Вегетарианец

   Мать не сразу заметила, что  средний из ее ребят, Борис, не ест мясо.Да и как было заметить, если  мясо было редким гостем на их столе?  Обнаружилось это  на Пасху, когда даже в самой бедной семье старались приготовить что-то вкусное, разговеться. Вот и приготовила мать, что смогла:  холодца наварила, и борщ получился на славу.

  За большим столом  сидели  степенно, все ожидали, когда мать разрежет  на кусочки пасочку и  яйца, принесенные бабушкой из церкви.  Отдали дань традиции и принялись за еду. Борис  вышел из-за стола.

   -- Чего ты? Ничего не съел, может, заболел?- встревожилась мать.
  Потрогала лоб: нет, вроде не горячий.

  -- Я потом,- успокоил ее сын. – Сейчас не хочу.

  Не стал есть ни в обед, ни вечером. Поел винегрета немного и все.

  -- Что-то тут не то,- подумала мать.
 
     Он вообще какой-то странный стал, на себя не похож. Куда девались веселое озорство, выдумки,  которые смешили всех? Насупится и сидит. Спросишь – огрызнется. То ли растет, то ли что-то на уме. Был бы отец, а  тут попробуй: некогда в гору глянуть, с одной работы на другую бегать приходится. Такую ораву и накормить, и одеть нужно. Привыкла вертеться как белка в колесе. Может, чего и проглядела.

    А все дело было в Миньке. Борис с соседским теленком  Минькой были неразлучные друзья. Весело было  смотреть на них, когда мальчишка, сам бредивший футболом, гордившийся  прозвищем Хомич (так звали известного всем голкипера) наряжал своего друга  в майку, гетры, на голову, где только-только обозначились рожки, надевал кепку вратаря.

    И пошла потеха!  Минька, казалось, тоже был прирожденный футболист, бегал за мячом, пытался боднуть его. Длинная веревка, которой был привязан бычок, натягивалась. Когда Миньке удавалось отбить мяч, он успокаивался  и возвращался на  место. Борька заливался смехом и снова подкатывал мяч дружку. Посмотреть на спектакль сбегались все соседи.
 
     Набегавшись вволю, Борька  подходил  к телку, снимал с него  вратарскую экипировку. Тот доверчиво тянулся мордочкой к фантазеру. После «матча», как положено, были водные процедуры. Мальчишка старательно  обмывал Миньку, вытирал, бросал на ходу:

 -Все, Минька, хватит, у меня еще дела есть. Пока!

    А на следующий день  снова какая-нибудь выдумка. Фантазия у мальчишки была отменная. Но бывало и так, что присмиревший подросток мог подолгу сидеть около своего любимца: то ли думал о чем-то, то ли что-то вспоминал. Ну, например, о том, что опять  влетело от матери: чуть ли не последнюю картошку  из дома отнес, кого-то подкормить надо было. А что больше всего обижало мать, так это то, что подкармливал он  мальчишек из семьи, где отец есть, от себя, сироты, отрывая, у самих каждая картофелина на счету была.Но долго мать сердиться не могла. Озорник нет-нет да и вызовет  улыбку на строгом и озабоченном лице матери.

    Все   изменилось  с гибелью Миньки,  тем злосчастным днем, когда соседка принесла мяса.
    -- Отбегался Минька. На, Леля, свари ребятишкам, только Борису не говори.

     Он все равно узнал, и детство кончилось. Появилось прозвище – «вегетарианец».


Рецензии
У меня есть коротенькая миниатюрка "Мясо", почитайте, если будет желание. Успехов.

Игорь Гудзь   03.04.2013 18:54     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.