмитриевна, оглядывая ветхие одёжки стариков, и стремительно направилась к входу в институт.

Придя в кабинет, она набрала телефон Надежды, старшего продавца магазина. Надя быстро сняла трубку.

– Ну, что, дорогая, собираешься? – спросила Маргарита Дмитриевна.

– Собираюсь, Маргарита Дмитриевна,  и волнуюсь страшно. Как мы сегодня справимся, сколько народа будет?

– Вот уж по поводу народа, дорогая, ты не волнуйся. Народ твой уже стоит у дверей, ждёт, когда ты свои глазки умоешь да накрасишь...

– Да Вы что, Маргарита Дмитриевна, правда? В такую рань пришли? – удивилась Надежда.

– Это нам с тобой, милая, рань, а старики встают рано, они уже своё отоспали. В общем, Надюша, я тебя прошу, приди пораньше, моя хорошая. Жалко мне стариков. Я попыталась уговорить их разойтись, но они и слушать не хотят. Будем открывать раньше, иначе они просто окоченеют.

– Да конечно,  Маргарита Дмитриевна, не волнуйтесь, я сейчас прибегу. Даже краситься не буду. Я мигом, - засуетилась Надежда.

– Нет уж, дорогая, глазки подкрась, чтобы всё честь по чести было. Ты сегодня должна быть во всей красе. Это не рядовое событие. Скорее всего, и пресса будет. Ну, давай, моя ласточка, задерживать не буду. Жду.

Потом она позвонила Наташе –  оператору, которая должна осуществлять компьютерную обработку базы данных пенсионеров,  и, объяснив ей ситуацию, также попросила прийти пораньше.

Уже вскоре Надежда позвонила Маргарите Дмитриевне и доложила,  что они с Наташей на месте. Маргарита Дмитриевна  оделась и спустилась в магазин. Стариков у магазина стало значительно больше. Она с трудом протиснулась к дверям и вошла в магазин. Девушки уже стояли на своих рабочих местах. Обе выглядели прекрасно.
 
– Молодцы,  успели навести красоту, – похвалила их Маргарита Дмитриевна. – Ну, что, дорогие, будем открывать? Готовьтесь к бою. День предстоит  трудный. С Богом, как говорится, –  сказала Маргарита Дмитриевна  и направилась к двери.
 
Не успела она приоткрыть дверь, как толпа стариков чуть не смела её с дороги. Они, основательно, видимо, уже замёрзшие, ринулись в тёплые залы магазина. Некоторые, самые шустрые, побежали к прилавку, стараясь обогнать других.

– Не торопитесь, всем всего хватит, – пыталась урезонить их Маргарита Дмитриевна.

– А вдруг не хватит, – услышала она за спиной. Это была всё та же бойкая старушка.

– Хватит, хватит, – засмеялась Маргарита Дмитриевна. Мы постарались вам завезти всего и побольше.  Не волнуйтесь.

Постепенно суматоха стала проходить, старики выстраивались в извилистую очередь, рассаживались на скамейках, установленных вдоль стен магазина. Они с интересом рассматривали витрины, обсуждали цены, кто-то искал очки, чтобы получше рассмотреть ценники, хотя они специально были написаны крупно в расчёте на слабое зрение стариков.

Надежда начала отпускать  продукты. Маргарита Дмитриевна наблюдала за происходящим. Ей было интересно, что же в первую очередь будут брать старики. А они  выкладывали на прилавок принесённые из дома сумки, пакеты и брали всё, что могли унести: сахар, крупы, молоко, конфеты в коробках,  дорогие копченые колбасы и многое-многое другое. Даже хлеба они брали по несколько буханок.
 
Когда Маргарита Владимировна  увидела, сколько накупила та бойкая старушка, то спросила её:

– Как же Вы унесете всё это?

– Ничего, - ответила старушка, – сейчас внук придёт, поможет. А чего не брать-то, всё равно без денег. А то вдруг денежки-то наши пропадут, так хоть продукты останутся.

И Маргарита Дмитриевна  поняла, что каждый находящийся в магазине пенсионер повторит действия щербатой старушки. На деле так оно и оказалось. Грузчики не успевали подносить к прилавку мешки с сахаром, крупами,  лотки с хлебом и ящики с молоком, и продавцы были обеспокоены тем, что запасы продуктов стремительно тают.

– Ничего, девочки, не волнуйтесь,  всего у нас хватит. Сейчас ещё подвезут, – подбадривала  их Маргарита Дмитриевна.

Вернувшись в кабинет, Маргарита Дмитриевна собрала свой коллектив и рассказала им, что творится в магазине и как быстро расходятся продукты. Потом она поручила  уполномоченным, курирующим молочный комбинат,  хлебозавод, мясокомбинат, взять под особый контроль график  доставки продуктов.

Через час Маргарита Дмитриевна  вновь спустилась в магазин. Очередь в нём не убавлялась. Прибывали не только новые покупатели, но и пенсионеры, уже «отоваренные», приходили вновь.

В хвосте очереди она опять увидела ту же бойкую старушку.

– Вы что-то ещё хотите купить? – спросила  Маргарита Дмитриевна.

– Конечно. Я сейчас на целую пенсию накуплю внукам конфет на Новый год. Пусть едят. Всё равно бесплатно.

– Да как же бесплатно, – пыталась объяснить ей Маргарита Дмитриевна, – это не бесплатно. Это ваши же  деньги, которые просто вам не были выданы вовремя.

– Вот-вот, не были выданы. Так лучше уж мы на них конфет ребяткам купим, чем совсем-то их не иметь. Ведь ещё неизвестно, что завтра-то будет, а вдруг наши денежки совсем пропадут? Как  пропали те, которые мы на книжечку-то складывали. Раз и нету. А конфеты – это всё-таки конфеты. Внучаткам. Да, может,  еще и колбаски подкуплю. А сейчас,  говорят, и творожок подвезут. И его возьму.  Всё внукам радость.

– Ну, что же, радость внукам – это хорошо, – сказала Маргарита Дмитриевна и протиснулась к прилавку.

– Ну, как, Надюша, силы ещё есть? Устали, мои хорошие, вижу.   Ничего, сейчас закроем на обед, отдохнёте. Крепитесь, – подбодрила девушек Маргарита Дмитриевна и направилась  на склад, посмотреть, как там обстоят дела.

Наперерез ей шёл седой старик в очках с мощной диоптрией и на вытянутых руках нёс несколько батонов колбасы. «Сервелат», – машинально отметила Маргарита Дмитриевна. На согнутом локте у него висела огромная сумка. Глядя на колбасу, Маргарита Дмитриевна подумала, что так  в деревне бабы носят дрова на растопку печи. «Пять палок», - автоматически пересчитала Маргарита Дмитриевна и подумала: «Она ведь такая дорогая».

Да, старики действительно боялись, что их деньги пропадут, поэтому старались их скорее использовать. «Лучше что-то, чем ничего», как сказал ей один инвалид, прибывший в магазин на коляске.

А Маргарита Дмитриевна и жалела стариков, и радовалась за них: сегодня все они будут сыты.

В восемь часов вечера, перед уходом домой, Маргарита Дмитриевна ещё раз зашла в магазин. В зале магазина две пожилые женщины укладывали в сумки хлеб, молоко и другие продукты. Вскоре они, тяжело опираясь на костыльки, направились к выходу. Надежда вытирала прилавок. Наташа перебирала пачки компьютерных распечаток. Вид у обеих был уставший.

– Ну, что, дорогие мои, с боевым крещением вас, –  сказала Маргарита Дмитриевна. - Вы сегодня достойны награды. Вижу, что вы очень устали. Ну, ничего, мои хорошие,  потерпите, завтра  будет полегче. Завтра они уже не будут так много набирать. Всё войдет в колею. Огромное вам спасибо, труженицы вы мои уставшие.  И хотя я вижу, - продолжила  она, – как вы устали, но я уверена, что вы сегодня получили и большое моральное удовлетворение от того, что накормили такую армию стариков. Так, Надюша?

– Да, Маргарита Дмитриевна, это верно. Ведь некоторые сегодня по три-четыре раза приходили.  А какие сумки тяжеленные несли. Смотреть – сердце кровью обливается. Нет, всё-таки здорово, что такой магазин теперь есть.

– Мы-то молодые, –  продолжила Надя, – мы сейчас отдохнем и снова как новенькие, а зато старики сегодня уж точно сытые будут. Здорово!


...Маргарита Дмитриевна шла по улице и  вспоминала тот неприятный разговор в кабинете главы администрации района, вспоминала счастливое лицо бойкой щербатой старушки, нагруженной авоськами, старика, несшего «поленницу» из «сервелата» и постепенно на душе становилось всё спокойнее.

На улице тихо падал снег. Во многих окнах светились нарядные новогодние ёлки. Приближался Новый год.

С «сервелатом» и конфетами.


Рецензии
Чувствуется, что материал-то документальный... не выдуманный... более того, авторский!
Если это так - "снимаю перед Вами шляпу" и втаю на колено!
Вот почему в России беспридел негодяев, потому, что таких как Вы мало:
"Настоящих буйных мало-
вот и нету вожаков!".

С восхищением, Милочка!!!

Артур Наумов   05.09.2012 19:07     Заявить о нарушении
Артур, дорогой мой человек, простите, что я не ответила сразу, просто я давно не была на этой странице.
Если бы Вы знали, как мне приятно это слышать!!! Я не тщеславна абсолютно, но от таких слов просто вырастают крылья и желание писать еще. Да, это быль, ни одного слова(!!!) не придумано. А председатель исполкома меня до сих пор побаивается, хотя выпросил изданные мои сборники. И эта сцена до сих пор у меня перед глазами, как он щелчком мне возвращал документ такой важности!!! А старики действительно погибали с голода. Гаденький человечек, как впрочем, и многие из них.
Вы говорите" "таких как Вы мало". Да, я согласна с тем, что там, в верхах, должны быть люди только с подобным характером и совестью. Мне часто на работе говорили: "Вас надо в думу". А потом одна сказала: "Нет, наверное, не надо". И засмеялась. "Вы, говорит, ведь и там для сына квартиру не сделаете". Это уж точно, никогда ничего вне законов не делаю и делать не буду. Хотя всю жизнь имела такую возможность.
По поводу "вожаков". Недавно прочла фразу: "Лидеры рождаются в желтых футболках". Долго смеялась. У меня, у сына и снохи именно ярко желтые футболки, а я еще обожаю яркие желтые летние костюмы. А это, оказывается, носят только лидеры! И сын и сноха - такие же. Живут сейчас в Канаде. Оба - высокоинтеллектуальные и просто очень порядочные люди. Я ими горжусь. (Простите, похвалилась, смеюсь).
Артур, будет время, предлагаю прочесть здесь же "Прощай, абориген". Думаю, что не потратите время зря. Там тоже показан характер и обстоятельства, в которые нечаянно попала героиня, Ваша покорная слуга.
Благодарю еще раз, Артур, за "восхищение". Мне вдвойне приятно, что это написали мне ИМЕННО ВЫ. По дружески обнимаю с теплом и симпатией. Людмила.

Мила Григ   12.09.2012 15:38   Заявить о нарушении
Артур, а "Аборигена" Вы можете прочесть и на моей странице в Стихи ру. Я его туда перенесла в Прозаические миниатюры". Здесь - посещаемость маленькая.

Мила Григ   12.09.2012 15:48   Заявить о нарушении